Конституционная идеология как важный компонент конституционализма и ее роль в решении проблем прав человека

Как известно, ведущим компонентом правового сознания общества является правовая идеоло­гия, т.е. та его часть, которая обеспечивает теоретический уровень отражения правовой действитель­ности, дает ей теоретическую оценку и обоснование и, глубже проникая в суть реальных жизненных процессов, в состоянии приблизиться к верному воспроизведению закономерностей и тенденций пра­вового развития [1]. Аналогично можно представить соотношение компонентов конституционного сознания, среди которых ведущим, вне всякого сомнения, выступает конституционная идеология. Она претендует на роль научно-теоретического отражения конституционных реалий жизни общества, стремится обеспечить верное представление не только о поверхностных, но и о глубинных законо­мерностях и тенденциях становления и развития конституционных отношений, структур и институ­тов. И в системе конституционализма она относится к числу определяющих и главных звеньев, чье прямое или косвенное влияние испытывают все остальные звенья. Конституционная идеология обо­зревает все, что опосредуется остальными звеньями конституционализма, держит в поле своего вни­мания все конституционно-правовые явления и потому область охвата ею жизненных процессов ве­лика. В нее входят и основные права, и свободы человека.

Функции конституционной идеологии, обращенные к правам и свободам человека, многообраз­ны, включая показ их роли и места как в жизнедеятельности человека, так и в развитии общества в целом, гносеологическое объяснение процесса их становления, совершенствования и осуществления, анализ, оценку и обоснование каждого права и каждой свободы, обеспечение поддержки их в обще­ственном мнении, разработку мер по их закреплению в Основном Законе государства и иных актах конституционного права. Столь же важными являются функции конституционной идеологии по вы­явлению стадийности и этапности процесса реализации прав и свобод человека, обеспечению син­хронности действия нормативных и индивидуальных форм их осуществления, показу необходимости утверждения в обществе мнения о приоритетности данного направления деятельности государства.

Долгое время права человека не воспринимались сознанием как важное направление деятельно­сти государства. Наоборот, их значение всячески принижалось. В номенклатуре социальных ценно­стей они ставились на одно из последних мест, уступая место военно-захватническим и военно­оборонительным делам, общим интересам государства, управлению отдельными отраслями экономи­ческого, социально-политического, культурного строительства, внешним сношениям и т.д. Счита­лось, что права человека не имеют самостоятельного значения, производны от иных дел и не заслу­живают серьезного внимания. Они трактовались как результат субъективного усмотрения государст­ва, которое, якобы, могло лишить людей тех или иных прав, либо, наоборот, наделить их ими и т.д.

Коренной переворот в оценке прав человека, в характеристике их ценности, значимости и роли в жизни человека и общества, в средствах их реализации — результат деятельности сознания (полити­ческого, нравственного, правового, в том числе такого ответвления последнего, как конституцион­ное). Под влиянием глубоких социально-экономических и политических перемен в жизни общества, усиления процессов демократизации и гуманизации всех его сфер общественное сознание стало про­водить фронтальную переоценку ценностей, постепенно выдвигая на передний план то, что непо- средственно связано с человеком, его жизнью, здоровьем, благополучием, интересами и потребно­стями, и отодвигая на средний и задний план то, что касается деятельности государства не в самых судьбоносных и непрофильных сферах управления. И теперь шкала социальных ценностей в госу­дарстве поменялась радикально и существенно. Акценты в политике государства стали не совсем та­кими, какими они были столетие или даже полстолетия назад. Важную роль в достижении этого сыграло общественное сознание, в том числе конституционное сознание и его ведущая часть — кон­ституционная идеология. Она (роль конституционного сознания и конституционной идеологии в при­знании приоритетной роли прав человека) носит поистине судьбоносный и даже революционный ха­рактер. В силу этого права человека как бы «заиграли» по-новому, приобрели глубокое звучание, утратили свой прежний неясный, блеклый, производный от государственных дел смысл, стали играть такую роль, с которой не сравнимы никакие другие, в том числе многие государственные, дела.

Как видим, компонент конституционализма, отстоящий или находящийся сравнительно далеко от регулирующих функций конституционного права, внес неоценимый вклад в переоценку места, роли и значения прав человека в общем механизме правового нормативного и индивидуального регу­лирования. То есть не только чисто регулятивные, но и иные (идеологические, организационные) компоненты системы конституционализма по-своему влияют на закрепление, гарантирование, обес­печение, защиту и осуществление прав и свобод человека. Поэтому-то рассмотрение роли конститу­ционализма в целом, а не только чисто регулятивных компонентов конституционного права в функ­ционировании прав человека, обогащает палитру исследовательских средств, позволяющих не упус­тить некоторые важные детали этого многозначного процесса, точнее оценить все его звенья, стадии и этапы, охватить его целостно, комплексно.

Разумеется, к сказанному не сводится роль конституционного сектора правосознания общества в деле прав и свобод человека. В жизни она более многообразна и охватывает разные случаи, связан­ные с теми или иными сторонами процесса осуществления прав и свобод человека. Остановимся на некоторых из них.

В связи с возрастающей ролью прав и свобод человека возникает необходимость мобилизовать общественность на то, чтобы инициировать разработку новых конституционных идей в части прав и свобод и добиваться поддержки их населением. В этом конкретном случае речь идет о действиях на уровне регулирования, ибо надо поставить вопрос о новых правах (или о нововведениях в прежние права), которые следует закрепить конституционно. Тут роль конституционного сознания (конститу­ционной идеологии) сводится к тому, чтобы сформировать базу для выработки предложений о при­нятии нового акта (о правах и свободах) либо изменении прежних актов, подготовить законопроекты и добиться их рассмотрения.

В других случаях акции конституционно-идеологического характера прямо направлены на ста­билизацию норм Основного Закона государства и недопущение каких-либо существенных изменений в его содержание. Когда представители некоторых политических сил страны, а также отдельных сло­ев населения требовали внесения назревших (с их точки зрения) изменений в Конституцию РК, в том числе в ее нормы о правах и свободах человека, группа докторов и профессоров права выступила с обращением к руководству и общественности страны, в котором доказывала, что потенциал дейст­вующей Конституции РК, якобы еще не исчерпан и изменения, дополнения и поправки в нее нецеле­сообразны. Президент РК откликнулся на это обращение и поддержал его идею. Это на несколько лет «заморозило» Конституцию РК в прежнем виде, но не смогло остановить конституционное развитие вообще: через некоторое время началась дискуссия о направлениях конституционной реформы, за­вершившаяся внесением ряда изменений и дополнений в Основной Закон, в том числе в ее нормы о правах и свободах человека (май 2007 г.).

Этот пример свидетельствует о том, что сдерживающее воздействие конституционной идеоло­гии на развитие норм Основного Закона о правах и свободах человека уступает ее воздействию на изменение и обновление указанных норм. Тем самым налицо стремление к обеспечению динамиче­ского состояния конституционного регулирования прав и свобод человека, его превалированию над желанием утвердить статическое состояние (т.е. неизменность) законодательства по этим вопросам.

Приведем еще один аргумент в пользу признания преобладающим того направления воздейст­вия конституционной идеологии на законодательство, которое ориентируется на его динамичное раз­витие, а не на статичное, неизменное состояние. Имеется в виду то, что конституционная идеология не только отражает наличное состояние конституционных институтов, структур и отношений в стра­не, но и дает прогнозные представления об их будущем, как бы «заглядывает» в их перспективу. Эти идеи часто служат основой подготовки к конституционным реформам и преобразованиям, а в ряде случаев как бы выступают своеобразным «строительным материалом» для них.

Конституционная идеология затрагивает развитие и эволюцию не только основных конституци­онных прав и свобод человека, но и вырабатывает общую стратегию и тактику развития всех прав и свобод человека. При этом, если основные права и свободы человека находят всестороннее обоснова­ние, трактовку, объяснение и аргументацию в конституционной идеологии (вплоть до деталей, част­ностей, отдельных нюансов), то остальные права и свободы человека (отраслевые, касающиеся от­дельных сфер жизнедеятельности человека) затрагиваются в конституционной идеологии в общем виде, без детализации и конкретизации. Последняя (т.е. детализация и конкретизация) дается соот­ветствующими отраслями, подотраслями и институтами права, предметом которых являются эти права и свободы.

Следует сказать о большом влиянии конституционной идеологии на темпы развития законода­тельства о правах и свободах человека. Концентрируя в себе важнейшие представления об обществе, государстве, социумах и личностях, конституционная идеология может высказывать обоснованные суждения о сроках и последовательности принятия нормативных правовых актов, в том числе актов о правах и свободах человека. Она может порекомендовать один из этих актов принять в первоочеред­ном, ускоренном порядке, а с другими пока повременить, подождать. Что касается содержания таких актов, то подробнее рекомендации будут даны ею по актам об основных правах и свободах человека, тогда как содержания актов об остальных правах и свободах человека она коснется лишь в общем плане, без детализации и конкретизации.

При рассмотрении воздействия конституционной идеологии на процессы развития прав и свобод человека нельзя абстрагироваться от ее особенностей, состоящих в том, что она представляет собой совокупность (или систему) взглядов, воззрений, представлений, идей, которые образуют внутренне согласованную, почти непротиворечивую целостность и единство. Все названные компоненты кон­ституционной идеологии действуют в унисон, как бы бьют «в одну точку», взаимно дополняют друг друга, преследуя одни цели и задачи. В литературе даже выделялся признак концептуальности каж­дой идеологии, под которым имеется в виду то, что она (идеология) исходит из одной концепции, пронизана ею от начала до конца.

Правда, в каждом обществе формируется не одна, а несколько разновидностей конституционной идеологии, каждая из них отстаивает свою систему ценностей, решает свои цели и задачи, отличаю­щиеся (иногда существенно) от целей и задач других разновидностей конституционной идеологии. Можно говорить о конституционной идеологии среднего класса собственников-предпринимателей, идеологии рабочих, крестьян, интеллигенции. Все они явно или скрыто борются друг с другом, стре­мятся проводить в жизнь свои установки, воплощать в нормах конституционного права свои взгляды и представления относительно прав и свобод человека. В период выборов в органы государственной власти и местного самоуправления каждая разновидность конституционной идеологии разрабатывает стратегию и тактику тех социальных слоев и групп, чьи интересы она представляет. При этом смысл участия в выборах усматривается в том, чтобы добиться общей победы и получения большинства мест в выборных органах, либо, если не добиться общей победы, то хотя бы провести своих предста­вителей (чем больше, тем лучше) в выборные органы, либо, наконец, просто пропагандировать свою позицию и подвергнуть критике позицию остальных участвующих в выборах сил и группировок. Но особую важность имеет разработка каждой партией, участвующей в выборах, своей избирательной платформы, развернутой программы, которую она планирует реализовать как в случае победы, так и при любом другом исходе выборов. К сожалению, в этом деле Казахстан делает лишь первые шаги и переживает начальный период становления конституционных взглядов и представлений, не говоря уже о сформировавшихся разновидностях конституционной идеологии. В программах партий много дублирования, нет четких, устоявшихся формулировок и выводов, конституционные цели разных социальных слоев и группировок мало чем отличаются друг от друга. Лишь по мере накопления как обществом в целом, так и каждой социальной группой опыта участия в решении конституционных проблем указанные недостатки будут постепенно изживаться.

Следует отметить, что идеологию вообще, конституционную идеологию в частности мы порой идеализировали, односторонне преувеличивая ее достоинства и преимущества. Считалось, что идео­логия, обеспечивая теоретическое отражение действительности, создает предпосылку достижения ею истины. Но мы почему-то игнорировали слова Ф.Энгельса об извращенном характере всякой идеоло­гии, ибо выдвигая классовые цели и задачи, она производила подгонку к ним теоретических взглядов и выводов. По словам Ф.Энгельса, идеология — это выведение действительности не из нее самой, а из представления [2]. Поэтому-то получалось, что задачи и цели определенного социума экстраполи­ровались на все общество, что приводило к смещению выводов и представлений. Точно также пре­увеличивались преимущества конституционной идеологии, вытекающие из теоретического характера отражения в ней жизненных процессов и отношений.

Тем не менее конституционная идеология может приближаться к истине, если она поднимается над интересами какого-то одного социума, старается выйти на общесоциальный уровень познания и отражения действительности. Чем больше в данной разновидности конституционной идеологии эле­ментов общесоциальной значимости, тем больше она в состоянии обеспечить выработку мер в инте­ресах всего общества.

«Постоянное улучшение социального самочувствия казахстанцев, всех слоев и социальных групп казахстанского общества является и будет оставаться на первом плане государственной поли­тики» [3]. При выполнении этой задачи идеология, в том числе конституционная, должна занимать одно из центральных мест.

Список литературы

  1. Фарбер И.Е. Правосознание как форма общественного сознания. — М., Юрид. лит-ра, 1963; Остроумов Г.С. Правовое осознание действительности. — М.: Наука, 1969. — С. 102-102; Баймаханов М.Т. Противоречия в развитии правовой надстройки при социализме. — Алма-Ата: Наука, 1972.
  2. Энгельс Ф.Анти-Дюринг. — М.: Политиздат, 1983. — С. 93.
  3. Назарбаев НА. Повышение благосостояния граждан Казахстана — главная цель государственной политики. Послание Главы государства народу Казахстана // Казахстанская правда. — 2008. — 7 февр. — № 26 (25473).
Фамилия автора: Д.М.Баймаханова
Год: 2008
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика