Роль интеллектуального капитала в условиях информационной экономики

В настоящее время технологическая революция с информационными технологиями в центре за­ново формирует материальную основу общества. В новой информационной экономике — экономике, основанной на знаниях, источник производительности заключается в технологии генерирования зна­ний.

Понятие «информационная экономика» (как и «информационное общество») было введено в на­учный оборот еще в начале 60-х годов прошлого века. Оно стало фактически общепризнанным по отношению к сложившейся в западном мире реальности. Знания и информация являются критически важными элементами во всех экономических системах, так как процесс производства всегда основан на некотором уровне знаний и на обработке информации.

Согласно К.Марксу, «развитие основного капитала является показателем того, до какой степени всеобщее общественное знание превращается в непосредственную производительную силу, и отсюда —    показателем того, до какой степени условия самого общественного жизненного процесса подчине­ны контролю всеобщего интеллекта и преобразованы в соответствии с ним».

В условиях новой постиндустриальной экономики изменились не виды деятельности человече­ства, а технологическая способность использовать в качестве прямой производительной силы то, что отличает человека от других биологических созданий, а именно способность обрабатывать и пони­мать символы. Вместе с тем в этих новых экономических условиях особую актуальность приобретает положение К.Маркса о важности индивидуальных знаний в применении науки «для анализа процесса производства (традиционных сведений, наблюдений, профессиональных секретов, полученных экс­периментальным путём), — это её применение в качестве применения естественных наук к матери­альному процессу производства точно так же покоится на отделении духовных потенций этого про­цесса от знаний, сведений и умения отдельного рабочего, как концентрация и развитие [материаль­ных] условий производства и их превращение в капитал» [1].

По существу, здесь перечислены понятия, формирующие современную категорию «нематери­альные активы».

Несмотря на то, что исторически практическое использование определённых форм, образующих интеллектуальный капитал, связано с началом производственной деятельности человека, в научный оборот понятие «интеллектуальный капитал» введено сравнительно недавно. Чаще всего это понятие обозначает нематериальные активы, стоимость которых составляет разность рыночной цены фирмы и стоимости её материальных активов.

Вместе с тем категория «интеллектуальный капитал» (ИК) должна определяться выделенным К.Марксом фундаментальным свойством категории «капитал» как самовозрастающей стоимости. К.Маркс, моделируя трансформацию денежной и товарной форм стоимости, выделяет эффект её са- мовозрастания в процессе производства, где она «и изменяет свою величину, присоединяет к себе прибавочную стоимость, или возрастает. И как раз это движение превращает её в капитал» [2].

По мнению А.Зарецкого, задача науки заключается в том, чтобы дать как можно больше необхо­димой информации о перспективах развития человеческого сообщества после его дальнейшей «со- циализированности» с природой и мирного с ней сосуществования. Очевидно, что одним из важных направлений такого прогноза является развитие теоретико-методологических представлений о чело­веческом капитале. Это особый вид капитала, качественные и количественные характеристики кото­рого будут определять всю дальнейшую разумную жизнь планеты.

Как известно, теорией человеческого капитала начали заниматься уже в XIX в.: А.Смит, В.Петти, К.Маркс определяли развитые полезные способности человека как основной капитал, на котором базируется вся жизнедеятельность людей. В XX в. теория человеческого капитала получила дальнейшее развитие в трудах Т.Шульца, Г.Беккера и других.

Вся система и направленность человеческого развития в мире во второй половине XX в. ориен­тирована на улучшение человеческой природы, образованности человека, повышение значимости человеческой личности, развитие прав и интересов человека. В этой связи на Западе усиленно разви­ваются с 1940-1950-х годов социально-гуманитарные науки, исследуются проблемы гуманитарной помощи каждому гражданину, получили новый импульс в развитии традиционные общественные науки (философия, история, искусствознание), а также ряд новых (социальная работа, социальная антропология, этнопсихология и др.)

К началу XXI в., в контексте либерально-демократического понимания устройства жизнедея­тельности людей, в мире сложилась относительно устойчивая методология социально-гуманитарных наук. Именно в рамах этой методологии происходит формирование человеческого капитала. Как из­вестно, одной из ее теоретико-методологических основ является тезис Вебера-Мертона о роли про­тестантизма в современном понимании окружающего мира.

Суть данного тезиса заключается в том, что существует определенная близость между аскетиче­ским протестантизмом (пуританством, анабатизмом, пиетизмом) и новыми естественными науками, которые появляются с XyiI в. Р.Мертон, исследуя причины, которые способствовали занятиям нау­кой, обнаружил существование «точечной корреляции» между этосом пуританизма и «характерными признаками, целями и результатами научных исследований». Он установил, что комбинация рацио­нализма и эмпиризма стала «квинтэссенцией духа современной науки».

Конечно, философия рассуждений Р.Мертона базировалась на первой версии приведенного те­зиса, которую сформулировал М.Вебер. Более того, М.Вебер отмечал, что этика протестантизма со­действовала появлению «духа капитализма». А возникновение капитализма как общественной фор­мации, по мнению Вебера-Мертона, способствовало интенсификации развития науки [3].

Итак, опираясь на приведенный выше тезис, мы можем отметить, что интенсивный информаци­онный поток в формах и методах развития человеческого общества получил генезис с XVII в., с по­явлением теологического течения протестантского характера, которое обусловило появление методо­логии капитализма (рыночной экономики в современной интерпретации), и в совокупности эти два фактора создали основу для современной научной картины мира.

Поэтому человеческий капитал, как явление второй половины XX в., развивается и формирует­ся, безусловно, под воздействием тезиса Вебера-Мертона. Не случайно теоретико-методологической сущностью человеческого капитала являются знания, образованность и профессионализм каждого человека. При этом, как отмечает Г.Беккер, «важнейшей характеристикой, отличающей человеческий капитал от физического, является то, что он, по определению, воплощается, или материализуется, в личности самого инвестора». Из этого следует, что человеческий капитал — это личностно­индивидуальная собственность каждого человека, которой только он волен распоряжаться по своему усмотрению.

Термин «человеческий капитал» предложили экономисты, но, поскольку экономика входит в общую систему социально-гуманитарных наук, совокупная характеристика сущности количествен­ных и качественных данных этого капитала формируется общей методологией этих наук. При этом внутреннее методологическое взаимодействие между научными дисциплинами обеспечивается ин­формационным ресурсом социально-гуманитарного знания. Таким ресурсом, помимо традиционных печатных носителей, являются сейчас электронные средства информации.

Информационная работа позволяет накапливать знания о формах и методах человеческого пове­дения, состояния здоровья человека и его социальном самочувствии в окружающем мире, что опре­деляет представление о сущностных характеристиках человеческого капитала. Только благодаря на­шей информированности мы можем понять особенности экономического подхода к анализу челове­ческого поведения, который разработал Г.Беккер. В соответствии с этим подходом время жизни че­ловека — это его экономическое время, и накопление своего личного человеческого капитала он мо­жет сделать в определенном возрасте и соответствующих социальных условиях.

По мнению А.Зарецкого, информатика позволяет понять, что в мире существует два социально­гуманитарных подхода к организации жизнедеятельности людей:

-    принцип «равенства возможностей»;

-   эгалитаризм, или принцип «равенства результатов».

Эти два принципа ведут между собой в мире постоянную борьбу за право их применения людь­ми в обустройстве своей социально-экономической жизни. Как показал опыт СССР, использование эгалитаризма («От каждого — по способности, каждому — по потребности») без применения прин­ципа равенства возможностей не может создать всех необходимых условий для формирования в об­ществе человеческого капитала, который максимально удовлетворял бы большую часть этого обще­ства.

В более мягкой форме, чем в СССР, эти два принципа применялись в ХХ в. в Великобритании. Причем интенсивное использование эгалитаризма привело к ухудшению качества английского «че­ловеческого капитала» — и с 1979 г. в стране стал доминировать принцип равенства возможностей.

Таким образом, формирование необходимого человеческого капитала — это тонкая, по выраже­нию А.Зарецкого, социально-гуманитарная работа в любом обществе, так как она связана с накопле­нием способностей людей к труду, качественной характеристикой этих способностей. В обществе должна проводиться постоянная информационная работа по поиску путей эффективных инвестиций в производство человеческого капитала.

Для того чтобы глубже понять роль интеллектуального капитала в экономике, на наш взгляд, важно исследовать вопросы эволюции и типологии этой экономической категории.

Вопрос об источниках производительности ресурсов является краеугольным камнем классиче­ской политэкономии, так как именно производительность движет экономический прогресс. Челове­чество управляло силами природы и постепенно сформировалось в самостоятельную культуру лишь путем увеличения отдачи на единицу ресурса в единицу времени. Этот вопрос всё ещё остается ос­новным предметом исследований, касающихся реальной экономики, в рамках этого направления экономической теории.

Разные способы увеличения производительности определяют структуру и динамику отдельной экономической системы. И поскольку имеется новая экономика, основанная на знаниях, то необхо­димо отметить новые с исторической точки зрения источники производительности, которые делают эту экономику особенной. При рассмотрении процесса исторического развития новой информацион­ной экономики открывается весьма сложная картина.

Способность использовать интеллектуальные ресурсы и создавать новые решения для удовле­творения человеческих потребностей начинает занимать центральное место в экономике, основанной на знаниях. Человеческое знание и возможности всегда были в ядре создания стоимости, но этот трюизм стал более очевиден в век информации, где умственный компонент работы становится всё более и более важным. Традиционно при анализе индивидуального и общественного производства не уделялось особого внимания ИК, рассматривались более осязаемые материальные активы, и компо­нент знания в цепочке создания экономической выгоды был затенен тенденцией определения бизнеса как преимущественно материальной деятельности. Однако потенциальные преимущества, выражаю­щиеся в том, что ИК формирует больший доход (в частности, посредством использования лицензи­онных технологий), со временем изменили этот подход.

Интеллектуальные активы существуют в различных формах, и их эффект ограничен только спо­собностями людей использовать его. Возможности управления человеческим интеллектом и конвер­тации его в полезные товары и услуги становятся критической компетенцией в современном бизнесе. Применение знаний для обеспечения конкурентоспособности стало все более и более важным в орга­низационных стратегиях. Возрастает интерес к ИК, творческому потенциалу, инновациям и органи­зационному обучению.

Попытки анализа феномена знания в бизнесе прослеживаются на всех этапах его развития. Ф.Тейлор в своей школе «научного управления» начал формализовать опыт и навыки рабочих в объ­ективное и научное знание, не осознавая при этом, что решение рабочего было источником нового знания. С.Барнард изучал значение «поведенческого знания» в процессах управления. П.Друкер, вво­дя термин «рабочие знания», позже утверждал, что в «обществе знания» базисным экономическим ресурсом уже являются знания, а не капитал, природные ресурсы или рабочая сила. В дальнейшем он отмечал, что знание стало ключевым экономическим ресурсом и доминантой и возможно даже един­ственным источником конкурентного преимущества. Это следует из его утверждения, что увеличе­ние производительности на основе знания представляет большую задачу менеджмента ХХ в., наравне с инновациями и увеличением производительности при сплошной индустриализации процессов руч­ного труда [4].

Знанию отдаёт приоритет и А.Маршалл, утверждая, что капитал составляют в большей части знания и организация, и знание является самым мощным двигателем производства [5].

А.Зуев и Л.Мясникова констатируют, что установившееся определение интеллектуального капи­тала отсутствует. Обычно либо он идентифицируется как человеческий капитал, либо (без определе­ния) к нему относят практически используемые знания, непосредственно связанные с человеком и хранящиеся на различных носителях. По-видимому, первая идентификация ближе к существу дела, так как знания, хранящиеся на носителях без опосредования человеком, бесполезны.

Конечно, вложения в развитие человеческого потенциала работников, занятых физическим тру­дом, можно лишь условно относить к человеческому капиталу. Наиболее полное, на взгляд вышена­званных авторов, определение человеческого капитала, с позиций функционального анализа эконо­мики и мнений ряда исследователей, есть не что иное как сформированный в результате инвестиций и накопленный человеком определенный запас здоровья, знаний, навыков, способностей, мотиваций, которые целесообразно используются в той или иной сфере общественного воспроизводства, содей­ствуют росту производительности труда и эффективности производства и тем самым влияют на рост заработков (доходов) данного человека [6].

По определению С.Розанова, интеллектуальный капитал — это сумма знаний всех работников компании, обеспечивающая ее конкурентоспособность. Интеллектуальный капитал — это интеллек­туальная материя, включающая в себя знания, опыт, информацию, интеллектуальную собственность

—    все, что позволяет создавать ценности. Это коллективная умственная энергия. Ее трудно выявить, еще труднее ею эффективно пользоваться. Но уж если вы ее открыли и заставили себе служить, — вы непобедимы [7].

Таким образом, интеллектуальный капитал мы можем определить как возрастающие во времени знания, навыки и производственный опыт конкретных людей (человеческие авуары) и нематериаль­ные активы, которые производительно используются в целях максимизации прибыли и других эко­номических и технических результатов.

Список литературы

  1. Маркс К. Экономические рукописи 1861-1863 годов // Соч. — Т. 47. — С. 556.
  2. Маркс К. Капитал. — Т.1. Кн.1. — М.: Политиздат, 1988. — С. 161.
  3. Зарецкий А. Человеческий капитал России как объект информационной работы // ISSN 0548-0019. НТИ. Сер.1. Органи­зация и методика информационной работы. — 2005. — № 9. — С. 12-13.
  4. Drucker P. Post-Capitalist Society. — Oxford Butterworth: Heinemann, 1993. — P. 271.
  5. Интеллектуальный капитал. — http//creativeconomy.ru/library/prd328.php
  6. Зуев А., Мясникова Л. Интеллектуальный капитал // Ресурсы. Информация. Снабжение. Конкуренция. — 2002. — № 4.—   С. 5-7.
  7. Розанов С. Интеллектуальный капитал // Конкуренция и рынок. — 2003. — № 18.
  8. creativeconomy.ru/library/prd335.php
Фамилия автора: Б.С.Есенгельдин
Год: 2007
Город: Караганда
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика