Личность потерпевшего в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию

 «Изучение личности потерпевшего — это целенаправленный и планомерный процесс собирания и исследования следователем социальных и естественно-биологических сведений о ней в порядке и формах, установленных законом, в целях решения задач судопроизводства» [1; 13]. Информация о потерпевшем определяется способностью отражения индивидуально-личностных свойств в механиз­ме преступной деятельности. То есть в механизме преступной деятельности проявляются свойства личности потерпевшего, обусловившие формирование развития «субъектно-субъектных», «субъектно­объектных» отношений. Исследование отношений в механизме преступной деятельности способствует ретроспективному процессу познания условий и обстоятельств формирования и развития события преступления. Условия и обстоятельства события преступления отражают личностное отношение субъектов взаимодействия друг к другу, к предмету, объекту, результату, последствиям, выявляя ро­левое участие их в механизме преступной деятельности. То есть личностное отношение выражает индивидуальную постановку задачи, определяет доминанту в выборе средств и способов решения задач, условий и обстоятельств межличностного взаимодействия, раскрывая роль обвиняемого, по­терпевшего в криминальной ситуации взаимодействия.

Личность — это индивидуальный человек как субъект общественной жизни, общения и деятельно­сти, а также собственных сил, способностей, потребностей, интересов, устремлений и.т.д. [2; 13] В меха­низме преступной деятельности проявляется личностное отношение потерпевшего, выражающее актив­ность его как субъекта взаимодействия с участниками уголовного процесса и, прежде всего, с лицом, со­вершившим преступление. Потерпевший как объект преступного посягательства отражает отношение субъекта преступной деятельности, выражая направленность умысла к совершению действий (без­действия) как преступного характера, так и непреступного, раскрывая «субъектно-субъектные» и «субъектно-объектные» отношения. Исследование «субъектно-субъектных» и «субъектно­объектных» отношений выявляет причинно-следственную обусловленность события преступления, тем самым способствуя определению обстоятельств, подлежащих доказыванию. Причинно­следственная обусловленность формирования и развития субъектно-субъектных» и «субъектно­ объектных» отношений определяется потребностно-мотивационной сферой и ценностно­нормативной структурой личности, которые раскрывают побудительно-регулятивные механизмы преступной деятельности; взаимосвязь «преступник — жертва». Причинно-следственная обуслов­ленность механизма «преступник — жертва» способствует установлению мотива преступления, по­знанию выбора жертвы в каждом конкретном случае, раскрывая характер связи между ними, роль потерпевшего и обвиняемого в криминальной ситуации взаимодействия.

Указанные закономерные процессы причинно-следственных отношений преступника и жертвы, определяющие мотив преступления, проявляются в способах совершения, сокрытия преступлений, оказания противодействия расследованию индивидуально-личностными свойствами в выборе средств и способов решения задач, как субъектом преступной деятельности, так и потерпевшим как субъектом взаимодействия. Кроме того, в способах совершения, сокрытия преступлений, в способах оказания противодействия проявляется характер отношений между преступником и жертвой, т.е. вы­бор средств и способов достижения цели субъектом преступной деятельности обусловлен сложив­шимися отношениями с потерпевшим, которые информируют о связи с потерпевшим. Например, способы совершения убийства, связанные с неустановлением личности потерпевшего, информируют об имеющихся с лицом, совершившим преступление, отношениях, которые могут быть родственны­ми, дружескими, интимными и т.д.

В установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию, большую роль играют индивидуаль­но-личностные свойства потерпевшего, определяющие активность потерпевшего как субъекта кри­минальной ситуации взаимодействия, которая выражается способом поведения в межличностной си­туации взаимодействия. То есть способ поведения потерпевшего является детерминирующим факто­ром установления условий и обстоятельств криминальной ситуации взаимодействия. В зависимости от способов поведения потерпевших, обусловливающих механизм преступной деятельности усло­виями и обстоятельствами криминальной ситуации, в криминалистической литературе проводится классификация потерпевших. Д.А.Сорокотягина предлагает следующую классификацию потерпевших.

Потерпевшие, поведение которых направлено на противодействие правонарушению. Этим ли­цам причинен физический, моральный, материальный ущерб в связи с их действиями по пресечению преступлений (указанные потерпевшие характеризуются в основном положительным поведением, честно выполняют служебный долг).

Потерпевшие, действия которых не находятся в причинной связи с совершением преступления (нейтральное поведение). Такие ситуации складываются, например, когда перед движущимся транс­портом неожиданно появляется пешеход, и водитель, избегая наезда, принимает экстренные меры к предупреждению аварии, в результате чего происходят несчастные случаи с другими людьми.

Потерпевшие с виктимным поведением (отрицательным, аморальным, рискованным, провока­ционным) [3; 35]. Проводится и другая классификация потерпевших в зависимости от характера по­ведения: агрессивные (нападают на причинителя вреда или других лиц, оскорбляют); активные потерпевшие (их поведение не связано с нападением, но причинение им вреда происходит при их активном содействии); инициативные потерпевшие (их поведение имеет положительный характер, но приводит к причинению вреда); пассивные потерпевшие (лица, не оказывающие сопротивления, противодействия преступнику по различным причинам); некритичные (лица, демонстрирующие не­осмотрительность, низкий интеллектуальный уровень и пр.); нейтральные потерпевшие (их поведе­ние во всех отношениях безупречно, они критически оценивали ситуацию, принимали меры безопас­ности, не провоцировали посягательство и не относились к группе инициативных [4; 87].

Приведенная классификация потерпевших свидетельствует об индивидуально-личностных свой­ствах потерпевших, определивших их способ поведения в межличностной ситуации взаимодействия. Способ поведения потерпевших определяет условия и обстоятельства криминальной ситуации, отра­жаясь объективно-субъективными факторами следственной ситуации. В зависимости от поведения потерпевших была проведена и классификация следственных ситуаций. Д.В.Ривман провел следую­щую классификацию следственных ситуаций: «1) ситуации толчкового характера, объективно прово­цирующие, толкающие преступника на совершение преступления (потерпевший первым нападает, оскорбляет, унижает, и пр.); 2) ситуации толчкового характера, в которых поведение потерпевшего положительное (потерпевший выполняет служебный или общественный долг); 3) ситуации, в кото­рых поведение потерпевшего создает объективную возможность совершения преступления, хотя и не выступает как толчок (потерпевший создал аварийную обстановку, проявил некритичность, излиш­нюю доверчивость и пр.); замкнутые ситуации, в которых действия потерпевшего направлены на причинение вреда самому себе без непосредственного вмешательства других лиц (например, причи­нение увечья самому себе с целью уклонения от военной службы); 5) ситуации, в которых поведение потерпевшего совершенно нейтрально с точки зрения влияния на поведение преступника» [5; 28, 29].

Классификационная основа потерпевших определяется систематизацией их по устойчивым формам взаимодействия с окружающей средой. То есть в способах поведения потерпевших проявля­ется активность потерпевшего как субъекта взаимодействия, определяющая условия и обстоятельства следственной ситуации причинно-следственной обусловленностью события преступления. Актив­ность потерпевшего определяет характер его взаимодействия с преступником, который также поло­жен в основу классификационной основы. Выделяется виктимологическая классификация ситуаций: в зависимости от характера взаимодействия потерпевшего и преступника (ситуаций столкновения, в которых потерпевший и преступник находятся в конфликтных отношениях, а) их действия реализу­ются в одностороннем или обоюдном причинении вреда; б) ситуация сотрудничества, в которых дей­ствия потерпевшего и преступника направлены на достижение одного результата, и они не связаны конфликтом, например, незаконное производство аборта); в зависимости от степени и характера по­нимания потерпевшим динамики и перспективы развития ситуации (а — закрытые ситуации, в кото­рых потерпевший совершенно не представляет, какой вред ему может быть причинен, и не допускает такой возможности; б — относительно закрытые ситуации, в которых потерпевший допускает воз­можность причинения ему вреда, но заблуждается относительно его характера или даже рассчитыва­ет на причинение вреда, но не того, который в действительности оказался причиненным; в — откры­тые ситуации, в которых потерпевший предвидит возможность причинения ему вреда и понимает, каков этот вред; г — открытые ситуации самонадеянности, в которых потерпевший понимает, какой вред ему грозит, но необоснованно рассчитывает его предотвратить) [6; 91-92]. Систематизация по­терпевших определена ролевым участием их как субъектов взаимодействия, раскрывающим способы и методы решения задач в межличностной ситуации взаимодействия потерпевших, выявляя их субъ­ективные возможности в процессе принятии и реализации решений, при оценке ситуаций, характери­зующих личностное отношение к условиям и обстоятельствам взаимодействия. Ситуационный под­ход к ролевому участию потерпевших в механизме преступной деятельности способствует системно­му исследованию условий и обстоятельств события преступления, выявляя закономерные процессы формирования и развития причинно-следственных отношений.

Именно закономерные процессы проявления и отражения причинно-следственных отношений взаимосвязи преступника и жертвы наполняют механизм преступной деятельности информационным содержанием о способе поведения потерпевшего как субъекта взаимодействия, создавая условия для выдвижения и проверки версии, для моделирования, прогнозирования поведения участников уголов­ного процесса при взаимодействии с потерпевшим. А.М.Ларин писал, «что одним из эффективных тактических приемов планирования является «реставрация образа жизни и поведения потерпевшего» [7; 85]. Этого же мнения придерживается Е.Е.Центров, который отмечает, что «на основании типоло­гических признаков, характеризующих особенности личности, поведения потерпевшего, его связей и взаимоотношений с другими лицами, а также с учетом иных установленных в ходе следствия элементов механизма преступления можно строить типичные версии о мотивах и субъекте преступления» [8; 27].

Образ жизни потерпевшего, выявляя устойчивые формы взаимодействия потерпевшего с окру­жающей средой, раскрывает межличностные отношения потерпевшего как субъекта взаимодействия в общественной, профессиональной деятельности, отношения в бытовой сфере, родственные, слу­жебные, дружеские, интимные отношения, отношения с соседями, формируя индивидуальную форму и способ общения. Исследование устойчивых форм взаимодействия потерпевших позволяет выдви­гать версии относительно лица, совершившего преступление. Анализируя связи, образ жизни потер­певшего, сложившиеся отношения в разных сферах его деятельности, можно установить личность потерпевшего. Например, убит «вор в законе», лидер преступной группировки, соответственно вы­двигаются следующие версии: организатором преступления может быть лидер конкурирующей пре­ступной группировки (по мотивам устранения конкурента, мести за убийство лидера или члена груп­пировки и пр.); руководитель предприятия, фирмы, предприниматель (по мотивам мести за невозврат кредита, устранения лица, вымогающего деньги, имущество и т.д.).

Изучение личности потерпевшего, виктимологические сведения на первоначальном этапе расследо­вания при дефиците информации способствуют выдвижению следственных, оперативно-розыскных вер­сий о времени, месте, мотивах совершения преступления. То есть в процессе раскрытия, расследова­ния и предупреждения преступлений субъектам доказывания необходимо проводить виктимологиче- ский анализ, активизирующий поисково-познавательную деятельность, направленную на установление обстоятельств, подлежащих доказыванию. В.М.Быков определяет виктимологический анализ как пла­номерную и целенаправленную деятельность следователя по собиранию, исследованию и оценке данных о личности потерпевшего, его связях, особенностях поведения, отношениях с преступником, роли в совершении преступления в целях использования полученных результатов для определения наиболее эффективных тактических приемов следственных и розыскных действий, проводимых с участием потерпевшего или без него, а также выполнения иных задач расследования, обеспечиваю­щих законное и обоснованное разрешение уголовного дела» [9; 4]. Соглашаясь с этим мнением, следует отметить, что процесс раскрытия, расследования и предупреждения преступлений является поисково­познавательной деятельностью, при проведении которой применяются методы исследования, один из которых — виктимологический анализ как разновидность криминалистического.

Виктимологический анализ как метод познания способствует установлению объективной исти­ны в уголовном судопроизводстве посредством исследования личностной доминанты потерпевшего, информирующей о его индивидуально-личностных свойствах, проявляемых в механизме преступной деятельности условиями и обстоятельствами события преступления. Личностная доминанта потер­певшего определяет процесс взаимодействия с субъектом преступной деятельности, выявляя условия и обстоятельства формирования и развития «субъектно-субъектных» и «субъектно-объектных» отношений, исследование которых способствует установлению мотива, цели преступления, определению места, времени совершения преступления. Виктимологический анализ как метод познания предполагает разрешение следующих конкретных вопросов:

  1. 1)     интересы, какого круга лиц затрагивали служебная, общественная деятельность потерпевшего (это в большей степени характерно для убийств, причинения вреда здоровью);
  2. 2)      есть ли данные, свидетельствующие о знакомстве преступника и потерпевшего;
  3. 3)      кто мог знать о наличии у потерпевшего ценностей;
  4. 4)      каков круг общения у потерпевшего, каковы родственные связи;
  5. 5)     какие черты личности потерпевшего, обстоятельства образа жизни, занятия могли привести к совершению против него преступления (т. е. что обусловило виктимность);
  6. 6)      были ли у потерпевшего с кем-либо конфликтные отношения;
  7. 7)      кому выгодно совершение преступления;
  8. 8)     в каких отношениях находились потерпевший и лицо, совершившее преступление, и другие вопросы [4; 82].

Виктимологический анализ способствует применению версионного метода, обеспечивающего последовательно, целенаправленно решать задачи организационного, поискового, реконструктивно­го, удостоверительного характера для получения достоверной, полной и объективной информации о механизме преступной деятельности в целях установления объективной истины в уголовном су­допроизводстве. Кроме того, виктимологический анализ как метод познания определяет способы прогнозирования, моделирования поведения потерпевшего на предварительном следствии и в суде, способствует установлению психологического контакта при проведении следственных действий, оперативно-розыскных мероприятий, применению метода оказания психологического воздействия на потерпевшего, субъекта преступной деятельности в условиях оказания противодействия расследованию.

При расследовании преступлений виктимологический анализ способствует установлению харак­тера межличностных отношений, познание которых определяет условия и обстоятельства кримино­генного, конфликтного характера, оказавшие влияние на формирование и развитие криминальной ситуации, выявляя виктимность поведения потерпевшего. Справедливо отмечено Д.А. Сорокотягиной что виктимность — это образ действия или бездействия индивидов, при котором они становятся жертвой преступления в типичных и нетипичных для них ситуациях [3; 34]. Исходя из ха­рактера и степени выраженности личностных качеств, определяющих индивидуальную виктимную пред­расположенность, Д.В.Ривман выделяет несколько типов жертв.

  1. Универсальный (универсально-виктимный) тип. К этому типу относятся лица, обладающие явно выраженными личностными чертами, определяющими их высокую потенциальную уязвимость в отношении различных видов преступлений. Это обладатели виктимных предрасположений, реали­зация которых возможна в ситуациях различных преступлений. Жертвы этого типа могут характери­зоваться как активностью виктимного поведения, типичной для них, так и пассивностью.
  2. Избирательный (избирательно-виктимный) тип. К этому типу относятся лица, обладающие высокой уязвимостью в отношении определенных видов преступлений. Виктимная предрасположен­ность может обусловливаться типичными формами поведения в сочетании с характером конфликт­ных ситуаций. Например, бытовая агрессивность имеет следствием причинение вреда здоровью, коммерческая деятельность связана с причинением имущественного вреда и др.
  3. Ситуативный (ситуативно-виктимный) тип. Потерпевшие этого типа обладают средней по­тенциальной виктимностью и оказываются жертвами преимущественно в результате стечения ситуа­тивных факторов, опасность которых оказалась для них непреодолимой.
  4. Случайный (случайно-виктимный) тип. Жертвы этого типа оказываются таковыми в резуль­тате случайного стечения обстоятельств (например, в ДТП).
  5. Профессиональный (профессионально-виктимный) тип. Виктимность жертв этого типа свя­зана с их профессиональной занятостью [6; 43-44].

То есть виктимное поведение, рассматриваемое нами как способ взаимодействия потерпевшего с окружающей средой в силу проявления индивидуально-личностных свойств, способствующих, про­воцирующих субъекта преступной деятельности к реализации субъективной направленности в ситуа­ции взаимодействия, определяет механизм конфликтного взаимодействия. Виктимное поведение, являясь способом поведения потерпевшего, выявляется обстоятельством ситуации конфликта, опре­деляя детерминирующий фактор преступной деятельности. То есть условием криминальной ситуации является виктимное поведение потерпевшего, проявляемое провоцирующими и способствующими факторами в механизме взаимодействия, реальными обстоятельствами, детерминирующими кон­фликтное взаимодействие с субъектом преступной деятельности. В силу этого виктимное поведение потерпевшего выражается условием конфликтного взаимодействия в механизме преступной деятель­ности, отражающим процесс формирования и развития межличностных отношений.

Итак, виктимное поведение потерпевшего рассматривается как конфликтный способ взаимодей­ствия в механизме преступной деятельности. Например, при совершении вымогательства объектом преступного посягательства становятся потерпевшие, ведущие законопослушный образ жизни (банкиры, предприниматели и т.д.), имеющие определенные доходы от своей деятельности, т.е. виктимность поведения определяется профессиональной деятельностью потерпевшего, а также лица, ведущие противоправный образ жизни. Первая категория потерпевших может обратиться в право­охранительные органы, хотя достаточно много случаев необращения из-за страха мести со стороны вымогателей, так как последние все чаще прибегают к угрозам убийства, причинения вреда здоро­вью, уничтожения имущества, захвату жертв, их родственников, которых нередко подвергают пыт­кам, похищению детей с целью выкупа. Все эти действия сопровождаются тщательной подготовкой: приобретением специальных средств, орудий пыток, оружия, определением мест захвата жертв. Подго­товительные действия заключаются и в сборе компрометирующих материалов в отношении будущих жертв. Вторая категория потерпевших в силу противоправности своих действий не обращается в пра­воохранительные органы. При совершении мошеннических действий в их механизм включаются та­кие негативные качества потерпевшего, как жадность, страсть к наживе, азарт. В частности, шулеры выбирают себе в партнеры лиц, которые и сами не прочь обыграть «доверчивого простака», ничуть не смущаясь этической стороной. Известны случаи мошенничества, когда преступники действуют под видом «престижных» женихов. Здесь срабатывают не только легкомыслие, неопытность, но и желание «устроиться», взять как можно больше от жизни. То есть индивидуально-личностные свойст­ва потерпевших, их субъективные возможности, способности при определенных обстоятельствах помогают совершению преступления, определяя способ конфликтного взаимодействия.

Механизм конфликтного взаимодействия криминальной ситуации обусловлен типичными фор­мами взаимодействия потерпевшего как объекта преступного посягательства, определяющими обстоя­тельства установления межличностного конфликта вследствие формирования и развития «субъектно­субъектных», «субъектно-объектных» отношений в процессе осуществления преступной деятельно­сти. На формирование и развитие «субъектно-субъектных», «субъектно-объектных» отношений при совершении насильственных преступлений (ст. ст. 96, 103, 120, 121 УК РК) непосредственное воз­действие оказывает виктимное поведение потерпевшего, являющееся провоцирующим обстоятельст­вом, способствующим реализации преступного намерения субъекта преступной деятельности благо­даря подверженности его внешним факторам, ситуативным обстоятельствам [10; 163].

То есть условия и обстоятельства криминальной ситуации определяются ролевым участием по­терпевшего: личностным вкладом в механизм преступной деятельности; отношением к установлению истины на следствии, на суде; субъективными возможностями в процессе принятии и реализации решений, в выборе средств и способов достижения цели, при оценке сложившейся ситуации. Ролевое участие потерпевшего как субъекта взаимодействия отражается в механизме следообразования, обес­печивающего процесс доказывания информационной базой направления поисково-познавательной деятельности по установлению идентификационных признаков личности. То есть потерпевший как субъект взаимодействия вносит определенные изменения в окружающую среду, является носителем следов на себе, обеспечивая процесс доказывания криминалистическими средствами познания меха­низма преступной деятельности. Эффективным криминалистическим средством познания механизма следообразования является метод идентификации, определяющий тождество по общим и частным признакам, устанавливающим как личность потерпевшего, так и личность обвиняемого. На основе за­кономерных процессов следообразования о личности потерпевшего в криминалистической литературе предлагается классификация следующих групп следов потерпевшего:

  1. отображающие внешнее строение и свойства тела человека или его частей (например, следов зубов, рук, ног и др.);
  2. следы выделения (потожировые, запаховые, вагинальные, сперма, слюна, кровь, моча, рвот­ные массы) и иные следы биологического происхождения (волосы, обломки волос, ногтей, клетки внутренних органов и кожи, части тела и органов);
  3. следы, оставленные аксессуарами потерпевшего, вещами, используемыми им (например, отобра­жающие внешнее строение одежды, обуви, трости, следы косметических средств);
  4. следы тех орудий, предметов и средств, которые использовались потерпевшим в целях защи­ты при оказании сопротивления преступнику и в связи с совершенным преступлением;
  5. вещи, ценности, документы, орудия и средства преступления и защиты, а также другие пред­меты, потерянные, оставленные или брошенные на месте преступления потерпевшим либо обнару­женные у преступника (например, заколка, брошь, окурки, ручка, кольцо и.т.п.), а также части и мик­рочастицы от этих объектов [4; 86-87].

Таким образом, изучение личности потерпевшего перспективно применительно к разработке ме­тодики раскрытия, расследования и предупреждения преступлений, так как способствует реализации тактических средств, применению научных методов в поисково-познавательной деятельности субъек­тов доказывания. Важной задачей поисково-познавательной деятельности субъектов доказывания явля­ется установление обстоятельств, подлежащих доказыванию посредством исследования в ходе раскры­тия, расследования и предупреждения преступлений причинно-следственных отношений события преступления.

 

Список литературы

  1. Вандышев В.В. Изучение личности потерпевшего в процессе расследования: Учеб. пособие. — Л.: ВПУ МВД СССР, 1989. — 201 с.
  2. Современный философский словарь / Под общ. ред. д.ф.н., проф. В.Е.Кедерова — 2-е изд., испр. и доп. — Лондон, Франкфурт-на-Майне, Париж, Люксембург, Минск: «Панпринт», 1998. — 449 с.
  3. Сорокотягина Д.А. Виктимологический анализ при расследовании преступлений // Криминалистическая виктимология. Вопросы теории и практики. — Иркутск, 1980. — С. 39-44.
  4. Виницкий Л.В., Шинкевич Н.Е. Криминалистическая виктимология. — Челябинск: ООО «Полиграф-Мастер», 2005. — 203 с.
  5. Ривман Д.В. Виктимологические факторы и профилактика преступлений: Учеб. пособие. — Ленингр., изд-во — ЛГУ, 1975. — 154 с.
  6. Ривман Д.В. Криминальная виктимология. — СПб.: Питер, 2002. — 304 с.
  7. ЛаринА.М. Расследование по уголовному делу. Планирование и организация. — М.: Юрид. лит., 1970. — 224 с.
  8. Центров Е.Е. Виктимологические аспекты криминалистики // Криминалистическая виктимология (вопросы теории и практики): Сб. науч. тр. — Иркутск, 1980. — С. 22-30.
  9. БурдановаВ.С., БыковВ.М. Виктимологические аспекты криминалистики. — Ташкент: Изд-во ТВШ МВД СССР, 1981. — 79 с.
  10. Сембекова Б.Р. Криминалистическое исследование обстоятельств преступления, характеризующих субъективную направ­ленность: Дис. ... канд. юрид. наук. — Караганда, 2007. — 195 с.
Фамилия автора: Сембекова Б.Р.
Год: 2010
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика