Влияние факторов внешней и внутренней среды на эффективность промышленного производства в Казахстане

Одной из главных задач Стратегии индустриально-инновационного развития Казахстана на 2003-2015 гг. является повышение производительности труда к 2015 г. по сравнению с 2000 г. не ме­нее чем в три раза и снижение энергоемкости ВВП в два раза [1].

Поэтому исходя из системного похода к организации как к открытой системе, действующей во внешней среде, рассмотрим, прежде всего, именно влияние факторов внешней среды на производи­тельность и эффективность производственной деятельности предприятия. Для анализа можно вос­пользоваться опубликованными результатами анализа влияния ряда факторов внешней среды на про­изводительность в американской промышленности, начиная с 70-х годов прошлого столетия. В ос­новном эти же факторы внешней среды оказали и продолжают оказывать в последние годы влияние на производительность в промышленном комплексе Республики Казахстан. Основными из этих фак­торов являются:

1)  высокая стоимость энергии;

2)  жесткое правительственное регулирование;

3)  налоговая политика;

4)  социальные факторы;

5)  характер собственности в экономике;

6)  инфляция и накопление капитала;

7)  международная конкуренция.

Высокая стоимость энергии. В современном обществе, характеризуемом как индустриальное, общим базовым ресурсом для обеспечения производства товаров и услуг служит энергия (энергоно­сители). Наличие дешевой энергии и соответственно высокая энерговооруженность производства в течение длительного времени были одним из важных преимуществ Америки в конкуренции с други- ми странами. Рост цен на нефть в 1970-х гг. и, как следствие, на другие виды энергоресурсов, в том числе на электроэнергию, отрицательно повлиял на затраты в производстве и на производительность во всех странах, но наиболее отрицательно он сказался на американской промышленности. Следует при этом иметь в виду, что большинство промышленных предприятий развитых стран в то время бы­ли спроектированы с учетом использования дешевых видов ископаемого топлива. И это потребовало огромных средств и усилий для перевода существующего производства на энергосберегающие тех­нологии, что привело к падению производительности. После понижения цен на нефть производи­тельность в перерабатывающей промышленности, которая в наибольшей степени подверглась техно­логическому перевооружению (чтобы выжить!), стала расти более быстрыми темпами по сравнению с другими сферами общественного производства и услуг.

В нашей стране сложилась аналогичная ситуация, но со сдвигом во времени. Учитывая замкну­тость экономики бывшего Советского Союза и наличие дешевых сырьевых ресурсов, в том числе энергоносителей, проблемы внедрения энергосберегающих технологий начали осознаваться значи­тельно позже и остро встали только в начале 1990-х гг., после распада СССР. С учетом проводимого реформирования экономики в нашей республике эти проблемы приходится решать в более сложной обстановке.

Рост производства и потребления электроэнергии в Казахстане на период до 2015 г. показан в таблице.

Таблица

Динамика производства и потребления электроэнергии, млрд. кВт-ч

Показатели

2005 г.

2008 г.

2010г.

2015г.

Производство электроэнергии

67,6

79,0

85,0

102,0

Потребление электроэнергии

68,2

76,5

81,0

96,5

Примечание. Данные работы [2, 83].

В Казахстане потребление электроэнергии в 2005 г. составило 68,2 млрд. кВт-ч (см. табл.), а в

2006    г. — 71,6 млрд. кВт-ч. Как видим, прогресс не стоит на месте. Постоянно реконструируются старые и вводятся в строй новые промышленные объекты, ориентированные на выпуск инновацион­ной конкурентоспособной продукции. Нехватка электроэнергии ощущается уже сегодня, а в 2009 г. страна будет испытывать дефицит порядка 5 млрд. кВт-ч. Поэтому Министерство энергетики и мине­ральных ресурсов Республики Казахстан принимает экстренные меры по вводу новых традиционных энергетических объектов.

Так, в республике для недопущения дефицита электроэнергии планируется до 2015 г. построить ряд новых генерирующих мощностей и реконструировать существующие.

Предусматривается реализация проектов по реконструкции и техническому перевооружению как электростанций национального значения — Экибастузской ГРЭС-1, Аксуской ГРЭС, Караган­динской ГРЭС-2, так и региональных энергоисточников.

Планируются ввод в строй до 2015 г. двух энергоблоков на Экибастузской ГРЭС-2 мощностью 500 МВт каждый, завершение строительства Акмолинской ТЭЦ-3 мощностью 240 МВт, Семипала­тинской ТЭЦ-3 — 190 МВт, Карагандинской ТЭЦ-4 — 500 МВт, Кандыагашской ГТС — 100 МВт. Кроме того, намечается построить газотурбинные электростанции на западе Казахстана общей мощ­ностью 600 МВт. а также Балхашскую ТЭС (до 2000 МВт) и ряд других.

Предусматривается строительство гидроэлектростанций, в том числе крупных: Мойнакской — 300 МВт, Булакской — 78 МВт, Кербулакской — 50 МВт, а пиковые мощности Шульбинской ГЭС планируется увеличить на 430 МВт, Капчагайской ГЭС — на 120 МВт и т.д. [2; 84-85].

Если сравнить уровни потребления энергоресурсов развитых стран и Казахстана, то удельная энергоемкость нашего ВВП превосходит мировые показатели в несколько раз, к примеру, США — в 2,5 раза, Дании — в 3,5, Японии — вчетверо. Необходимо идти по пути применения энергосбере­гающих технологий. Благодаря альтернативным источникам сама энергетическая система может стать более эффективной.

Обобщение мировой практики показывает, что с помощью возобновляемой энергетики не толь­ко улучшается экология, но и открываются новые возможности экономического развития страны.

Дело в том, что Казахстан обладает значительным потенциалом возобновляемой энергии в виде энер­гии воды, ветра и солнца. Потенциал столь значителен, что способен покрыть большую часть ныне потребляемой республикой энергии. Казахстан обладает колоссальным потенциалом солнечной энер­гии. Количество солнечных часов в нашей стране в год достигает 2200-3000, но это практически не используется, как и потенциал энергии воды [3, 4].

Теоретический потенциал энергии ветра в Казахстане составляет 1820 млрд. кВт-ч. Только в Джунгарских воротах ветростанция мощностью до 1000 МВт позволит выработать около 3 млрд. кВт-ч электроэнергии в год. Этот объем полностью покроет потребности Южного Казахстана в электроэнергии, и достаточное количество пойдет на экспорт. Программа развития ООН преду­сматривает строительство в этом месте пилотной ветроэлектростанции мощностью пять МВт и раз­работки Программы развития ветроэнергетики в Казахстане. Но для эффективного развития ВИЭ (ветровые источники электроэнергии) в стране необходимо срочно разработать весь пакет норматив­но-правовой базы и привлечь к использованию этого мощного энергопотенциала внимание Прави­тельства Республики Казахстан [5, 6].

Жесткое правительственное регулирование. В американской промышленности это регулирова­ние выразилось в росте законодательных и других актов правительства, штатов и муниципалитетов по обеспечению снижения загрязнения среды, которые в 1970-е годы привели к снижению темпов технологического перевооружения производства из-за отвлечения средств на природоохранные ме­роприятия и на охрану здоровья. В длительной перспективе эти необходимые меры приведут к сни­жению потерь рабочего времени, что положительно повлияет на производительность. Кроме того, снижение загрязнения среды уменьшает расходы правительства на ликвидацию загрязнений, произ­водимых отраслями промышленности.

В нашей стране эти проблемы носят иной характер, чем это было в США в 1970-е годы. Жесткое правительственное регулирование имеет место в других областях, но также сказывается на произво­дительности: регулирование численности занятых, регулирование изменения цен на выпускаемую продукцию при свободных рыночных ценах на ресурсы, регулирование на валютном рынке и т.п.

Особое внимание в Казахстане придается регулированию численности занятых через особенно­сти функционирования рынка труда. Как следствие, начиная с 2000 г., в республике стало наблюдать­ся снижение безработицы, рост экономической активности населения, увеличение численности заня­тых. Так, в 2006 г. уровень безработицы составлял 7,8 % против 12,8 — в 2000 г., а во втором кварта­ле 2007 г. — 7,3 %. Численность безработного населения в 2006 г. составила 625,4 тысячи человек и сократилась за семь лет на 281 тысячу человек. Необходимо отметить, что уровень безработицы, рас­считанный по методологии МОТ, в Казахстане все еще выше уровня безработицы в странах с разви­той рыночной экономикой, за исключением Израиля, Испании, Турции, Финляндии, где он составил 10,7, 11,3, 10,5 и 9,0 % соответственно. Особым моментом при сопоставлении уровня безработицы в Казахстане с этими странами является то, что в Казахстане в последние годы наблюдается ярко вы­раженная тенденция ее снижения, в то время как в Израиле, Турции и Финляндии наблюдался ее рост.

Реструктуризация экономики, развитие малого и среднего предпринимательства содействуют увеличению доли занятых на частных предприятиях и в сфере частного бизнеса. В 2006 г. среди заня­тых было 5,7 миллиона человек, или 77 % имели работу на предприятиях и у физических лиц с част­ной формой собственности. Более половины занятых (3,8 миллиона человек) — мужчины и 48,6 % (3,6 миллиона человек) — женщины.

Для отраслевой структуры занятого населения характерна тенденция ее перераспределения меж­ду секторами экономики. Более 3,7 миллиона человек, или половина всех занятых в 2006 г. осущест­вляли различные услуги населению. На предприятиях промышленности в 2006 г. имели работу

0,      9 миллиона человек (12,2 % от всех занятых), строительства — 0,5 миллиона человек (6,2 %). В сельском, лесном и рыбном хозяйстве заняты 2,3 миллиона человек, или 31,5 % от занятого населе­ния.

Налоговая политика. Налоги на предпринимательскую деятельность в сфере материального про­изводства (в том числе в государственном секторе) представляют издержки. Их высокий уровень приводит к росту цен и снижению производительности. Рост цен снижает возможности накопления и соответственно объемы средств, предназначенных для капиталовложений, что в свою очередь снижа­ет возможности увеличения производительности за счет технического перевооружения и внедрения новых, более экономичных в производстве изделий. До тех пор пока налоговое законодательство не будет стимулировать капиталовложения в более эффективное оборудование, предприятия будут от- кладывать сроки таких капиталовложений. Следует отметить, что начало роста производительности в американской промышленности с середины 80-х годов в определенной мере связывается с введением более либерального налогообложения капиталовложений и с законом о реформе налоговой системы 1986 г. Опыт отдельных государств СНГ (в частности, России) также подтверждает прогрессивное значение снижения налоговой нагрузки на развитие производства.

В этом плане требуется дальнейшее реформирование налоговой системы и в Республике Казах­стан. Направленность реформирования должна, прежде всего, стимулировать повышение производи­тельности и эффективности общественного производства, а также возможность повышения платеже­способного спроса на внутреннем рынке.

Социальные факторы. Снижение производительности в американской промышленности в 1970­х гг. корреспондируется с волной социальных перемен, начатых в 1960-е гг. Эти перемены вырази­лись в ряде социальных установок, новых ценностях и изменении поведения в социальной жизни, приведших к отрицательным воздействиям на производительность труда. Возросли алкоголизм, нар­комания, воровство, насилие; налицо нежелание добросовестно трудиться, низкие моральные устои и т.п. Возрос процент малоопытных и менее производительных рабочих. Возникшее у некоторой час­ти населения чувство обреченности, политический протест также оказали неблагоприятные воздейст­вия на работу предприятий. Повышение производительности труда в 1980-е гг. частично явилось ре­зультатом положительного изменения отношения людей к труду и возвратом к более консервативной трудовой этике 1950-х годов.

Необходимо отметить, что в Казахстане с учетом зарубежного опыта в данном направлении уде­ляется особое внимание росту благосостояния населения. Тем более стабилизация макроэкономиче­ской ситуации в стране, рост промышленного производства и ВВП создали экономическую основу для повышения благосостояния казахстанцев. За период 1997-2006 гг. реальные доходы населения, определяющие уровень и качество жизни, увеличились в 1,9 раза, реальная заработная плата, состав­ляющая основу доходов населения, — в 2,4 раза.

Важнейшим направлением социальной политики государства стало целенаправленное повыше­ние заработной платы работников бюджетной сферы. Так, в 2007 г. рост заработной платы работни­ков этой сферы составил 30 %, и, как отмечается в Послании Президента Республики Казахстан

2007   г., это направление социальной политики будет продолжено, что свидетельствует о признании ключевой роли социального сектора в накоплении и развитии человеческого потенциала страны [7; 4-5].

Рост доходов населения непосредственно отражается на повышении его платежеспособного спроса, стимулирующего производство потребительских товаров и услуг. Объем розничного товаро­оборота в натуральном выражении за 1995-2006 гг. увеличился в республике в четыре раза, в сред­нем на душу населения продажа потребительских товаров выросла с 9,5 тысячи тенге в 1995 г. до 109,1 тысячи тенге в 2006 г.

Об улучшении благосостояния свидетельствует динамика обеспеченности населения товарами культурно-бытового и хозяйственного назначения. Если в 1995 г. на 100 семей приходилось 116 теле­визоров, то в 2005 г. — 163, число холодильников возросло со 108 до 126 штук, стиральных машин

—   с 97 до 110, магнитофонов и видеомагнитофонов — с 84 до 159.

В последующие годы также необходим продуктивный комплексный подход к рассматриваемой проблеме с учетом ее воздействия на повышение производительности общественного труда и роста уровня жизни населения Республики Казахстан.

Характер собственности в экономике. Одним из основных факторов устойчивого роста произ­водительности в Японии и спадов производительности в Америке по оценке экспертов является ха­рактер собственности в промышленности и экономике в целом.

В Японии акции корпораций в основном принадлежат банкам или другим компаниям, которые редко их продают с целью покупки других, более привлекательных акций (ценных бумаг). Интерес акционеров в большей мере связан с устойчивым ростом и стабильностью фирм, акции которых им принадлежат, чем с немедленными финансовыми дивидендами. Поэтому они поощряют инвестиции в научно-исследовательские работы, долгосрочные программы развития производства, улучшение условий труда, что приносит успех японским фирмам в длительной перспективе и позволяет иметь более высокие темпы роста производительности. В США акции большинства промышленных фирм принадлежат частным лицам или организациям, купившим их на фондовых биржах. Владельцы ак­ций заинтересованы в получении как можно большего дохода на вложенный капитал сегодня или в ближайшее время. Они не делают особой ставки на успех фирмы в длительной перспективе, для них важны дивиденды. Такая специфика поведения акционеров в меньшей степени способствует поддер­жанию высоких темпов роста производительности. Следует однако оговориться, что речь идет о тен­денции для большой выборки фирм. В то же время и в американской промышленности есть много фирм, в том числе крупнейших, которые обеспечивают высокие темпы роста производительности за счет существенных инвестиций в новации и конкурентоспособность на мировом рынке.

Весьма интересным является вопрос о собственности на минерально-сырьевые ресурсы. В на­стоящее время правительства и компании проводят обычно переговоры в рамках одной из двух ос­новных систем — концессионной и контрактной. Главным различием между ними является как раз отношение к вопросу о собственности на минеральные ресурсы. Источником различий являются про­тивоположные культурные традиции англосаксонских стран и Франции. Отношение к вопросу о соб­ственности определяют не только различия в языке и жаргоне фискальных систем, но и в моделях расчетов.

Концессии, как следует из самого термина, предполагают частную собственность на минераль­ные ресурсы. Соединенные Штаты, конечно, являются примером системы, в которой отдельные лица могут владеть правом на минеральные ресурсы. Эта концепция собственности является порождением англосаксонской правовой традиции. В большинстве стран все минеральные ресурсы принадлежат государству, но в рамках концессионных договоров права на месторождения передаются добываю­щим компаниям. В этом случае компания должна платить роялти и налоги.

В рамках контрактной системы право собственности на месторождения минеральных ресурсов сохраняется за государством. Нефтяные компании в соответствии с договором о разделе продукции или сервисным контрактом (service contract) получают право только на часть добываемого сырья или доходов от продажи нефти и газа.

Идея о разделе продукции восходит к Кодексу Наполеона, в соответствии с которым подземные богатства не должны принадлежать отдельным гражданам, а только государству — на благо всех его граждан. Эта же правовая концепция нашла воплощение в статье 33 Конституции Индонезии от 1945 г. [8; 312].

Именно индонезийское правительство в начале и середине 1960-х гг. заключило с нефтяными компаниями первые договоры о разделе продукции. В силу этого именно индонезийские договоры о разделе продукции теория налогообложения нефтяного бизнеса рассматривает как базовые при срав­нении с другими применяемыми системами.

В Казахстане в сфере материального производства, и прежде всего в промышленном комплексе, преобладает государственная собственность. Именно концепция государственной собственности на минеральные ресурсы стала причиной широкого распространения термина «подрядчик». Самые ран­ние примеры использования концепции раздела продукции дает сельское хозяйство. Здесь этот тер­мин использовался в том же контексте, что и издольщик, т.е. предполагалось, что собственность на землю принадлежит либо государству, либо помещику, лендлорду. В соответствии с особым догово­ром о разделе продукции подрядчик, или издольщик, получает вознаграждение в виде доли произве­денной им пшеницы или добытого минерального сырья. В силу этого следовало бы применять тер­мин «подрядчик» только в тех случаях, когда речь идет о соглашениях о разделе продукции, но слу­чилось так, что сейчас он используется повсеместно.

Существует еще один аспект этого вопроса о собственности. В большинстве случаев оборудова­ние, ввезенное подрядчиком на территорию принимающего государства, становится собственностью государства либо в момент пересечения его границы либо после установки и ввода в эксплуатацию. Иногда право собственности на оборудование отходит к государству только после того, как подряд­чик возместил соответствующие расходы. Это правило о передаче оборудования в собственность го­сударства не распространяется на случаи, когда речь идет об оборудовании, арендуемом или принад­лежащем сервисной компании.

Контрактные соглашения делятся на сервисные контракты и на соглашения о разделе продук­ции. Различие между ними определяется способом оплаты услуг подрядчика: получает ли он возме­щение деньгами или частью продукции (сырой нефтью). Это различие не слишком значительно, а потому оба вида контрактов обычно обозначают как соглашения о разделе продукции (СРП) или кон­тракты о разделе продукции [9; 88].

В перспективе влияние характера собственности (в том числе и на минерально-сырьевые ресур­сы) на рост производительности необходимо обязательно учитывать при дальнейшем реформирова­нии и реструктуризации промышленного комплекса Казахстана.

Инфляция и накопление капитала. В связи с инфляцией, налоговой политикой и социальными факторами темпы роста накоплений в американском обществе устойчиво снижались, что привело к сокращению объема стабильного долгосрочного капитала, который могли бы использовать банки для предоставления займов, а фирмы (корпорации) — для капиталовложений. Снижение уровня доступ­ного капитала ведет к росту стоимости финансовых ресурсов (заемных денег), а это, в свою очередь, затрудняет и удорожает капиталовложения в развитие производства и сдерживает повышение произ­водительности.

В Республике Казахстан эти явления были усугублены одновременным проведением реформи­рования экономики, резким сокращением существовавшего ранее (до распада СССР) рынка, более низкой стартовой производительностью в сфере материального производства (в сравнении с рассмат­риваемыми рыночными странами), низкой конкурентоспособностью продукции отечественных пред­приятий и необходимостью переоснащения и технологического перевооружения промышленного комплекса и других отраслей экономики.

Как известно, сегодня главным фактором быстрого экономического роста Казахстана являются природные богатства, прежде всего нефть и газ. Однако унаследованные от прошлого структурные, технологические деформации не исправить, если и далее в качестве основного источника экономиче­ского развития рассматривать только природные ресурсы. Ведь Казахстан располагает таким страте­гическим фактором экономического роста, усиления конкурентоспособности, как значительный на­учный и образовательный потенциал. Задействовать его в рыночной экономике можно только через инновации. Без инноваций в современной экономике не решить ни одну коренную задачу [10-15].

Формирование инновационной экономики является безальтернативным вариантом развития Ка­захстана в XXI в. Этого требуют национальные интересы страны, об этом говорят основные тенден­ции мирового развития. В последнее время государством предпринимаются широкие меры для раз­вития науки и инновационной деятельности. Институты развития финансируют 130 инвестиционных проектов на сумму 2,5 миллиарда долларов.

Первым среди стран СНГ Казахстан разработал Программу формирования и развития нацио­нальной инновационной системы (НИС). Это новое для нас понятие, хотя в развитых странах именно НИС позволяют связать воедино все элементы инновационного процесса — науку, производство и рынок.

Среди первых наиболее значимых результатов реализации программы следует отметить, что за­ложен фундамент венчурной индустрии, запущен казахстанский спутник «Kazsat», открыт нацио­нальный технопарк «Alatau IT city». Ядром созданной системы является Национальный инновацион­ный фонд (НИФ), который призван содействовать росту инновационной активности, развитию высо­котехнологичных и наукоемких производств. Важным направлением деятельности НИФ является финансирование НИОКР. Выбрано пять приоритетных направлений: альтернативная энергетика; ІТ- технологии; биотехнологии и фармацевтика; технологии для углеводородного сектора; новые мате­риалы и нанотехнологии. По каждому из них могут финансироваться проекты в объеме до 250 тысяч долларов. Кроме того, в основные задачи НИФ входит участие в создании инновационной инфра­структуры.

Международная конкуренция. Сегодня бизнес становится все более международным. В условиях спада экономики, когда снижается общий объем платежеспособного спроса, предприятия, работаю­щие с меньшей производительностью, могут иметь серьезные убытки. Хорошим примером в этом отношении является сравнение японских и американских автомобилестроителей.

Нынешняя озабоченность американских организаций вопросами управления производитель­ностью была обусловлена возросшей конкуренцией на мировом рынке в период экономического спа­да 1980-1982 гг., когда упал спрос на новые автомашины. Иностранные автомобилестроители по сравнению с американскими имели значительное преимущество по производительности труда (на­пример, японцы затрачивали на изготовление одной машины 1,6 рабочих дня, немцы — 2,7, а амери­канцы — 3,8 дня). Затраты на производство одного японского автомобиля были меньше, чем амери­канского, даже с учетом разницы в зарплате и льготах. Преимущество в производительности было обусловлено применением статистического контроля технологического процесса (обеспечивающим бездефектное производство), внедрением в производственный процесс автоматики, робототехники, более совершенной системы управления материально-техническими запасами, более эффективной и преданной работой персонала. В конечном счете, это определило конкурентное преимущество в цене и качестве японских автомобилей на американском и мировом рынке.

Вопросы международной конкуренции актуальны сегодня и для Казахстана. Обеспечение кон­курентоспособности продукции отечественных производителей на мировом рынке является страте­гической задачей реформирования промышленного комплекса. Не зря новый этап развития НИС рес­публики связан с реализацией задач, поставленных в Послании Президента страны народу Казахста­на «Новый Казахстан в новом мире». Одним из важнейших направлений Послания является проведе­ние единой государственной Стратегии, направленной на внедрение высоких технологий и поддерж­ку инноваций.

Особая роль в инновационном процессе принадлежит крупным технологическим корпорациям. В Казахстане таких корпораций единицы. Поэтому основным направлением формирования иннова­ционной экономики в Казахстане становится Государственная программа «30 корпоративных лиде­ров Казахстана». Ее главная цель — модернизация экономики Казахстана и выход отечественных компаний на международные рынки конкурентоспособной продукции. Программа базируется на ме­ханизмах государственно-частного партнерства. Стоимость реализации прорывного проекта должна быть свыше 100 миллионов долларов. Долевое участие государства в бизнес-проектах на первом эта­пе составит не более 25 процентов плюс одна акция. В рамках программы определены 86 прорывных проектов на общую сумму 56 миллиардов долларов. В девяти регионах Казахстана дан старт 22 про­рывным проектам по основным направлениям модернизации экономики, общая стоимость которых составляет порядка 7,5 миллиарда долларов.

В рамках программы состоялась презентация Индустриального парка в Астане, где будут разра­батываться новые технологии. Начинается реализация четырех проектов: строительство завода по производству автомобильных шин, который займет выгодную нишу на автомобильном рынке Казах­стана и приграничных стран; проект по строительству локомотивного завода должен обеспечить же­лезную дорогу отечественными вагонами высокого качества, будут построены транспортно­логистический центр и завод по производству автомашин «Ниссан».

Реализация Государственной программы «30 корпоративных лидеров Казахстана» позволит за­ложить основы инновационной экономики Казахстана.

Вопросы повышения производительности и эффективности промышленного производства, не­смотря на их взаимосвязь с факторами внешней среды, в большей мере определяются внутренними переменными конкретного предприятия, т.е. эффективным управлением [16-20]. Непосредственно с обеспечением роста производительности предприятия (фирмы) связаны практически все его внут­ренние переменные: цели, задачи, структура, технология и люди.

Цели, задачи и производительность. Не имея конкретных целей по производительности, невоз­можно определить, какая достигнутая производительность является желаемым результатом. Цели служат ориентирами при определении конкретных задач, которые обеспечивают повышение произ­водительности или мешают ее росту. Это помогает коллективу предприятия (менеджерам и персона­лу) координировать свои усилия, что уже само является фактором повышения производительности. Возвращаясь к анализу производительности, необходимо отметить, что японские менеджеры (в отли­чие от американских предприятий) редко определяют цели предприятия в терминах прибыли. Эта концепция не является новой. Она родилась в США задолго до того, как слова кризис и низкая про­изводительность стали употребляться вместе. Организация как открытая система действует во внеш­ней среде и результаты своей деятельности (продукцию или услуги) предоставляет потребителю, яв­ляющемуся элементом этой среды.

В Казахстане одним из долгосрочных целей Стратегии «Казахстан-2030» признан экономиче­ский рост, базирующийся на развитой рыночной экономике с высоким уровнем иностранных инве­стиций. Казахстан уже стал лидером среди стран-участниц СНГ по уровню инвестиционной привле­кательности. С 1997 г. — времени принятия Стратегии — приток прямых иностранных инвестиций превысил 50 миллиардов долларов. Казахстан первым из стран Содружества получил рейтинг инве­стиционного класса от трех ведущих рейтинговых агентств мира — Moody's, Standard&Poor's и Fitch.

В стране создана система государственных институтов развития, объединенная в единый хол­динг — Фонд устойчивого развития «Казына», основной целью которого стало содействие диверси­фикации экономики путем формирования системы развития и поддержки бизнеса на всех уровнях, а также эффективное управление инвестиционными ресурсами страны. Ключевые направления — это реализация системных и «прорывных» проектов, активизация инновационной деятельности в стране, формирование целостной системы поддержки инициатив частного сектора по диверсификации эко­номики. С этой целью созданы такие инвестиционные группы, как АО «Банк развития Казахстана», АО «Инвестиционный фонд Казахстана», АО «Государственная страховая корпорация по страхова­нию экспортных кредитов и инвестиций», АО «Фонд развития малого предпринимательства» и АО «Национальный инновационный фонд» с АО «Центр инжиниринга и трансферта технологий», сер­висная группа — АО «Центр маркетингово-аналитических исследований» с ТОО «Казахстанский центр содействия инвестициям».

На сегодня проведены исследования несырьевых секторов экономики, в том числе определены ключевые факторы повышения уровня производительности различных отраслей и начата реализация проектов в несырьевых секторах экономики. Разработаны механизмы повышения конкурентоспособ­ности отдельных отраслей и регионов. Кроме того, на уровне отдельных регионов начата работа по реализации конкретных мер по повышению их конкурентоспособности.

Значительную роль в ускорении диверсификации экономики страны и обеспечении устойчивого развития регионов сыграют социально-предпринимательские корпорации. Уже начата реализация пилотного проекта СПК «Сарыарка». Новые структуры, имея на балансе значительные и ликвидные активы, будут привлекать долгосрочный капитал на условиях, приемлемых для реализации регио­нальных проектов. Кроме того, передача этих активов в СПК способствует повышению качества их управления высокопрофессиональными менеджерами, авторитетными консалтинговыми компания­ми. На сегодня созданы еще шесть СПК — «Жетісу», «Оңтүстік», «Иртыш», «Каспий», «Тобол», «Батыс».

Структура предприятия и производительность. Значение структуры предприятия для его про­изводительности было ocoзнано позже, чем влияние организации труда. Самое непосредственное влияние структура оказывает на производительность через отношение численности административ­но-управленческого персонала (АУП) к численности остальных работников, так как содержание это­го персонала представляет собой значительный затратный фактор. Естественно, что сокращение АУП ведет к сокращению затрат и росту производительности предприятия. Структура воздействует на производительность и опосредствованно — через отрицательную реакцию специалистов и ученых на структуры с жестким администрированием. При таком недовольстве работой уровень результативно­сти их труда снижается. Кроме того, организации с менее централизованной структурой быстрее реа­лизуют необходимые изменения. Однако в ряде случаев централизованная структура может оказаться эффективнее. Опыт совершенствования управления в ведущих фирмах США, Японии и Западной Европы внес серьезные коррективы в оценку размеров подразделений в современных организациях.

Технология. Оказывает наибольшее влияние на производительность. Ярким примером этому мо­жет служить внедрение сборочного конвейера Фордом, после пуска которого Форд полностью овла­дел автомобильным рынком за счет резкого снижения стоимости машины. Сегодня американские, японские и другие зарубежные производители, использующие автоматизированные заводы, робото­технику, автоматизированные системы проектирования и управления, захватывают все большую до­лю автомобильных рынков потому, что они производят товары более высокого качества по более низким ценам, чем традиционные заводы. Возможность технологии повысить производительность труда не вызывает сомнений, но при этом руководители должны помнить, что не всегда более про­грессивная технология ведет к росту производительности. Достоинства более эффективной техноло­гии иногда могут быть сведены на нет отрицательным отношением персонала (рабочих) к нововведе­ниям. Чтобы быть уверенным, что внедрение более эффективной технологии приведет к росту произ­водительности, руководство предприятия должно сбалансировать требования технологии с потребно­стями применяющих ее людей.

Обобщение позитивного зарубежного опыта показывает, что в Казахстане повышение качества и конкурентоспособности выпускаемой продукции в нефтяной, газовой, нефтехимической и химиче­ской промышленности, минерально-сырьевого комплекса невозможно без эффективного применения информационных технологий: ERP-технологий управления производством и CALS-технологий — новейших технологий информационного сопровождения и поддержки этапов жизненного цикла про­дукции.

Применение CALS-технологий позволяет обеспечить повышение эффективности производства за счет: моделирования материальных, информационных и финансовых потоков и выбора оптималь­ного комплекса технологических процессов, обеспечивающих достижение заданных технико­экономических параметров продукции; разработки интегрированной информационной системы со­провождения продукции и сведения к минимуму производственных издержек; внедрения системы информационного взаимодействия с субподрядчиками, обеспечивающей высокую эффективность процессов материально-технического снабжения; формирования автоматизированной интегрирован­ной информационной системы управления качеством продукции; формирования компьютерной ин- тегрированной информационной системы взаимодействия с потребителями продукции; сведения к минимуму затрат на ее техническое обслуживание и ремонт; использования информационных техно­логий при реализации CALS-идеологии [13; 21-23].

Расширяя концепцию ИАСУ (Интегрированная система управления производством), CALS охватывает не только само производство, но и все другие этапы ЖЦ. Однако в меньшей степени это касается технологии решения прикладных задач (проектирования, планирования, подготовки произ­водства, изготовления продукции и т.д.), которые решаются информационными системами и техно­логическими модулями в составе КИПр и ГАП.

Информационная интеграция базируется на использовании:

а) информационной модели продукта;

б) информационной модели ЖЦ продукта и выполняемых в его ходе бизнес-процессов;

в) информационной производственной и эксплуатационной среды.

CALS рассматривается как стратегия выживания предприятий в рыночной среде, позволяющая расширить их области деятельности (рынков сбыта) за счет кооперации с другими предприятиями. Использование Интернета выводит информационное взаимодействие партнеров на новый уровень, делая непринципиальным их географическое расположение. Новые возможности позволяют строить взаимодействие предприятий-партнеров в форме ВПК — «Виртуальной промышленной корпора­ции», когда кооперация возможна не только на уровне поставки готовых компонентов, выполнения отдельных этапов НИОКР, но также на уровне решения отдельных задач в процессах проектирова­ния, производства и эксплуатации изделий.

На рисунке показана схема CALS-технологии поддержки жизненного цикла продукции (ЖЦП).

 

Можно выделить три основных аспекта данной концепции CALS-подхода:

-     компьютерная автоматизация, повышающая производительность основных процессов и опе­раций создания информации;

-     информационная интеграция процессов, т.е. совместное и многократное использование одних и тех же данных. Интеграция достигается минимизацией числа и сложности вспомогательных процессов и операций поиска, преобразования и передачи информации. Один из инструментов интеграции — стандартизация способов и технологий представления данных, благодаря кото­рым результаты предшествующего процесса могут быть использованы в последующих про­цессах с минимальными преобразованиями;

-     переход к безбумажной модели организации бизнес-процессов, многократно ускоряющей до­ставку документов, обеспечивающей параллелизм обсуждения, контроля и утверждения ре- зультатов работы, сокращающей длительность бизнес-процессов. В этом случае ключевое зна­чение приобретает электронно-цифровая подпись (ЭЦП).

Необходимо отметить внедрение на них современных технологий управления предприятиями на всех стадиях бизнес-процессов: управление технологическими процессами; управление производст­вом; управление финансово-хозяйственной деятельностью.

Люди и производительность. Достаточно часто пренебрежение вопросами отношения работни­ков к вводимым нововведениям или технологии, к вопросу трудовых ресурсов предприятия является основной причиной низкой производительности труда и экономической эффективности. Есть опре­деленная связь между качеством продукции, производительностью труда и качеством трудовой жиз­ни. Анализ этих взаимосвязей в американских компаниях с высоким уровнем и эффективностью ме­неджмента («Ай Би Эм», «Проктер энд Гембл», «Хьюлет Паккард» и др.) позволил выявить общую черту в организации управления — нацеленность руководства на обеспечение благосостояния всех работников. Подходы к решению проблемы мотивации для более производительного труда и эффек­тивного управления персоналом требуют отдельного рассмотрения. Здесь же только отметим, что сегодня работник более образован, чем в прошлом, и стремится к участию в делах своего предпри­ятия, чего нельзя не учитывать, добиваясь повышения результативности его труда.

Опыт высокоразвитых стран свидетельствует, что квалифицированные менеджеры являются га­рантией успешности инновационного проекта. Подготовка специалистов в области инновационной деятельности не ограничивается только получением знаний в учебных заведениях, но и тренингом в корпорациях и фирмах, занятых внедрением научно-технологических разработок. Такой подход по­зволяет осуществлять подготовку специалистов по управлению инновационными проектами, имею­щих сертификаты мирового уровня.

В разных странах Европейского Союза при подготовке кадров для инновационной сферы суще­ствуют свои определенные аспекты и факторы.

Так, в Германии политика государства в отношении профессионального образования носит зна­чительную социальную направленность. Правительство поддерживает в высших учебных заведениях программы, направленные на формирование у будущих выпускников навыков, необходимых для со­здания ими собственных инновационных предприятий.

В Нидерландах и Бельгии (Фландрия) большое внимание уделяется достижению высокого про­фессионального уровня выпускников, способных обеспечить для этих стран возможность равноправ­ного участия в международных научно-технических программах.

В Великобритании (Уэльс) правительство оказывает содействие в формировании среди учащей­ся молодежи престижа инженерных специальностей. Государством на основе методов прямой и кос­венной поддержки поощряется практика привлечения в регион передовых зарубежных фирм в облас­ти машиностроения и электроники.

Показателен пример участия государства в подготовке кадров во Франции. В этой стране 25 % прироста расходов на подготовку кадров освобождаются от налогов (там, где безработица велика, эти затраты не облагаются налогами вообще).

Как свидетельствует опыт США, Японии, Южной Кореи и других стран, основу инновационной экономики составляет именно инженерная деятельность.

В США подготовка инженерных кадров осуществляется по системе государство — университеты— инженерные центры — промышленность (совместный бизнес). Основными приори­тетами являются ориентация на удовлетворение потребностей экономики и соответствие возможно­стям бюджета, в том числе расширение поддержки федеральным правительством университетов, школьного и вузовского образования для поднятия престижа инженерного труда. В 80-е годы про­шлого столетия, когда США впервые столкнулись с проблемой деградации инженерных кадров, в систему вузовского образования были введены специальные программы, финансируемые из государ­ственного бюджета. В рамках этих программ, направленных на укрепление инновационного потен­циала, в ряде университетов были организованы специальные центры углубленного изучения отдель­ных инженерных дисциплин, связанных с потребностями местного бизнеса. Кроме того, государст­вом финансировались также программы по созданию при вузах «инженерных инкубаторов», способ­ствующих продвижению инноваций на рынок [24; 44].

Для Казахстана представляет интерес система подготовки и переподготовки кадров для иннова­ционной сферы, которая в последние годы стала формироваться в Российской Федерации. По мне­нию экспертов, образование должно получить инновационную ориентацию. Это означает, что не только будущим экономистам, но и инженерам необходимо давать базовые знания в области рынка,

коммерциализации и инновационной деятельности. Система профессиональной подготовки управ­ленческих кадров должна быть многоступенчатой и многофункциональной, чтобы по мере возникно­вения образовательных запросов конкретных потребителей обеспечивалось последовательное повы­шение уровня реализуемых образовательных программ в области управления научно-технической сферой.

Список литературы

  1. Указ Президента Республики Казахстан «О Стратегии индустриально-инновационного развития Республики Казахстан на 2003-2015 годы» от 17 мая 2003 г. — Астана, 2003.
  2. Муканов Д. Казахстан: прорыв в инновационную экономику. — Алматы: Центрально-Казахстанское представительство Ассоциации «Деловой Совет ЕврАзЭС», 2007. — 272 с.
  3.  Каренов Р.С. Формирование рынка минерально-сырьевых ресурсов Казахстана. — Караганда: ИПЦ «Профобразова­ние», 2008. — 276 с.
  4. ВайнбергК., Уилльямз Р. Использование энергии Солнца // Мир науки. — 1991. — № 4. — С. 1-4.
  5. БарсуковЮ. Ветроэнергетика — отрасль будущего // Мысль. — 2005. — № 11. — С. 61-67.
  6. КабировР. Возобновляемая энергия // Экономист. — 2000. — № 3. — С. 88-90.
  7. Новый Казахстан в новом мире. Послание Президента Республики Казахстан Нурсултана Назарбаева народу Казахста­на // Мысль. — 2007. — № 4. — С. 2-32.
  8. Джонсон Д. Международный нефтяной бизнес. — М.: ЗАО «Олимп-Бизнес», 2000. — 457с.
  9. Шыныбеков Д. Налоговая политика и налоговая шкала в нефтяном секторе Казахстана // Қаржы-Қаражат — Финансы Казахстана. — 2003. — № 5. — С. 87-94.

10. КокуринД.И. Инновационная деятельность. — М.: Экзамен, 2001. — 576 с.

11.Васильева Л.Н., Муравьева Е.А. Методы управления инновационной деятельностью: Учеб. пособие. — М.: КНОРУС, 2005. — 320 с.

12. ТрифиловаА.А. Управление инновационным развитием предприятия. — М.: Финансы и статистика, 2003. — 176 с.

13. Муканов Д. Индустриально-инновационное развитие Казахстана: потенциал и механизмы реализации. — Алматы: Дайк-Пресс, 2004. — 274 с.

14. Барлыбаева Н.А. Национальная инновационная система Казахстана: перспективы и механизм развития. — Алматы: Ин-т экономики, 2006. — 199 с.

15. Талимова Л.А. Финансовая политика в инновационной сфере // Қаржы-Қаражат — Финансы Казахстана. — 2007. — № 6. — С. 36-45.

16. Каренов Р.С., Каренов Г.С. Проблемы менеджмента затрат на горно-добывающих предприятиях Казахстана. — Кара­ганда: ИПЦ «Профобразование», 2007. — 230 с.

17. Гудушаури Г.В., Литвак Б.Г. Управление современным предприятием. — М.: Ассоциация авторов и издателей «Тан­дем», Изд-во ЭКМОС, 1998. — 336 с.

18. Румянцева З.П. Общее управление организацией. Теория и практика: Учеб. — М.: ИНФРА-М, 2001. — 304 с.

19. ИвановИ.Н. Менеджмент корпорации: Учеб. — М.: ИНФРА-М, 2004. — 368 с.

20. Виссема Х. Менеджмент в подразделениях фирмы (предпринимательство и координация в децентрализованной компа­нии): Пер. с англ. — М.: ИНФРА-М, 1996. — 288 с.

21.Системы технологий: Учеб. пособие / Под ред. П.Д.Дудко. — Харьков:: ООО «Издательство “Бурун Книга”», 2003. — 336 с.

22. Дмитров В.И. Опыт внедрения CALS за рубежом // Автоматизация проектирования. — 1999. — № 1. — С. 2-9.

23. Жунусов К.М., Аманжулов Г.А., Калжанов А.А. Интегрированные информационные системы управления наукоемким производством в кластерной экономике // Кластерное развитие экономики: проблемы и перспективы: Материалы Меж- дунар. науч.-практ. конф. — Костанай: Костанайский гос. ун-т им. А.Байтурсынова, 2005. — С. 231-240.

24. Дзекунова Л., Тамабаева С., Кречетова О. Подготовка кадров в области инновационной деятельности // Промышлен­ность Казахстана. — 2004. — № 2(23). — С. 44-45.

Фамилия автора: Ж.А.Муратбекова
Год: 2008
Город: Караганда
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика