Содружество Независимых Государств в 2005-2010 годах: актуальные проблемы и перспективы. По материалам периодической печати

Актуальность данной темы определяется перманентными трансформационными процессами в СНГ, изменениями ситуации во взаимодействии между странами СНГ на современном этапе, неути­хающими спорами о перспективах Содружества. Изучение спектра взглядов по данной проблематике носит прикладной характер, так как они отражают положительные и негативные тенденции совре­менного состояния СНГ и содержат элементы прогноза социально-экономического, внутриполити­ческого, внешнеполитического развития стран СНГ. Труды подобного плана дают возможность при­менить определенные корректирующие мероприятия, усилить положительные тенденции и ослабить влияние негативных моментов на процессы, происходящие в СНГ.

Изучение научных и аналитических статей, опубликованных за последние 5 лет в периодической печати, наводит на мысль о существовании целой палитры взглядов по вопросу о современном состоя­нии и перспективах существования СНГ. Все чаще СНГ называют «противоречивым объединением», «Содружеством зависимых государств», «Содружеством несговорчивых государств», «неопределен­ным Содружеством», «политическим клубом», «формальной, бесперспективной организацией» и т.д. В 2005 г. отдельные аналитики полагали, что СНГ де-факто уже не существует и его крах необра­тим [1; 5]. В этот же период некоторые страны поставили вопрос о роспуске СНГ [2; 55]. Правы оказались эксперты в том, что не удалось сохранить в составе Содружества все 12 стран. В част­ности, Н. Зиядуллаев в 2005 г. писал об охлаждении отношений России с Грузией, что чревато геополитическими последствиями [3; 30]. И действительно, события августа 2009 г., связанные с выходом Грузии из состава СНГ, подтвердили опасения Н.Зиядуллаева. В 2006 г. авторы анализи­ровали, чем может обернуться выход из СНГ Грузии, при этом акцентировали внимание на сокраще­нии торгово-экономических связей России и Грузии, на окончательной потере Грузией контроля над Абхазией и Южной Осетией [4; 23]. Также верными оказались прогнозы экспертов, высказанные в 2005 г., о том, что говорить о выходе Украины из состава СНГ пока рановато. Подтверждался данный тезис призрачностью вступления Украины в ЕС и нежеланием Украины терять наработанные связи со странами СНГ [5; 8]. В настоящее время, в связи со сменой политического руководства Украины, можно обозначить еще один фактор, способствующий дальнейшему присутствию этой страны в СНГ, — дружественное отношение президента В. Януковича к России и к интеграционным объедине­ниям с ее участием. Еще один претендент выхода из СНГ — Молдова, с которой у России сложились непростые отношения в связи с вопросами Приднестровья. Таким образом, мы видим, что наметилось размежевание между членами СНГ, стремящимися к экономической и политической консолидации вокруг России, и государствами, дистанцирующимися от нее, которые вышли или могут выйти из Содружества. В то же время возможно пополнение СНГ за счет Абхазии, Осетии, Приднестров­ской Республики, от которых поступили просьбы об этом. Авторы статей также указывали на абсо­лютно реальную перспективу «растаскивания» пространства СНГ глобальными конкурентами [2; 52]. Мы являемся свидетелями того факта, что и в 2010 г. тенденции внутренней дезинтеграции в СНГ продолжают иметь место. Один из факторов — противоречивая позиция Молдовы, руководство ко­торой ориентируется на интеграцию с Румынией.

Большинство авторов статей полагают, что СНГ на современном этапе находится на перепутье или в кризисном состоянии [6; 9]. При констатации данного факта видятся следующие варианты развития СНГ: 1 — реформирование СНГ; 2 — оставить все как есть, в этом случае неопределен­ный статус Содружества сохранится; 3 — пессимистический, и тогда роль Содружества в процес­сах интеграции будет падать, оно превратится чисто в консультационный орган [7; 19]. Некоторые исследователи выражают оптимистические ожидания о включении СНГ в мировой рынок в качестве не сырьевого придатка, а равноправного партнера, четвертого центра мирового хозяйства, наряду с Северной Америкой, Европейским Союзом и Юго-Восточной Азией [8; 7].

В периодической печати активно обсуждается вопрос о причинах слабой дееспособности СНГ. Среди них называются: отсутствие прогресса постсоветской интеграции; потеря лидирующего поло­жения России на геополитическом пространстве СНГ, связанная с жесткой конкуренцией со стороны Соединенных Штатов, влиятельных стран ЕС, Китая, Японии, Южной Кореи, а также с многовектор­ной внешней политикой стран СНГ; противоречия между региональными группировками внутри СНГ; утрата экономического и социального единства; отсутствие четких целей СНГ; низкие резуль­таты практической деятельности Содружества (недейственность исполнительной системы); стремле­ние членов СНГ избавиться от влияния России; отсутствие системы ответственности за выполнение принятых обязательств.

Лидеры СНГ, признавая неэффективность деятельности Содружества, выбрали путь его рефор­мирования. Однако и по данному вопросу политики не пришли к единому мнению. На Казанском саммите 2005 г. было принято решение о совершенствовании и реформировании органов Содруже­ства. Большое внимание было уделено необходимости создания наднациональных организаций в интеграционных группировках. Подготовленную через 2 года концепцию реформирования СНГ не поддержали 5 из 12 государств. Ниже мы обратимся к процессу осуществления реформирования СНГ, а сейчас хотелось бы акцентировать внимание на взглядах авторов статей, экспертов, аналити­ков по данному вопросу. Что же предлагали авторы статей, опубликованных за последние 5 лет в пе­риодической печати, для вывода СНГ из состояния кризиса?

Л.С. Косикова считала необходимым сохранить общий формат СНГ-12 (Статья написана в 2007 г., до выхода Грузии из состава СНГ — И.Г.), предназначение которого — консолидация независимых государств на геополитическом пространстве бывшего СССР. Автор статьи отмеча­ла, что нужно отказаться от взгляда на СНГ как на инструмент однополюсной интеграции, а также от противопоставления евразийского и европейского направлений внешних связей. Соответственно Договор об СНГ должен быть обновлен: его необходимо заменить Договором об «СНГ +». По мне­нию Л.С. Косиковой, следует максимально использовать преимущества экономического сотрудниче­ства с региональными блоками в Европе и Азии. Было предложено новое название организации «СНГ—    Организация трансконтинентального сотрудничества» [2; 58]. Н. Зиядуллаев, считая СНГ необхо­димой формой интеграции новых суверенных государств, указывал на необходимость кардинального реформирования Содружества путем тесной координации и объединения усилий на двух важнейших направлениях — региональной безопасности, прежде всего, борьбы с международным терроризмом, и экономического взаимодействия [3; 29]. Авторами предлагались новые модели интеграции СНГ, которые должны строиться на принципах экономического прагматизма и развития экономических связей, необходимых для успешного взаимодействия хозяйствующих субъектов и формирования транснациональных деловых структур. Н. Зиядуллаев считал, что допустимы и оправданны раз­ноуровневые и разноскоростные модели интеграции, в том числе и в рамках отдельных объединений, с учетом национальной экономической и социальной специфики каждого члена Сообщества [3; 30]. Интерес вызывает предложенная Л.С. Косиковой консолидационная модель интеграции, предпола­гающая проведение дифференцированных стратегий [2; 57].

Роль интеграции стран СНГ усиливается в условиях глобализации, так как каждая страна в отдельности не может противостоять ее негативным последствиям. В литературе отмечаются та­кие необходимые факторы участия стран Содружества в глобализации мировой хозяйственной жизни, как их деятельность в главных институциональных структурах — Всемирная торговая орга­низация, Международный валютный фонд, Всемирный банк, Европейский банк реконструкции и раз­вития, Организация стран-экспортеров нефти. В данном русле необходимо отметить начало перего­ворных процессов с февраля 2010 г. по вступлению в ВТО России, Казахстана, Беларуси в составе Таможенного союза. Не менее важно, по мнению Н. Зиядуллаева, добиться признания рыночного характера национальных экономик стран Содружества [3; 33]. Что для этого необходимо сделать?

Н. Зиядуллаев предлагал допустить на внутренний рынок стран Содружества иностранный капитал и современные технологии. Это позволит повысить уровень развития производительных сил, сформировать прогрессивную структуру экономики, наладить выпуск качественной продукции. Да­лее автор отмечал, что СНГ сможет сохранить и упрочить свое положение в международном разде­лении труда, если сумеет выступить единым фронтом, став крупным региональным компонентом ми­ровой экономики [3]. Таким образом, Н. Зиядуллаев считал необходимым интеграцию всего СНГ. Современное положение в СНГ доказывает, что такого плана интеграция в обозримом будущем будет существовать только в теории. Вместе с тем его идеи о необходимости внедрения новейших техноло­гий, о целесообразности отказа от определенной доли экономического суверенитета получают прак­тическое подтверждение.

Все обозначенные выше авторы акцентируют внимание на экономических взаимосвязях стран СНГ, на экономической интеграции, совершенствование которых будет способствовать выходу Содружества из кризиса. Вместе с тем некоторые эксперты полагают, что любые экономические программы могут быть лишь дополнением к такого рода масштабному проекту, но не содержанием Содружества [1; 5].

Аналитики, доказывая необходимость сохранения СНГ, отмечают, что, несмотря на резкие заяв­ления, страны Содружества не проявляют инициативы по выходу из альянса и его последующему распаду. При этом обозначается необходимость значительного реформирования под руководством сильного политического лидера, например, Н. Назарбаева, Д. Медведева [9; 35].

Хотелось бы отметить, что российские авторы возрождение СНГ связывают с позицией и дея­тельностью России. Предлагаются модели участия России в СНГ, при осуществлении которых эта страна сможет сыграть конструктивную роль в формировании реальной экономической интеграции в Содружестве и поддержать свое влияние в нем. Рассмотрим, какие предложения были выработаны Л.С. Косиковой и Н. Зиядуллаевым, научные статьи которых представляются нам наиболее содержа­тельными и актуальными.

Так, Л.С. Косикова, отмечая актуализацию проблемы поиска новой модели отношений в «тре­угольнике» — РФ-ЕС-СНГ, предложила России разработать свою, симметричную «политику сосед­ства». Важным моментом, обозначенным этим автором, можно считать мнение о негативном влиянии геосоперничества на интеграционные действия в СНГ. В результате усиливаются противоречия ме­жду региональными группировками внутри СНГ. В качестве примера автор статьи обозначила уси­ление ГУАМ, в рамках которого США и ЕС содействуют инвестиционным программам [2]. Обра­тим внимание на факт, что данная статья была опубликована в 2007 г., и сегодняшние реалии име­ют несколько иные очертания, связанные с падением роли ГУАМ на современном этапе. Большин­ство экспертов единодушны по данному вопросу, считая, что приход В. Януковича к власти делает организацию ГУАМ, направленную против России, бессмысленной. ГУАМ видится В. Янукови­чу, прежде всего, как экономический блок. Евгений Кришталев полагает, что президент Украины

В.  Янукович может дать второй шанс ГУАМ и реанимировать практические проекты сотрудниче­ства с Азербайджаном [10]. Для того чтобы не допустить «растаскивания» СНГ глобальными конкурентами, Л.С. Косикова предложила сменить «центрально-периферийную модель» экономиче­ских взаимодействий между Россией и экс-союзными республиками. По ее мнению, российской сто­роне следует найти разумный «баланс» между двумя утвержденными концепциями — образования ЕЭП (со странами СНГ) и формирования ОЕЭП (общеевропейского экономического пространства со странами Евросоюза) [2; 61]. Данная рекомендация имеет потенциал к осуществлению. По сло­вам И. Шувалова, при формировании ЕЭП Россия будет ориентироваться на гармонизацию законо­дательства с ЕС. По его мнению, Россия собирается двигаться к созданию общего пространства с ЕС [11]. Наряду с данными рекомендациями, вызывают интерес и следующие предложения Л.С. Косиковой: проводить последовательную и дифференцированную политику в отношении государств с «пророссийской» и «прозападной» ориентацией; применять принцип «экономиче­ского прагматизма», проявляющийся в последовательном отказе от прежних ценовых префе­ренций партнерам по Содружеству; в рамках обновляемого Содружества выделить «ядро» бу­дущей системы региональной интеграции [2].

Н. Зиядуллаев в качестве перспектив обозначает: логика национального развития России в усло­виях глобализации предполагает необходимость делегирования части суверенитета наднациональ­ным структурам. В отличие от некоторых авторов он считает, что Россия располагает достаточными ресурсами для поддержания своего влияния на постсоветском пространстве, в том числе и для сохра­нения международной стабильности и силового баланса. Поэтому стоит отрабатывать механизмы взаимодействия в рамках СНГ, ДКБ, ЕЭП, ЕврАзЭС, ЦАС, ШОС, равно как и двухсторонних догово­ренностей [3; 32].

Важнейшие процессы, происходящие в СНГ на современном этапе, — это интеграционные. В свя­зи с этим авторы публикаций анализируют причины отсутствия прогресса интеграции в рамках СНГ, обозначают пути совершенствования интеграционных процессов, а также перспективные модели инте­грации.

Авторы научных и аналитических статей обозначают следующие причины отсутствия прогресса постсоветской интеграции: во-первых, разные уровни политического и экономического развития стран СНГ; во-вторых, разные подходы к проведению радикальных экономических преобразований и противоречивость интересов государств СНГ; в-третьих, предпочтения иных интеграционных векто­ров; в-четвертых, стремление найти собственный путь (Узбекистан, Украина); в-пятых, стремление России, Белоруссии, Казахстана взять на себя роль лидера; в-шестых, стремление некоторых госу­дарств уклониться от участия в договорных процессах и решить с помощью Содружества свои внут­ренние проблемы; в-седьмых, недостаточность физического времени для формирования необходи­мых организационных, правовых, социально-политических и экономических условий для успешного развития интеграции. Относительно последнего фактора можно отметить, что на построение Тамо­женного союза у Европы ушло 40 лет.

Большинство аналитиков и экспертов считают наиболее развитым интеграционным объе­динением на территории СНГ ЕврАзЭС. Объективные факторы, тормозящие интеграцию в рам­ках данного объединения, схожи с причинами неэффективности интеграционных процессов на территории Содружества в целом. Среди субъективных факторов авторы называют следующие: отсутствие действенного механизма согласования интересов и реализации принятых решений в рамках ЕврАзЭС, различная готовность государств-участников ЕврАзЭС к формированию тамо­женного союза и движению к следующим стадиям интеграции [12; 30]. События недавнего времени, связанные с институционализацией Таможенного союза в составе России, Белоруссии, Казахстана, подтвердили правильность мнения заместителя руководителя Центра проблем глобализации и интегра­ции Института экономики Российской академии наук М.Ю. Головнина о том, что можно выделить две группы по стадии готовности: 1. Россия, Белоруссия, Казахстан (высшая степень готовности); 2. Кыр­гызстан, Таджикистан, Узбекистан (низкая степень готовности) [12; 35]. Обозначая перспективы инте­грации, автор статьи высказал верную мысль о том, что выход за пределы Таможенного союза пока ма­ловероятен, так как страны не готовы пойти на тщательно согласованную экономическую политику. Уже на практике данные подходы осуществляются. Сохранение российской пошлины на нефть после 1 июля 2010 г. ставит под сомнение смысл создания единой таможенной территории в рамках Тамо­женного союза. В Казахстане есть мнения, что республика не готова ко 2-му этапу экономической интеграции, что преждевременно говорить о валютном союзе. В отношении самого Таможенного союза не существует единого подхода. Одни эксперты считают, что есть риски, возможен коллапс в ряде секторов казахстанской экономики. На 2010 г. есть прогноз, что Казахстан в результате вступле­ния в Таможенный союз потеряет полмиллиона долларов. Другие эксперты говорят об эффективно­сти Таможенного союза, так как он дает возможности роста внешнеэкономических активов и увели­чивает шансы казахстанского бизнеса на развитие. Последние эксперты ожидают, что к 2015 г. Та­моженный союз обеспечит странам-участникам дополнительный прирост ВВП на 15-18 % [13].

Наряду с обозначенными выше мнениями экспертов, можно выделить позицию, согласно кото­рой сегодняшние потери будут восполнены экономическим ростом в будущем. Последнее мнение, разделяемое нами, исходит из долговременности интеграционного процесса и объективного анализа мировой экономики, в соответствии с которым следует стремиться к региональным устойчивым зо­нам. Вероятность вхождения Украины в Таможенный союз, где присутствует Россия, М.Ю.Головниным отрицается, при этом подчеркивается, что в интеграционных процессах в СНГ возможно участие Украины в форме Единого экономического пространства или же как участника ЕврАзЭС. Каковы же подходы по данному вопросу сегодня?

После избрания нового президента Украины президент России Д. Медведев поручил прорабо­тать вопрос присоединения Украины к Таможенному союзу. Если первоначально (в период избра­ния В. Януковича на пост президента Украины) эксперты предполагали, что к Таможенному союзу должна присоединиться Украина, то позже стало понятно, что Украина отказывается от этого пред­ложения. В качестве официальной причины отказа были обозначены опасения, что это осложнит членство в ВТО. Однако эксперты считают, что отказ был вызван привычкой Украины дистанциро­ваться от любых интеграционных процессов с Россией. Последнее утверждение сводится на нет в связи с желанием Украины и России восстановить двусторонние экономические связи и начать но­вый этап взаимодействия. Эти идеи были высказаны на украинско-российском бизнес-форуме, прошедшем 18 мая 2010 г.

В самой Украине неоднозначно относятся к вопросу вхождения страны в Таможенный союз. Так, чиновники Министерства экономики Украины считают: «Несмотря на то, что Украина является полноправным членом ВТО, транснациональные корпорации не расценивают ее как отдельный ры­нок, а воспринимают как объект для торговли и инвестирования в совокупности с Россией, Бело­руссией и Казахстаном» [14]. Вместе с тем представители Партии регионов полагают, что Украина не будет претендовать на полноценное вхождение в Таможенный союз, так как задача Украины — углубление экономической интеграции по всему периметру. По их мнению, Таможенный союз яв­ляется важным интеграционным проектом, и Украина, безусловно, будет участвовать в определенных этапах этой интеграции исходя из национальных интересов [14]. Осторожная позиция политиков Ук­раины по данному вопросу вызвана, возможно, желанием предотвратить появление бизнес- оппозиции в Украине. В России же есть мнение, что через какое-то время Украина все же вступит в Таможенный союз.

Л.С. Косикова, так же как и М.Ю. Головнин, отмечала готовность России, Белоруссии, Казах­стана к Таможенному союзу. В 2003 г. ею было обозначено, что ошибка России заключалась в по­пытке создать Таможенный союз в составе 3-х обозначенных выше государств и Украины наднацио­нальными органами управления в противовес расширяющемуся ЕС, что в принципе противоречило евроинтеграционным устремлениям украинского руководства во главе с В. Ющенко и консолидиро­ванным интересам Запада в регионе СНГ [15]. Данная мысль потеряла свою актуальность в связи с изменением политического руководства Украины. На украино-российском бизнес-форуме, состояв­шемся 18 мая 2010 г., Виктор Янукович подчеркнул, что «европейский выбор» Киева останется толь­ко пожеланием до тех пор, пока не удастся осуществить масштабные социально-экономические пре­образования. Украинский лидер также призвал начать новый этап взаимодействия с Россией. В отли­чие от авторов, которые считают, что есть настоятельная необходимость передачи части суверенитета наднациональным органам, Л.С. Косикова полагает, что проект Единого экономического пространст­ва имеет перспективы реализации лишь при развитии многостороннего экономического сотрудниче­ства без наднациональных органов [2; 54]. В настоящее время мы наблюдаем ситуацию, когда в среде политиков превалирует идея необходимости наднациональных органов и осуществляются первые практические шаги в этом направлении. В марте 2010 г. премьер-министр Казахстана К. Масимов сообщил, что Россия, Казахстан, Белоруссия с 2012 г. на базе комиссии Таможенного союза могут передать в наднациональный орган управления значительную часть полномочий национальных пра­вительств по схеме, применявшейся при создании ЕС [16]. Существуют критические замечания о по­тере при этом некоторого суверенитета странами. Реально речь может идти о потере экономического суверенитета, но никак не суверенитета национальных территорий.

В аналитической статье О.Сидорова обозначаются факторы, от которых зависит перспектива развития интеграционных процессов в рамках СНГ. К внутренним факторам он относит состояние экономики, внутриполитическую обстановку, социально-экономическую, религиозную ситуацию. К внешней группе факторов он причисляет влияние внешних игроков, членство (вступление) в межгосударственных союзах и организациях, складывающуюся ситуацию на мировых рынках энергоресурсов [17; 10].

Что предлагается авторами статей по процессу совершенствования интеграции на территории СНГ? Признается необходимым гармонизировать нормативно-правовую базу во внешне­экономической, налоговой сферах и сближение национальных законодательств; предлагается более эффективно использовать значительный потенциал отраслевого сотрудничества государств- участников СНГ, внести изменения в статус Экономического суда СНГ, большое внимание уделять российско-белорусскому союзу, предоставлять Белоруссии со стороны России максимум префе­ренций, совершенствовать инвестиционный механизм на постсоветском пространстве, построить финансовый институт, занимающийся финансированием интеграционных процессов во всем ре­гионе СНГ, создать региональный банк развития, сформировать Таможенный союз и общий рынок товаров и услуг. Последняя рекомендация, как показали события начала 2010 г., начала обретать практические формы. С 1 января 2010 г. в рамках создания Таможенного союза вступили в силу еди­ные таможенные тарифы. С 1 июля 2010 г. должен начать работу единый таможенный кодекс.

Авторы статей не видят перспектив практического осуществления Проекта Союзного государст­ва России и Белоруссии в форме создания федерации с единой валютой или в качестве конфедера­тивного образования [18]. В настоящий период есть мнения среди экспертов, что Абхазия может при­соединиться к Союзному государству России и Беларуси, а затем войдет в Таможенный союз.

В литературе, посвященной интеграционным процессам в СНГ, немало внимания уделяется рекомендациям по вопросу участия России в интеграции на постсоветском пространстве. По мне­нию Л. Косиковой, государствам ЕврАзЭС российская сторона должна предложить «привилегиро­ванное сотрудничество» в экономике и в гуманитарной сфере. Так как интеграционные процессы будут разворачиваться по логике «разноскоростной» интеграции, России придется дифференциро­вать экономическую стратегию в отношении своих союзников в СНГ, максимально поощряя стра­ны интеграционного ядра. Автор статьи обозначает, что процесс подтягивания Таджикистана, Кир­гизии и Узбекистана к «интеграционному» ядру будет противоречивым и длительным. Что касается Армении — участника ОДКБ, то ей Россия тоже должна предоставлять явные преференции. Далее Л.С. Косикова пишет: «Однако в силу ряда причин перспектива включения этой страны в Таможен­ный союз в настоящее время не просматривается» [2; 58]. Мнение этого автора относительно пер­спектив Таджикистана, Узбекистана, Армении не потеряло своей актуальности и сегодня. Вместе с тем в апреле 2010 г. ответственный секретарь комиссии Таможенного союза Сергей Глазьев со­общил, что Киргизия сможет вступить в Таможенный союз после нормализации ситуации в стра­не [19]. По мнению Л.С. Косиковой, государствам ГУАМ и Туркмении Россия может предложить стратегию «добрососедства», не предполагающую объединение в союз. Сотрудничество в «тре­угольнике» Россия-ЕС-СНГ, по мнению этого автора, способно снизить уровень конфронтации меж­ду Россией и странами ГУАМ, усилить консолидационные процессы на Южном Кавказе, подключив к проектам «соседей» также Армению [2; 61].

Актуальными представляются статьи, посвященные интеграционным процессам в странах СНГ в условиях мирового экономического кризиса [20]. О. Арестов считает необходимым разрабо­тать эффективную интеграционную политику в условиях кризиса. В качестве составляющей данной политики он называет создание системы раннего предупреждения посредством активизации деятель­ности специализированных аналитических, академических, общественных учреждений, аккумули­рующих в себе весомый научный потенциал. Следующее средство для преодоления кризиса в стра­нах СНГ, по мнению данного автора, — усиление инвестиционной активности. При этом он отмеча­ет, что решить задачу роста инвестиций можно на основе сотрудничества всех стран СНГ, и здесь имеются положительные тенденции. О. Арестов считает ключевой задачей развития экономической интеграции в рамках СНГ на современном этапе создание реально функционирующей зоны свобод­ной торговли и развитие взаимодействия государств-участников СНГ в экономической сфере через открытие национальных границ на пути движения товаров, услуг, труда и капитала, т.е. поэтапное реальное формирование единого экономического пространства [20]. В настоящий период иницииру­ются определенные действия в этом отношении. После встречи глав Казахстана, России и Беларуси в Алматы было заявлено, что к 1 января 2012 г. будет создано Единое экономическое пространство. Оно включает в себя создание общего энергетического рынка и формирование единого транспортно­го пространства.

Выше нами обозначалось, что лидеры СНГ, признавая неэффективность деятельности Содру­жества, выбрали путь его реформирования. Рассмотрим, как осуществляется процесс реформирова­ния СНГ и какие рекомендации экспертов находят свое практическое осуществление.

Теоретические подходы к реформированию СНГ обозначены в Стратегии экономического раз­вития СНГ до 2020 г., которая была утверждена 14 ноября 2008 г. на заседании Совета глав прави­тельств СНГ в Кишиневе. Назначение Стратегии в том, чтобы придать новый импульс взаимодейст­вию государств СНГ в современных условиях, обеспечить их всестороннее экономическое сотрудни­чество, наладить широкое взаимодействие в различных секторах экономики. Достижение целей Стратегии предусматривается в течение трех этапов: 2009-2011, 2012-2015, 2016-2020 гг.

На первом этапе предполагается завершить формирование зоны свободной торговли СНГ и обеспечить необходимые условия для свободного передвижения товаров, услуг, капиталов и рабочей силы. Особое место в плане уделяется преодолению последствий мирового финансового кризиса [21]. В документе обращается внимание на создание эффективных механизмов валютно-финансового со­трудничества. Однако говорить о валютном союзе, как считает премьер-министр Республики Казах­стан К. Масимов, еще преждевременно. По словам первого вице-премьера России И. Шувалова, в перспективе не исключен переход к валютному союзу между государствами евразийского экономи­ческого союза.

Один из вдохновителей идеи создания Таможенного союза С. Глазьев заявил о необходимости создать расчетно-платежную систему и единое платежное пространство стран-участниц ЕврАзЭС с участием Межгосударственного банка СНГ. Эксперты полагают, что С. Глазьев пытается перешаг­нуть через «ступеньки» экономической интеграции и приблизиться к валютному союзу — послед­нему этапу, за которым следует уже политическая интеграция. Таким образом, Глазьев предлагает повторить методологическую ошибку Союзного государства России и Беларуси, когда партнеры в рамках экономической интеграции пытались одновременно форсировать политическую интегра­цию — высшую форму объединения [22]. Спорным на сегодняшний день является вопрос о перехо­де на единую валюту в рамках Таможенного союза. Мнения экспертов условно можно разделить на 3 группы. Одни эксперты отрицают возможность создания и введения региональной евразийской валюты — «еврази», за которую год назад выступал Президент Казахстана Н. Назарбаев. Причины данного явления — в большой разнице в социально-политической обстановке в странах, в разнице экономических курсов. Другие эксперты считают, что введение «еврази» достаточно реалистично, но требуется переходный период от 5 до 10 лет. Часть экспертов не исключают, что мировой кризис мо­жет внести коррективы даже в эти процессы и сделать более сговорчивыми лидеров стран по этому вопросу [23].

Главное на современном периоде в интеграционном строительстве по созданию единого эконо­мического пространства — это переход к инновационной модели развития экономики. Советом глав правительств СНГ 20 ноября 2009 г. в Ялте были утверждены «Основные направления долгосрочного сотрудничества государств-участников СНГ в инновационной сфере». Целевая программа инноваци­онного сотрудничества рассчитана до 2020 г. Главная цель документа — на базе сформированных институционных основ рыночной экономики и восстановления макроэкономической стабильности стран СНГ, национальных инновационных систем создать необходимые условия и предпосылки для функционирования инновационного межгосударственного пространства, обеспечивающего переход экономики стран Содружества от экспортно-сырьевого к инновационному типу развития. Актуальность данной программы не вызывает сомнений, так как в условиях глобализации формирование инноваци­онных систем в СНГ — один из важнейших способов достойно конкурировать в системе мировых эко­номических отношений. Вместе с тем необходимо отметить, что развитие интеграционных процессов в СНГ напрямую связано с реальным функционированием инновационных моделей экономики. В соответствии со Стратегией экономического развития СНГ на период до 2020 г. предполагается, что к 2020 г. будет сформирован региональный рынок нано- и пикоиндустрии, который обеспечит ведущие позиции на мировом рынке высокотехнологической продукции [24].

2010 г. объявлен в СНГ годом науки и инновации. Политики вносят многочисленные предло­жения по развитию инновационных процессов. В частности, в марте текущего года Е. Примаков предложил создать единый центр инновации в СНГ, указал на необходимость разработки законода­тельной базы инновационной деятельности. Однако практическое осуществление идей, касающих­ся инновационной деятельности, на наш взгляд, проходит медленными темпами. Препятствия на этом пути: технологическая отсталость промышленности, слабо разработанная правовая база, не­достаточное финансирование инновационной деятельности. В целом по СНГ затраты на инновации составляют всего 4,9 % от общего объема затрат на производство продукции [24].

Несмотря на выбор политиками пути реформирования СНГ, следует признать, что Содружество до сих пор находится в аморфном состоянии. Необходимо отметить, что осуществляются 2й и 3й ва­рианты развития СНГ, спрогнозированные аналитиками, когда роль Содружества в целом падает и оно превращается чисто в консультационный орган. При этом неопределенный статус Содружества сохраняется. Мы видим, что не все предложения и рекомендации аналитиков, экспертов были приня­ты во внимание. Следует отметить, что теоретические подходы, во многом соответствующие объек­тивной современной реальности, медленно реализуются на практике.

Создание монолитного постсоветского пространства в обозримой перспективе не представляется возможным. Реалистичным является развитие регионального взаимодействия в рамках СНГ. Такое взаимодействие имеет хороший потенциал, оно необходимо по причине высокой экономической взаимозависимости стран Содружества. В условиях глобализации отдельные страны СНГ, с их неразви­той, низко технологической, сырьевой экономикой, не имеют возможности занять достойное место в ми­ровом сообществе, и этот факт вызывает центростремительные тенденции на постсоветском пространстве на уровне региональных блоков.

Список литературы

1      Назарова А. Зависимость от независимости. Похороны Содружества // АSTANA TIMES. — 2005. — № 4. — С. 5.

2      Косикова Л.С. Отношения России со странами СНГ: новая ситуация и необходимость адекватного стратегического реагирования // Российский экономический журнал. — 2007. — № 9-10. — С. 49-61.

3      Зиядуллаев Н. СНГ в глобальной экономике: стратегия развития и национальная безопасность // Мировая экономика и международные отношения. — 2005. — № 4. — С. 29-34.

4       СейдахметоваБ. Содружество несговорчивых государств // Евразийское сообщество. — 2006. — № 5. — С. 22-24.

5      Киртаев А. Неопределенное Содружество. Содружество Независимых Государств переживает острый кризис // АSTANA TIMES. — 2005. — № 4 — С.8-9.

6      Лебедев А., Крук М. Экономическая политика: стратегия и тактика. К вопросу о стратегии реформирования Содру­жества Независимых Государств // Проблемы теории и практики управления. — 2007. — № 1. — С.8-15.

7      Козьменко В.М. СНГ на современном этапе // Вестник Кокшетауского университета им. Ш.Уалиханова. — 2008. —№ 3. — С. 15-20.

8       См. об этом: Некипелов А.Д. Глобализация и стратегия развития экономики России // Проблемы прогнозирования. — 2001. — № 4.

9       ОрынбаевР. Содружество зависимых государств // Деловой мир. — 2008. — № 5. — С. 33-35.

10   Кришталев. Е. Янукович возродит экономику в ГУАМ // vestikavkaza.ru/analytics/economika/15288.htm

11   Россия предложила партнерам по Таможенному союзу подумать о единой валюте //gzt.ru/topnews/economics/-sng-poluchit-svoyu-valyutuГоловнuн М.Ю. Проблемы и перспективы интеграционной группировки ЕврАзЭС // Евразийская экономическая интеграция. — 2008. — № 1. — С. 27-44.

13   Мамытбеков Е. Прикладная интеграция //centrasia.ru/newsA.php?st=1261813440

14   Украину озадачат Таможенным союзом // http:www.Kommersant.ru/doc.aspx?Docs/D=1323799

15   См. об этом: Косикова Л.С. Участие Украины в Едином экономическом пространстве: взгляд из Москвы и взгляд из Киева // Вестник Содружества. — 2003. — № 6.

16   Таможенный союз может создать наднациональный орган управления // news.mail.ru/

17   Сидоров О. Интеграция СНГ. Процессы интеграции зависят от интересов // АSTANA TIMES. — 2005. — № 4.—  С. 9-10.

18   Косикова Л.С. Пока есть название, но не государство (О Союзном государстве России и Белоруссии) // НГ- Дипкурьер. — 2006. — 13 марта.

19   Киргизия сможет вступить в Таможенный союз после нормализации ситуации //  rian.ru/trend/customs_union_development_27112009.

20   Арестов О. Интеграционные процессы в странах СНГ в условиях мирового экономического кризиса // Международ­ная экономика. — 2009. — № 4. — С. 13-17.

21    СНГ в период кризиса. Документы Исполкома СНГ // Международная экономика. — 2009. — № 4. — С. 18-20.

22   Суздальцев А.И. Политика впереди экономики — риски и перспективы Таможенного союза ЕврАзЭС //wfin.kz/node/7656

23    «Еврази» введут еще не скоро // gzt.ru/topnews/economics/-sng-poluchit-svoyu-valyutu

24    Наука и инновации — приоритетные направления деятельности СНГ// rosmu.ru/activity/opinions/110.html

Фамилия автора: Г.Е.Ибрагимова
Год: 2010
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика