О некоторых средствах обеспечения режима содержания под стражей

Порядок и условия (режим) содержания под стражей обеспечиваются определенными средства­ми, которые в научной литературе именуются средствами обеспечения режима. Особое место в мероприятиях по обеспечению режима в СИЗО занимают меры безопасности, которые регламентируются ст. ст. 42-45 Закона РК «О порядке и условиях содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». К ним относятся: применение физиче­ской силы, специальных средств, газового и огнестрельного оружия. Специфичность этих мер заклю­чается в том, что все они связаны с силовым воздействием на подозреваемого и обвиняемого.

Целевая направленность мер безопасности отличает их от мер взыскания. Если меры взыскания применяются, как правило, тогда, когда нарушение уже прекращено и имеют воспитательное и пре­дупредительное значение, то меры безопасности применяются в момент совершения правонаруше­ния, т.е. целью их применения является немедленное пресечение тех или иных нарушений режима. Кроме этого, объективная сторона нарушения, при котором допускается применение мер взыскания, может быть выражена как действием, так и бездействием (отказ дежурить по камере в порядке оче­редности), а меры безопасности применяются всегда для пресечения активных действий (массовые беспорядки, групповые нарушения установленного режима и т.д.). Данное разграничение имеет большое практическое значение. Дело в том, что неумение практического работника провести грань между обозначенными средствами обеспечения режима может привести к нарушению законности. «Нельзя, например, применять наручники или смирительную рубашку за отказ от дежурства по каме­ре, за проявленную заключенным под стражу грубость, за нанесение им словесного оскорбления и другие нарушения режима, не связанные с буйством и оказанием физического сопротивления работ­никам следственного изолятора» [1].

В то же время в ряде случаев подозреваемые и обвиняемые, совершившие нарушения, при кото­рых допускается применение мер безопасности, могут в последующем за их совершение быть нака­заны в дисциплинарном порядке. Однако в большинстве случаев, при которых допускается примене­ние спецсредств или огнестрельного оружия (совершение массовых беспорядков, групповых нару­шений установленного режима содержания под стражей, попытки побега из-под стражи, вооружен­ных нападений и т.д.), следует уголовная ответственность.

По своим объективным свойствам все меры безопасности представляют собой принуждение в его наиболее суровых формах [2], которое направлено на устранение опасного поведения конкретных заключенных. Поэтому применение этих мер допускается лишь в исключительных случаях и для них установлен особый порядок применения.

В соответствии со ст. 43 Закона РК «О порядке и условиях содержания под стражей подозревае­мых и обвиняемых в совершении преступлений» физическая сила применяется в целях пресечения совершаемого подозреваемым или обвиняемым правонарушения или преодоления его противодейст­вия законным требованиям сотрудников мест содержания под стражей, если ненасильственные спо­собы не обеспечивают прекращения правонарушения либо выполнения законных требований. Следу­ет заметить, последнее является условием применения физической силы.

К сожалению, ни Закон РК «О порядке и условиях содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», ни Инструкция по организации охраны и надзора за лица­ми, содержащимися в следственных изоляторах КУИС МЮ РК, не содержат подробной регламента­ции порядка и условий применения физической силы, а также спецсредств. Это, безусловно, исклю­чает единообразность в порядке и условиях их применения на практике. Поэтому нам представляется целесообразным, во-первых, по примеру России разработать общие требования, предъявляемые к случаям применения физической силы, равно как и специальных средств и оружия.

Так, согласно Закону РФ «Об учреждениях и организациях, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» сотрудники уголовно-исполнительной системы (СИЗО и ИУ) обязаны:

  • -   предупредить о намерении их использования, предоставив достаточно времени для выполне­ния своих требований, кроме случаев, когда промедление в применении физической силы, специальных средств и оружия создает непосредственную опасность;
  • -     жизни или здоровью персонала, военнослужащих внутренних войск и иных лиц, а также за­ключенных под стражу, может повлечь иные тяжкие последствия или когда такое предупреж­дение в создавшейся обстановке является неуместным и невозможным;
  • -   обеспечить наименьшее причинение вреда лицам, содержащимся под стражей, обеспечить по­страдавшим необходимую медицинскую помощь;
  • -   доложить непосредственному начальнику о каждом случае применения физической силы, спе­циальных средств или оружия [3].

Такого же содержания положения мы предлагаем предусмотреть в ст. 42 Закона РК «О порядке и условиях содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». При этом указанная статья может называться «Общие основания и порядок применения физической силы, специальных средств, газового и огнестрельного оружия в местах содержания под стражей».

Во-вторых, нужно установить в Инструкции по организации охраны и надзора за лицами, со­держащимися в следственных изоляторах КУИС МЮ РК, требование, согласно которому после при­менения физической силы в обязательном порядке должно проводиться медицинское освидетельст­вование подозреваемых и обвиняемых, к которым она была применена. Наряду с этим в указанных Правилах предусмотреть норму, предписывающую лицам, применившим физическую силу, доклады­вать об этом начальнику подразделения и составлять соответствующий акт. Последний должен со­держать информацию: в отношении кого была применена физическая сила и ее вид; кто применил физическую силу; обстоятельства, явившиеся причиной применения физической силы; последствия ее применения. К этому акту, соответственно, должна прилагаться медицинская справка о телесном осмотре лица, к которому была применена физическая сила.

Более широкую правовую регламентацию получили меры безопасности, связанные с примене­нием специальных средств. В ст. 44 Закона приводится перечень случаев, при которых могут приме­няться спецсредства и газовое оружие: для отражения нападения подозреваемого или обвиняемого на сотрудников мест содержания под стражей и иных лиц; для пресечения массовых беспорядков или групповых нарушений установленного режима содержания под стражей; для пресечения неправо­мерных действий подозреваемого или обвиняемого, оказывающего неповиновение законным требо­ваниям сотрудников мест содержания под стражей или иных сотрудников органов внутренних дел, привлекающихся для обеспечения правопорядка; для освобождения заложников, отражения нападе­ния на здания, помещения, сооружения, транспортные средства, земельные участки, принадлежащие гражданам, организациям и государственным органам, а равно для освобождения их от захвата; для пресечения попытки побега подозреваемого или обвиняемого из мест содержания под стражей или из-под конвоя; для пресечения попытки подозреваемого или обвиняемого причинить вред окружаю­щим или себе; для задержания и конвоирования подозреваемых, обвиняемых и осужденных, совер­шивших побеги либо уклоняющихся от отбытия наказания в виде лишения свободы. Данный пере­чень является исчерпывающим.

В качестве спецсредств, согласно указанной статье, могут применяться: наручники, подручные средства связывания, резиновые палки, газовое оружие и слезоточивые вещества, светозвуковые уст­ройства отвлекающего воздействия, устройства для вскрытия помещений, принудительной остановки транспорта, водометы, бронемашины и другие специальные и транспортные средства, служебные животные. Этот разнообразный арсенал спецсредств находится на вооружении сотрудников следст­венных изоляторов. Для правомерности применения этих средств законодателем вышеперечисленные правонарушения были дифференцированы, в зависимости от того, когда возможно применение тех или иных спецсредств. Однако законодатель не устанавливает основные положения порядка их при­менения. С нашей точки зрения, в законодательстве должно быть закреплено требование, согласно которому при использовании некоторых спецсредств, как, например, подручных средств связывания, газового оружия, слезоточивых средств, служебных собак, необходимо медицинское наблюдение.

Следует отметить, что в Инструкции по организации охраны и надзора детализируются лишь условия применения наручников и воздействия водой. Отсутствие регламентации условий примене- ния других видов спецсредств, на наш взгляд, препятствует соблюдению законности при использова­нии сотрудниками мест содержания под стражей спецсредств. Полагаем, что в Инструкции необхо­димо указать: кто принимает решение о непосредственном применении спецсредств и где оно оформляется; при применении каких спецсредств требуется согласие медработника и его присутствие (считаем, что при применении подручных средств и других); на обязательное составление при каж­дом случае применения спецсредств соответствующего акта; на предоставление доврачебной помощи лицам, получившим телесные повреждения; на немедленное сообщение прокурору о фактах ранений или смерти, связанных с использованием спецсредств и так далее. Предлагаемые направления совер­шенствования Инструкции по организации охраны и надзора в регулировании условий применения спецсредств, не претендуя, безусловно, на логическую завершенность, могут послужить рабочей ос­новой для дальнейших исследований данной проблемы.

В отличие от рассмотренных выше спецсредств подробную регламентацию порядка и условий имеет мера безопасности, связанная с применением огнестрельного оружия [4]. Учитывая это, а так­же достаточное описание этой меры безопасности в литературе [5], считаем, что нет необходимости в каком-либо дополнительном ее анализе в настоящей работе.

Таким образом, можно заключить, что применение мер безопасности обусловлено объективной необходимостью немедленно прекратить опасные действия нарушителя во избежание неблагоприят­ных последствий, а также отсутствием каких-либо других способов для выполнения поставленной задачи. Применение данной группы мер направлено не только на непосредственное обеспечение безопасности в местах содержания под стражей, но и на профилактику нарушений режима содержа­ния под стражей, преступлений, поддержания порядка в местах содержания под стражей.

Следующее средство обеспечения режима в местах содержания под стражей — оперативно­профилактическая деятельность, в основу которой положены нормы, предусмотренные Законом РК «Об оперативно-розыскной деятельности» от 15 сентября 1994 г. уголовным, административным за­конодательством, Законом РК «О порядке и условиях содержания под стражей подозреваемых и об­виняемых в совершении преступлений», а также нормы ведомственных нормативных правовых ак­тов, регламентирующих деятельность сотрудников оперативной службы и иных сотрудников (на­пример, Инструкция по организации надзора за лицами, содержащимися в следственных изоляторах КУИС МЮ РК от 27 августа 2004 г.).

Закон РК «О порядке и условиях содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в со­вершении преступлений» не относит места содержания под стражей к органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность. Мы полагаем, что работа по поддержанию режима в местах содержания под стражей, выявлению, предупреждению, пресечению преступлений позволяет отнести указанные учреждения к органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.

Поэтому следует согласиться с А.И. Васильевым, А.В. Маслихиным, В.А. Фефеловым, относя­щими к средствам обеспечения режима оперативно-розыскную деятельность [6], и включить в число органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, органы, исполняющие меру пресе­чения в виде ареста.

Как показала практика, значительное распространение в местах содержания под стражей имеют факты нарушений режима и совершения преступления. Задача по пресечению преступлений, соглас­но Закону РК «Об оперативно-розыскной деятельности» от 15 сентября 1994 г., возлагается на орга­ны, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность. Они, в соответствии со ст. 7 этого Закона, обязаны обеспечивать выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений. Перечень органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, определяется ст. 6 данного Закона. В числе этих органов указаны и органы уголовно-исполнительной системы МЮ РК. Следует заме­тить, что следственные изоляторы до передачи их в ведение Министерства юстиции формально не обладали функцией осуществления оперативно-розыскной деятельности. Фактически же они всегда располагали оперативными службами, которые осуществляли как профилактическую работу, так и работу, направленную на выявление, пресечение преступлений. Объяснялось такое положение тем, что Закон РК «Об оперативно-розыскной деятельности» был принят 15 сентября 1994 г., когда места содержания под стражей входили в уголовно-исполнительную систему, которая была отнесена ука­занным законом к органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность. После разделе­ния следственных изоляторов и уголовно-исполнительной системы образовался пробел в праве, ко­торый был восполнен после слияния названных органов.

Как было верно отмечено в уголовно-исполнительной литературе, «в системе средств обеспече­ния режима оперативно-розыскная деятельность (оперативно-профилактическая деятельность явля­ется одним из ее направлений. — Б. К.) выступает в качестве важной меры, позволяющей эффектив­но обеспечивать правопорядок в исправительно-трудовых учреждениях, располагающих оператив­ными аппаратами». Эти аппараты призваны осуществлять борьбу с нарушениями режима путем про­филактики, предотвращения замышляемых или подготавливаемых, а также быстрого и полного рас­крытия всех совершенных преступлений [7].

Основными направлениями оперативно-профилактической работы в местах содержания под стражей, осуществляемой оперативными сотрудниками (службами), являются предупреждение и пресечение преступлений и нарушений режима содержания под стражей, оказание содействия опера­тивным службам внутренних дел в раскрытии преступлений, совершенных лицами, содержащимися под стражей. Для осуществления приведенных мероприятий оперативные сотрудники (службы) ис­пользуют определенные способы и методы (цензура корреспонденций, наблюдение, психологическое воздействие и т.д.), а также технические средства (обысковая техника, записывающие устройства, телеустановки, средства связи и т.д.).

Работа по предупреждению и пресечению преступлений и нарушений режима включена в мно­гоплановую деятельность практически всех частей и служб СИЗО, однако преобладающая роль в ней принадлежит отделу режима и охраны. С целью решения обозначенной задачи сотрудники этого от­дела организуют надзор за поведением подозреваемых и обвиняемых, выявляют причины, порож­дающие конкретные правонарушения и условия, способствующие их совершению, разрабатывают мероприятия, направленные на устранение этих причин и условий, выявляют подозреваемых и обви­няемых, от которых можно ожидать нарушений режима, ведут с ними профилактическую работу и т. д.

Однако следует заметить, что предупреждение и пресечение преступлений и нарушений режима

—   это лишь одна из задач режимной службы. В целом же деятельность последней направлена на обеспечение режима содержания под стражей. Под обеспечением режима мы понимаем систему ор­ганизационно-профилактических мер, направленных на установление и поддержание порядка и усло­вий содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых. К примеру, к повседневным мероприяти­ям режимной службы, направленным на обеспечение режима, относятся: проведение проверок нали­чия подозреваемых и обвиняемых в местах их размещения и работы; обеспечение выполнения ими распорядка дня; проведение обысков подозреваемых и обвиняемых, камерных помещений; обыск подозреваемых и обвиняемых при прибытии на свидание и после его проведения и т.д.

Исходя из цели своей деятельности режимная служба обеспечивает охрану лиц, содержащихся под стражей, и надзор за ними, которые представляют собой единое средство обеспечения режима. Охрана представляет собой комплекс организационно-практических мер, направленных на обеспече­ние изоляции подозреваемых и обвиняемых, содержащихся под стражей, недопущение их побегов из мест содержания под стражей или из-под охраны караула при конвоировании за пределами учрежде­ния, пресечение нападений на охраняемые объекты и проникновения посторонних лиц, а также про­никновения к ним запрещенных предметов, продуктов. Надзор, в отличие от охраны, определяется как комплекс организационно-практических мер, направленных на обеспечение исполнения меры пресечения в виде ареста путем обеспечения контроля за поведением подозреваемых, обвиняемых и осужденных в местах их размещения и работы, предупреждение и пресечение с их стороны противо­правных действий, обеспечение изоляции, а также безопасности подозреваемых, обвиняемых, осуж­денных, сотрудников и иных граждан, находящихся на территории учреждения. Вопросы организа­ции и осуществления охраны и надзора регламентируются Инструкцией по организации охраны и надзора за лицами, содержащимися в следственных изоляторах КУИС МЮ РК.

В соответствии с документом охрана следственных изоляторов подразделяется на наружную и внутреннюю. Установление наружной охраны связано с необходимостью защиты следственного изо­лятора от нападений извне. Посты наружной охраны располагаются: на постовых вышках круглосу­точно; на тропе наряда; у главных ворот; у подсобных ворот; у прогулочных дворов (без оружия) на период проведения прогулки. Контролеры на наружных постах вооружены огнестрельным оружием. Внутренние посты устанавливаются:  у камер, больничных палат, карцеров; учебно­ производственных мастерских и производственных предприятиях; у пульта управления технически­ми средствами. Контролеры на внутренних постах обязательно экипированы спецсредствами.

Состояние охраны в следственных изоляторах характеризуется количеством совершенных побе­гов подозреваемых, обвиняемых и осужденных.

Анализ Инструкции по организации охраны и надзора позволяет сделать вывод о том, что целе­вое назначение надзора — обеспечение соблюдения подозреваемыми и обвиняемыми режима содер- жания и поддержания и укрепления правопорядка в следственных изоляторах — реализуется посред­ством решения системы определенных задач: постоянного наблюдения за лицами, содержащимися под стражей во всех местах их нахождения в следственных изоляторах; контроля за соблюдением дисциплины каждым из них; обеспечения соблюдения подозреваемыми и обвиняемыми внутреннего распорядка; проведения проверок наличия подозреваемых и обвиняемых в камерных помещениях и местах работы; проведения обысков, досмотров посылок или передач; предупреждения и пресечения преступлений и другим.

Для более глубокого уяснения сущности надзора и охраны как средства обеспечения режима их (каждую по отдельности) необходимо рассматривать как определенную систему, включающую в се­бя: силы персонала следственных изоляторов, на которые непосредственно возложена обязанность по обеспечению надзора; используемые инженерно-технические средства, спецсредства, огнестрельное оружие и другие; резервы следственных изоляторов, их состав, места расположения. Основная роль в организации охраны и надзора за подозреваемыми и обвиняемыми возложена на отдел режима и охраны. Причем осуществление охраны и надзора предполагает совместную деятельность всех отде­лов и служб следственного изолятора для проведения комплекса профилактических, режимных, ин­женерно-технических мероприятий.

Список литературы

  1. Брызгалов Б. Н., Макагон Н.Е. Режим в местах лишения свободы. — Киев: РИО МВД УССР, 1976. — С. 75.
  2. Захцер ЕМ. Меры безопасности в системе средств обеспечения режима в ИТУ // Актуальные проблемы правоведения в современный период: Сб.статей. — Томск: Томский ун-т.1991. — С. 200.
  3. Комментарий к Федеральному Закону «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении пре­ступлений»/ Под ред. П.Г.Мищенкова. — М.: Бек, 1996. — С. 184-185.
  4. Инструкция по организации охраны и надзора за лицами, содержащимися в следственных изоляяторах Комитета уго­ловно-исполнительной системы Министерства юстиции Республики Казахстан. — Астана, 2004. — С. 176-178.
  5. Громов МА. Меры безопасности, применяемые к лицам, содержащимся в следственных изоляторах и тюрьмах. — Ря­зань: РВШ МВД РФ, 1993 — С. 115.
  6. Васильев А.И., Маслихин АМ., Фефелов В А. Средства обеспечения режима в исправительно-трудовых учреждениях. — Рязань: РВШ МВД СССР, 1979. — С. 34-36.
  7. Миндадзе О.Н. Меры взыскания, применяемые к заключенному под стражу // Российская юстиция. — 1995. — № 10. — С. 35-36.
Фамилия автора: Б.Ж.Кыздарбекова
Год: 2008
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика