Защита человеческих и гражданских прав и свобод при осуществлении оперативно-розыскной деятельности в Литве

Проблемы, создаваемые растущей преступностью, актуальны для всех стран, но особенно это актуально для посткоммунистического пространства. С одной стороны, преступники для совершения незаконной деятельности, ее маскировки, противостояния правоохранительным органам используют новые методы и способы. Представители организованной преступности хорошо осведомлены о возможностях и методах, применяемых в оперативной деятельности расследования и раскрытия преступлений и их превенции. С другой стороны, с усилением борьбы с преступностью средствами оперативно-розыскной деятельности всё более актуальными становятся проблемы охраны и обеспечения конституционных прав человека. Государство при достижении всё лучших результатов в борьбе с преступностью должно не забывать и о защите человеческих прав и свобод1.

Реализация субъективных прав одного человека всегда противопоставляется правам и законным интересам другого человека или затрагивает их. Задача государства заключается в создании такого правового порядка, чтобы свобода каждого человека была согласована со свободой других людей. Такой согласованности невозможно достичь без механизма ограничения определённых прав человека и гражданина. Ограничениями достигается благородная цель — социальное согласие, т.е. совместное проживание людей на определённой территории с целью достижения как можно высшего уровня индивидуального развития [2; с. 126].

Оперативно-розыскная деятельность и является одним из специфических правовых средств борьбы с преступностью, характер, цель и применяемые способы которых не могут не ограничить определённые Конституцией гарантированные права и свободы человека. Конституционный суд Литовской Республики указал, что стремление открытого, справедливого, гармоничного гражданского общества и правового государства предполагает безопасность от преступного покушения каждого человека и всего общества. Обеспечение такой безопасности является одной из обязанностей государства и одной из приоритетных её задач. Это необходимо, потому что преступность нарушает основные права и свободы личности, негативно влияет на благополучие общества, подрывает основы экономической и политической жизни государства. С распространением преступности, особенно организованной, коррупции подрывается доверие к государственной власти, законам, возрастает неуважение к существующему порядку. Государство вынуждено принимать различные правовые меры, позволяющие хоть как-то контролировать преступность. Государство в борьбе с растущей преступностью вынуждено использовать различные специальные методы расследования, характер и форма которых определяются опасностью, сложностью, распространённостью отдельных категорий преступлений. Создавать такие специальные мероприятия, методы и использовать их при раскрытии преступлений, установлении виновных лиц в их совершении, оправданно и необходимо, поскольку некоторые преступления обычными методами раскрыть часто бывает невозможно. Как правило, это самые опасные, хорошо организованные или очень латентные преступления, создающие реальную угрозу обществу и даже безопасности государства3.

Однако однозначно признаётся, что основой и гарантом охраны конституционных прав человека является конкретная правовая регламентация деятельности специальных государственных органов. Государство обязано создать такой механизм правового регулирования. В противоположном случае человек не будет иметь возможности защитить свои права и законные интересы.

В Литовской Республике правовая регламентация оперативно-розыскной деятельности началась только после восстановления независимости страны в 1990 г. До этого оперативно-розыскная деятельность в Литве, как и в других Советских Республиках, регламентировалась подзаконными нормативными актами. В тоталитарных государствах оперативно-розыскная деятельность была скрытной. Она проводилась, руководствуясь инструкциями ведомственного характера [4; с. 90]. В ст. 50 Уголовно-процессуального кодекса Литовской ССР было предусмотрено, что органу дознания поручается принимать нужные оперативно-розыскные меры5. Очевидно, что при переходе из тоталитарного режима в демократический такой правовой регламентации оперативно-розыскной деятельности было недостаточно.

Впервые после восстановления независимости Литовской Республики оперативно-розыскная деятельность на уровне закона была закреплена Законом «О полиции» от 11 декабря 1990 г.6. В ст. 20 сформулировано, что оперативно-розыскная деятельность — это действия непубличного характера по раскрытию и превенции преступлений, которые используются для сбора информации о готовящихся и совершённых преступлениях. В данной статье были названы черты оперативной деятельности, выделяемые даже и сегодня: 1) она осуществляется только по отношению к объектам, связанным с криминальной активностью или с государственной безопасностью; 2) ее осуществляют только специальные полномочия, имеющие определённые подразделения государственных органов; 3) она является публичной и скрытой деятельностью разведывательного характера. Однако такая регламентация была недостаточной не только для сотрудников субъектов оперативной деятельности, но и для защиты человеческих и гражданских прав и свобод.

Приняв во внимание потребности того времени, 15 июля 1992 г. Верховный Совет Литовской Республики принял первый «Закон об оперативно-розыскной деятельности»7. Это событие имело не только юридическое, но и социально-политическое значение для страны, что было важным шагом в сторону развития правового государства. Вместе с тем это явилось и гарантом, обеспечивающим конституционные права человека и гражданина. К сожалению, этот Закон был несовершенным с точки зрения законодательной техники. В тот же день Верховным Советом Литовской Республики было принято Постановление «О вступлении в силу Закона об оперативно-розыскной деятельности», в котором были предусмотрены субъекты оперативно-розыскной деятельности, даны определения упо­требляемым понятиям8. Закон противоречил положениям Конституции Литовской Республики, которая предусматривала возможные ограничения прав и свобод человека только решением суда, в то время как Закон об оперативно-розыскной деятельности все действия, ограничивающие права человека, разрешал санкционировать Генеральному прокурору или уполномоченному им лицу [1; с.7]. Надо было устранять вышеназванные и другие недостатки этого закона.

6 июня 1997 г. Сеймом Литовской Республики был принят новый «Закон об оперативно-розыск­ной деятельности»9,в котором преследовались три основные цели: 1) устранить несоответствия, противоречия между Конституцией Литовской Республики и требованиями Европейской конвенции по охране прав и основных свобод человека; 2) создать эффективный механизм парламентского контроля над субъектами оперативно-розыскной деятельности; 3) узаконить новые оперативно-розыскные действия, позволяющие осуществлять более эффективный контроль за преступными объединениями. Новыми были следующие оперативно-розыскные действия: обязанность декларировать имущество или доходы лица и (или) членов его семьи, временное ограничение имущественных прав, обязанность нотариусов и банков предъявлять информацию о заключённых гражданских сделках. Надо признать, что поставленные цели были достигнуты.

Несмотря на то, что «Закон об оперативно-розыскной деятельности» 1997 г. более соответствовал требованиям времени, он недостаточно гарантировал соблюдение основных прав и свобод человека. В целях избежания злоупотреблений при осуществлении оперативно-розыскной деятельности необходимо предусмотреть достаточно гарантий. Очевидным недостатком закона было то, что не была гарантирована защита лица, против которого осуществлялись оперативно-розыскные мероприятия. Подобные требования сформулированы Европейским судом по правам человека4.

С целью устранения несоответствий требований закона правам человека 20 июня 2002 г. Сеймом Литовской Республики был принят новый «Закон об оперативно-розыскной деятельности»10. Защите человеческих и гражданских прав и свобод при осуществлении оперативной деятельности посвящена его 6 ст., которая гласит, что в ходе выполнения оперативной деятельности не могут быть нарушены человеческие и гражданские права и свободы. Отдельные ограничения этих прав и свобод носят временный характер и могут применяться только в установленном законодательством порядке в целях защиты прав и свобод, собственности другого лица, общественной и государственной безопасности. Субъектам оперативно-розыскной деятельности запрещается провоцировать лиц на совершение преступных деяний. В случаях нарушения человеческих и гражданских прав и свобод субъекты оперативно-розыскной деятельности в установленном правовыми актами порядке обязаны восстановить нарушенные права и возместить ущерб. Не подлежат передаче или раскрытию полученные в ходе оперативно-розыскной деятельности сведения о личной и семейной жизни человека и унижающие его честь и достоинство. После завершения оперативно-розыскного расследования, в случае неподтверждения оперативной информации об объекте оперативно-розыскной деятельности, собранная о частной жизни информация в течение 3 месяцев подлежит уничтожению. Лицо, считающее, что действиями субъектов оперативно-розыскной деятельности были нарушены его права и свободы, может обжаловать эти действия у руководителя субъекта оперативной деятельности, прокурора или в суде.

Для избежания злоупотреблений при выполнении оперативно-розыскных действий в Законе предусмотрена система контроля и надзора над оперативной деятельностью. Её составляет внутренний контроль субъекта оперативной деятельности (ст. 20), правительственный контроль (ст. 22) и парламентский надзор (ст. 23). Координирование оперативно-розыскных действий и контроль за их правомерностью осуществляются генеральным прокурором и уполномоченными им лицами (ст. 21).

В законе провозглашена новая система общих принципов оперативно-розыскной деятельности, которая основывается на принципах законности, обеспечения человеческих и гражданских прав и свобод, защиты общественного интереса, сочетания открытых и скрытых методов (ст. 4).

Несмотря на упомянутые положительные стороны «Закона об оперативно-розыскной деятельности» Литовской Республики ясно, что отдельные ограничения конституционных прав и свобод человека в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельность неизбежны.

Больше всего дискуссий вызывают оперативно-розыскные действия, в ходе которых собирается информация, касающаяся ограничения неприкосновенности частной жизни человека. Это ограничение применяется только в тех случаях, когда возникает конкуренция между правом человека на тайну частной жизни и охраной общественного интереса, в этих случаях приоритет отдается последнему [11; с.57]. В этой дискуссии важно понять, что интервенция в сферу частной жизни человека оправданна и возможна только в том случае, когда другими средствами и методами невозможно или очень трудно получить данные, важные для пресечения или расследования преступного деяния. Поэтому выполнение оперативно-розыскных действий определяется сложившимися условиями крайней необходимости. Это такая ситуация, когда при конкуренции двух законов охраняемых ценностей одна из них жертвуется с целью сохранения другой — более важной. Например, когда для защиты интересов общества и государства законно ограничивается частная жизнь отдельного лица. С другой стороны, Конституционный суд Литовской Республики указал, что лицо, совершив преступление или другие противоправные деяния, не имеет и не может надеяться на тайну частной жизни. Предел охраны частной жизни человека кончается тогда, когда он своими противоправными действиями нарушает охраняемые законом интересы, причиняет вред отдельным лицам, обществу и государству 3. Это означает, что той частью и в тех объёмах, в которых лицо покушается на охраняемую законом и правом ценность, он теряет конституционные гарантии охраны частной жизни. Появляется возможность по отношению к этим лицам (при расследовании и пресечении совершаемых ими преступлений) использовать оперативно-розыскные действия, т.е. применить методы и средства оперативно-розыскной деятельности. Тем не менее, ограничение частной жизни лица, в отношение которого применяются оперативно-розыскные действия, очень тонкий вопрос. Поэтому в Законе об оперативно-розыскной деятельности Литовской Республики сформулированы дополнительные требования, подлежащие соблюдению в обязательном порядке при выполнении оперативно-розыскных действий. Должностное лицо субъекта оперативно-розыскной деятельности в ходе выполнения оперативных действий должно соблюдать общепризнанный принцип — законная цель должна достигаться законными средствами. Этот принцип сформулирован в положениях закона. В ст. 6 законодатель императивно указывает, что при выполнении оперативных действий должностные лица субъектов оперативной деятельности должны принять во внимание опасность преступных умыслов для лица, общества и государства 10. Здесь отражается принцип пропорциональности и рациональности, т.е. интенсивность осуществляемых оперативно-розыскных действий расследуемого преступного деяния должна соответствовать опасности преступных посягательств. В противном случае возникает реальная угроза переступить разумную черту ограничения частной жизни лица. Информация о частной жизни лица должна собираться не только на законных основаниях, но и с соблюдением установленного Законом порядка и процедур.

По Закону Литовской Республики «Об оперативно-розыскной деятельности» действия, при выполнении которых собирается информация, ограничивающая частную жизнь лица, могут проводиться только после получения санкции соответствующего судьи или прокурора (ст.ст. 10–13). Основанием для обращения за получением разрешения на выполнение санкционированного действия служит начатое оперативно-розыскное расследование (ст. 9). Закон не предусматривает никаких исключений, позволяющих выполнение настоящих действий без возбуждения оперативно-розыскного расследования и получения санкции. Лица, нарушившие эти требования, несут ответственность в установленном законодательством порядке, а информация, собранная во время этих действий, подлежит уничтожению. Такой сложный и многоэтапный порядок получения разрешения на выполнение санкционированных действий установлен, потому что этими действиями должностные лица субъекта оперативно-розыскной деятельности непременно вторгаются в частную жизнь лица. Другим основанием именно такой регламентации выполнения указанных действий служит то, что они являются действиями наступательно-разведывательного характера и абсолютно скрытные. Человек не знает, что в отношении него выполняются оперативно-розыскные действия.

Несмотря на то, что Закон Литовской Республики «Об оперативно-розыскной деятельности» предусматривает достаточно строгий порядок проведения оперативно-розыскных действий, которыми ограничивается частная жизнь лица, часто в судах защита пытается доказать, что эти действия были осуществлены незаконно и без соблюдения установленной процедуры. Такая ситуация возникает потому, что во время расследования каждое требующее санкции оперативно-розыскное действие, должно быть отдельно санкционировано. В связи с этим возникает реальная возможность нарушить установленную процедуру и порядок санкционирования упомянутых оперативно-розыскных действий должностными лицами оперативно-розыскных субъектов. Эту проблему можно было решить, если бы, например, надлежащий судья мотивированным постановлением санкционировал оперативно-розыскное расследование. В таком случае во время санкционированного оперативно-розыскного расследования можно бы было использовать все оперативно-розыскные действия, в том числе и те, которыми ограничивается частная жизнь лица. Это бы содействовало решению возникающих проблем законности использования оперативно-розыскных действий, эффективнее бы действовал механизм защиты человеческих и гражданских прав и свобод человека.

Принципы оперативно-розыскной деятельности требуют безоговорочного соблюдения конституционных права и свобод граждан, ставших ее объектами. Государство, узаконившее оперативную деятельность, должно соблюдать цивилизованные формы борьбы с преступностью, в противном случае, оно ничем не будет отличаться от тех лиц, с которыми ведётсяборьба.

 

Список литературы

     1.   Lietuvos Respublikos Konstitucija. Lietuvos Respulikos piliečių priimta 1992 m. spalio 25 d. referendume. — Vilnius: Teisinės informacijos centras, 2002.

     2.   Petrošius D. Operatyvinės veiklos įstatymo raida žmogaus teisių apsaugos kontekste // Jurisprudencija: MRU mokslo darbai. — 2004. — T. 63(55).

     3.   Lietuvos Respublikos Konstitucinio Teismo nutarimas,, Dėl Lietuvos Respublikos operatyvinės veiklos įstatymo 2 straipsnio 12 dalies, 7 straipsnio 2 dalies 3 punkto, 11 straipsnio 1 dalies ir Lietuvos Respublikos baudžiamojo proceso kodekso 198–1 straipsnio 1 bei 2 dalių atitikimo Lietuvos Respublikos Konstitucijai» // Valstybės žinios. — 2000. 05.12. № 39–(1105).

     4.   Katuoka S. Policija ir žmogaus teisės. — Vilnius: Europos Tarybos informacijos ir dokumentacijos centras, 1998.

     5.   Lietuvos TSRS Baudžiamojo proceso komentaras. — Vilnius: Mintis, 1989.

     6.   Lietuvos Respublikos policijos įstatymas // Valstybės žinios. — 1991. 01.20. № 2 — (22).

     7.   Lietuvos Respublikos operatyvinės veiklos įstatymas // Valstybės žinios. — 1992. 08.10. — № 22 — (639).

     8.   Lietuvos Respublikos Aukščiausiosios Tarybos nutarimas, Dėl Lietuvos Respublikos operatyvinės veiklos įstatymo įsigaliojimo» // Valstybės žinios. — 1992. 08.10. № 22 — (640).

     9.   Lietuvos Respublikos operatyvinės veiklos įstatymas // Valstybės žinios. — 1997. 06.06. № 50 — (1190).

  10.   Lietuvos Respublikos operatyvinės veiklos įstatymas // Valstybės žinios. — 2002. 06.28. № 65–(2633).

  11.   Jovaišas K. Informacijos apie privatų žmogaus gyvenimą rinkimo teisėtumo kriterijai // Teisės problemos: Teisės institutas. — 2004. № 2 (44).

Фамилия автора: Я.Ч.Юшкявичюте, С.К.Мулявичюс
Год: 2006
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика