СОЗДАНИЕ БАНКОВСКОЙ МОДЕЛИ ПОСТКРИЗИСНОЕГО ПЕРИОДА

С 2000 по 2008 годы российский банковский бизнес перешел из стадии выживания в стадию стабильного существования. В этот период монетарные власти сконцентрировали свое внимание не на стимулировании развития реального сектора экономики, а на формировании стабилизационного фонда и резервов, которые должны были выступить в качестве «подушки безопасности». Увлекшись созданием резервов и стабилизационных фондов, регулированием денежного предложения и обменного курса, они тем самым ограничили капиталотворческую мотивацию, способствовали созданию «эффекта сжатия» кредита.

В данной среде банковский бизнес сосредоточился на обменно-спекулятивных сделках, забыв о потребностях, обусловленных воспроизводственным процессом. Это усиливало дискретность воспроизводственного процесса, тормозило переход банковской отрасли из стадии выживания в стадию развития. Банковское дело России деформировалось в транзитивную банковскую модель с узким, однотипным набором продуктов, ориентированных не на создание новой стоимости, а лишь на ее обмен и перемещение. В итоге банковский бизнес из кредитно-обменного состояния трансформировался в спекулятивное, что усилило разрушение его корпоративных связей с реальным сектором экономики. Для крупного российского бизнеса стали более привлекательными и доступными услуги западных банков, а не российских, что в конечном итоге также способствовало возникновению кризисной ситуации, зависимости российской экономики от дешевых внешних кредитных ресурсов.

Кризис 2008 года - это глобальная и сложная рецессия, обусловленная множеством как внутренних, так и внешних причин и следствий: состоянием мировой экономики, снижением цен на энергоносители, превалированием спекулятивной мотивации, отвлекающей ресурсы из реального сектора экономики. Этот кризис обнажил причины «болезни» российской банковской сферы, которые удавалось скрывать в условиях доступа к дешевым западным кредитным ресурсам.

Правительство и ЦБ РФ оперативно предприняли ряд мер по спасению банковского сектора от массовых банкротств, от паники вкладчиков. 1500 млрд. руб. было выделено Сберегательному банку, ВТБ, Россельхозбанку и Газпромбанку на срок до 3-х месяцев по цене 8% годовых.

Кроме того 950 млрд.руб. через механизм суббординированных кредитов поступило Сбербанку России, Банку ВТБ, Россельхозбанку на срок до 2020 года по цене 8%, в том числе из средств ЦБ (500 млрд. руб.) из средств Фонда национального благосостояния (450 млрд.руб.).

Внешэкономбанку ЦБ предоставил 50 млрд. долл. для обслуживания зарубежных кредитов, которые должны быть направлены в конкретные компании, нуждающиеся в помощи.

ЦБ выдал 700 млрд. руб. беззалоговых кредитов 116-и коммерческим банкам сроком на 35 дней по цене 9,89% годовых.

478 млрд. руб. профинансировано коммерческим банкам из федерального бюджета, Фонда реформирования ЖКХ и из Государственной корпорации ЖКХ.

175 млрд. руб. получил реальный сектор из Фонда национального благосостояния.

375 млрд. руб. коммерческие банки получили за счет снижения нормы обязательных резервов.

140 млрд. руб. досталось нефтяным компаниям в связи со снижением экспортных пошлин.

60 млрд. руб. средств федерального бюджета было направлено Агентству по ипотечному кредитованию в связи с увеличением до 700 тыс. руб. размера гарантированного вклада гражданам в банках в случае их банкротства.

Для поддержки Связь-Банка и Банка Глобэкс ЦБ РФ и ВЭБ выделил 5 млрд. долл., а также 4 млрд. руб. Газэнергобанку для оказания помощи Собинбанку.

130 банков были допущены к беззалоговым кредитным аукционам, а остальные банки, особенно мелкие и средние, пока такой возможности не имеют.

В целом антикризисная программа российского правительства оценивается в 5918 млрд. руб. или 215 млрд. долларов.

Банковская модель посткризисного периода - новая классика. Она будет упрощенной, более ориентированной на предотвращение рисков и более прозрачной. Прибыль уменьшится, но за счет снижения рисков доходы сильно не упадут. В посткризисный период на банки ляжет ответственность  за проведение анализа финансового состояния, необходимого для обеспечения качества банковского портфеля. После реализации плана спасения банковского сектора, банки должны учесть интересы не только своих акционеров, но и более широких слоев населения. Российские коммерческие банки, которые зависели от рынка капитала для поддержания своей ликвидности и которые скорее были специализированными, чем универсальными, должны перестроить свою работу. Им следует перестроиться с решения текущих проблем на долгосрочные стратегические задачи. Хотя большинство российских банков попало во время кризиса в режим выживания, необходимо уже сейчас думать, в каком направлении развивать банковский бизнес в ближайшие три-четыре года.

Рыночные доли по активам, капиталу, вкладам, кредитам и другим показателям ежегодно растут. Если правительственная директива о ежемесячном увеличении кредитного портфеля на 2% будет реализована, то к 2010 году доля государственных банков поднимется до уровня 55,6%. Новый банковский ландшафт - это сокращение банковского бизнеса с одновременным ужесточением регулирования и выход на первый план универсальной модели банковского дела.

В условиях кризиса обострилась проблема управления залогом, продать который стало кредитору не выгодно или не возможно. На балансе банков растут непрофильные активы. Некоторые банки пошли на создание инфраструктуры по управлению непрофильными активами, но это повышает издержки и поэтому доступно не всем банкам. Некоторые воспользовались услугами профессионалов по управлению недвижимостью или передают непрофильные активы на аутсоринг. Более дешевый способ - это вообще отказаться от залоговых кредитов, которые носят компенсационный характер, не позволяя оперативно удовлетворить потребность в ссуде, и перейти к неоклассическим и джентльменским кредитным продуктам, обладающим не только потенциалом роста, но и достаточной «критической массой» качественного преобразования, как банковской отрасли, так и экономики в целом.

Лишившись доступа к дешевым западным ресурсам, российские банки стали осваивать рынок депозитов. Однако в структуре их депозитного портфеля преобладают краткосрочные сберегательные вклады, которые могут быть лишь средством пополнения текущей ликвидности и не позволяют производить инвестиционные кредитные продукты, нацеленные на развитие реального сектора экономики. Поэтому портфель кредитов российских банков продолжает сжиматься и упрощаться как по сравнению с советской моделью кредитного дела, так по сравнению с кредитными рынками развитых стран.

Кризис обострил противоречия между ограниченностью ресурсов и возросшим спросом на среднесрочные и долгосрочные кредитные ресурсы. Преобразование «коротких» денег в «длинные» возможно за счет создания многоуровневой системы производного рефинансирования, выражающей отношения банка-эмитента, банка-шлюза и банка-рефинансиста. Заемщик-инвестор заключает кредитный договор с банком-эмитентом. На сумму предоставленного кредита банк-эмитент составляет первичное производное обязательство, которое со всеми гарантиями передается банку-шлюзу. Банк-шлюз на сумму обязательств банка-эмитента выпускает вторичные производные обязательства, предъявляемые к учету банку-рефинансисту. Условием запуска этого трехступенчатого механизма должно быть согласие ЦБ на переучет производных обязательств банка-рефинансиста.

Создание кредитных кооперативов первого и второго уровня, обеспечат доступ малому и среднему бизнесу к кредитным продуктам в регионах, где нет необходимой банковской инфраструктуры. Для этого надо установить предельные размеры % ставок и стандарты их рефинансирования либо в Российском Банке Развития, либо в ЦБ. Российский Банк Развития по своей природе должен стать банком-рефинансистом среднесрочных и долгосрочных кредитов, а ЦБ -краткосрочных ссуд.

Кризис имеет и положительные стороны. Он приводит банковскую сферу экономики в соответствие с реальным сектором. Формирует новые элементы и связи, новые отношения и институты. Например, возникла потребность в развитии пенсионного банкинга и банкострахования. В настоящее время из 500 млрд. руб. средств негосударственных пенсионных фондов на банковских депозитах размещено 14% или 70 млрд. руб.

За кризисный период банки повысили спрос на страховую защиту рисков, аудит потребностей в страховании, разработке и реализации комплексных программ страхования, консультациях по вопросам риск-менеджмента и страхования. В свою очередь страховые компании стали предлагать новые страховые продукты, удовлетворяющие потребности банков. Новинкой рынка стал защищенный карточный счет, защищенный ипотечный кредит, страхование банкоматов. Стала осуществляться адаптация программ страхования под кредитные программы банка, что позволяет снижать расходы и экономить время на принятии решений, расчете тарифов. Происходит установление партнерских отношений банкиров и страховщиков, сочетание банковских и страховых услуг .

Масштабы ожидаемых преобразований потребуют изменений не только в организации, методике, методологии, но и формирования новой идеологии устойчивого банковского бизнеса (sustainablebanking). Стабильный банкинг ориентирован не на сиюминутную, а на долгосрочную прибыль, не на перекупку менеджеров, а на формирование персонала, не на безудержную региональную экспансию, а на участие банков в создании новой стоимости, на использовании не только рыночных индикаторов, но и собственных представлений о цене принимаемых рисков.

В перспективе каждый банк, сохранивший свой бизнес, должен быть нацелен не на выживание, а на развитие. Для создания банковского дела, нацеленного на развитие необходимо:

во-первых, подчинить банковскую отрасль стратегическим целям развития и удовлетворения потребностей, обусловленных воспроизводственным процессом. Для того чтобы банковская отрасль была включена в выполнение стратегических задач страны, следует скорректировать условия производства и реализации банковских продуктов, внести соответствующие изменения в банковское, антимонопольное, общегражданское и уголовное законодательства, направленные на обеспечение механизма обеспечения возвратности кредитов, создать для всех игроков банковского рынка равные «правила игры», приближенные к международным стандартам и адекватные российским условиям;

во-вторых, сформировать многоуровневую институциональную структуру, удовлетворяющую разнообразные потребности в перемещении, авансировании, капитализации стоимости, гарантиях и консультациях. Банковская модель развития должна включать мелкие, средние и крупные банки; розничные и оптовые; универсальные сфокусированные банки и специализированные, способные эффективно организовать движение стоимости и предотвратить образование «денежных тромбов» в экономике;

в-третьих, выстроить систему межбанковских связей посредством развития производной системы рефинансирования и секъюритизации, которые позволят восстановить кредитный рынок и преодолеть кризис доверия. Особую роль здесь должны выполнять органы государственной власти и управления, которые, с одной стороны, являются обычными потребителями банковских продуктов, а с другой, — непосредственно участвуют в создании «правил игры», снижении риска оппортунистического поведения, ложного выбора, обеспечивают доверие, прозрачность и стабильность банковского рынка;

в-четвертых, необходимо организовать рациональное движение банковского капитала, устранив дисбаланс в его размещении, что позволит выровнять отраслевой и межрегиональный уровни экономического развития. Решению этой задачи могут способствовать региональные банковские системы, которые и до кризиса характеризовались маломощностью, примитивной организационной, функциональной структурой, неспособной в полной мере удовлетворять потребности воспроизводственного процесса региона. На наш взгляд мелкие региональные банки рациональнее включать в состав банковской группы, чем преобразовывать в филиалы. Формирование банковской группы из числа региональных банков позволяет сохранить бизнес, приобретенный в докризисный период. Результативность деятельности банковской группы зависит от полноценного продуктового ряда, создания эффективной системы продвижения продуктов и формирования каналов продаж, построения адекватной системы контроля, использование риск-менеджмента и управления активами и пассивами. Одновременно, следует через развитие связей межбанковского рынка усилить взаимодействие региональных и федеральных банков;

в-пятых, переход к модели развития объективно вызывает замену примитивных форм, обусловленных выживанием, современными банковскими продуктами. Так, компенсационное залоговое кредитование, занимающее лидирующее положение на современном российском рынке, должно смениться реальным, а в будущем — вероятным авансированием. Вместо отягощенного залогового кредитования следует развивать гарантии и поручительства для снижения неопределенности. Целесообразно, с нашей точки зрения, вернуться от субъектного к объектному кредитованию, как более адекватному российским условиям неопределенности и повышенного риска. Модель развития востребует кредиты по возобновляемому овердрафту (специальному ссудному счету), контокорренту, на покрытие сезонного недостатка собственных средств, а также кредитные продукты, компенсирующие средства, отвлеченные в расчеты (акцептный, авальный, учетный, факторинг, форфейтинг и др.).  Консорциальные кредиты могли бы способствовать реструктуризации реального сектора экономики. Воспроизводство, нацеленное на создание нового, не сможет обойтись без отраслевого и проектного кредитования с учетом фаз жизненного цикла. Для восстановления рынка ипотечного кредита следует организовать многоуровневую систему рефинансирования однородных ипотечных кредитов.

Все это обеспечит тесное взаимодействие банковского бизнеса с реальным сектором экономики, позволит создать надежную и стабильную банковскую систему. Стабильность, предсказуемость и надежность - основа преодоления или предотвращения экономического кризиса.

Фамилия автора: Парусимова Н.И.
Год: 2010
Город: Караганда
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика