ТРАНСФОРМАЦИЯ КАЗАХСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ В КАЗАХСТАНСКУЮ: ИЗМЕНЕНИЯ В КУЛЬТУРНОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ КАЗАХОВ

Понятия «казахская цивилизация» и «казахстанская цивилизация» различаются между собой. Предложенное Г. Есимом их различение является верным и необходимым на современном этапе развития цивилизационной теории. Данное различение находит свое предметное основание при анализе субъекта цивилизации: в казахской цивилизации — это казахи, объединяемые в роды, племена, жузы и, в конечном счете, в казахскую народность; в казахстанской цивилизации — это многонациональный народ Казахстана, или, другими словами, полиэтническая общность, включающая в себя 130 наций и народностей. 

Казахская цивилизация является традиционной, а казахстанская — современной. Как верно указывает С. Б. Алимова, в социогуманитарных науках главной и определяющей чертой традиционного общества признается доминирование традиции над инновацией. Сущность традиционного общества определяется в большей степени тем, что оно воспроизводит себя на основе традиций, традиционного опыта1. Понятие «традиция» (от лат. tradition — передача, переход от одного к другому) является коренным словом для ряда таких понятий, как «традиционализм», «традиционное», «традиционность». Российский ученый А.Агаджанян выделяет 3 значения понятия «традиционность»:

Значение, близкое по содержанию к определению понятия «традиционное общество», обозначающее такое общество, которое ориентировано на простое самопроизводство, «вечное возвращение» к неизменным, от века существующим образцам. Таковы классические кочевые общества, к которым относится и казахское.

«Традиционность» в смысле «автохтонности», «эндогенности», «почвенности», когда все местные структуры рассматриваются как традиционные.

«Традиционность» как совокупность принципов общественной организации, составляющих структурное ядро общества, переходящее от одного этапа истории к другому и обеспечивающее преемственность.

Для более детального различения казахской и казахстанской цивилизации следует сопоставить их по конкретным критериям: политико-правовым, по типу хозяйствования, по типу культурной идентичности, по типу социальности, по типу элиты, что можно представить в виде нижеприведенной таблицы:

ФИЛОСОФИЯ

Казахская цивилизация                                       Казахстанская цивилизация Обычное право казахов                                       Романо-германская правовая семья Авторитарный политический режим                       Либерально-демократический политический режим Ханская власть                                                  Президентская система правления Присваивающий тип хозяйствования                      Производящий тип хозяйствования Аульная община: род, племя, жуз                           Полиэтническая общность — народ Казахстана

Традиционная элита из чингизидов (торе, или «ақ суйек») и из степной казахской знати («қара суйек»)

Номенклатурная элита, полиэтничная по составу

Казахская этнокультурная идентичность

Культурная идентичность многих этносов и наций, образующих народ Казахстана

Ислам в сочетании с тенгранством и суфизмом в религиозном мировоззрении казахов

Поликонфессиональность, при этом ведущими конфессиями являются ислам и православное христианство

Монолингвизм: казахский язык

Билингвизм(казахский, русский языки) и переход к трилингвизму (казахский, русский, английский языки)

Трансформация казахской цивилизации в казахстанскую представляет собой исторический процесс, связанный с объективными и субъективными факторами. К объективным относятся экономические и геополитические факторы, вызвавшие необходимость интеграции Казахстана с Россией.

Российский ученый Сергей Кляшторный отмечает, что создававшиеся кочевниками государственные образования Великой степи отличались крайней неустойчивостью, низкой конфликто-раз-решающей способностью, не обеспечивали безопасность хозяйственной деятельности, более того — порождали постоянные войны, зачастую завершавшиеся подлинным геноцидом. Так, в 1723-1727 годах, запечатленных в памяти казахов как годы «великого бедствия», значительная часть казахского народа, раздробленного на враждовавшие между собой роды, была вырезана джунгарами. Это было продолжением серии предшествующих джунгарских вторжений. С юга казахи постоянно подвергались набегам бухаро-хивино-кокандских беков. Сложившаяся геополитическая ситуация предопределила необходимость выбора казахами своей политической и цивилизационной ориентации2. В этой сложной геополитической ситуации перед казахами встал вопрос о вхождении в состав России. Решение этого вопроса осуществлялось около 150 лет. Оформив подданство Младшего жуза, инициатором которого был его хан Абулхаир, Россия уже тогда наметила реализовать его как подчинение. Военно-политическое влияние России в казахской степи реализовалось посредством строительства городов и укрепленных линий — Оренбургской, Ишимской, Иртышской, Колыванской. В 1732 г. хан Среднего жуза Семеке и ряд его старшин приняли российское подданство, а в 1733 г. отдельные султаны и бии Старшего жуза обращались с подобной просьбой к императрице Анне Иоанновне. В апреле 1738 г. хан Старшего жуза Жолбарыс обратился к русскому правительству с просьбой о принятии в подданство Российской империи. В ответ на его просьбу последовал Указ из Петербурга: «Юлбарыс-хана и Старшину твою и весь народ в подданство принять и в верности, по обыкновению, привесть к присяге».

Следует отметить, что основные регионы Северо-Восточного и Центрального Казахстана присоединились к России только в 20-40 годов XIX в. в результате поражения национально-освободительной войны под предводительством Кенесары Касымова. Завоевание территории Старшего жуза завершилось после взятия царскими войсками в 60-х годах XIX в. Туркестана, Шымкента, Аулие-Аты и т. д. Как отмечает Д.Назарбаева, присоединение Казахстана, а затем Средней Азии позволило России одержать верх в соперничестве с Британской империей3. В контексте проблемы выбора пути культурной идентификации это выразилось в прорусской ориентации казахов и исключении влияния английской культуры.

Казахстан превращается для России в богатейший рынок сбыта и дешевый источник сырья. Для освоения вновь завоеванных земель необходимо было полностью подчинить Казахстан царской администрации, для чего вводится новая единая система управления в соответствии с «Временным положением об управлении в Семиреченской и Сырдарьинской областях» от 11 июля 1867 г. и «Временным положением об управлении в степных областях Оренбургского и Западно-Сибирского генерал-губернаторств» от 21 октября 1868 г. Вся территория Казахстана была разделена на 3 генерал-губернаторства: Туркестанское, Оренбургское и Западно-Сибирское, а военная и гражданская власть передавалась в руки генерал-губернаторов. Более того, они получали право законодательной власти. Основная цель реформирования управления Казахстаном состояла в отстранении от власти султанов в Младшем жузе, в переходе к управлению через окружные приказы в Среднем жузе и, в конечном итоге, в создании российской системы управления. Была ликвидирована ханская власть в казахских жузах и установлена власть российской администрации. Ограничивались и устранялись даже минимальные возможности влияния коренного населения на органы управления. Все это повлекло за собой сложный и мучительный процесс правовой аккультурации казахов, имеющей принудительный характер.

 

В конце XIX в. в связи с колонизаторской аграрной политикой царизма изменяется соотношение численности кочевого и оседлого населения. Образовались такие новые для казахов формы хозяйства, как оседло-скотоводческое и оседло-земледельческое. В ходе седентаризации усиливается социальная дифференциация казахского общества. Развиваются капиталистические отношения в последней четверти XIX в. Социальное расслоение в ауле, сопровождаемое обнищанием масс, приводит к уходу отдельной части казахов на промышленные предприятия.

Присоединение Казахстана к России привело к изменениям в культурной идентичности казахов. С точки зрения России это присоединение имело благоприятные последствия как для нее, получившей дополнительные возможности усиления своей экономической и политической мощи, так и для Казахстана, который, по её мнению, получил возможность цивилизованного развития. С этой целью Россия внесла кардинальные изменения в систему управления казахским населением: ликвидировала институт ханской власти в Среднем жузе, а в Младшем жузе ещё во второй половине XVIII в. стала сама назначать ханов и поставила их деятельность под контроль царских чиновников, ввела административно-территориальное управление в Северо-Центральном Казахстане, ввела налоговую систему, провела судебную реформу. По « Уставу о сибирских казахах» судебные дела делились на уголовные и гражданские. Наиболее серьезные из них изымались из ведения бийского суда. Как отмечает Ж.Ар-тыкбаев, реформы 20-х годов XIX в., изменив политический статус Казахстана, в то же время не затронули устоев общества. По сути дела, как отмечает Ж. Артыкбаев, в первой половине XIX в. происходила борьба между двумя структурами власти. Одна из них основывалась на глубинных традициях кочевников и поддерживалась их образом жизни, другая была навязана извне4. «Теперь всюду с официальным русским управлением известной частью степи существует свое, так сказать, неофициальное, замедляющее и останавливающее действие поставленных правительством властей. Первое руководится точным смыслом русских Постановлений, во многих случаях мало или совсем неприноров-ленных к понятию казахов, второе управляет народом на основании его обычаев», — отмечается в источниках5. А.К.Гейнс писал, что « ослабление власти приказов... естественное следствие законов, писанных с предвзятой заранее мыслью, мыслью гениальной, но не приложимой к почве, на которой должен был действовать закон»6.

«Устав», предоставив огромные полномочия султанам, освободив их от системы ограничения и контроля, разъединил их с основной массой населения, черной костью7. «Полное недоверие вообще к султанам явилось с того времени, когда простые казахи лишены были Уставом права участия в выборах старшего султана», — свидетельствует очевидец8. Введение «Устава» подорвало основы народного судопроизводства и основы традиционной власти.

В ходе постепенной колонизации Казахстана Россией изменениям подверглись все структуры повседневности казахов, начиная от «жизненного пространства», из которого были изъяты лучшие земли для выпаса скота под русских поселенцев, что привело к ускорению седентаризации коренного населения, и заканчивая духовной сферой, так как официальное делопроизводство стало осуществляться на русском языке, что привело к постепенной русификации казахов. Седентаризация и русификация явились двумя серьезными факторами, вызвавшими постепенные изменения в культурной идентичности казахов.

Если до присоединения к России традиционная казахская цивилизация имела относительную закрытость и защищённость своего культурного пространства, то теперь она ощутила серьёзную брешь, все более расширяющуюся в нём. Одним из результатов этого стало осмысление и отрицательная оценка происходящих событий как коллективной культурной травмы казахского народа. Эта культурная травма предстала как столкновение исконных ценностей казахского социума с «чужим», чуждым, враждебным. Всякое действие со стороны колониальных органов стало восприниматься как неизбежное зло. Согласно концепции П.Штомпки, культурная травма связана с негативными последствиями быстрых социальных изменений и их коллективным осознанием. Придавая заимствованному из психиатрии понятию «травма» социальный смысл, Штомпка подчеркивает способность социального агента через осознание справиться (совладать) с негативными переменами и, реагируя на них, сформировать коллективные стратегии их преодоления. Социум может поразить биологическо-де-мографическая травма (эпидемия, голод, резкий рост смертности, падение рождаемости и т.п.), социально-политическая травма (анархия, крах рынка, революция) и культурная травма (падение основополагающих ценностей и поведенческих моделей). Наиболее опасной Штомпка считает культурную травму, обладающую «самой сильной инерцией»9. В условиях ценностного конфликта, нашедшего свое продолжение в процессе дальнейшей русификации казахского населения в советский период под флагом интернационализации, важнейшим социальным механизмом преодоления травмы стало возникновение «эффекта расщепления».

 

Достижение суверенитета привело к возрождению этнического самосознания и культурной идентичности казахов. Вместе с тем культура казахов сегодня отличается мозаичностью, смесью вес-тернизации с традиционализмом, маргинальности с самобытностью. В казахстанской цивилизации пространство модернизации и пространство традиции соседствуют друг с другом, в чем проявляется «цивилизационный дуализм» современности — локальное взаимодействие двух разных цивилизаций — западной и восточной. Западная индустриальная цивилизация представлена в столице, промышленных центрах и районах механизированного сельского хозяйства, а восточная — аграрная (доин-дустриальная) — по всей остальной территории республики. Ареал западной цивилизации в Казахстане — это пространство модернизации, в котором получили развитие либеральные ценности, космополитичная культура, научное мировоззрение, свободно устанавливаемые социальные связи, межнациональные браки. Ареал восточной цивилизации — пространство традиции, в котором сильны наследственные социальные связи, прежде всего кровнородственные, патриархальные ценности, родовой коллективизм, религиозное мировосприятие. Деление на западную и восточную цивилизации внутри казахстанской условно, поскольку в реальности пространство обеих цивилизаций перемешано между собой и мозаично. Поэтому анализ путей культурной идентификации современных казахов предполагает учет имеющегося «оптимума различий» в казахстанской реальности, знание методологии постмодернизма в сочетании с культурным релятивизмом. При таком подходе приоритет отдается непосредственному восприятию — перед рациональным конструированием, переименованию — перед законченной логической схемой.

С одной стороны, мы видим усиливающуюся национальную и государственную идентичность казахов, их внимание к своей истории, языку, религии, традициям, отечеству, что является естественным следствием достигнутого суверенитета. С другой стороны, массовая культура, родиной которой являются США, оказывает влияние на размывание традиционной культурной идентичности казахов, делая ее фрагментарной, многомерной. Этому способствует связанный с научно-техническим прогрессом феномен «ускользающей социальности», т.е. распыленной домашней публики, сидящей за экранами телевизоров и компьютеров, имеющей возможность обзора всех мировых процессов, в том числе процесса глобализации культуры и ее доминирующего содержания. У наиболее ориентированных на западный образ жизни казахстанцев, независимо от их национальности, можно отметить внешне «гомогенизированную» вестернизированную культурную идентичность. Влияние рыночной экономики сказывается на появлении «новых казахов» и, следовательно, «новоказахской» культурной идентичности. Тотемами стремящихся идти в ногу с современностью казахстанцев, независимо от национальности, стали престижные иномарки, сотовые телефоны, компьютеры, квартиры с евроремонтом. Вестернизация и традиционализм, доходящий до фундаментализма, соседствуют друг с другом, причем первая, бесспорно, утверждает себя в материальной сфере и в урбанистическом способе бытия, а традиционализм завоевывает свои позиции в духовной области.

В условиях взаимодействия цивилизаций религия становится последней инстанцией, конкретным критерием, по которому человек определяет свою культурную идентичность. В Казахстане ислам является общим культурно-идентификационным фактором для русскоязычных и казахоязычных казахов. Причем казахи, на наш взгляд, воспринимают ислам в той мере, в какой он обеспечивает им сохранение культа предков как важнейшей ценности номадической культуры и отправление обряда погребения умерших родственников. Мазары с мусульманским стилем архитектуры и символикой — полумесяцем над мавзолеем — обязательный культурный артефакт Казахстана, свидетельствующий о его принадлежности к исламской цивилизации.

Идентичность исламу становится формой противостояния культурному, идеологическому, информационному империализму Запада для того, чтобы сохранить неприкосновенными ценности, составляющие «срединное ядро» номадической культуры — культ предков, родовой коллективизм, уважение к старшим. Вместе с тем включенность Казахстана в мировой цивилизационный процесс, особенно в глобальные информационные процессы, сказывается на возрастании плюрализма религиозной идентичности населения Казахстана, в том числе казахов. Исследователями отмечается «мозаич-ность» религиозной ситуации в Республике Казахстан. Наряду с исламской и христианской конфессиями на ее территории сегодня насчитывается свыше 1200 религиозных объединений, группирующихся вокруг более 40 конфессий. Однако некоторые эксперты утверждают, что на самом деле сейчас в стране действует до 6000 общин религиозной направленности10. Культурологи выдвигают проблему возможности утери культурной идентичности казахами в результате возрастания плюрализма религиозной идентичности, приводящего к размыванию ее традиционных форм. Так, по мнению Н. Садыкова, необходимо проведение исследований и разработки собственного религиозного течения, адаптирующего ислам к казахской среде с учетом существующих в духовной сфере традиций суфизма и тенгризма11. Политологи полагают, что для полиэтнического по составу населения Республики Казахстан сейчас преобладающей среди всех других форм идентичности является гражданская идентичность. Однако отечество, а следовательно, гражданская или государственная идентичность есть важнейшее условие формирования культурной идентичности. Принадлежность к независимому Казахстану является для казахов сильнейшим стимулом для этнокультурной самоидентификации. Из трех путей культурной идентичности казахов в казахстанской реальности вырисовываются сейчас в виде бинарной оппозиции вестернизированный и фундаменталистский, обращенный к традиционным истокам. Гуманистический путь как оптимальный вариант пока является желаемой абстракцией. Возможность конкретной реализации гуманистического пути определится, конечно же, самими людьми — субъектами казахстанской действительности.

Список литературы

 

  1. Алимова С.Б. Модернизация и постмодернизация: специфика азиатской современности // Вестн. КазГУ. - № 3(16). - С. 115.
  2. Кляшторный С. Россия и Казахстан: геополитическая альтернатива и цивилизационный выбор // Центральная Азия и Кавказ. - 2003. - № 6(30).
  3. НазарбаеваД.Н. Содружество Евразия. - М., 2000. - С. 27.
  4. АртыкбаевЖ. Казахское общество: традиции и инновации. - Астана, 2003. - С. 107.
  5. КрасовскийМ. Область сибирских киргизов. - СПб., 1868. - Ч. 3. - С. 11.
  6. Гейне А.К. Собрание литературных трудов. - СПб., 1898. - Т. 1. - С. 112.
  7. Артыкбаев Ж. Указ. раб. - С. 108.
  8. О древних союзах киргиз-кайсаков. - СПб., 1886. - С. 550.
  9. Штомпка П. Социальное изменение как травма // Социол. исслед. - 2001. - № 1-2. - С. 11. 
  10. Курганская В. Новые тенденции в духовной жизни казахстанского общества // Центральная Азия и Кавказ. - 2002. -
Фамилия автора: Мирзабекова А Ш
Год: 2005
Город: Караганда
Категория: Философия
Яндекс.Метрика