Уголовно-процессуальное право

Сотрудничество Республики Казахстан с иностранными государствами по борьбе с преступностью и в области уголовного судопроизводства на современном этапе осуществляется в рамках широкого взаимодействия государств по социальным вопросам и ведется по следующим направлениям:

Под оценкой доказательств в теории доказывания принято считать сложный логический мыслительный процесс субъектов доказывания по определению роли и значения собранных доказательств для установления объективной истины по уголовному делу. По мнению М.С.Строговича, «оценка доказательства заключается в выводе о достоверности или недостоверности доказательства... и о доказанности или недоказанности факта, сведения о котором содержатся в данном доказательстве [Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.1. — С. 303–304]. Нельзя не принять точку зрения А.Р.Белкина, который не соглашался с мнением М.С.Строговича о том, что необходимо разграничивать понятия оценки доказательств и оценки доказательств факта [1; 303–304].

В статье рассматриваются проблемы систематического применения пыток оперативными работниками органов внутренних дел. Описываются методы пыток, применяемых оперативными работниками при раскрытии наиболее распространенных уголовных правонарушений. Особое внимание уделяется выявлению причин, способствующих применению пыток, а также их профилактике. 

 

В статье рассматриваются исторические и социальные аспекты, а также вопросы повышения эффективности лишения свободы как вида наказания, предусмотренного по уголовному законодательству Республики Казахстан. В современном Казахстане лишение свободы как вид наказания малоэффективен. Такое положение дел требует существенного изменения, прежде всего в порядке исполнения лишения свободы. До тех пор, пока исполнение лишения свободы не будет отвечать смыслу закона, применение данного вида наказания следует ограничить до минимума, необходимого лишь для изоляции от общества лиц, представляющих для него реальную опасность. Необходимо повышать эффективность наказания в виде лишения свободы путем совершенствования уголовного законодательства, а также уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного. Это необходимо для устранения сложностей при назначении наказания в виде лишения свободы, особенно в части определения судом сроков лишения свободы.

 

Одним из последствий Второй мировой войны стало осознание человечеством своей безопасности как самостоятельного общественного отношения, нуждающегося в правовой охране. Обеспечение этой охраны осуществляется посредством криминализации геноцида на международном и национальном уровнях. В целях совершенствования ст. 168 УК Республики Казахстан и ст. 357 УК Российской Федерации в статье рассматривается вопрос о целесообразности расширения перечня действий, образующих геноцид, путем включения в него изнасилования. Исследуется возможность квалификации актов изнасилования по признаку насильственного воспрепятствования деторождению в действующих редакциях ст. 168 УК Республики Казахстан и ст. 357 УК Российской Федерации.

 

В  статье рассматриваются  вопросы несоответствия  положений  общей  логики  уголовного процесса с фактическим состоянием норм Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан, описывающих принуждение в уголовном процессе. Автор касается сложных вопросов определения целей мер пресечения и иных мер принуждения, отдельных элементов регулирования данных институтов, детально описывает их, применяя дедуктивный метод исследования. По результатам исследования автор делает вывод об однозначном несовершенстве анализируемых норм, необходимости изменения части статей, входящих в комплекс мер пресечения и мер принуждения в Уголовно-процессуальном кодексе Республики Казахстан.

 

Данная статья посвящена анализу необходимости реформирования правого статуса лиц, страдающих острой формой туберкулеза. Исследование позволяет сделать вывод о том, что успех борьбы с туберкулезом, которая включена руководством РК в список общенациональных задач, зависит от баланса в области нормативно – правового обеспечения принудительного лечения и практики реализации свобод граждан, которые могут при отсутствии контроля за лечением нести в себе угрозу здоровью других лиц, вступающих с заболевшими в контакт (членов семей, врачей, конвоиров в тюрьме, коллег на рабочем месте и других контактных лиц).

 

Данная статья посвящена правовым проблемам нормативно – правового обеспечения статуса отдельных категорий лиц, находящих на принудительном лечении. В исследовании доказано, что происходящие преобразования в сфере уголовного законодательства РК, направленные на совершенствование системы гарантий прав и законных интересов граждан должны учитывать проблемы полноценного обеспечения прав лиц, страдающие психическими и физическими расстройствами, наркозависимостью, алкоголизмом, отдельными формами туберкулеза, СПИДом и гепатитом и др.  В настоящее время, как следует из проведенных наблюдений права данных граждан в не достаточной степени урегулированы в казахстанском законодательстве.

 

Решение вопроса об ответственности за неоконченное преступление либо об освобождении от уголовной ответственности невозможно без выяснения сущности добровольного отказа и условий его применения, а также разграничения добровольного отказа от неоконченного и оконченного преступления.

 

В статье рассматриваются вопросы несоответствия положений общей теории уголовного процесса фактическому состоянию норм Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан, описы­вающих явку с повинной. Автор касается сложных вопросов определения критериев явки с повинной, ее элементов, детально описывает их, применяя дедуктивный метод исследования. По результатам ис­следования автор делает вывод о несовершенстве анализируемой нормы, необходимости изменения ст. 182 «Явка с повинной» Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан.

 

Институт уголовного права в западных странах появился намного раньше, чем в Кыргызстане. Сравнительно­правовой анализ и использование опыта зарубежных государств в борьбе с производством и распространением фальшивых денег и ценных бумаг представляет научный и практический интерес.

 

В статье затрагивается актуальная проблема современности — борьба с терроризмом и экстремизмом. На основе правового анализа норм Уголовного кодекса Республики Казахстан о терроризме автор предлагает ряд существенных поправок, важных для понимания степени общественной опасности терроризма и экстремизма. Ключевой вариант разрешения острой и сложной проблемы уголовной от­ветственности за терроризм и экстремизм, считает автор, — в совершенствовании уголовного законо­дательства по ответственности за терроризм и экстремизм. Эффективность уголовного законодатель­ства, отмечено в статье, во многом будет зависеть от качества соответствующих правовых норм, со­блюдения юридической техники в формулировке оснований уголовной ответственности в соответст­вии с размерами, видами наказаний.

 

Принятая 24.08. 2009 г. Концепция правовой политики РК на период с 2010 до 2020 года, направленная на развития правовой системы страны, важнейшим звеном которой является уголовная политика, ее совершенствование осуществляется путем комплексной, взаимосвязанной коррекции уголовного законодательства, поэтапного сокращения сферы применения уголовной репрессии путем расширения условий освобождения от уголовного наказания, также повышением качества законов[1]. В связи с чем принят закон от 18.01.2011г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный, Уголовно-процессуальный кодексы и Кодекс об административных правонарушениях по вопросам гуманизации уголовного и совершенствования уголовно-процессуального законодательства». Согласно этому документу, некоторые виды преступлений небольшой и средней тяжести, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы, переведены в разряд административных правонарушений. Это позволит существенно сократить тюремный контингент, сделав основной упор на наказания, не связанные с лишением свободы Одним из таких мер является введение института административной преюдиции т.е в случаях, предусмотренных Особенной частью УК, ответственность за преступление, не представляющее большой общественной опасности, наступает, если деяние совершено в течение года после наложения административного взыскания за такое же административное правонарушение[2]. В Казахстане гуманизация уголовной политики идет давно. Как следствие, происходит и снижение численности заключенных. Если в начале 90-х годов в местах лишения свободы отбывали наказание до 140 тысяч человек, то сейчас сократилось до 63 тысяч, с каждым годом применяются все больше наказаний не связанных с лишением свободы. Предусматривается декриминализация целого ряда составов преступлений, не представляющих большой общественной опасности, в том числе в экономической сфере. Были снижены сроки по преступлениям средней тяжести и привилегированным составам (совершение преступления в состоянии аффекта, превышение предела необходимой самообороны).

Система наказаний — это целостное множество видов наказания (элементов системы) и подсистем, включающих сгруппированные по различным основаниям виды наказания.[1] Закончившаяся компромиссом английская революция не привела к сколько-нибудь существенным изменениям в области уголовного права, которые задевали бы непосредственно интересы капиталистических предпринимателей. Господствовавшие до реформы 1832 г. земельная аристократия и верхушка буржуазии вполне довольствовались уголовно-правовыми нормами, восходящими к дореволюционному праву. Большое число преступлений в Англии в это время предусматривалось либо по общему праву, либо по статутному праву, причем некоторые из них, например Статут 1351 г. об измене, были приняты в глубоком средневековье. Сохранялась сложившаяся еще в эпоху средневековья трехчленная структура преступлений: тризн (измена), фелония (тяжкое уголовное преступление), мисдиминор (остальные, главным образом, мелкие преступления).
Эта традиционная схема лишь пополнилась в XVIII в. новыми видами преступлений. Особенно выросло число деяний, квалифицируемых как фелония и наказуемых по традиции смертной казнью и конфискацией имущества. К концу революции (в 1660 г.) в Англии было около 50 видов преступлений, каравшихся смертной казнью, к началу XIX в. к ним добавилось еще около 150. В Англии XVIII века самым суровым и широко распространенным наказанием была смертная казнь через повешение. На виселицу отправляли за самые разные преступления, в том числе за убийство, насилие, кражу имущества, стоимость которого превышала определенную сумму, кражу со взломом, поджог, похищение частей Вестминстерского моста. Кроме того, судьи охотно прибегали к порке и клеймению; иногда преступника, привязав к позорному столбу, выставляли на всеобщее обозрение, чтобы прохожие могли осыпать его бранью и оскорблениями.[2] В Англии XVIII века могли казнить за: охоту на оленя; кражу кроликов; (незаконную) вырубку деревьев на улице или в саду; поджог стогов сена; вымогательство; стрельбу по людям; помощь при побеге заключенного; ложную присягу для получения пенсии моряка; повреждение мостов на Темзе; подделку записей в приходских книгах; использование маскировки при грабеже (а именно — за вымазывание лица сажей).

В настоящей статье предпринята попытка дать определение понятию «негласные следственные дейст­вия» по новому Уголовно-процессуальному законодательству Республики Казахстан. Проведен сравнительно-правовой анализ развития правового института «специальных следственных действий» в уголовно-процессуальных законодательствах зарубежных государств. Учитывая мнения ученых-юристов, как казахстанских, так и зарубежных, автор представил свою позицию по данному вопросу.

1 2 3 4 5 6 7 8
Яндекс.Метрика