Основные тенденции смертности населения Казахстана и республик Центральной Азии

Центральная Азия является специфичным по характеру происходящих социально­демографических процессов регионом. Имея много общего в характеристиках населения, каждая страна в отдельности представляет уникальную демографическую модель. На современном этапе ос­новными демографическими проблемами для стран Центральной Азии являются высокие показатели смертности населения в трудоспособных возрастах, архаичная структура заболеваемости, низкие по­казатели средней продолжительности предстоящей жизни.

Последние полтора десятилетия демографическая ситуация в Республике Казахстан была неста­бильной. Длившееся на протяжении почти десяти лет (с 1993 г.) сокращение численности населения, сменилось в 2002 г. тенденцией к росту за счет повышения показателей рождаемости и снижения по­казателей миграционной убыли. Но, по сравнению с другими странами Центральной Азии, для со­временного Казахстана характерны низкие показатели рождаемости, высокие показатели смертности, явный процесс демографического старения и значительный миграционный отток. Все это выделяет Казахстан из демографических закономерностей Центральноазиатских государств [1].

В Казахстане с середины 1950-х и вплоть до начала 1970-х годов общий коэффициент смертно­сти снижался; в 1970— 1980-е — немного увеличился, но колебался в пределах 7,6-8,0 %. С начала 1990-х годов обозначился активный рост показателя: если в 1990 г. величина общего коэффициента смертности составляла 7,7 %, то в 2004 г. — 10,1, в 2005 г. — 10,4, в 2006 г. — 10,3 % (табл. 1). На сегодняшний день среди Центральноазиатских государств Казахстан имеет самый высокий показа­тель смертности. Даже довольно скудные данные по Узбекистану и Туркменистану позволяют сде­лать такой вывод.

Общие коэффициенты смертности по странам Центральной Азии

 

Следует отметить, что показатели смертности городского населения Казахстана всегда были выше, чем сельского, что объясняется более молодой возрастной структурой сельского населения.

 

Показатели смертности в Республике Казахстан по годам на 1000 человек определенной нации

Высокие показатели смертности в Казахстане во многом обусловлены «стареющей» моделью возрастной структуры. Наиболее высокие коэффициенты смертности характерны для этнических групп со «старой» возрастной структурой — украинцев, белорусов, русских, татар (табл. 2). У каза­хов показатель достаточно низкий (1999 г. — 6,6, 2004 — 6,5, 2005 — 6,6 %). Кроме того, рост смертности связан с ухудшением социальных условий и уровня жизни населения в 1990-х годах. Снижение качества медицинского обслуживания, дороговизна лекарственных препаратов и процесса

лечения, а также обострение экологической обстановки во многих регионах Казахстана — все это нашло свое отражение в повышении коэффициента смертности.

В этой связи интересно мнение медиков о причинах высоких показателей смертности в Респуб­лике. По проблемам заболеваемости и смертности населения были взяты экспертные интервью у вра­чей, стаж работы которых составляет более 10 лет и которые, основываясь на собственной врачебной практике, квалифицированно охарактеризовали ситуацию [2,3]. Отвечая на вопрос «Каковы причины высоких показателей смертности в Казахстане на современном этапе?» врачи выделили следующее:

1)   неблагоприятная экологическая обстановка, которая способствует ослаблению иммунитета и приводит к более тяжелому течению заболеваний. «Например, срыв иммунной системы мо­жет привести к появлению онкообразований. На сегодняшний день на фоне ослабленного иммунитета даже те заболевания, которые не представляли раньше угрозы для здоровья, вы­зывают осложнения, а иногда приводят даже к инвалидности»;

2)   низкий уровень социального развития, социальная незащищенность человека. «Люди не мо­гут заниматься своим здоровьем в силу разных причин (занятость, нехватка денег, незнание того, куда можно обратиться, недоверие к поликлиникам и врачам, к традиционной медицине вообще)». «Не обращают на себя внимания люди, озабочены другими проблемами»;

3)   низкий уровень медицинского обслуживания, особенно в сельской местности. «Недостаточно квалифицированных медиков, особенно на селе. Материальные вложения в медицину не под­креплены медицинскими кадрами. В основной массе возраст сельского врача пенсионный и предпенсионный. Прервано поколение врачей — молодежь не хочет ехать в село. ФАП есть практически в каждой сельской местности, они неплохо оборудованы, но нет квалифициро­ванного медперсонала». Кроме того, «нет современных методов диагностики, не разрабаты­ваются методики проведения обследований»;

4)   «элементарная медицинская безграмотность людей», которые вовремя не обращаются за по­мощью к врачам.

Следует отметить достаточно большую разницу в показателях смертности мужского и женского населения во всех возрастных группах. Причем разница начинает значительно увеличиваться с воз­растной группы 20 лет - 24 года и особенно существенной становится с возраста 50 лет и старше [4].

Среди причин смертности населения Казахстана абсолютное «лидерство» принадлежит болез­ням системы кровообращения (инфаркт, ишемическая болезнь сердца, гипертоническая болезнь, ост­рый коронарный синдром). Практически половина всех смертей приходится на эту категорию (1995 г.—   47,6, 1998 г. — 48,7, 2004 г. — 51,1, 2005 г. — 51,6, 2006 г. — 51,9 %) (табл. 3). Один из опрошен­ных врачей, на наш взгляд, довольно емко сформулировал факторы, способствующие росту смертно­сти от болезней системы кровообращения на современном этапе: «Неправильный, малоподвижный образ жизни. Спортом занимаются единицы, мода на тренажерные залы еще не охватила широкие слои населения. Также за последние годы изменился образ жизни людей — мало ходят пешком, мно­гие предпочитают ездить на машинах, особенно мужчины. Изменилась и структура питания — стали употреблять более жирную и рафинированную пищу. Конечно же, стрессы играют большую роль, ведь смертность от болезней системы кровообращения молодеет» [3]. Другим врачом было сделано следующее обобщение: «Интенсивная жизнь, стрессы, социальные потрясения 1990-х годов — вот причины смерти относительно молодого населения от болезней системы кровообращения» [2].

Особую настороженность вызывает рост уровня смертности от несчастных случаев, отравлений и травм: 1995 г. — 13,8, 1999 — 13,3, 2004 — 14,5, 2005 — 14,3, 2006 г. — 14,6 % (табл. 3). Экзоген­ная причина выходит на «второе место» в структуре казахстанской смертности. Причем практически каждый третий случай в этой категории — смертность от убийств и самоубийств, большая часть ко­торых приходится на мужчин трудоспособного возраста [5]. В других странах Центральной Азии не­сколько иная ситуация — первые два места занимают смертность от болезней системы кровообраще­ния и от болезней органов дыхания (туберкулез, бронхиальная астма, пневмония, грипп, ОРЗ, ОРВИ, ХОБЛ) [6].

Значительная доля в структуре смертности приходится на онкозаболеваемость: 1995 г. — 13,1 %, 1999 — 13,2, 2004 — 12,2, 2005 — 11,8, 2006 г. — 11,5 % от общего количества смертей по Республи­ке (табл. 3). Данный статистический ряд демонстрирует некоторое снижение удельного веса смертей от новообразований. Интервью с хирургом-онкологом позволило выявить целый блок причин этой тенденции [2]. Во-первых, так называемое изменение категории — «Если раньше запущенность он­кологических больных определялась по 3-й стадии визуальной локализации и 4-й клинической груп­пе, то в настоящее время запущенность определяется по 3-й стадии визуальной локализации и 4-й стадии». Во-вторых, на современном этапе в качестве причины смерти фиксируется сопутствующее заболевание — «Раньше большое число учетных больных, которым было проведено радикальное спецлечение и которые считались условно излечены, умирая от соматической патологии, автомати­чески зачислялись в группу умерших от онкозаболевания (по основной заболеваемости). В настоящее время смерть от онкопатологий должна быть подтверждена (доказана) клинически, либо паталого- анатомически. Т.е. врач, выписывая документ на умершего, фиксирует, во-первых, основную причи­ну смерти; во-вторых, болезнь, приведшую к смерти». В-третьих, некоторое снижение онкологиче­ской заболеваемости и смертности связано с мероприятиями государственного значения — «Поло­жительные тенденции в оказании онкопомощи есть, особенно в последние 2-3 года. Например, суще­ствует Программа оказания онкопомощи населению Республики. Налажена работа с районами. Есть районные онкологи. Областные врачи 2 раза в год выезжают в районы и прослеживают эффектив­ность работы с онкобольными, проводят профилактические осмотры. Сейчас по Казахстану ведется Канцер-Регистр, в котором собираются сведения на каждого онкобольного, взятого на учет, и сведе­ния о проведенном лечении. Нужно признать, что в последние годы на онкологию обратили внима­ние». Интересным оказался вывод онколога, когда он связал проблему онкозаболеваемости с возрас­тной структурой населения: «В принципе рост онкозаболеваемости — это результат старения населе­ния. Успехи медицины в лечении соматических патологий приводят к росту онкозаболеваемости. Как сказал один из онкологов: Если бы люди жили бесконечно долго, то они умирали бы от рака».

Показатели смертности по причинам смерти 

Одним из самых острых вопросов современного здравоохранения является материнская смерт­ность. В Казахстане имеют место значительные показатели материнской смертности (смерть, которая может возникнуть от момента беременности до 42 дней после родов). Мы имеем возможность про­следить динамику материнской смертности в Казахстане с 1990 г. (рис.). За этот период количество материнских смертей уменьшилось, что особенно отрадно на фоне повышения рождаемости в Казах­стане. Но несмотря на снижение показателя, он остается достаточно высоким.

Материнская смертность отражает как уровень жизни населения, так и уровень здравоохране­ния. Мнение акушера-гинеколога: «Доступность медицинской помощи — одна из причин значитель-
ных показателей материнской смертности. На май 2006 г. только по Карагандинской области зафик­сировано 5 материнских смертей, и каждая смерть — это ЧП для больницы. Умирают и многорожав- шие женщины, и после абортов, особенно криминальных. Играют роль и уровень медперсонала, и нехватка врачей. Как правило, в Центральных районных больницах (ЦРБ) все дежурят «на дому». Т.е. пока всех специалистов (хирургов, анестезиологов ...) соберут, проходит время — иногда до 5 часов. Естественно, если пациентка тяжелая, случай экстренный, то в такой ситуации возможен любой ис­ход, даже смерть» [3].

Большую роль играет контроль за состоянием здоровья каждой конкретной женщины. «Жен­щины беременными не умирают (если это не несчастный случай, убийство, самоубийство). Как правило, женщины умирают после родов. В каждом случае с материнской смертностью всегда есть фон — заболевание почек, анемия, гипертония, сахарный диабет, ожирение... В акушерстве есть понятие риска. На каждую беременную заводится карточка и там определяется степень риска. Сте­пень риска определяется не только по медицинским показателям, но и по социальному уровню (рабо­тает или учится, есть ли муж, дети; все ее болезни, вплоть до того, какими болезнями переболела в детстве, травмы, количество и причины абортов . ). К каждой беременной женщине нужно подхо­дить как к женщине с высокой степенью риска»

Динамика материнской смертности в Казахстане

направлена на привлечение внимания женщин к этому вопросу. Нет системы, которая бы позволяла сохранять здоровье женщин» [3].

Актуальной для Казахстана остается и проблема младенческой смертности. Коэффициент мла­денческой смертности в республике не являлся величиной постоянной (табл. 4). В первой половине 1990-х годов показатели увеличивались. Во второй половине 1990-х и начале 2000-х годов шел про­цесс сокращения числа младенческих смертей в абсолютных цифрах, что также отразилось на коэф­фициентах младенческой смертности (1997 г. — 24,9 %, 2000 — 18,8, 2005 — 15,2, 2006 г. — 13,9 %). На современном этапе это неплохой показатель для Казахстана, учитывая рост рождаемости. По дру­гим странам Центральноазиатского региона младенческая смертность очень высокая [7].

Во время интервью с акушером-гинекологом на вопрос «Чем объяснить снижение количества младенческих смертей в Казахстане во второй половине 1990-х - начале 2000-х годов?» был получен следующий ответ: «Действительно, младенческая смертность сейчас снижается. Можно выделить три основных медицинских фактора, которые на это оказывают влияние. Во-первых, пороки развития плода диагностируются заранее, и такие дети просто не рождаются. Предлагается (и, как правило, делается) аборт по медицинским показаниям. Конечно, дети с пороками развития рождаются, но уже меньше, чем могло бы быть. Во-вторых, в случаях, когда ожидается рождение недоношенных детей, проводится профилактика болезней органов дыхания (таблетки, уколы женщине). В-третьих, бере­менная женщина должна обследоваться на хронические инфекции. Сейчас во время беременности женщина пролечивается от инфекции (таблетки, уколы женщине)» [3].

Коэффициенты младенческой смертности по странам Центральной Азии (число детей, умерших до года на 1000 родившихся живыми) 

 

Более 80 % младенческих смертей в Казахстане отмечалось от состояний, возникающих в пери­натальном периоде (асфиксия, синдром внезапной смерти), от болезней органов дыхания (пневмония, грипп, ОРЗ) и врожденных аномалий (порок сердца, недоразвитие внутренних органов) [8]. Наи­большие показатели смерти младенцев фиксировались у казахов, русских, узбеков. По численности умерших младенцев в абсолютных цифрах печальное «лидерство» сохраняют казахи (1999 г. —

66,6   %, 2004 — 69,0, 2005 — 70,8, 2006 г. — 74,2 % от общего количества умерших младенцев), затем идут русские (1999 г. — 18,0, 2004 — 16,4, 2005 — 14,8, 2006 г. — 13,8 %) и узбеки (1999 г. — 4,3 %, 2004 — 3,8, 2005 — 4,4, 2006 г. — 3,9 %) [9]. Если говорить о показателях младенческой смертности внутри этнических групп, то они достаточно высокие по всем национальностям, правда, с некоторы­ми колебаниями.

Высокий уровень смертности, особенно в детском и трудоспособном возрастах, оказал влияние на сокращение средней ожидаемой продолжительности предстоящей жизни населения (табл. 5).

В 1991 г. средняя ожидаемая продолжительность жизни по Казахстану составляла 67,6 года, к 1995 г. она спустилась до отметки 63,5 года. Во второй половине 1990-х — начале 2000-х годов пока­затель несколько увеличился, составив в 2004 г. — 66,2, в 2005 — 65,9, в 2006 г. — 66,2 года. Низкий показатель средней ожидаемой продолжительности предстоящей жизни существует параллельно с большой разницей между продолжительностью жизни мужчин и женщин: 1991 г. — 62,6 и 72,4 соот­ветственно; 1995 — 58,0 и 69,4; 2000 — 60,15 и 71,1; 2004 — 60,6 и 72,0; 2005 — 60,3 и 71,8; 2006 г.

—   60,6 и 72,0 года. Причем продолжительность жизни горожан на 2-3 года ниже продолжительности

жизни сельчан. Особенно ощутима разница в продолжительности предстоящей жизни среди город­ских и сельских мужчин. В странах Центральной Азии продолжительность предстоящей жизни не­сколько выше, что вполне логично исходя из низких показателей уровня смертности (табл. 5).

Ожидаемая продолжительность жизни при рождении по странам Центральной Азии (лет) 

Примечание. Составлена на основе следующих источников: Охрана окружающей среды и устойчивое разви­тие Казахстана. Стат. сб. — Алматы, 2005. — С. 94-95; Демографический ежегодник Казахстана. 2005. — Ал­маты, 2005. — С. 418; Доклад о человеческом развитии в Центральной Азии. — 2005. — С. 49.

Отмеченные демографические феномены в Казахстане (общая, младенческая, материнская смертности и, наконец, средняя ожидаемая продолжительность предстоящей жизни) за последние полтора десятилетия модифицировались и порой демонстрировали совершенно оригинальные прояв­ления на фоне стран Центральноазиатского региона. Необходимость изучения данных демографиче­ских явлений продиктована нестабильной демографической ситуацией и нерешенностью многих ме­дико-социальных вопросов в Республике Казахстан.

 

Список литературы

  1. Демографический ежегодник Казахстана, 2005. Стат.сб. — Алматы, 2005. — С. 6-10, 412-413, 418-419; Статистиче­ский ежегодник Республики Таджикистан (официальное издание). — Душанбе, 2005. — С. 20-26; Социальные и эко­номические аспекты демографии населения. — Душанбе, 2005. — С. 100-105.
  2. Экспертное интервью с хирургом-онкологом от 27 апреля 2006 г. (запись беседы).
  3. Экспертное интервью с акушером-гинекологом от 30 мая 2006 г. (запись беседы).
  4. Демографический ежегодник Казахстана. Стат.сб. — Алматы, 1998. — С. 107-108; Демографический ежегодник Ка­захстана, 2005. — С. 50-51.
  5. Демографический ежегодник Казахстана, 1998. — С. 114, 116; Демографический ежегодник Казахстана, 2005. — С. 349-351.
  6. Исламов Ф.С. Тенденции демографического развития Республики Таджикистан. — Душанбе, 2005. — С. 85-86; Сат- торова Ф.М. Воспроизводство населения в новых условиях. — Худжанд, 2004. — С. 16; Социальные и экономические аспекты демографии населения. — С. 17.
  7. Демографический ежегодник Казахстана, 2005. — C. 417; Демографическое исследование. — Таджикистан, 2002. — С. 58-60; Социальные и экономические аспекты демографии населения. — С. 27.
  8. Основные итоги естественного движения населения за 1997 г. — Алматы, 1998. — С. 46; Основные итоги естественно­го движения населения за 1998 г. — Алматы, 1999. — С. 42; Естественное движение населения Республики Казахстан.— Алматы, 2006. — С. 19-21.
  9. Демографический ежегодник Казахстана, 2005. — C. 52

[1] Демографический ежегодник Казахстана. Стат.сб. — Алматы, 2005. — С. 418.
[2] Здоровье населения и здравоохранение в Республике Казахстан. Стат.сб. — Алматы, 2006. — С. 144.
[3]   Данные за 1998 г. 
Фамилия автора: Е.П.Зимовина
Год: 2007
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика