Некоторые правовые вопросы специального освобождения от уголовной ответственности

В борьбе с преступностью наряду с усилением уголовной ответственности за тяжкие и особо тяжкие преступления не менее важное значение имеет дифференциация и индивидуализация уголов­ной ответственности и наказания, которые в значительной степени зависят и от поведения лиц, со­вершивших преступление[1; 5].

Именно поэтому в уголовном законодательстве и судебно-следственной практике Казахстана имеет место тенденция к расширению сферы действия поощрительных норм права, побуждающих граждан к позитивному, полезному для них и общества поведению. К их числу относятся и нормы уголовного права о специальных видах освобождения от уголовной ответственности, сущность кото­рых тесно связана с понятием, задачами и функциями поощрительных норм права.

Поощрительные нормы уголовного права выполняют функции стимулирования желаемых дей­ствий, определенного воздействия на поведение граждан, совершивших преступление. Способ воз­действия поощрительных норм выражается в том, что лицо не обязывается, а побуждается к дости­жению общественно полезного результата [2; 22].

Названные нормы права регулируют поведение лиц, совершивших преступление, путем уста­новления мер поощрения за совершение определенных действий, полезных для общества. При этом лицо не может быть принуждено к совершению поощряемых государством действий и достижению определенных их результатов. Такие действия лиц могут носить лишь добровольный характер.

Поощрение выступает как мера государственного одобрения положительного поведения, преду­смотренного законом. Вместе с тем рассматриваемые нормы права стимулируют активные, право­мерные действия субъекта, совершившего преступление, за бездействие не может быть поощрение.

В настоящее время сфера действия статей, в отношении которых возможно применение специаль­ного освобождения от уголовной ответственности, постоянно расширяется. Это свидетельствует о важ­ности и значении специального освобождения от уголовной ответственности в борьбе с преступностью.

В Особенной части УК РК, в отличие от УК РК РСФСР 1960 г., специальные виды освобожде­ния от уголовной ответственности сразу получили свое закрепление. Причем появились они в боль­шом количестве. В литературе отмечается, что таковых сначала насчитывалось пятнадцать. Они име­лись к ст.ст. 126, 204, 205, 206, 208, 222, 223, 275, 291, 307, 337, УК РСФСР. Примечание к ст. 275 распространялось также на ст.ст. 276 и 278 Кодекса [3; 158].

В статьях, предусматривающих специальное освобождение от уголовной ответственности, пере­числяются позитивные действия, в случае совершения которых лицо освобождается, а в некоторых случаях лицо может быть освобождено от уголовной ответственности.

Специальным освобождением от уголовной ответственности называют те виды, которые приме­няются за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, таких как похищение человека, госу­дарственная измена, насильственный захват власти или насильственное удержание власти либо осу­ществление представителями иностранного государства или иностранной организацией полномочий, входящих в компетенцию уполномоченных органов и должностных лиц Республики Казахстан, тер­роризм, захват заложника и т. д.

Институт специального освобождения от уголовной ответственности является практическим во­площением в жизнь принципов гуманизации уголовной политики, экономии уголовной репрессии, поиска иных способов разрешения конфликтов без применения уголовного наказания, возникающих в связи с совершением преступлений.

Одной из важнейших функций института специального освобождения от уголовной ответствен­ности является стимулирование процесса исправления и перевоспитания лиц, совершивших преступ­ление, их ресоциализация и возвращение в общество.

В юридической литературе не прекращаются дискуссии о соответствии (или несоответствии) специальных видов освобождения от уголовной ответственности правилам Общей части УК, на ос­новании которых должно осуществляться такое освобождение. Анализируя указанные нормы Общей и Особенной части УК, можно прийти к выводу, что противоречия между ними действительно суще­ствуют [Лустова О.С. Необходимость совершенствования законодательной регламентации статьи 75 УК РФ // Вестник Челябинского университета. С. 36.].

Данные противоречия между нормами Общей и Особенной части УК требуют теоретического, законодательного и правоприменительного разрешения.

Так, в соответствии с ч.1. ст. 65 УК РК лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно после совер­шения преступления добровольно явилось с повинной, или способствовало раскрытию преступления, или иным образом загладило нанесенный преступлением вред.

В части 3 ст. 65 УК РК, предусматривающей специальное освобождение от уголовной ответ­ственности, указываются те конкретные позитивные полезные действия, за совершение которых лицо подлежит освобождению. К таким действиям относятся: добровольное и своевременное сообщение государственным органам о государственной измене; добровольное заявление о готовящейся либо совершенной легализации денежных средств или имущества, приобретенного незаконным путем; своевременное предупреждение государственных органов или иной способ, способствующий предотвращению акта терроризма. Выполнение перечисленных действий носит обязательный харак­тер для освобождения от уголовной ответственности. В специальном освобождении от уголовной ответственности нет указаний на соблюдение условий, указанных в ч.1 и ч.2 ст. 65 УК РК.

Но в части 3 ст. 65 УК РК указано, что лицо, совершившее преступление иной категории, при наличии условий, предусмотренных частью первой и второй, может быть освобождено от уголовной ответственности. Специальное освобождение от уголовной ответственности предусмотрено и в при­мечаниях к статьям Особенной части УК РК. Однако этих условий недостаточно, они должны допол­няться условиями, перечисленными в ч.1 и ч.2 ст. 65 УК РК, — совершение преступления впервые, добровольная явка с повинной, способствование раскрытию преступления, или иным образом лицо загладило нанесенный преступлением вред, активное способствование предотвращению, раскрытию или расследованию преступлений, совершенных организованной группой или преступным сообще­ством (преступной организацией), изобличению других соучастников преступлений, совершенных организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией).

Анализируя перечисленные условия для специального освобождения от уголовной ответствен­ности, мы приходим к выводу, что законодателем они не совсем удачно сформулированы.

В примечаниях к статьям Особенной части УК РК, предусматривающих специальное освобож­дение от уголовной ответственности, указывается, что лицо, выполнившее все условия, изложенные в них, освобождается от уголовной ответственности. Освобождение от уголовной ответственности в данном случае носит обязательный (императивный) характер.

В теории уголовного права и на практике освобождение от уголовной ответственности подраз­деляется на следующие виды:

-   обязательный (их называют императивный);

-    факультативный (дискреционный).

К обязательным видам относятся освобождение от уголовной ответственности в связи с прими­рением с потерпевшим — ч.1. ст. 67 УК РК, освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности — ст. 69 УК РК и статьи, предусматривающие специальное освобожде­ние от уголовной ответственности (исключение — воинские преступления).

Об императивности решения правоприменителей в этих случаях свидетельствуют слова законо­дателя: «лицо . освобождается от уголовной ответственности». Стало быть, при наличии оснований, оговоренных в источниках уголовного права, а также процессуальных условий их решение об осво­бождении от уголовной ответственности должно быть только положительным [3; 163].

Т.А. Лесниевски-Костарева отмечает, что исключение составляют специальные виды освобожде­ния от уголовной ответственности и освобождение в связи с истечением сроков давности, которые но­сят императивный, обязательный для исполнения правоприменительный характер. Лишь по делам о преступлениях, наказуемых смертной казнью или пожизненным лишением свободы, решение вопроса об освобождении от уголовной ответственности ввиду истечения срока давности отдано на усмотрение суда [4; 217].

К факультативным видам освобождения от уголовной ответственности относятся:

-   освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием — ст. 65УК РК;

-   освобождение от уголовной ответственности при превышении необходимой обороны — ст.66 УК РК;

-   освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим — ч.2. ст. 67 УК РК;

-   освобождение от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки — ст. 68 УК РК;

-   освобождение от уголовной ответственности и наказания на основании акта амнистии или по­милования — ст.76 УК РК;

-   освобождение несовершеннолетних от уголовной ответственности и наказания — ст. 81 УК РК;

-   статьи Особенной части УК РК, предусматривающие специальное освобождение от уголовной ответственности:

а) самовольное оставление части или места службы — ч.1 или 3 ст.372;

б) дезертирство — ч.1 ст.373;

в) нарушение правил несения боевого дежурства — ч.1 ст. 375;

г) нарушение правил несения пограничной службы — ч.1 ст. 376;

д) нарушение уставных правил несения караульной (вахтенной) службы — ч.1 ст. 377;

е)  нарушение уставных правил несения внутренней службы или патрулирования в гарни­зоне — ч.1 ст. 378;

ж)  нарушение правил несения службы по охране общественного порядка и обеспечению

общественной безопасности — ч.1 ст. 379;

з) халатное отношение к службе — ч.1 ст. 381 УК РК.

На их дискреционный характер указывают слова законодателя: «лицо ... может быть освобож­дено от уголовной ответственности». Это значит, что даже при наличии соответствующих оснований (и процессуальных условий), решение вопроса об освобождении от уголовной ответственности зави­сит от усмотрения судьи, прокурора, следователя, дознавателя с согласия прокурора.

Следовательно, все специальные виды освобождения от уголовной ответственности являются одновременно обязательными вариантами подобного освобождения.

Употребление в статье термина «может быть освобождено» является альтернативой, оставлен­ной на усмотрение правоприменителя.

Как справедливо отмечают Н.Е. Крылова и Ю.М. Ткачевский, «в ряде случаев освобождение от уголовной ответственности является правом следственно-судебных органов, а не обязанностью, даже при наличии всех необходимых формальных предпосылок для принятия такого решения [3; 166].

В связи с этим многие ученые находят противоречия между ч.1 и ч.2 ст. 65 УК РК и примечани­ями к статьям Особенной части УК, позволяющем освобождать лиц, совершивших преступление, от уголовной ответственности.

Так, по мнению Х.Д. Аликперова, в ч. 2 ст. 75 УК РФ законодатель допускает освобождение от уголовной ответственности также лиц, совершивших преступления иной категории, но при наличии всех условий, перечисленных в ч. 1 этой статьи, т.е. явки с повинной, активного способствования раскрытию преступления и устранения вредных последствий содеянного [5; 43].

Х.Д. Аликперов полагает, что, поскольку примечания к статьям Особенной части УК РФ не содер­жат ссылки на необходимость соблюдения условий, указанных в ст. 75 УК РФ, они являются специаль­ными, самостоятельными нормами, позволяющими освобождать от уголовной ответственности в обяза­тельном порядке лишь при соблюдении условий, указанных в соответствующих примечаниях [6; 57].

При этом решение вопроса об освобождении от уголовной ответственности, как и в ч. 1 ст. 65 УК РК, законодателем оставлено на усмотрение правоприменителя («может быть освобождено»). Однако большинство примечаний к статьям Особенной части УК, во-первых, не требует наличия оснований и условий перечисленных в ч.1 ст. 75 УК РФ, а предусматривает принципиально иные. Во-вторых, в этих примечаниях законодатель не уполномочивает, а обязывает правоприменителя освобождать виновного от уголовной ответственности, если он выполняет все те условия, перечень которых дан в законе.

На основании изложенного Х.Д. Аликперов совершенно справедливо делает следующий вывод. Представляется ошибочной законодательная формулировка «лицо может быть освобождено от уго­ловной ответственности», закрепленная в ст. 75 УК. Она предполагает в качестве основания осво­бождения от уголовной ответственности не только положительные поступки виновного, в полном объеме выполнившего все условия предложенного ему законодателем компромисса, сколько усмот­рение суда, прокурора, следователя, дознавателя, что вряд ли можно признать правильным, если учесть, что усмотрение правоприменителя порой бывает необъективным или не всегда справедливым. Отсутствие в этих нормах гарантий освобождения от уголовной ответственности лица, совершившего преступление, в обмен на выполнение им условий, перечисленных в законе, резко снижает главные функции данной нормы — склонить таких лиц к самообнаружению и выполнению ими других положи­тельных посткриминальных поступков [7; 56].

Примечания к статьям Особенной части УК РФ не содержат ссылки на необходимость соблюде­ния условий, указанных в ст. 75 УК РФ. Они являются специальными, самостоятельными нормами, позволяющими освобождать лиц от уголовной ответственности в обязательном порядке лишь при соблюдении условий, указанных в соответствующих примечаниях. По существу, по тем же причинам самостоятельным, новым институтом уголовного права считают примечания к статьям Особенной части УК РФ [7; 57].

Анализируя данную точку зрения, мы приходим к выводу, что для реализации освобождения от уголовной ответственности лицом, совершившим преступление, не требуется выполнения условий, указанных в ч.1 и ч. 2 ст. 65 УК РК. Следовательно, в соответствии с примечаниями к статьям Осо­бенной части УК РК лицо обязательно освобождается от уголовной ответственности.

Р.А. Сабитов в своей монографии также обращает внимание на данное противоречие [8; 88-89]. Х.Д. Аликперов и Р.А. Сабитов весьма обоснованно считают, что в целях устранения данной колли­зии законодательную формулировку «лицо может быть освобождено от уголовной ответственности» заменить другой — «лицо освобождается от уголовной ответственности».

Необходимо обратить внимание на следующее противоречие:. правоприменитель, обращаясь к примечаниям статей Особенной части УК, не принимает во внимание положения ч. 2. ст. 75. Такая практика применения указанных норм не вызывает удивления: ни одно из примечаний не содержит указаний на то, что данная норма должна применяться на основании ч. 2.ст. 75 УК РФ. Таким обра­зом, специальное освобождение от уголовной ответственности совершенно независимо может при­меняться самостоятельно. Мы полностью разделяем данную точку зрения и считаем, что для специ­ального освобождения от уголовной ответственности не обязательно выполнение лицом, совершив­шим преступление, условий, предусмотренных Общей частью УК РК.

Диаметрально противоположную позицию отстаивают П. Яни и И. Пастухов. Они убедительно доказывают противоположное: примечания к статьям Особенной части УК РФ не противоречат требованиям ст. 75 Общей части УК РФ, а лишь дополняют ее. Они не являются самостоятельными нормами права, а только частью нормы деятельного раскаяния лица как основания освобождения его от уголовной ответственности [9; 25]. Мы не разделяем эту точку зрения, так как в ст. 65 УК РК предусмотрены иные, не связанные с деятельным раскаянием основания для освобождения лица от уголовной ответственности.

А.В. Савкин полагает, что по отношению к общим нормам уголовного закона специальные нор­мы являются исключением из общих правил. Их действие в отношении лиц, совершивших преступ­ление, является формой выражения компромисса между государством и субъектом преступления. Законодатель, освобождая преступника от уголовной ответственности, умышленно допускает от­ступление от требований Общей части с тем, чтобы защитить интересы государства, потерпевшего, которым угрожает опасность, либо предотвратить большой вред, который может быть причинен в результате продолжения преступной деятельности [10; 164].

Сохранившаяся проблема несоответствия ст. 75 УК РФ специальным случаям освобождения от уголовной ответственности, указанным в примечаниях к статьям Особенной части УК РФ, может быть разрешена только законодательным путем и непременно, чтобы эти нормы действовали и рас­сматривались не самостоятельно, а в единстве, совместно, дополняя и уточняя посткриминальное по­зитивное поведение субъекта. Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием в случаях, специально предусмотренных законом, имеет свои особенности. В этих случа­ях требуется выполнение лицом, совершившим преступление, действий, указанных в примечаниях к статьям Особенной части УК РФ. При этом поведение и действия лица после совершения преступле­ния должны строго отвечать требованиям этих примечаний и носить добровольный, а не вынужден­ный характер [10; 164].

Как известно, при конкуренции общей и специальной нормы приоритет принадлежит последней [3; 159].

И.Я. Козаченко предлагает в целях совершенствования данных норм постепенно заменять поло­жения Общей части УК РФ об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием на конкретные указания в примечаниях Особенной части УК либо, наоборот, обобщить специальные основания в Общей части УК [11; 2].

А.   Кузнецов, С. Изосимов, И. Бокова предлагают включить дополнительные требования в спе­циальные основания освобождения от уголовной ответственности за совершение преступлений большой степени тяжести. Это является, бесспорно, логичным, справедливым и правомерным шагом. Иначе, как справедливо указывается в литературе, «законодателю в примечании к статьям Особенной части достаточно было сделать ссылку на ч.2 ст. 75 УК РФ либо употребить формулировку «в связи с деятельным раскаянием», чтобы «увязать» эту специальную норму с общей — ст. 75 УК. При этом в примечании отпала бы необходимость повторения всех или некоторых условий освобождения от уголовной ответственности, закрепленных в ч.1 ст. 75 УК РФ [12; 24].

По нашему мнению, предложенный вариант разрешения данного вопроса можно считать вполне приемлемым и возможных к применению.

Нужно отметить, что данный спор, а точнее, решение обозначенной проблемы, имеет, прежде всего, практическое значение, поскольку позволяет обозначить перспективы применения исследуе­мых институтов на практике [13; 82].

Рассогласованность между нормами Общей части УК РК и примечаниями к статьям, предусмат­ривающим специальное освобождение от уголовной ответственности, возможно устранить лишь на законодательном уровне. С помощью данного института возможно предотвратить угрозу, вред, кото­рый может быть причинен гражданам и государству в целом.

По нашему мнению, чтобы разрешить данную коллизию между конкуренцией Общей части УК РК и специальным освобождением от уголовной ответственности, нужно в Общей части УК РК ука­зать весь перечень примечаний к статьям, а также определить условия, предусматривающие специ­альное освобождение от уголовной ответственности.

Необходимо провести водораздел, в каких случаях лицо подлежит освобождению от уголовной ответственности, а в каких эти обстоятельства признаются обстоятельством, смягчающим уголовную ответственность и наказание (ст. 53 УК РК).

Таким образом, специальное освобождение от уголовной ответственности является самостоятель­ным институтом уголовного права и не связано с институтом деятельного раскаяния.

Рассматривая вопрос относительно приоритетности норм Общей и Особенной части УК РК, мы приходим к выводу, что предпочтение в сложившейся ситуации предоставляется специальному осво­бождению от уголовной ответственности.

Список литературы

  1. Щерба С.П., Савкин А.В. Деятельное раскаяние в совершенном преступлении: Практ. пособие / Под ред. С.П. Щербы.— М., 1997. — С. 5.
  2. БарановВМ. Поощрительные нормы советского социалистического права. — Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1978. — 147 c.
  3. Энциклопедия уголовного права. Т. 10. Освобождение от уголовной ответственности и наказания. / Ю.В. Баранов, П.В. Ко­робов, Р.А. Базаров и др.; отв. ред. В.Б. Малинин. — СПб.: Изд-во «Издание профессора Малинина», 2008. — 880 с.
  4. Лесниевски-Костарева Т.А. Дифференциация уголовной ответственности. Теория и законодательная практика. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Изд-во «НОРМА», 2000. — 400 с.
  5. АликперовХ.Д. Освобождение от уголовной ответственности. — М., Воронеж: НПО «МОДЭК», 2001. — 128 c.
  6. Аликперов Х.Д. УК РФ и некоторые проблемы освобождения от уголовной ответственности // Государство и право. — 2000. — № 1. — С. 57.
  7. Аликперов Х.Д., Курбанова К.Ш. УК РФ и некоторые проблемы освобождения от уголовной ответственности // Уголов­ное право. — 2000. — № 1. — С. 56.
  8. Сабитов Р.А., Пищулин В.Г. Налоговые преступления: уголовно-правовые и криминологические аспекты. — Челя­бинск: Изд-во Челяб. гос. ун-та, 2001. — 107 с.
  9. Пастухов И., Яни П. Ответственность за налоговые преступления // Рос. юстиция. — 2000. — № 4. — С. 25.
  10. Савкин А.В. Деятельное раскаяние в преступлении: правовые и криминалистические проблемы: Дис. ... д-ра юрид. наук,—  2002. — С. 164.
  11. Козаченко И.Я., Незнамова З.А., Новоселова Т.П. Уголовное право. Особенная часть: Учеб. для вузов. — М., 1997. — С. 5.
  12. Кузнецов А., Изосимов С., Бокова И. Проблемы конкурирования примечаний главы 22 УК РФ // Уголовное право. — 2002. — № 1. — С. 24.
  13. Терновая Ю.Г. Освобождение от уголовной ответственности как форма поощрения за позитивное постпреступное по­ведение: Дис. ... канд. юрид. наук. — Краснодар, 2006. — С. 82.
Фамилия автора: Ахметова А.К.
Год: 2010
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика