О проблеме рефлексии родительского отношения

Детско-родительским отношениям в психологической литературе уделяется значительное вни­мание. Несмотря на достаточно длительный срок исследования этой сферы человеческих отношений (со времён З. Фрейда), интерес к ней не утихает и в наши дни, и будет являться предметом повышен­ного интереса, по всей видимости, пока будут существовать сами эти отношения, а значит, и само человечество.

Само понятие «детско-родительские отношения», на наш взгляд, не имеет однозначного опреде­ления. Наиболее широкий и часто употребляемый вариант — как подструктуры семейных отноше­ний, включающей в себя взаимосвязанные, но неравнозначные отношения родителей к ребенку — родительское (материнское и отцовское) отношение и ребенка — к родителям. Зачастую термин «детско-родительские отношения» является синонимом «родительских отношений». К примеру, одна из наиболее популярных в этой сфере методик — PARI (parental attitude research instrument) амери­канских авторов Е.С.Шеффер и Р.К.Белла, предназначенная для изучения отношения родителей к разным сторонам семейной жизни, чаще всего встречается под названием «Диагностика детско- родительских отношений». Тем не менее в большинстве исследований, посвящённых изучению от­ношений родителей и детей с позиции родителя, используется понятие «родительские отношения». Также следует отметить, что большее количество исследований, как и большее число диагностиче­ского инструментария, направлено на изучение детско-родительских отношений именно с позиции родителя, т.е. «родительских отношений». Другая же сторона (ребенок-родитель) в детско- родительских отношениях находит недостаточно полное освещение в психологии. Можно найти в психологической литературе и понимание детско-родительских отношений как избирательной в эмо­циональном и оценочном плане психологической связи ребенка с каждым из родителей, выражаю­щейся в переживаниях, действиях, реакциях, обусловленной возрастно-психологическими особенно­стями детей, культурными моделями поведения и собственной жизненной историей и определяющей особенности восприятия ребенком родителей и способ общения с ними. Как мы видим, под понятием «детско-родительские отношения» могут подразумеваться как отношения в системе «ребёнок- родитель», так и отношения в этой системе с позиции родителя и с позиции ребёнка.

Актуальность исследования детско-родительских отношений подкрепляется на сегодняшний день существующей статистикой: более чем в 50 % семей отмечается нарушение детско- родительских взаимоотношений [1]. Причиной таких негативных тенденций можно считать измене­ния, происходящие в общественных отношениях. На сегодняшний день ценность материнства уменьшается на фоне роста ценностей карьеры, улучшения материального благосостояния. Кроме того, происходит разрыв межпоколенных связей, теряются традиции передачи опыта детско- родительского взаимодействия, а также уменьшается количество детей в семье, что также негативно сказывается на формировании родительской компетентности. В целом можно отметить, что совре­менные детско-родительские отношения характеризуются сложностью и общей тенденцией на уров­не социума к пренебрежению родительскими обязанностями, что подчёркивает актуальность иссле­дования проблемы взаимоотношений взрослых и детей в семье.

Несмотря на то, что мимо проблемы детско-родительских отношений не прошло ни одно из крупных психологических направлений — психоанализ (З.Фрейд, Э.Эриксон, Э.Фромм, Д.Винникот,Э.Берн и др.), бихевиоризм (Дж. Уотсон, Б.Скиннер, Р.Сирс, А.Бандура и др.), гуманистическая пси­хология (Т.Гордон, К.Роджерс, Дж. Байярд, В.Сатир и др.), которые рассматривали эти взаимоотно­шения как основополагающие для развития личности ребёнка, — на сегодняшний день можно отме­тить значительное преобладание практики над теоретическими исследованиями в этой области. Су­ществует огромный практический клинический опыт, наработанный психотерапевтами и психолога­ми — Э.Г.Эйдемиллером, А. В. Захаровым, А.Я.Варгой, А.С.Спиваковской и другими. Большинство исследователей отмечают также несопоставимо большую разработанность проблемы детско- родительских отношений в западной психологии, нежели на территории постсоветского пространст­ва. К настоящему моменту опубликовано более 800 исследований на тему детско-родительских от­ношений в зарубежной психологии [2]. В отечественных же исследованиях, коих в разы меньше, используются в основном термины западной психологии. И уж тем более не существует теории, ко­торая могла бы претендовать на всеобъемлющее системное видение данной категории отношений, что, так же как и отрыв от практики, отражает состояние психологической науки в целом.

Интересна ещё одна тенденция в исследовании детско-родительских отношений: значительная часть работ ориентирована в большей степени на фиксацию различных форм отклонений в родитель­ском отношении, чем на определение нормальных, здоровых отношений родителя и ребёнка. То же самое можно сказать и о наиболее популярных в изучении этой проблемы методиках (методики PARI Е.Шеффер и Р.Белла, ОРО — А.Я.Варги, В.В.Столина, АСВ Э.Г.Эйдемиллера, В.Юстикис, «Рисунок семьи»). Это и неудивительно, так как авторы методик диагностики детско-родительских отношений по большеё части клинические психологи и психотерапевты.

В целом можно отметить, что на сегодняшний день не существует отвечающей современным требованиям концепции детско-родительских отношений, использовующей терминологический ап­парат, понятия которого характеризовали бы детско-родительскую систему в целом, а не с точки зре­ния отдельных позиций. Теоретические положения такой теории должны опираться на принцип сис­темной детерминации, вскрывать саму сущность данных отношений, их качественную специфику, т. е. необходимо осмысление детско-родительских отношений с более высокой ступени научного зна­ния — с позиции философского обобщения. В современной психологии, переживающей глобальное отставание теории от практики, необходимость такой теории просто очевидна.

Современные исследователи, стремясь избыть недоработки, ощутимые в этой области психоло­гического познания, работают над созданием системного, интегративного подхода к пониманию дет­ско-родительских отношений. Интерес представляет теоретическое обобщение наиболее известных подходов к исследованию данной темы, выполненных Е. О. Смирновой, М.В.Быковой. Они отмечают двойственную и противоречивую позицию родителя по отношению к ребёнку — безусловная любовь и оценка личности ребёнка в соответствии с требованиями, предъявляемыми жизнью в социуме. Ав­торы обозначили эти два вида отношений, свойственных межличностным отношениям вообще, как безусловный компонент (личностно-целостный, где другой является самоценной, целостной лично­стью) и условный (предметно-частичный, где ребёнок выступает как предмет сравнения и оценки) [3]. Г.Г.Семенова-Полях в своей диссертационной работе решает задачу выделения и научного обос­нования таких обобщенных параметров детско-родительских отношений, которые, являясь основани­ем для систематизации уже существующих типологий детско-родительских отношений, могли бы стать универсальными для его анализа в разные возрастные периоды развития ребенка и для субъек­тов, включенных в эти отношения [4].

На настоящий момент достаточно разработанными в психологической литературе аспектами детско-родительских отношений являются: родительские представления и установки, родительские позиции, эмоциональное отношение родителей к ребёнку, родительские забота, контроль и требова­ния, стили воспитания и установки на воспитание у родителей, стратегии родительства, родительские чувства, родительская ответственность, семейные роли и др. Показано, что родительские отношения зависят от культурного контекста, социально-экономического статуса, собственного детского опыта родителей, складываются во многом под влиянием модели прародительской семьи, испытывают на себе значительное влияние личностных особенностей родителей и качества супружеских отношений и удовлетворённостью браком. Кроме того, отмечается, что родительские отношения носят достаточ­но устойчивый характер и базируются на представлениях, сформированных в первые годы жизни ре­бёнка. Е.О.Смирновой выделены специфические особенности детско-родительских отношений: не­прерывность и длительность отношений во времени; сильная эмоциональная значимость как для ро­дителя, так и для ребёнка; амбивалентность в отношениях родителя и ребенка — например, забота о ребёнке и предоставление ему самостоятельности; изменение детско-родительских отношений с воз­растом ребенка и неизбежном отделении ребенка от родителей [3].

Несмотря на то, что не существует, как подчёркивает А.С.Спиваковская, абсолютного идеала, нормы в воспитательной деятельности, так как отношения в системе ребёнок-родитель всегда непо­вторимы и индивидуальны, основные «правила» для родителей — это любовь и независимость. Ро­дительская любовь, являясь гарантом эмоционального благополучия, и предоставление ребёнку са­мостоятельности в границах, соответствующих возрасту, создают ребёнку базисные условия для бла­гополучной самореализации [5]. Рисуя портрет успешного родителя, можно заметить, что не сущест­вует каких-то специфических качеств, являющихся залогом эффективности именно в сфере детско- родительских отношений. Успешный родитель — это, прежде всего, зрелая личность (имеется в виду личностная зрелость), вступая во взаимодействие с которой и «присваивая» её себе, ребёнок получает прекрасную возможность стать, в свою очередь, также личностно-зрелым человеком. Развитая форма родительства характеризуется относительной устойчивостью, стабильностью и реализуется в согла­сованности представлений супругов о родительстве, комплиментарности динамических проявлений родительства [6].

Важной детерминантой качества детско-родительских отношений, на наш взгляд, является такая характеристика личностной зрелости, как рефлексия на свой духовный облик. Эталон сформировав­шейся личности, существующий в общественном сознании, предполагает определенный уровень раз­вития сознания человека, его оценок и суждений, регулирования им своих актов и действий, отноше­ния к различным сторонам действительности (природной и социальной) [7].

Многие авторы подчёркивали роль рефлексии детско-родительских отношений для их эффек­тивности. Так, А.С.Спиваковская, изучающая родительские позиции, подчёркивала, что то, какая именно родительская позиция реализуется во взаимодействии с ребенком, зависит прежде всего от соотношений между осознаваемыми и неосознаваемыми мотивационными тенденциями. Родитель­ская позиция может быть осознаваемой, когда отношения и взаимодействие с ребенком отрефлекси- рованы родителем, или неосознаваемой, когда взаимодействие родителя с ребенком подчинено влия­нию неосознаваемой мотивации родителя. Низкий уровень родительской рефлексии, как полагает Е.А.Савина, не позволяет родителю адекватно оценить ситуацию и действовать с учётом возрастных и личностных черт ребёнка, что оказывает патогенное влияние на развитие личности ребёнка [2].

Рассматривая основные методологические подходы к исследованию детско-родительских отно­шений, можно отметить, что в большинстве выделяемых подходов (функциональном, структурном и феноменологическом) так или иначе затрагивалась проблема рефлексии родительского отношения, пусть даже и не являясь предметом исследования. Так, в структурном подходе к исследованию дет­ско-родительских отношений (В.Д.Шадриков, В.И.Степанский, А.К.Осницкий), рассматривающем их как совокупность устойчивых семейных связей, обеспечивающих их целостность при различных внешних и внутренних изменениях, признаётся, что качество семейного взаимодействия и детского воспитания зависит, прежде всего, от осознанности родителями своих педагогических воздействий на ребенка (В .Н. Дружинин, В.В.Бойко, А.И.Антонов, Р.В.Овчарова и др.). Основное направление иссле­дования в рамках данного подхода сконцентрировано на поиске таких индивидуально-личностных особенностей родителей, которые будут способствовать сознательному выстраиванию гармоничных детско-родительских отношений и собственного стиля воспитания ребёнка в семье.

Феноменологический подход, направленный на раскрытие сущности детско-родительских от­ношений и осмысление их роли в жизни человека, на наш взгляд, позволяет проникнуть в самую сущность этих отношений. В исследованиях, выполненных в рамках этого подхода, обнаружено, что формирование родительства является результатом индивидуального осмысления того влияния, кото­рое оказывает выполнение данной роли на жизнедеятельность человека, его развитие и отношения с другими людьми, что вынуждает его искать или конструировать собственные ценностно-смысловые ориентации в семейной, репродуктивной и родительской деятельности. Здесь постулируется, что ис­тинно родителем человек становится в момент понимания смысла собственного существования в данном качестве [8].

Как мы видим, процессы рефлексии, осознания, осмысления слиты, их невозможно отделить друг от друга. Отрефлексировать что-то — это значит «пережить», «пропустить через свой внутрен­ний мир» или «оценить». Следовательно, способность к рефлексии позволяет человеку формировать образы и смыслы действий, отбирая эффективные и отсеивая неэффективные. С помощью рефлексии человек управляет собственной активностью в соответствии с личностными смыслами и ценностями, осмысляет прошлое и предвосхищает будущее.

Анализируя понятие рефлексии в различных подходах к её пониманию в психологии (Д.Холмс, Т.Ньюком и Ч.Кули, С.Л.Рубинштейна, Г.М.Андреева, Л.Д.Демина, И.С.Ладенко, В.А.Лефевр, Г.П.Щедровицкий, А.В.Карпов и др.), можно сделать обобщение: рефлексия — это способность че­ловека взглянуть на себя со стороны, проанализировать и осмыслить свои действия и поступки, а при необходимости реорганизовать их. В.В.Знаков рассматривает способность и склонность субъекта к рефлексии, сознательному самоанализу в качестве когнитивной составляющей самопонимания. Дру­гой составляющей самопонимания является, согласно автору, экзистенциальная, не являющаяся ра­циональной и воплощающаяся в смыслах и приобщении к разнообразным ценностям [9]. В.В.Знаков подчёркивает, что рост рефлексии ценностных и смысловых аспектов мира человека отражает совре­менное постнеклассическое понимание человеческого бытия. По А.В.Карпову, «рефлексия является такой синтетической психической реальностью, которая может выступать (и реально выступает) и как психический процесс, и как психическое свойство, и как психическое состояние одновременно, но не сводится ни к одному из них» [10]. По С. Л.Рубинштейну, рефлексия — это способ бытия, су­ществования человека в мире. Рефлексия — это способность человека занять позицию вне, т.е. выйти за пределы собственной системы. Рефлексия — это механизм, благодаря которому система обретает способность к самоорганизации. Можно ли рассматривать рефлексию как исключительно положи­тельное качество? В западной психологии обсуждается вопрос о том, не отражает ли рефлексия от­рицательные личностные характеристики — склонность к самокопанию, застревание на собственных проблемах, основанное на недоверии к себе. Но большинство психологов всё же полагают, что осо­знание своего внутреннего мира, внимание к своим мыслям и чувствам у нормальных людей способ­ствуют адекватной адаптации к социальной действительности [11]. В психотерапевтической практике также распространено мнение, что клиенты, характеризующиеся как рефлексивные и стремящиеся к самосовершенствованию, в общении с психотерапевтом обнаруживают более глубокий уровень са­мопонимания паттернов межличностных отношений. Таким образом, можно заключить, что чем бо­лее развиты рефлексивные способности, тем больше рефлексивных моделей, тем больше возможно­стей для развития и саморазвития обретает личность [12].

В работах современных российских психологов подчёркивается многозначность проявления рефлексии, описываются её разновидности. По временному критерию выделяют ситуативную, или текущую, рефлексию (способность сознавать себя по мере совершения своего бытия), ретроспектив­ную, или историческую (осознание своего прошлого), и перспективную, или проспективную (обра­щённость рефлексии к ещё не наступившему событию) рефлексию [10, 13]. По содержательному критерию (тому, на что конкретно направлена рефлексия) выделяют два вида рефлексии: интеллекту­альная (интеллектуальные акты, познавательные стратегии, предметные действия); личностная (эмо­циональные состояния, ценности, моральные нормы, убеждения, мотивы, намерения, образ «Я» и т.д.). В психологической литературе также встречается выделение личностного (исследование субъ­ектом самого себя) и социального (проявляющегося в коммуникации и совместной деятельности) ви­дов рефлексии. У А.В.Карпова эти виды рефлексии рассматриваются как типы рефлексии по крите­рию направленности — интрапсихическая и интерпсихическая.

Рефлексия родительского отношения включает в себя все перечисленные выше виды рефлексии

и, на наш взгляд, предполагает способность и потребность к анализу своего отношения с ребёнком с целью повышения эффективности этих отношений и гармоничного развития личности ребёнка. Спо­собность к такого рода рефлексии будет определяться как факторами, определяющими способность к рефлексии в широком понимании, так и особенностями ценностно-смыслового отношения родителя к детско-родительским отношениям в целом, к ребёнку и к себе как к родителю, самому феномену ро­дительства. Родительская рефлексия будет проявляться в склонности к самоконтролю поведения в актуальной ситуации взаимодействия с ребёнком (ситуативная рефлексия), к анализу уже выполнен­ных действий, ошибок, результативности, мотивов поведения во взаимоотношениях с ребёнком (рет­роспективная рефлексия), к анализу предстоящей деятельности, прогнозированию, планированию, ориентации на будущее по отношению к ребёнку (перспективная рефлексия), к пониманию себя и своего поведения как родителя (интрапсихическая направленность рефлексии) и осмыслению пове­дения ребёнка, способность к эмпатии (интерпсихическая направленность рефлексии) [10]. Рефлек­сия — это способ понимания себя через другого. Имея основную цель — сделать отношения с ребён­ком более эффективными, гармоничными и взаимообогащающими, родительская рефлексия, являю­щаяся выходом не просто за пределы рассматриваемой системы, а переходом к системе иного, более высокого уровня, является средством и одновременно индикатором личностного развития, условием и способом личностного роста. Можно предположить, что высоко рефлексивный родитель будет рас­сматривать родительство как возможность для самореализации, самоизменения.

Значимость рефлексии родительского отношения в воспитании подчёркивали, помимо психоло­гов, педагоги, философы, политики, писатели и другие общественные деятели. Приведём несколько примеров высказываний. «Чтобы судить о ребенке справедливо и верно, нам нужно не переносить его из его сферы в нашу, а самим переселяться в его духовный мир» (Пирогов Н.И. «Интерпсихиче­ская направленность рефлексии»). «Воспитывая ребенка, нужно думать о предстоящей ему старости» (Жубер Ж. «Проспективная рефлексия»). «Семейное воспитание для родителей есть прежде всего самовоспитание (Крупская Н.К. «Интроспективная направленность рефлексии»). И в завершение вы­сказывание А.С.Макаренко, прекрасно иллюстрирующее необходимость и особую значимость реф­лексии в сфере детско-родительских отношений: «Не думайте, что вы воспитываете ребенка только тогда, когда с ним разговариваете, или поучаете его, или приказываете ему. Вы воспитываете его в каждый момент вашей жизни. Малейшие изменения в тоне ребенок видит или чувствует, все поворо­ты вашей мысли доходят до него невидимыми путями, вы их не замечаете».

Исходя из изложенного выше можно предположить, что высокий уровень рефлексии родитель­ского отношения будет свойствен родителям с высокой степенью личностной зрелости, высоким уровнем диалогичности личности, интернальным локусом контроля, в том числе и в понимании ве­дущей, по сравнению с другими факторами, роли родителей и семьи в целом в становлении личности ребёнка. Такие родители будут заинтересованы в гармоничном развитии ребёнка не на словах и фор­мально, они будут прикладывать максимум усилий для достижения этой цели, в то же время сохраняя себя как личность и не растворяясь в ребёнке. Востребованность накопленных человечеством знаний по проблемам воспитания детей у таких родителей будет несомненна. Рефлексивный родитель будет испытывать потребность в неких «эталонах», ориентирующих в направлении более эффективного родительства, так как одной из функций рефлексии является соотнесение собственного опыта с соци­альными нормативами. Лица с высоким уровнем рефлексии в сфере родительского отношения навер­няка будут обнаруживать высокий уровень психологической и педагогической культуры и компе­тентности, так как они сделали родительские отношения предметом своего повышенного интереса и углубленного анализа. По всей вероятности, рефлексивному родителю будет свойственно достаточно чёткое и осознанное представление о принципах воспитания и стремление к их реализации в собст­венной семье.

Таким образом, мы видим, что, несмотря на то, что проблема рефлексии родительского отноше­ния в некоторой степени освещалась в психологии детско-родительских отношений, исследований, посвящённых непосредственно проблеме рефлексии родительского отношения, нами не обнаружено. Психология рефлексии — активно развивающаяся область психологического знания, кроме того, проблемы рефлексии имеют междисциплинарный характер (философские проблемы рефлексии, реф­лексивные процессы в сфере управления, экономики и политики, математическое моделирование рефлексии и т.п.). Актуальность исследования рефлексии и малая изученность её в контексте детско- родительских отношений делают рассматриваемую нами проблему перспективной в плане её даль­нейшей теоретической и эмпирической разработки.

Список литературы

1       Шнайдер Л.Б. Основы семейной психологии: Учеб. пособие. — М.: Моск. психолого-социальный ин-т, Воронеж: МОДЭК, 2003. — 928 с.

2       Родители и дети: Психология взаимоотношений / Под ред. Е.О.Смирновой, Е.А.Савиной. — М.: Когито-Центр, 2003.—   230 с.

3       Смирнова Е.О., Быкова М.В. Опыт исследования структуры и динамики родительского отношения // Вопросы пси­хологии. — 2000. — № 3. — С. 3-14

4       Семенова-Полях Г.Г. Обобщенные параметры развития детско-родительских отношений в осложненных условиях жизнедеятельности семьи: Автореф. дис. ... канд. психол. наук. — Казань: Изд. Казан. гос. ун-та, 2003. — 24 с.

5       Спиваковская А.С. Профилактика детских неврозов. — М.: Изд-во МГУ, 1988. — 200 с.

6       Овчарова Р.В. Родительство как психологический феномен: Учеб. пособие. — М.: Изд. Моск. психолого­социального ин-та, 2006. — 496 с.

7       Якобсон П.М. Психологические компоненты и критерии становления зрелой личности // Психологический журнал.—    1981. — № 4. — С. 141-149.

8      Мальтиникова Н.П. Методологические приоритеты рассмотрения детско-родительских отношений в системе взаи­модействия образовательного учреждения с семьёй // Методология педагогики: актуальные проблемы и перспективы. — Челябинск, 2009. — С. 122-125.

9       Знаков В.В. Самопонимание субъекта как когнитивная и экзистенциальная проблема // Психологический журнал. — 2005. — Т. 26. — № 1. — С. 18-28.

10    Карпов А. В. Рефлексивность как психическое свойство и методика ее диагностики // Психологический журнал. — 2003. — № 5. — С. 45-58.

11    Scandell D.J. Is Self-Reflectiveness an Unhealthy Aspect of Private Self-Consciousness? // The J. of Psychology. — 2001.—   Vol. 135. Issue 4. — P. 51-61.

12    МиримановаМ.С. Рефлексия как системный механизм развития // abitu.ru/researcher/methodics/teor/teor_0006.html

Трунов В.Г. Виды рефлексии: феноменологическое обоснование // Вестн. Пермского ун-та. Сер. Психология. — 2009. — № 2 (28). — С. 47-58.

Фамилия автора: О.Н.Пенчук, Г.Б.Капбасова
Год: 2011
Город: Караганда
Категория: Философия
Яндекс.Метрика