Особенности суицидальных проявлений у подростков

По данным Всемирной организации здравоохранения, Казахстан занимает третье место в мире по количеству самоубийств. Эксперты Международной организации здравоохранения утверждают, что критическим порогом суицидов считаются показатели, составляющие свыше 20 человек на 100 тысяч населения. В Казахстане, по данным статистики, в последнее десятилетие число самоубийств составило 52-53 на 100 тысяч населения. В списке самых депрессивных регионов, где больше всего наблюдается проявлений суицида, Южно-Казахстанская область, Актау, Северный Казахстан, а так­же город Караганда [1].

Последние два года Карагандинскую область захлестнула волна подростковых самоубийств. Только с начала 2011 г. покончили с собой трое детей, в 2010 г. — 28 ребят в возрасте от 12 до 19 лет [2].

В Конституции Республики Казахстан [3] уделяется специальное внимание тому, что каждый человек имеет право на жизнь, а также прописано, что никто не вправе произвольно лишать человека жизни. Смертная казнь устанавливается законом как исключительная мера наказания за террористи­ческие преступления, сопряженные с гибелью людей, а также за особо тяжкие преступления, совер­шенные в военное время, с предоставлением приговоренному права ходатайствовать о помиловании. И совершенно ничего не сказано о праве намеренно лишать себя жизни.

В Законе Республики Казахстан «О государственной молодежной политике в Республике Казах­стан» [4] в статье «Об основных направлениях государственной молодежной политики в Республике Казахстан» оговариваются основные направления молодежной политики, а именно обеспечение охраны здоровья молодежи, формирование ее здорового образа жизни; обеспечение социальной по­мощи молодежи из числа нуждающихся в социальной поддержке.

В Законе Республики Казахстан «Об образовании» [5] в статье «Права, обязанности и ответствен­ность обучающихся и воспитанников» говорится о том, что обучающиеся и воспитанники обязаны за­ботиться о своем здоровье, стремиться к духовному и физическому самосовершенствованию. А также в статье «Охрана здоровья обучающихся, воспитанников» указано, что в организациях образования обеспечивается выполнение необходимых мер по предотвращению заболеваний, укреплению здоровья, физическому совершенствованию, стимулированию здорового образа жизни обучающихся, воспитанников.

В «Программе развития образования в Республике Казахстан на 2011-2020 годы» [6] отмечается в качестве перспективной стратегии, что к 2020 г. мы должны достигнуть численности населения около 18 миллионов человек.

Все возрастающее количество подростковых самоубийств указывает на специфичность данного явления именно среди лиц этого возраста. Актуальным становится выяснение особенностей самого подросткового возраста, а также определение особенностей суицидальных проявлений у подростков.

Суицидальные проявления у детей и подростков являются одной из форм поведения (аутоагрес­сия) и имеют определенные отличия от суицидального поведения у взрослых, считает М.И.Рожков. Так, в 90 % случаев суицидов в подростковом возрасте это «крик о помощи», и лишь в 10 % случаев имело место истинное желание покончить с собой. Частота завершенных попыток, по сравнению с покушениями, соотносится как один к пятидесяти. Тем не менее, эти цифры говорят о необходимо­сти своевременного выявления пресуицидальных состояний у школьников, нуждающихся в психоло- го-педагогической и психотерапевтической помощи [7].

Отсутствие у детей знания о конечности, необратимости смерти сближает, по мнению ряда ис­следователей (А.Г.Амбрумовой, Е.М.Вроно), суицид с несчастным случаем. Так, по наблюдениям А.Г.Амбрумовой и Е.М.Вроно, для детей-суицидентов шести — семи лет представление о смерти отождествлялось с «иным существованием». Собственная смерть представлялась им глубоким сном, смерти близких — длительным отсутствием. Дети были убеждены, что смерть имеет свой конец, и после того, как она закончится, жизнь начинается снова, без прежних трудностей и конфликтов. Они образно представляли себе собственные похороны, горе и раскаяние близких, уверенные в том, что можно быть свидетелем этого события, когда все, кого ребенок хотел бы наказать или разжалобить своей смертью, будут пребывать в глубоком отчаянии. Не отдавая отчета в конечности и необратимо­сти смерти, дети не испытывали страха [8].

По мнению М.И.Рожкова, более старшие дети (десяти — двенадцати лет), с одной стороны, по­нимали, что смерть — это исчезновение навсегда, с другой — у них не было убежденности в том, что смерть есть конец жизни. Они полагали, что суицидальным действием они лишь устранят себя из тя­желой ситуации, накажут себя или своих обидчиков на какое-то время, но не навсегда.

В подростковом возрасте представление о смерти больше совпадают с аналогичными представ­лениями у взрослых. Отличительной особенностью данного периода является повышенный интерес подростков к теме смерти, размышления о смысле жизни, увлечение философскими проблемами это­го направления. Чаще это наблюдается у лиц с высоким интеллектом. Личностные особенности под­росткового возраста — некоторая импульсивность, вспыльчивость, эмоциональная неустойчивость, растерянность в конфликтных ситуациях — создают «суицидальную предиспозицию» подростков, отмечает М.И.Рожков [9].

Рассматривая особенности подросткового возраста, Г.Крайг [10] дает характеристику подрост­ков. Одним из важных аспектов мышления на уровне формальных операций является способность анализировать собственные мыслительные процессы. Подростки, как правило, широко пользуются этой возможностью. Они стремятся постичь не только себя, но также разобраться в других людях. Способность учитывать мысли других людей, в сочетании с повышенным вниманием подростков к собственным метаморфозам, ведет к особого рода эгоцентризму. Подростки склонны полагать, что они и их поведение столь же интересны людям, как и им самим. Им иногда не удается провести грань между их собственными интересами и интересами других людей. В результате подростки склонны делать поспешные выводы о реакции окружающих людей и предполагать, что другие столь же одоб­рительно или критически относятся к ним, как они сами относятся к себе. Результаты исследований Г.Крайг указывают на то, что подростки гораздо больше, чем младшие дети, беспокоятся о том, что другие люди узнают об их недостатках [10; 591].

Представление подростков о том, что другие люди постоянно наблюдают за ними и оценивают их, получило у Г.Крайг название воображаемой аудитории. Являясь продуктом фантазии увлеченно­го собой подростка, воображаемая аудитория разделяет с подростком его личные мысли и чувства, подростки выступают перед ней на своей внутренней «сцене», чтобы «примерить» на себя различные установки и формы поведения. Воображаемая аудитория также является причиной застенчивости подростков — они постоянно и болезненно ощущают себя на виду у всех. Поскольку подростки не уверены в своей идентичности, то, пытаясь понять, кем они являются в действительности, они болез­ненно реагируют на мнения других [11].

Не умея дифференцировать чувства других людей, отмечает Г.Крайг, подростки в то же самое время поглощены своими собственными чувствами, считая, что их эмоции уникальны и никто другой никогда не переживал и не будет переживать таких страданий или такого восторга, как они. Одним из проявлений эгоцентризма такого типа является то, что некоторые начинают верить в персональный миф — сознание того, что они уникальны, что являются исключением из обычных законов природы и будут жить вечно. Это чувство неуязвимости и бессмертия, вероятно, лежит в основе некоторых из наиболее рискованных форм поведения, которые так распространены в этот период. К такому выводу приходит Г.Крайг [10; 602].

Анализируя личность подростка, Д.И.Фельдштейн, Т.Н.Бостанжиева, И.М.Вереникина [12-14] говорят о том, что исследуемый возраст, отдельные его стадии относятся к критическому периоду психического развития. Остро протекающий психический перелом обусловливает его исключитель­ную сложность и противоречивость, причем противоречивый характер проявляется не только в физи­ческом и психосексуальном развитии, но и в развитии интеллекта, а также в социальном развитии. Личность подростка дисгармонична: свертывание установившейся системы интересов, протестую­щий способ поведения сочетаются с возрастающей самостоятельностью, с более многообразными и содержательными отношениями с другими детьми и со взрослыми, со значительным расширением сферы его деятельности, качественно меняющей свой характер вследствие направленности на новые формы отношений. Стремление найти свое место в обществе, становясь преобладающим, порождает у подростка стремление понять самого себя, развивает у него чувство ответственности, критическое отношение к себе и другим людям. Все это находит выражение в потребности подростка сопоставить качества других людей с чертами своей личности.

С.Кон рассматривает особенности самосознания подростка. Здесь обостренное чувство необра­тимости времени нередко соседствует с нежеланием замечать его течение, с ощущением, будто время остановилось [15].

Чувство «остановки времени», согласно концепции американского ученого Э.Эриксона, — это как бы возврат к детскому состоянию, когда время еще не существовало в переживании и не воспри­нималось осознанно. Подросток может попеременно чувствовать себя то очень юным, даже совсем маленьким, то, наоборот, чрезвычайно старым, все испытавшим. Надежда на личное бессмертие или заменяющую его бессмертную славу может перемежаться с паническим страхом старости и смерти [16].

По мнению С.Кон, диффузность, расплывчатость представлений о времени сказывается и в само­сознании, в котором страстная жажда нового опыта может перемежаться со страхом перед жизнью. Одни буквально рвутся вон из детства, у других расставание с ним проходит очень мучительно, вызы­вая даже желание умереть.

В подростковом самосознании тема смерти звучит остро, но неоднозначно. У одних это возрож­дение иррациональных, безотчетных детских страхов, у других — новая интеллектуальная проблема, связанная с идеей времени, которое кажется одновременно циклическим и необратимым [15; 90].

Таким образом, подростковый возраст отмечен кризисным периодом в жизни ребенка, для кото­рого характерны импульсивность, сверхчувствительность по отношению к себе, уверенность, само­стоятельность, ощущение непонятости со стороны окружающих, эгоцентризм.

А.Е.Личко [17] выделяет три типа суицидального поведения у подростков: демонстративное, аффективное и истинное.

Демонстративное суицидальное поведение выражает не всегда осознанное подростком стремле­ние привлечь внимание к положению, в котором он оказался, вызвать сочувствие, избежать ожидае­мых неприятных последствий за какие-либо поступки, выйти из трудной ситуации, а также напугать своих недругов (шантаж, угрозы, вымогательство и т.п.). При такой попытке подростку не всегда уда­ется избежать смертельного исхода, так как он часто не осознает степени опасности предпринимаемых действий и их последствий.

Аффективное суицидальное поведение является одной из форм острых психогенных реакций, возникающих на фоне акцентуаций характера, психопатий или остаточных явлений органического поражения головного мозга. Одной из разновидностей такого типа суицидального поведения являет­ся реакция пассивного протеста в подростковом возрасте (в основе — сильное переживание обиды, недовольство окружающими либо самим собой, стремление отомстить, наказать лиц, повинных в не­заслуженном наказании, унизительном замечании) [17; 45].

При истинном суицидальном поведении намерение подростка покончить с собой долго вынаши­вается, предпринимаются меры, чтобы никто этому не помешал. В оставленных нередко записках звучат мотивы поступка, субъективные оценки обстоятельств, самообвинения и другие. Истинное суицидальное поведение бывает обычно следствием длительной и тяжелой психической травматиза- ции, воздействующей прежде всего на слабые стороны акцентуированного характера [18].

Депрессия, в основе которой лежит подавленность всех психических и физических проявлений человека, у подростков имеет существенные особенности, отличающие ее от депрессии у взрослых, отличает А.Е.Личко. Актуальность подростковых депрессий заключается не только в их учащении за последние годы, но и в том, что «депрессия может невидимо стоять за психопадобными нарушения­ми поведения, толкать к алкоголизации или употреблению наркотических средств, с помощью кото­рых стремятся поднять настроение, подавить глубоко затаенные тягостные переживания» [17; 260].

М.И.Рожков [7] выделяет несколько типов подростковой депрессии: делинквентный, ипохонд­рический, астеноапатический, меланхолический.

Делинквентный вариант — это довольно быстро развивающиеся нарушения поведения, не свой­ственные прежде этому подростку, которые проявляются в грубости и непослушании старшим, осо­бенно родным и учителям; в действиях «всем наперекор», часто в ущерб самому себе; в утрате инте­реса к учебе, прежним увлечениям; в появлении прогулов, фактов употребления алкоголя, наркотиче­ских средств. Такое состояние, встречающееся как проявление психогенной (реактивной) депрессии при лабильной, шизоидной, истероидной, элептоидной акцентуациях, может длиться до нескольких недель и даже месяцев.

Ипохондрический вариант подростковой депрессии характеризуется сочетанием незначитель­ных соматических нарушений с многочисленными жалобами, отражающими сверхценный характер переживаний. Возникает это расстройство часто как реактивная (психогенная) депрессия на фоне ас- тено-невротической, конформной, лабильной, истероидной и психастенической акцентуаций харак­тера, а также при вялотекущих эндогенных заболеваниях.

Астеноапатический вариант депрессии обычно начинается с ухудшения успеваемости в школе. Хуже становится внимание и осмысление учебного материала, труднее запоминается материал и вос­производится заученное. Подростки вначале пытаются восполнить свою нарастающую психическую несостоятельность волевыми, более продолжительными занятиями. По мере нарастания истощаемо- сти продуктивность учебной работы все больше падает. Ухудшающиеся результаты в учебе приводят подростка в состояние отчаяния, которое еще больше снижает уровень школьной деятельности.

На изменившегося подростка обращают внимание и в семье. Недавно активный, общительный, он превращается в вялого, унылого и бездеятельного домоседа. Сидя дома, практически ничем не за­нимается, развлечений не ищет и довольствуется тем, что находится рядом: пассивно, без всякого выбора смотрит телепередачи, слушает магнитофонные записи, читает первую попавшуюся в руки книгу. Утрачивает интерес ко всем прежним увлечениям. Становится пассивно подчиняем, в компа­нию его «не тянет», так как он устает от длительного общения с прежними друзьями.

Сон длится дольше обычного, но не освежает, не восстанавливает сил. Разбитость, подавлен­ность, нежелание чем-либо заняться, невозможность сосредоточиться, побороть пассивный поток случайных мыслей сочетаются с чувством скуки, хандры, уныния. На обвинения со стороны окру­жающих в лени и безделье реагирует с раздражением, но сам не может дать оценку своему состоя­нию. Упрекает себя за несобранность, постоянные неудачи, хотя на словах все это может отрицать. Нередко на фоне этого состояния возникают мысли о «нежелании жить», о самоубийстве. Если же обвинения со стороны взрослых становятся невыносимыми или подросток подвергается обществен­ному осуждению, реакцией может стать попытка самоубийства. Причины, лежащие в основе прояв­лений такого типа депрессии, различны, и потому каждый случай подобного состояния нуждается в тактичной психиатрической консультации.

Меланхолическая депрессия проявляется в болезненно угнетенном настроении, чувстве безыс­ходной тоски, малоподвижности, застывшей скорбной позе и мимике, тихом голосе, замедленности лаконичных ответов, застывшем, устремленном в одну точку взгляде [7; 70].

Нами было проведено исследование, направленное на изучение суицидальных проявлений у подростков на базе ОСШ № 83 имени Г.Мустафина г. Караганды в течение 2010-2011 учебного го­да среди учащихся седьмых классов. В исследовании принимали участие 55 человек. Были пpoдиaгнoстиpoвaны учaщиеся 7 «А» клaсса (контрольная группа, 27 человек) и учащиеся 7 «Б» класса (экспериментальная группа, 28 человек). Для кoнстaтиpующегo экспеpиментa тами были выбpaны следующие методики: методика определения суицидальной направленности личности (лич­ностный опросник ИСН); методика диагностики уровня субъекивного одиночества Д.Рассела и М.Фергюсона.

По результатам проведенной методики определения суицидальной направленности личности выявлены учащиеся с высоким уровнем депрессии в контрольной группе — 15 % и в эксперимен­тальной — 21 % учащихся; с высоким уровнем невротизма — 11 % в контрольной группе и 18 % — в экспериментальной. А также обнаружено некоторое количество учащихся с низким уровнем общи­тельности в контрольной группе — 15 % и 32 % — в экспериментальной. Сочетание высокого уровня депрессии с низкими показателями общительности являются для исследователей-психологов харак­терным сигналом о том, что данное лицо, у кого обнаружено такое совпадение, склонно к суициду.

При проведении методики диагностики уровня субъективного ощущения одиночества в кон­трольной группе количество учащихся с высоким уровнем составило 11 % и в экспериментальной — 14 %.

Результaты кoнстaтиpующегo экспеpиментa свидетельствуют o том, что как и в контрольной группе, так и в экспериментальной имеются учащиеся, склонные к депрессии, одиночеству, замкну­тости, ощущающие потребность в поддержке, помощи.

Рассмотрение основных аспектов суицидальных проявлений у подростков позволяет говорить о том, что большинство случаев суицидов в подростковом возрасте — это «крик о помощи». Повы­шенный уровень суицидов в подростковом возрасте отмечен особым кризисным периодом в жизни самого подростка, теми изменениями, которые происходят в личностном становлении ребенка. Отли­чительной особенностью данного периода является повышенный интерес к теме смерти, размышле­ния о смысле жизни, увлечение философскими проблемами этого направления.

Список литературы

1      Пузиков Т. Суицид как форма девиантного поведения личности // Хабаршы Әль-Фараби атындагы ҚазҰУ сериясы: психология жэне социология. — 2008. — № 1. — С. 106-112

2      Мягких О. «Лекарство» от жизни // Индустриальная Караганда. — 2011. — 17 февр.

3      Конституция Республики Казахстан //myuniver.kz

4      Закон Республики Казахстан «О государственной молодежной политике в Республике Казахстан». //myuniver.kz

5      Закон Республики Казахстан «Об образовании» // Казахстанская правда. — 2007. — 15 авг.

6   Программа развития образования в Республике Казахстан на 2011-2020 годы // Индустриальная Караганда. — 2011.— 29 янв.

7    Воспитание трудного ребенка: Дети с девиантным поведением: Учеб.-метод.пособие / Под ред. М.И.Рожкова. — М.: Гуманит.-издат. центр ВЛАДОС, 2001. — 240 с.

8     АмбрумоваА.Г. Актуальные проблемы суицидологии. — М.: Просвещение, 1981. — 258 с.

9      Трегубое Л.З., Вагин Ю.Р. Эстетика самоубийства. — Пермь: КАПИК, 1993. — 267 с.

10  КрайгГ. Психология развития. — СПб.: Питер, 2000. — 992 с.

11  Подросток и семья: Хрестоматия / Сост. Д.Я.Райгородский. — Самара: БАХРАХ, 2002. — 656 с.

12  Психология современного подростка / Под ред. Д.И.Фельдштейна; Науч.-исслед. ин-т общей и пед. психологии Акад. пед. наук СССР. — М.: Педагогика, 1987. — 240 с.

13 Фельдштейн Д.И. Психологические основы общественно полезной деятельности подростков. — М.: Просвещение,— 275 с.

14 Психологические условия и механизмы воспитания подростков / Под ред. Д.И.Фельдштейна. — М.: Просвещение,— 213 с.

15  КонИ.С. Психология ранней юности: Кн. для учителя. — М.: Просвещение, 1989. — 255 с.: ил.

16  Мак-ВильямсН. Психоаналитическая диагностика. — М.: Академия, 1998 — 252 с.

17  ЛичкоА.Е. Типы акцентуаций характера и психопатий у подростков. — М.: ООО АПРЕЛЬ ПРЕСС 1999. — 416 с.

18  Кондратенко В.Т. Девиантное поведение у подростков. — М.: Просвещение, 1988. — 159 c.

Фамилия автора: З.К.Онайбаева, В.В.Николаева
Год: 2013
Город: Караганда
Категория: Педагогика
Яндекс.Метрика