Правовой институт охраны окружающей среды на транспорте

Правовой институт — это элемент системы права, представленный совокупностью правовых норм, регулирующих однородную группу общественных отношений [1; 169]. По мнению В.В. Лазарева, институт права — это элемент системы права, представленный сово­купностью правовых норм, регулирующих однородную группу общественных отношений. Правовой институт представляет собой обособленный блок отрасли права, которому свойственны: а) однород­ность фактического содержания - каждый институт предназначен для регулирования самостоятельной, относительно обособленной группы отношений либо отдельных поступков, действий людей; б) юриди­ческое единство правовых норм. Нормы, входящие в правовой институт, образуют единый комплекс, выражаются в общих положениях, правовых принципах, специфических правовых понятиях, что со­здает особый, присущий для данного вида отношений правовой режим регулирования; в) нормативная обособленность, т.е. обособление образующих правовой институт норм в главах, разделах, частях, иных структурных частях закона либо иного нормативного правового акта; г) полнота регулируемых отношений [1; 169].

Институты классифицируют на материальные и процессуальные, отраслевые и межотраслевые (или смешанные), простые и сложные (комплексные), регулятивные, охранительные и учредительные (закрепительные) [2; 352].

В настоящее время нет необходимости отстаивать самостоятельное место экологического права в системе отраслей права, а в отношении института охраны окружающей среды на транспорте сло­жилась непонятная обстановка.

Относительно самостоятельности экологического права высказалось большинство авторов.

По мнению О.Л. Дубовик, экологическое право — самостоятельная комплексная отрасль рос­сийского права, регулирующая отношения в области взаимодействия общества и человека с окружа­ющей средой или отдельными ее компонентами [3; 18].

М.М. Бринчук под экологическим правом (правом окружающей среды) понимает совокупность основанных на эколого-правовых идеях норм, регулирующих конкретные общественные отношения собственности на природные ресурсы, по обеспечению рационального использования природных ре­сурсов и охране окружающей среды от вредных химических, физических и биологических воздей­ствий в процессе хозяйственной и иной деятельности, по охране экологических прав и законных ин­тересов физических и юридических лиц [4; 76].

А.С. Стамкулов считает экологическое право важнейшей отраслью права, представляющей со­бой совокупность правовых норм, регулирующих общественные отношения в сфере взаимодействия общества и природы [5; 32].

По мнению Д.Л. Байдельдинова, экологическое право — это интегрированная комплексная отрасль современного права, включающая в себя совокупность правовых норм, регулирующих экологические отношения, возникающие между государством и его субъектами по поводу взаимодействия с природой и отдельными природными ресурсами [6; 39].

Указывая на характерные черты современного экологического права, О.Л. Дубовик отмечает следующие:

  • -    относительная молодость и чрезвычайная интенсивность развития экологического законода­тельства; оно сформировалось в своем нынешнем виде в последней четверти XX в.;
  • -    использование значительного объема естественнонаучной терминологии в текстах норматив­ных актов; для обозначения объектов правового регулирования, их свойств и связей в источ­никах экологического права употребляют термины и понятия, разработанные в биологии, хи­мии, физике и других науках (например, биотоп, канцероген, зиверт, бэр, фуран, популяция, таксон и многие другие);
  • -    объемность и разнородность нормативного материала; объекты эколого-правового регулиро­вания чрезвычайно разнообразны: окружающая среда, земли, воды, животный и растительный мир, химическое и биологическое оружие, генно-инженерная деятельность, заготовка древеси­ны и т.д., а следовательно, каждому из них посвящены отдельные законы, группы подзаконных актов, содержащие множество правовых норм; иногда эти нормы очень специфичны по своему содержанию (например, правила выпуска модифицированных организмов в окружающую сре­ду или порядок ликвидации буровых платформ на континентальном шельфе), иногда они обра­зуют четко выраженный «сквозной» правовой институт (лицензирование);
  • -    смешанность и высокая степень взаимоподкрепления публично-правовых и частноправовых методов регулирования; в охране окружающей среды более развиты пока первые и поэтому доминируют административно-правовые методы императивного характера;
  • -    глобальный характер многих правовых предписаний; это объясняется не столько процессами глобализации, сколько спецификой регулируемого объекта окружающей среды и некоторых ее компонентов (так, охрану климата при всех различиях или даже конфронтациях между разными странами по поводу Киотского протокола можно осуществлять только совместными усилиями);
  • -    масштабная зависимость национального экологического законодательства от международно­правового регулирования; в отношении многих объектов и видов деятельности, особо значи­мых для человечества с точки зрения экономических, экологических и других условий, меж­дународно-правовые акты и нормы все чаще перенимаются национальным законодательством отдельной страны или группы стран;
  • -    открытость: экологическое право, регулируя охрану условий жизнедеятельности людей, поря­док использования, потребления ими ресурсов, не может не воспринимать достижения и просчеты других отраслей и не реагировать на них, с одной стороны, а с другой — оно должно быть максимально доступным для понимания и реализация всем своим адресатам — гражда­нам и должностным лицам, государствам и другим субъектам права;
  • -    исключительная обновляемостъ и новизна правовых норм; эти свойства экологического права подчеркивают высокую степень реагирования его на новые проблемные ситуации, а также го­товность законодателя и других субъектов правотворчества к принятию свежих решений;
  • -    конфликтность (экологических и экономических приоритетов, интересов государства и инди­вида, в межгосударственных отношениях); во многих случаях все еще приходится принимать меры ограничительного характера и отдавать предпочтение обеспечению занятости населения, соблюдению иных экономических интересов, например, при запрете ввоза мехов детенышей тюленей в Западную Европу нарушаются интересы России. Канады и США;
  • -    высокая степень использования для решения задач охраны окружающей среды норм и инсти­тутов иных отраслей: часто даже употребляются понятия «уголовно-экологическое право», «экологизированные нормы гражданского, предпринимательского права» и т.п.;
  • -   устойчивая тенденция расширения предмета правового регулирования за счет поглощения (включения в сферу регулирования) традиционных объектов и стремление приобрести статус «суперотрасли» в современной правовой системе; наиболее наглядно это проявляется при по­глощении институтов водного, горного и земельного права;
  • -    прямая зависимость от достижений науки и техники, открытий и разработок в области биологии, генетики, медицины, физики, химии и других естественных наук (этими достижениями 6ыла вы­звана необходимость принятия законов о клонировании, генно-инженерной деятельности, радиа­ционной безопасности, использовании атомной энергии, химическом оружии и проч.) [3; 18-20].

Вместе с тем не у всех теоретиков экологического права в работах указан институт охраны окру­жающей среды на транспорте как самостоятельный элемент системы экологического права.

Д.Л. Байдельдинов считает, что Общая часть экологического права состоит из таких институтов, как понятие экологического права, источники экологического права, право собственности и иные вещные права на природу и ее ресурсы, государственно-правовой механизм управления в области экологии, юридическая ответственность за экологические правонарушения.

Особенная часть экологического права состоит из институтов, которые профессор Д.Л. Байдельдинов называет самостоятельными отраслями права:

  • -   Земельное право;
  • -   Водное право;
  • -   Горное право;
  • -   Лесное право;
  • -    Фаунистическое право;
  • -   Атмосферовоздушное право;
  • -    Особо охраняемые природные территории;
  • -   Зоны экологического бедствия;
  • -   Экологические требования к хозяйственной деятельности.

Также он выделяет Специальную часть, где рассматриваются вопросы международной охраны природы [6; 40].

Судя по всему институт охраны окружающей среды на транспорте расположен в Особенной ча­сти в такой отрасли права, по мнению Д. Л. Байдельдинова, как «Экологические требования к хозяй­ственной деятельности».

С.Т. Культелеев выделяет следующие институты Общей части учебного курса «Экологическое право РК»:

  • -    Взаимодействие общества и природы — стержневая проблема охраны окружающей среды;
  • -    Экологические проблемы в мире и в Республике Казахстан;
  • -   Понятие правовой охраны природы, охраны окружающей среды, рационального использова­ния и воспроизводства природных ресурсов;
  • -   История развития экологического права Республики Казахстан;
  • -   Понятие, предмет, метод, принципы экологического права;
  • -   Источники экологического права;
  • -   Право собственности на природные ресурсы;
  • -   Право природопользования;
  • -   Государственное регулирование и управление экологопользованием и охраной окружающей природной среды;
  • -    Организационно-правовые формы экологического контроля;
  • -    Оценка воздействия на окружающую природную среду и экологическая экспертиза;
  • -   Экологический мониторинг и природно-ресурсовые кадастры;
  • -    Ответственность за нарушение экологического законодательства.

В Особенной части С.Т. Культелеев выделяет следующие институты: эколого-правовой режим использования и охраны земель, вод недр, лесов; эколого-правовой зашиты атмосферного воздуха; эколого-правовой режим охраны воспроизводства и использования животного мира; эколого­правовой режим особо охраняемых природных территорий. Кроме того, он рассматривает вопросы правового регулирования атомной энергии и радиационного воздействия на окружающую среду; международно-правовой охраны окружающей природной среды [7; 61].

Как видим, здесь нормы института охраны окружающей среды на транспорте разбросаны по всем дифференцированным институтам эколого-правового режима использования и охраны природ­ных ресурсов.

Мы считаем, что права была С.Д. Бекишева, которая утверждает, что «недостаточно указания в Особенной части только одного института правового регулирования атомной энергии и радиацион­ного воздействия на окружающую среду, как будто экологические требования к хозяйственной дея­тельности ограничиваются только одним этим аспектом. По нашему мнению, недостатком построе­ния Особенной части и у Д. Л. Байдельдинова, и у С.Т. Культелеева является отсутствие дифференци­ации экологических требований по видам хозяйственной деятельности — в населенных пунктах, на транспорте, в сельском хозяйстве, в промышленности и т.д.» [8; 40]

В экологическом праве России также нет конкретности по данному вопросу.

По мнению Б.В. Ерофеева, Общую часть экологического права составляют следующие правовые институты: 1) право собственности на природные ресурсы; 2) право экологопользования; 3) государ­ственное управление экологопользованием и охраной окружающей среды; 4) организационно­правовое обеспечение рационального экологопользования и сохранности экологической системы России;

5)  соотношение экономики и экологии: правовой аспект; 6) эколого-правовая ответственность; 7) поня­тие, виды экологического вреда и способы его устранения.

Особенная часть экологического права как отрасли права в представлении Б.В. Ерофеева состоит из двух разделов:

Раздел І. Эколого-правовой режим природных объектов, составляющих экологическую систему России:

1. Эколого-правовой режим собственности на землю, землевладения, землепользования и аренды.

Эколого-правовой режим недропользования.

Эколого-правовой режим водопользования.

Эколого-правовой режим лесопользования.

Эколого-правовой режим пользования животным миром.

Раздел ІІ. Эколого-правовая защита отдельных компонентов экологической системы России:

  1. Эколого-правовая защита атмосферного воздуха.
  2. Заповедная эколого-правовая защита природных объектов и комплексов [9; 57-58].

Как видим, в Особенной части отсутствует институт правовой охраны окружающей среды на транспорте. Также данная тема отсутствует в учебниках М.М. Бринчука [4; 668-676], О.И. Крассова [10; 46-48], учебнике, разработанном под руководством В.Д. Ермакова и А.Я. Сухарева [11; 468-474].

Виднейший советский ученый В.В. Петров всегда выделял отдельно тему, раскрывающую во­просы правовой охраны окружающей среды на транспорте. Первоначально он располагал ее в рамках Особенной части, а впоследствии изменил точку зрения.

В учебнике 2005 г. В.В. Петров отошел от традиционного деления экологического права на Общую, Особенную и Специальную части, объясняя это следующим: «До разграничения экологического права от природно-ресурсовых отраслей права система экологического права носила комплексно-отраслевой ха­рактер, т.е. экологическое право включало в себя общую и особенную части. В общей части рассматри­вались общие, единые для охраны и использования природы вопросы: источники экологического права, объекты, право собственности, право природопользования, ответственность. В особенной части рас­сматривались вопросы правового режима охраны и использования земель, недр, вод, лесов, животно­го мира, атмосферного воздуха и комплексные вопросы правовой охраны в промышленности, сель­ском хозяйстве, городах и т.д. Модернизация отношений между экологическими и природно- ресурсовыми отраслями права, выход из системы экологического права земельного и органически связанных с ним других природно-ресурсовых отраслей права привели к необходимости пересмотра системы экологического права и построения ее применительно к нуждам и потребностям охраны среды в условиях рыночной экономики.

В нынешнем виде система экологического права включает в себя пять экологических частей. Пер­вая — предмет, источники, объекты экологического права. Здесь рассматривается концепция взаимо­действия общества и природы, формы проявления экологического права, его источники, объекты, пра­во собственности и природопользования. Вторая — механизм экологического права, включающий кон­цепцию механизма охраны природной среды, его звенья: экологическое управление с его органами и функциями, нормирование природной среды, экономический механизм природной среды, экологиче­ская экспертиза и экологический контроль. Третья рассматривает правовую охрану окружающей сре­ды в народном хозяйстве. Предметом внимания здесь становятся следующие вопросы: механизм охраны природной среды в хозяйственной деятельности, охрана природной среды в промышленно­сти, энергетике и других отраслях народного хозяйства, в городах, пригородных и рекреационных зонах, особо охраняемых территориях. Четвертая — экологическая ответственность. Речь идет об ос­нованиях и видах этой ответственности, нормах, закрепляющих концепцию экологической ответ­ственности, о формах возмещения вреда и методах предупреждения нарушений. Пятая — механизм международно-правовой охраны окружающей природной среды, включающий принципы, договоры и конвенции, международные объекты охраны, международные организации, международные конфе­ренции».

По нашему мнению, более логичным будет выделение традиционных Общей, Особенной и Спе­циальной частей экологического права.

О.Л. Дубовик также выделяет правовую охрану окружающей среды на транспорте в Особенной части экологического права. Особенная часть выглядит еще более сложной из-за разнообразия объек­тов (предметов) правового регулирования. В настоящее время в нее входят: а) традиционный блок — правовая охрана земель, воздуха, вод, лесов, недр, животного и растительного мира, особо охраняе­мых природных территорий и объектов; б) законодательство о правовой охране окружающей среды в сельском хозяйстве и промышленности, в том числе по отраслям промышленности, на транспорте, на урбанизированных территориях, т.е. в городах и иных населенных пунктах; в) законодательство о борьбе с загрязнением окружающей среды (по его видам — биологическое, радиационное, химиче­ское и т.п.), о правовом регулировании обращения с отходами, с опасными веществами, о правовом регулировании генно-инженерной деятельности, об атомном праве и другие [3; 220-23].

Из казахстанских ученых институт охраны окружающей среды на транспорте выделяется и за­крепляется в Особенной части экологического права С. Д. Бекишевой [8; 49].

По нашему мнению, институт охраны окружающей среды на транспорте, как и раньше, занимает самостоятельное место в системе современного экологического права. Он расположен в Особенной части экологического права.

Правовой институт охраны окружающей среды на транспорте представляет собой совокупность норм, регулирующих отношения по сохранению и восстановлению окружающей среды в сфере дей­ствия транспорта, предотвращению негативного воздействия транспортной деятельности на окружаю­щую среду и ликвидации ее последствий. Он соответствует всем признакам, характерным для обособ­ленного блока отрасли права.

Во-первых, ему свойственна однородность фактического содержания — он предназначен для ре­гулирования самостоятельной, относительно обособленной группы отношений, связанных с охраной окружающей среды на транспорте.

Во-вторых, здесь существует юридическое единство правовых норм. Нормы, входящие в данный правовой институт, образуют единый комплекс, выражаются в общих положениях, касающихся в це­лом транспортной деятельности, специфических правовых принципах, специфических правовых по­нятиях, что создает особый, присущий данному виду отношений правовой режим регулирования.

В-третьих, наблюдается нормативная обособленность, т.е. обособление образующих правовой институт норм в главах, разделах, частях, иных структурных частях закона либо иного нормативного правового акта, например, в Законе Республики Казахстан от 21 сентября 1994 г. «О транспорте в Республике Казахстан» имеется ст. 23 «Обеспечение безопасности и экологических норм на транс­порте», ряд норм обособлен в Правилах безопасности и охраны окружающей среды при строитель­стве, прокладке и эксплуатации подводных трубопроводов и кабелей от 22 сентября 2006 г.

Четвертый признак правового института — полнота регулируемых отношений — на данном этапе развития республиканского законодательства является слабым звеном. Однако это не препят­ствует утверждению о самостоятельности существования института охраны окружающей среды на транспорте, который является сложным и комплексным.

В теории права некоторые авторы отождествляют сложные и комплексные институты.

В.В. Лазарев отмечает, что институты права бывают простые и сложные. Простой институт включает в себя юридические нормы одной отрасли права. Сложный или комплексный, институт права представляет собой совокупность норм, входящих в состав различных отраслей права, но регу­лирующих взаимосвязанные родственные отношения. В рамках сложного института выделяются так называемые субинституты [1; 169].

А. Ибраева и Н. Ибраев выделяют комплексные сложные правовые институты. Это более круп­ная совокупность правовых норм, имеющая в своем составе более мелкие самостоятельные образова­ния, называемые субинститутами.

Как видим, данные авторы отождествляют сложный и комплексный институты права. По наше­му мнению, это не одно и то же. Сложный институт отличается тем, что у него непростая структура. Он состоит из субинститутов, регулирующих разновидности однородных отношений, объединенных каким-либо одним элементом. Антонимом для «сложного института» является «простой институт».

Комплексный же институт отличается тем, что содержит комплекс норм, принадлежащих раз­личным отраслям права. Данное понятие тождественно понятию «межотраслевой», или «смешан­ный», институт. Так, Н.И. Матузов делит институты на внутриотраслевые и межотраслевые (или смешанные). По его мнению, внутриотраслевой институт состоит из норм одной отрасли права, а межотраслевой — из норм двух и более отраслей [2; 352].

Правовой институт охраны окружающей среды на транспорте является сложным, а не простым, так как, хотя объединяющим элементом является транспортная деятельность, она существенно раз­личается из-за различных транспортных средств. Одни из них перемещаются на суше, другие — на воде, третьи — в атмосферном воздухе, а четвертые не перемещаются, но внутри них осуществляется перемещение грузов (трубопроводный транспорт). Вследствие этого нормы, регулирующие охрану окружающей среды при осуществлении транспортной деятельности, различаются направленностью на охрану различных природных объектов, установлением различных обязанностей для природополь- зователей. Например, при использовании водного транспорта применяются преимущественно водо­охранные нормы, при использовании воздушного транспорта — преимущественно нормы об охране ат­мосферного воздуха. При использовании водного транспорта для субъектов, его использующих, установ­лены обязанности по дноуглубительным работам, а для пользователей других видов транспорта такая обязанность не установлена.

Правовой институт охраны окружающей среды на транспорте является комплексным, так как здесь имеются нормы права, принадлежащие не только экологическому праву, но и формирующейся отрасли права — транспортному праву. Вопрос о формировании самостоятельной отрасли законода­тельства — транспортного — был поднят Г.И. Тулеугалиевым, который указал, что «юридической основой транспортного законодательства является Конституция Республики Казахстан. Согласно п. 2 ст. 688 ГК общие условия перевозки определяются законодательными актами о транспорте, иными законодательными актами и изданными в соответствии с ними правилами. Таким образом, преду­смотрен принцип: общие условия перевозки регулируются совокупностью нормативных актов, обра­зующих в целом систему транспортного законодательства. Она складывается из: а) норм гражданско­го законодательства, определяющих общие вопросы правового регулирования транспорта независи­мо от видов транспорта, и б) норм специального транспортного законодательства.

Систему транспортного законодательства составляют:

  • -   законодательные акты о транспорте;
  • -   иные законодательные акты;
  • -   изданные в соответствии с законодательными актами правила.

Г.И. Тулеугалиев также являлся автором идеи переименования рассматриваемой отрасли зако­нодательства в «Транспортно-коммуникационное законодательство». Теоретическое понятие «транс­портно-коммуникационное законодательство» в юридической литературе определяется как совокуп­ность норм, регулирующих транспортно-коммуникационные отношения. Транспортно­коммуникационное законодательство состоит из правовых норм различных отраслей права, но, как и в любой отрасли законодательства, претендующей на определенную самостоятельность, существует не­кое ядро правовых норм, составляющих его сущность. Конечным результатом и его продуктом являют­ся перевозки и коммуникационные услуги. Отсюда вытекает принадлежность транспортно­коммуникационного права, главным образом к гражданскому праву.

Выводы

1 Правовой институт охраны окружающей среды на транспорте представляет собой совокупность норм, регулирующих отношения по сохранению и восстановлению окружающей среды в сфере дей­ствия транспорта, предотвращению негативного воздействия транспортной деятельности на окружаю­щую среду и ликвидации ее последствий.

2 Институт охраны окружающей среды на транспорте занимает самостоятельное место в систе­ме современного экологического права. Он расположен в Особенной части экологического права.

3 Данный институт является сложным и комплексным институтом права.

 

Список литературы

  1. Общая теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева — М.: Статут, 1996. — 432 с.
  2. МатузовН.И., Малько А.В. Теория государства и права: курс лекций. — М.: Проспект, 1997. — 470 с.
  3. Дубовик О.Л., Кремер Л. Любе-Вольфф. Экологическое право. — М.: Эксмо, 2005. — 768 с.
  4. БринчукМ.М. Экологическое право России (право окружающей среды). — М.: Юристъ, 1998. — 688 с.
  5. Стамкулов А.С. Экологическое право Республики Казахстан на пороге ХХІ века // Право и государство. — 1997. — № 4.— С. 32-34.
  6. Байдельдинов Д.Л., Бекишева С.Д. Экологическое право Республики Казахстан. — Алматы: Интерлигал, 2004. — 312 с.
  7. Культелеев С.Т. Экологическое право Республики Казахстан. — Алматы: ТОО ИК НАБ, 2003. — 328 с.
  8. Бекишева С.Д. Экологическое право Республики Казахстан. — Караганда: Арко, 2009. — 472 с.
  9. ЕрофеевБ.В. Экологическое право. — М.: ИД «Форум»: ИНФРА-М, 2006. — 384 с.
  10. Крассов О.И. Экологическое право. — М.: Норма, 2008. — 672 с.
  11. Экологическое право России / Под ред. В. Д. Ермакова и А. Я. Сухарева. — М.: ИМПЭ, 1997. — 480 с.
Фамилия автора: Атагулов Б.Е.
Год: 2010
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика