Основные подходы к трактовке феномена глобализации

Термин «глобализация» впервые употребил в 1983 г. Т.Левит в статье, опубликованной в журнале «Гарвард бизнес ревью», для обозначения феномена слияния рынков отдельных продуктов, производимых отдельными корпорациями. Вплоть до 1987 г. в базе данных Библиотеки конгресса США (Вашингтон) не было книг, в названии которых использовалось бы слово «глобализация». С началом 1990-х годов количество книг и статей, посвященных глобализации, стало резко увеличиваться. Термин получил широкое распространение, однако вызвал в мире широкие дискуссии. Предметом оживленных дебатов служит буквально всё: что такое глобализация, когда она началась, как она соотносится с другими процессами в общественной жизни, каковы её последствия и т.д.

Под глобализацией сегодня понимают:

  • -  исторический период (или эпоху), наступивший после завершения холодной войны;
  • -  трансформацию мировой экономики, буквально направляемую анархией финансовых рынков;
  • -  триумф американской системы ценностей, обеспеченный комбинацией неолиберальной экономической программы с программой политической демократизации;
  • -  ортодоксальную идеологию современных международных отношений;
  • -  технологическую революцию с многочисленными и не до конца ясными социальными последствиями и т.д.

Тем не менее, можно вычленить три основных подхода к трактовке феномена глобализации.

Узкодисциплинарный подход. Ряд исследователей понимают глобализацию узко, как объективный и качественный новый процесс формирования финансово-информационного пространства на базе новых, преимущественно компьютерных технологий и связывает ее начало с 1990-ми годами. Таким образом, подчеркиваются экономические основы происходящих сегодня в мире глобальных изменений. Однако разные авторы выделяют различные аспекты глобализации, например, организационно-управленческий, экономический, технический, пространственный и др. Действительно, на рубеже тысячелетий под воздействием мощных глобальных сил, которые перемещают финансы, технологии, капитал и труд поверх национальных границ в постоянно растущих масштабах, весь мир становится ареной серьезных экономических и социальных изменений.

Идеологический подход. Концепция глобализации рассматривается как новое идеологическое обоснование власти транснациональных корпораций и господства таких международных структур, как Всемирный банк, Международный валютный банк (МВФ) и Всемирная торговая организация (ВТО), а глобализация отожествляется с американизацией мира.

В современном мире глобализация в основном реализуется в соответствии с неолиберальными экономическими принципами, что неизбежно ведет к усилению разрыва между богатыми и бедными странами, усиливает социальную дифференциацию во всем мире. Нынешний вариант глобализации выгоден наиболее развитым в экономическом и технологическом отношении странам, стремящимся обеспечить свое доминирование и в политической сфере. Отсюда проистекает часто встречающееся понятие, что защита прав человека во внешней политике стран Запада «все в большей степени демонстрирует опасные тенденции трансформации в инструмент продвижения безальтернативной модели глобализации, призванной обеспечить, в том числе с применением силы или угрозы силой, наиболее комфортные условия существования развитым странам, способствуя подрыву принципа универсальности прав человека и увеличивая масштабы их нарушений» [1].

Исторический подход. Его представители видят в глобализации своего рода развитие процесса модернизации, современную стадию процесса дальнейшей противоречивой интеграции мира, формирования целостной человеческой цивилизации. Согласно этому подходу глобализация — процесс стадиального становления мира как единого, взаимосвязанного экономического, политического, культурного пространства. То есть глобализация — это процесс, начавшийся еще на ранних этапах истории, но только ныне ставший всеобщим.

Диапазон же сроков начала глобализации, представленный в литературе, весьма велик. Он колеблется в основном от XVI до XX вв. Так, согласно Р.Робертсону, идея глобальности родилась еще во времена Полибия, реально же процесс глобализации начался с XV–XVI вв., особенно активно развернувшись в период с 1870 г. до середины XX в. [2, 111]. Согласно периодизации М.Чешкова, можно выделить праисторию глобализации (протоглобализация — от неолитической революции до Нового времени), предысторию глобализации (зарождение глобальной общности — от Нового времени до эпохи Просвещения и первой промышленной революции) и собственную историю глобализации (формирование глобальной общности за последние 200 лет) [2, 115].

Почему выбран этот исторический рубеж (XV — XVI вв.) предыстории глобализации? Да потому, что это время так называемого европейского чуда, когда Европа постепенно выходила за пределы традиционного общества, нарушая цикличность движения по «круговой орбите» в рамках традиции, и переходила в иной — форсированно-линейный ритм радикальных перемен.

Об этом свидетельствует экономический подъем, длившийся с конца XV до начала XVII вв., культурный (Возрождение) и религиозный (Реформация) всплески. Великие географические открытия, радикально расширившие интеллектуальный горизонт европейцев, положили начало не только самой масштабной европейской экспансии, но и формированию европейской идентичности. В соответствии со взглядами известного философа К.Ясперса, XVI–XVIII вв. стали для европейцев фундаментом культуры, самым богатым источником наших взглядов и представлений. Наконец, это время появления нового типа государств — территориальных — династических, с принципиально иными ролью и местом в жизни общества, которые и образовали первую международную (сначала в масштабах Европы) вестфальскую систему, о кризисе которой заговорили только в конце XX в., когда уже были заложены основы новой формы глобальности — национальной, в рамках «государства — нации».

Таким образом, тенденции к интеграции и сближению между государствами имели место и ранее, но наиболее радикально в первый раз эти тенденции проявились в период с конца XIX в. и до начала первой мировой войны (1870–1914).

Технологической основой первой волны глобализации стали телефон и телеграф в сфере коммуникации, строительство железных дорог, машинное, а затем поточно-конвейерное производство в промышленной сфере, а символом всего этого была Америка. Технологические сдвиги повлекли за собой экономические, выражавшиеся прежде всего в усилении экономической взаимозависимости и формировании единого мирового хозяйства.

О постоянно усиливающейся интернационализации (глобализации) экономического развития свидетельствует и тот факт, что мировая торговля росла быстрее, чем мировое производство, а значит, с каждым годом возрастала роль международных экономических связей. Это подтверждается следующими цифрами: с 1870 по 1917 гг. объем мировой торговли увеличился в среднем на 3,4 %, а обьем мирового производства — на 2,1 %. С 1850 по 1914 гг. население мира увеличилось в 1,5 раза, а международный товарооборот — в 10 раз. Зависимость экономически ведущих стран мира от внешней торговли выросла за этот период в 2,3 раза [3].

Экономическая глобализация во второй половине XIX – начале XX вв. подтолкнула интеграционные процессы и в других сферах. Именно в этот период появляются первые международные межправительственные (Всемирный почтовый союз, Международный союз электросвязи) и неправительственные (Красный крест) организации. Стали проводиться международные спортивные соревнования, что привело к возрождению Олимпийского движения и созданию международных спортивных федераций.

Но наиболее сильно глобализация проявилась в политической сфере. Вслед за мировой экономикой началось формирование мировой политики. Мировое экономическое и социальное развитие проходило под сильным воздействием либеральной политической идеологии.

Либерализм обосновывал необходимость экономической свободы на национальном и международном уровнях, стремился ко все большей взаимозависимости и интеграции как в экономике, так и в политике.

Глобализация оказала прямое влияние и на международные отношения. На рубеже XIX и XX вв. состоялось несколько международных конференций, на которых обсуждались вопросы предотвращения войн и конфликтов, мирного сотрудничества государств, совершенствования норм и принципов международного права. Было широко распространено мнение о том, что в условиях достигнутого уровня экономической взаимозависимости большая война между основными странами мира становится все более невозможной.

Однако экономическая глобализация намного опередила формирование стабильной и устойчивой системы международных отношений, ее институциональное оформление. Несмотря на все разговоры и благие пожелания, реальный механизм предотвращения глобального вооруженного конфликта не был создан. Неадекватная и непродуманная политика «великих держав», реальные и надуманные противоречия между ними привели к первой мировой войне. Эта война, таким образом, оказалась своеобразным итогом первой волны глобальной интеграции, следствием имманентно присущих этой волне внутренних противоречий.

Первая мировая война стала разделительным рубежом между двумя историческими периодами — глобальной интеграции и глобальной дезинтеграции. Хотя после окончания войны была предпринята попытка реализации давнего либерального интеграционного проекта — создание универсальной международной организации (Лиги Наций, 1919–1946), социально-экономическое развитие мира пошло в противоположном направлении.

Неудача Лиги Наций, помимо иных причин, была связана с тем, что в мировой экономике в 1920–1930-е годы преобладала дезинтеграционные тенденции. Государства стремились защитить свои национальные рынки от иностранных конкурентов при помощи высоких таможенных тарифов. Мировая торговля и зарубежные инвестиции перестали увеличиваться, а в некоторые периоды даже сокращались. Так, с 1929 по 1932 гг. в результате мирового экономического кризиса мировое промышленное производство сократилось на 20, а мировая торговля — на 40 %. Экспорт капитала накануне первой мировой войны составлял в среднем более 1 млрд. долл. в год, а в послевоенные годы — всего 110–170 млн. долл. Границы становились все менее прозрачными не только для товаров и капиталов, но и для людей.

Для поездок за рубеж стали нужны паспорта и визы. Некоторые страны (Германия, СССР и др.) резко ограничили зарубежные поездки своих граждан. Повсеместно усложнились условия трудо­устройства иностранцев. В результате сократились трудовая миграция и международный туризм. Многие страны мира стремились к созданию замкнутой автаркической экономики, ограничивали конвертируемость своих национальных валют, что еще более способствовало ослаблению международных экономических связей.

Вторая мировая война способствовала еще большей дезинтеграции мировой экономики. В 1950 г. только шесть стран мира имели свободно конвертируемую валюту. И это мешало как зарубежным инвестициям, так и развитию международной торговли, несмотря на предпринятые при создании Организации Объединенных Наций меры по стимулированию мировой экономики при помощи международных экономических институтов — МВФ, ВБ, ВТО, ЮНИДО и др. Долгое время уровень экономической взаимозависимости, степень вовлеченности отдельных стран в международное разделение труда оставались ниже, чем в начале XX в. К тому же мир оказался расколотым по политико-идеологическому и социально- экономическому признакам на два блока

И только с конца 80-х годов XX в. глобализация становится превалирующей тенденцией в мировом развитии. Поэтому рубеж тысячелетий стал временем интенсивных концептуальных поисков подходов, позволяющих адекватно описывать такой сложный феномен, как глобализация.

 

Список литературы

     1.   Куклина И. Права человека: политическое и гуманитарное измерение // Мировая экономика и международные отношения. — 2000. — № 11. — С. 29.

     2.   Кауфман Ф.Х. Глобализация и общество // Глобализация: контуры 21 века: Реф. сб. / Отв. ред. Ю.И.Игрицкий, П.В.Малиновский. — М., 2002. — Ч.1.

     3.   Актуальные вопросы глобализации // Мировая экономика и международные отношения. — 2000. — № 4. — С. 35.

Фамилия автора: А.К.Капышев
Год: 2007
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика