Мусульманские географы о народах и местностях терперешнего Казакстана (X—XII вв.)

В связи с преобладанием мусульманской культуры в Средней Азии начиная со второй половины VIII века географическое и историческое описание Средней Азии становится делом мусульманских географов. IX и X вв. являются периодом расцвета географических исследований у арабов. 

Мусульманские источники, несмотря на их крайнюю сухость и лаконичность, интересны в том отношении, что дают сведения преимущественно о южном Казахстане, являвшемся "воротами в Среднюю Азию", местом стыка оазисной среднеазиатской культуры с огромным кочевым миром тюрко-монгольских родов и племен. Пионерами земледельческой культуры были, главным образом, иранцы; под их культурным воздействием стали оседать и тюрко-монголы. Как видно из приводимых отрывков, берега Сыр-Дарьи, по среднему и нижнему течению реки, имели ряд оседлых поселений, развалины которых сохранились и до сих пор. Следовательно, берега Сыр-Дарьи по ее нижнему и среднему течению (современные Казалинский, Кармакчинский, Кзыл-Ордынский, Яны-Курганский, Туркестанский районы Южно-Казахстанской области) имели культурные очаги с поливным земледелием и торговлей. Несомненно, культурное влияние иранцев на тюрко-монголов, а через них на казаков, было весьма велико, и смешение их между собой происходило с очень давних времен. 

Масуди, Кардизи, Макдиси, отрывки из произведений которых помещены ниже,— авторы X в. Сообщения их подтверждаются одно другим. 

Масуди, или Мас-уди Абульхасан Али, знаменитый арабский географ и историк из Багдада (умер в 956 г.) путешествовал по Азии и Северной Африке, был также и в Северной Персии. Из его книги в наш сборник включены места, имеющие географический интерес в отношении распространения тюрков и говорящие об оседлых и кочевых народах, обитавших на территории современного Казахстана. Книга его озаглавлена: "Мурауджуз-За-хаб уа Ма динульжаухар" ("Книга золотых лугов и рудников драгоценных камней"). Перевод отрывков сделан с арабского текста, помещенного во французском издании. (Том I. 1861 г.). 

Автор книги "Худуд Ал-Алем" ("Граница мира") неизвестен, но известно, что книга написана в конце X в. Рукопись открыта Туманским в Бухаре в 1892 г. и издана с введением В. В. Бартольда Академией Наук СССР в 1930 г. В книге дается подробное географическое описание гор, рек, островов, пустынь, государств и городов земного шара, в частности, много интересных сведений о территории Казахстана. Приводимые главы переведены из вышеупомянутого издания. 

Ибн-Хаукаль, Абдуль Касим-Мухаммед, арабский купец и путешественник из Моссула (X в.), странствовал 30 лети в 977 г. исправил на основе личного опыта написанную Вальхаем в 921 г. и обработанную Истахрием в 951 г. "Книгу путей и государств". В этой книге имеется много сведений о географии тогдашней Средней Азии. Приводимые нами отрывки переведены с английского издания The oriental Geography of Ebn Haukal arabian traveller of the tenth century. Translated by sir Wiliam Ouseley. London, 1800. 

Макдиси или Мукаддаси — известный арабский географ и путешественник. Книга его появилась в 988 г. под названием "Ахсануттакасим Фи Марифатуль Акалдим" ("Самое лучшее разделение климатических поясов"). Помещенный нами отрывок дан в переводе Бартольда (см. его "Отчет о поездке в Среднюю Азию с научною целью с 1893 по 1894 г.", стр. 15—16). 

Книга "Зайнуль-Ахбар" ("Украшение из извести") Абу Сайда Абульхай Бин Зухака К а р д и з и написана в 1050—1052 гг. на персидском языке. Кардизи дополняет "Худуд Ал-Алем". Текст взят из того труда Бартольда. 

Ибн-Халдун — знаменитый арабский историк, родился в Тунисе в 1332 г., умер в Каире в 1406 г. Он жил в Испании и в Каире, где занимал должность верховного судьи, которую сохранил даже при Тимуре. Его книга "Китаб-ульабр" ("Книга примеров") посвящена истории мусульманских народов. Первая часть ее, знаменитое введение (мокаддама) содержит много глубоких и для того времени весьма передовых мыслей об истории как науке. Ибн-Халдун для своего труда пользовался сочинениями Птоломея, Идриси Масуди, Ибн-Хаадаба, Хаукаля, Кардизи, Ибн-Искака и других. Он дает некоторые сведения об озере Балхаше и народах, обитающих к югу от него. Наш перевод сделан с арабского текста книги Ибн-Халдуна в египетском издании 1294 (1867) г. 

Остальные сведения взяты из более поздних тюркских авторов-компиляторов, использовавших древние арабские и персидские источники и народные предания, как, например, турецкие историки Мунедджим-баши (1630—1701) и Абулгази (1605—1664), передающие события XI—XII вв. Текст Мунедджим-баши (перевод В. В. Григорьева) взят из книги "Труды Восточного отделения Имп. русск. археол. о-ва, часть XVII". Текст Абулгази взят из книги "Известия Общества археологии, истории и этнографии при императорском Казанском университете", том XXI, вып. 5—6, перевод Саблуков, за исключением главы "Уход узбеков из Ургенжа", переведенный нами с джагатайского по изданию Пантусова. 

Море Аджамов [Каспийское], вокруг которого кочуют и живут народы "аджам" и другие... носит разные названия: Бабуль-Абуабское, Хозарское, Жильское (Гиланское), Дилемское, Журжанское, Табаристанское. На берегу этого моря находится несколько тюркских родов. Оно с одной стороны доходит до городов Хорезма, принадлежащего территории Хорасана. 

(Масуди, I, 262—3). 

Аспижаб — область, служащая границею мусульман и неверных, страна обширная и цветущая [земледельческая], граничит с Туркестаном. Все то, что вывозится из Туркестана, поступает в Аспижаб. В этой области очень много городов и деревень. Из них ничего не вывозят. Аспижаб есть центр области, город большой, богатый продуктами и ремеслами, здесь место пребывания правителя и место сборища купцов всего мира. 

(Худуд Ал-Алем, 48). 

Слово об области каймаков и об их городах

Эта область на востоке граничит с одним из киргизских родов, на юге простирается до реки Арташ и Аталь, на западе граничит частично с кипчаками и необитаемыми землями севера. 

В этой области имеется только один город, а племен очень много. Люди живут в юртах летом и зимою, кочуют в поисках пастбища и воды. Их доходы — от саммура и баранов. Пищу их летом составляет молоко, а зимою копченое мясо. Когда между ними и гозами бывает мир, то зимою вступают в общение с гозами. Каймакского правителя называют хаканом. У этого правителя имеется двенадцать начальников, при помощи которых он управляет страной; должность их по наследству переходит к их сыновьям. 

(Там же, 36). 

Слово об озжифжаке

Это область, выделившаяся из области каймаков. Жители в некоторых отношениях по нравам сходны с гозами. Киркирхан — область, тоже выделившаяся из каймакской земли. Жители по своим нравам похожи на киргизов. 

Игсун-Ясу, тоже одна из каймакских областей, находится между реками Арташ и Аталь. Народ здесь давний, смышленый, богатый и трудолюбивый. Мазакия — город в Каймаке, в котором летом живет хакан. Расстояние между ним и городом Торар восемьдесят дней пути на быстроходных подводах. 

Чуф — селение и стоит на берегу реки; летом там бывает очень много народу. 

(Там же, 36). 

Слово об области гозов

К востоку от этой области лежат пустыня Гозская и города Мауранахра. На юге часть пустыни и второе Хозарское озеро и на севере и западе река Аталь. Народ здесь жизнерадостный, но в то же время с горячим и корыстолюбивым характером. Зимою и летом кочуют в поисках пастбищ; их доход — от коневодства, разведения рогатого скота, овцеводства и немного от охоты и выделки оружия. 

Среди них есть много торговцев. У них удивительно хорошо то, что они любят молиться и уважают лекарей. В отношении набожности они служат примером для других. 

У них городов нет, а юрт очень много. Они мужественны, храбры, всегда ходят вооруженными и во время битвы отважны. Они часто производят нападение на мусульман, всегда растоптав все и ограбив, уходят обратно. У каждого рода свой старшина, который всегда вместе с ними. 

(Там же, 36). 

Слово об области тюрков-бежнак

Эта область на востоке граничит с гозами, на юге с буртасом, на западе с мажгарами и с Русью и на севере с росами. Эта область во всех отношениях походит на область каймаков. Они известны тем, что среди них много знаменитых богатырей. Городов у них нет. Подчиняются своим старшинам. 

(Там же, 36—7). 

Слово об области Хипжаха

На юг от хипжах лежит область бежнаков, а остальные стороны охвачены пустынями севера. У хипжаков не имеется домашних животных. Они пришли сюда, отделившись от каймаков. Нравы у них очень плохие. Начальников им назначают правители каймаков. 

(Там же, 37). 

Что касается пути к кимакам, то из Фараба идут в Янгыкент; на пути из Янгыкента в страну кимаков встречают реку, переправляются через нее и приходят в пески; тюрки называют это место Уюкман (?). Дальше приходят к реке Сокук; после переправы через нее начинаются солончаки. Дальше приходят к горе Кендир-тагы. (Путешественник) идет все по берегу той же реки, среди зелени, травы и деревьев, до истока реки; гора высока. После этого поднимаются на гору по узкой тропинке. От горы Кендир-тагы приходят к реке Асус (?); по этой дороге в течение пяти дней на людей совсем не падает свет солнца вследствие тени деревьев, до самого берега реки Асус. Вода в реке черная; она течет с востока и доходит до ворот Табаристана (?). После этого приходят к реке Иртыш, где начинается страна кимаков. По обеим сторонам реки пасутся дикие кони; иногда можно видеть в одном месте тысячу или две тысячи их; они происходят от одичавших царских коней; они продолжают размножаться. Этих лошадей нельзя поймать иначе, как арканом; поймав их, садятся на них и укрощают; они поддаются укрощению и привыкают к людям. Иртыш — большая река, так что, если кто-нибудь встанет на этом берегу реки, то с другого берега его нельзя узнать... Вода реки черная. Переправившись через реку Иртыш, приходят к шатрам кимаков. Низких строений у них нет; все живут в лесах, ущельях и степях, все владеют стадами коров и баранов; верблюдов у них нет; если какой-нибудь купец приводит сюда верблюда, он не живет здесь и года: как только верблюд поест этой травы, он околевает. У них нет соли; если кто-нибудь приносит сюда один мен соли, он берет за это мех горностая. Летом они питаются кобыльим молоком, которое у них называется кумысом; на зиму они заготовляют сушеное мясо, баранье, лошадино или коровье, каждый по мере своих средств. В этой стране выпадает много снега; бывает, что толщина снежного покрова в степи достигает высоты копья. Зимой они уводят лошадей в отдаленную страну, в место Октаг; под землей у них есть водоемы, сделанные из дерева на зимнее время; когда выпадает много снега, их лошади пьют в зимние месяцы эту воду, так как снег не позволяет им дойти до водопоя. Предметы охоты кимаков — соболи и горностаи; их начальники носят титул Бамал-Пейгу (или Ямал-Пейгу). 

(Кардизи, см. Бартольд, 106—107). 

Шаш — цветущий и многолюдный город, населен мусульманами из Гоза и Холаджа, принадлежащими к ревнителям священной войны. На территориях между Фарабом, Кунджиде и Шашем много полей, засеянных зерновыми хлебами. Народ живет в шатрах; все — мусульмане, не имеющие государственной самостоятельности. Тараз расположен на самой границе, проходящей между областями тюрков и мусульман; встречающиеся повсюду около Тараза сильные замки называются вообще по имени этого города. Область ислама простирается до этого пункта. 

На территории Азеркента расположен город со старым замком, мечетью и валами, на которых находятся дом губернатора, тюрьма в старом замке. Город этот приятен, изобилует хорошими фруктами и населен вежливым и красивым народом. Хлеб доставляется сюда из Ферганы, Сатрушта и других стран на лодке по реке Шаш, имеющей довольно значительные размеры. Аму берет начало в Туркестане, на границах Азеркента, там же находятся истоки Харсаба, Ойса, Каба, Ходали и других рек. 

Большая часть гозского народа — мусульмане. Гоз — столичный город, где находится летняя резиденция королей этой страны. От Хорезма до столицы по прямой линии десять мерхилэ, а от нее до Бараба — двадцать. 

(Ибн-Хаукаль, 268—270). 

К концу саманидского периода относится подробное перечисление городов долины Таласа, которое мы находим у Макдиси. Эти города следующие: 

1. Тараз — славный, укрепленный город со многими садами, густо застроенный; имеет ров и четыре ворота; около него есть многолюдное предместье; у ворот города течет большая река; часть города находится по ту сторону реки; через реку проходит дорога; соборная мечеть находится среди базаров. 

2. Джикиль — небольшой город на расстоянии 1/2 мили от Тараза; имеет стены и цитадель, соборная мечеть находится на базаре. 

3. Барсхан — город на расстоянии мили к востоку (от предыдущего?), имеет стены, теперь уже разрушенные; соборная мечеть находится среди базаров. 

4. Бехлу — город больше Барсхана; лежит влево от Джикиля, на расстоянии 1/2 фарсаха; имеет 5 волостей, цитадель и соборную мечеть среди базаров. 

5. Атлах — большой город, по величине приближается к столице (к Таразу или к Исфиджабу); имеет стены. Большую часть города составляют сады; в сельских окрестностях его больше всего возделывается винограда. Соборная мечеть находится внутри города, базары — в предместий. 

6. Хамукет (или Джамукет)— большой город, имеет стены; около последних находится соборная мечеть, базары — в предместий. 

7. Шельджи — небольшой город, но в нем много иностранцев; говорят, что в нем 10 000 исфаганцев. Имеет цитадель; соборная мечеть находится вне ее. Город расположен среди гор; из последних вытекает река, посреди нее (?)— 7 селений. 

8. Сус — большой город и... 

9. Куль — меньше его. Оба города имеют стены и расположены на берегу реки (или канала). 

10. Текабкет — большой город; половина жителей — неверные. Последние три города расположены вблизи гор, в которых находятся серебряные рудники. 

(Макдиси, см. Бартольд, 15—16). 

В верховьях реки Шаш находится гора Жибрагун. Эта гора берет начало из пятого климатического пояса, делая изгиб к востоку, отклоняется к югу, выходит к девятому отделу четвертого климатического пояса, окружая Шашскую землю; потом, в девятом отделе, тоже делает изгиб, окружает землю Шаша и Ферганы, здесь с юга входит в третий эклим [климатический пояс]. Между рекой Шаш и оконечностью этой горы находится город Фараб; между Фарабом, Бухарой и Хорезмом есть пустыня. На краю этого отдела с северной и восточной стороны находится земля Хужандынская. В ней города Санжаб и Тараз. 

С запада девятого отдела этого пояса после земель Ферганы и Шаша начинается Хазлажская земля с южной стороны, Халижийская земля с северной стороны. На востоке этого отдела лежит земля каймаков,— все это в девятом отделе и граничит с горой Кокия. 

...Седьмой отдел этого пояса с запада окружен морем Табаристанским. В северо-западной части этого отдела существует земля, по которой река Этил впадает в это море; к востоку от этого отдела лежит земля, обнаженная из-под моря, эта земля — место кочевки гозов-тюрков. Она с южной стороны окружена горами, простирающимися до восьмого отдела, потом идет к западу, не доходя до половины восьмого отдела; загибаясь к северу, подходит к морю Та-баристан; окружает его, простираясь до шестого отдела, потом отклоняется от моря. Здесь ее называют Черной горой. Потом идет на запад к шестому отделу пояса, потом возвращается к югу шестого отдела пятого пояса. 

В этом отделе конец этой горы вклинивается между землями Серира и Хозара. Хозарская земля в шестом и седьмом отделах упирается в бока Черной горы. 

Восьмой отдел этого пояса составляют кочевья гозов-тюрков, на юго-западной стороне его лежит озеро Хорезм, в которое впадает река Жайхун. Окружность этого озера — триста миль; туда впадает еще много рек с Гозской земли. На северо-восточной стороне его лежит озеро Аргун. Окружность ее составляет четыреста миль; вода в нем пресная. К западу от этого отдела находится гора Музгар, что означает Снеговая гора, потому что там снег не тает; она простирается до конца отдела. 

На юге от озера Аргун есть каменистая гора, там ничего не растет, гора эта называется Аргунской, вследствие чего озеро тоже называется Аргунским. 

Из этой горы и горы Музгар в северное озеро с двух сторон впадает множество рек, число которых неизвестно. 

В девятом отделе этого пояса, на западе от стран гозов и на востоке от страны каймаков, находятся страны аркасов из тюркского племени. 

(Ибн-Халдун, I, 60, 64—65). 

Кара-Хан [ок. 900 г. н. э.]

Кара-хан царствовал над всем народом. Летом он жил по горам Эрь-таге и Гер-таге, которые ныне зовутся Улу-тау и Кичик-тау, а когда наступала зима, он проводил время в Кара-Куме и на берегу реки Сыр. При Кара-хане подданные его сделались столь нечестивы, что между ними не было ни одного мусульманина. 

(Абу-л-гази, 12). 

О хаканах туркестанских [караханиды, XI—XII в.] 

Хаканы эти имели притязания на происхождение от рода Афрасиабова. Властвовало их всего двадцать человек. Столицею царства их был вначале Баласагун город, а потом города Бухара и Самарканд... Коренными владениями их были: I) Баласагун, служивший им столицею, расположенный в начале седьмого климата под 102 гр. долготы и 48 гр. широты, неподалеку от Кашгара и считавшийся издревле пограничным городом Туркестана; 2) Кашгар, стольный город Турана, в шестом климате, под 106 гр. долготы и 45 гр. широты; зовется также Ордукенд'ом; родина нескольких известных ученых; 3) Хотан, в отдаленнейшей части Туркестана, под 107 гр. долготы и 42 гр. широты; 4) Каракорум; 5) Тараз; 6) Фараб: все три города важные. 

(Мунедджим-баши, 195).

Фамилия автора: Асфендиярова С.Д. и Кунте П.А.
Год: 1997
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика