Имплементация конвенции ООН против пыток или других видов жестокого или унижающего достоинство обращения и наказания в Республике Казахстан

С первого дня независимости Казахстан признал общепризнанные принципы защиты прав чело­века, провозглашенные в Уставе ООН и Всеобщей декларации прав человека. Республика Казахстан является участником более шестидесяти многосторонних универсальных международных договоров в сфере прав человека, семь из которых — правозащитные конвенции ООН, так называемые «между­народные инструменты защиты прав человека». К числу таких правозащитных конвенций относится Конвенция ООН против пыток и других видов жестокого или унижающего достоинство обращения и наказания 1984 г. (далее — Конвенция против пыток).Запрещение пыток и их предупреждение являются предметом многих международных догово­ров. В универсальный блок таких договоров входят нормы Всеобщей декларации прав человека 1948 г., Международного Пакта о гражданских и политических правах 1966 г. (далее — МПГПП), Конвенция против пыток и других видов жестокого или унижающего достоинство обращения и наказания 1984 г. и Дополнительный Протокол к этой Конвенции 2002 г. В региональный блок включены нормы Межаме­риканской Конвенции по правам человека 1969 г., Африканской Хартии прав человека и народов 1981 г., Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека 1995 г., Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. и Европейской Конвенции по предупреждению пы­ток 1987 г.

Большинство названных международных договоров устанавливают лишь общий правовой ре­жим запрещения пыток. Например, статья 5 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. гласит: «Ни­кто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению и наказанию» [1]. В статье 7 Международного пакта о гражданских и политических пра­вах определено: «Никто не может подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающему его достоинство обращению или наказанию. В частности, ни одно лицо не должно без его свободного согласия подвергаться медицинским или научным опытам» [2]. В статье 10 МПГПП говорится: «Все лица, лишенные свободы, имеют право на гуманное обращение и уважение достоин­ства, присущего человеческой личности».

Международно-правовые стандарты запрета пыток и их криминализации закреплены в Конвен­ции ООН против пыток. В частности, в Конвенции дано определение преступления пытки, провоз­глашен принцип абсолютного запрета ограничения права человека на защиту от пыток, а также раз­работан контрольный механизм по реализации норм Конвенции государствами-участниками. Пре­вентивная составляющая борьбы с пытками закреплена в Дополнительном протоколе к Конвенции против пыток 2002 г.

Республика Казахстан ратифицировала Конвенцию ООН против пыток и других видов жестоко­го или унижающего достоинство обращения и наказания 29 июня 1998 г. В качестве участника Кон­венции наше государство взяло на себя обязательства: в соответствии с конституционными принци­пами правовой системы разрабатывать и проводить скоординированную политику противодействия пыткам и другим видам жестокого обращения и наказания, а также руководствоваться ею при реали­зации реформ законодательного и институционального характера.

К моменту ратификации Республикой Казахстан Конвенции ООН против пыток в Основном За­коне нашей страны были сформированы конституционные предпосылки эффективной имплемента­ции данного договора:

  • -   ст. 1 Конституции: «Республика Казахстан утверждает себя демократическим, светским, пра­вовым и социальным государством, высшими ценностями которого являются человек, его жизнь, права и свободы»;
  • -   п. 2 ст. 12 Конституции: «Права и свободы человека принадлежат каждому от рождения, при­знаются абсолютными и неотчуждаемыми, определяют содержание и применение законов и иных нормативных правовых актов»;
  • -   ст. 17 Конституции: «Достоинство человека неприкосновенно. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обраще­нию или наказанию»;
  • -   п. 3 ст. 39 Конституции: «Ни в каких случаях не подлежат ограничению права и свободы, пре­дусмотренные статьями 10, 11, 13-15, пунктом 1 статьи 16, статьей 17, статьей 19, статьей 22, пунктом 2 статьи 26 Конституции»;
  • -   пп. 9 п. 3 ст. 77 Конституции: «Не имеют юридической силы доказательства, полученные неза­конным способом. Никто не может быть осужден лишь на основе его собственного признания» и др. [3].

Эти конституционные нормы нашли свое отражение в отраслевом законодательстве Республики Казахстан.

В целях имплементации Конвенции против пыток в Республике Казахстан проведены законода­тельные реформы: принят Закон РК «О порядке и условиях содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления» 30 марта 1999 г.; 21 декабря 2002 г. внесены изменения и дополнения в Уголовный, Уголовно-процессуальный и Уголовно-исполнительный кодексы Респуб­лики Казахстан; в 2005 г. ратифицирован Международный пакт о гражданских и политических пра­вах; в 2008 г. ратифицирован Факультативный протокол к Конвенции ООН против пыток; 10 июля

2007    г. Верховным Судом Республики Казахстан принято нормативное постановление «О примене­нии норм международных договоров в судебной практике»; в 2009 г. ратифицирован первый Факуль­тативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах; 28 декабря 2009 г. Верховным Судом Республики Казахстан принято нормативное постановление «О применении норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства по вопросам соблюдения личной свободы и неприкосновенности достоинства человека, противодействия пыткам, насилию, другим жестоким или унижающим человеческое достоинство видам обращения и наказания».

Важнейшей составляющей имплементации Конвенции против пыток в Республике Казахстан являются меры институционального характера, направленные на совершенствование уголовной по­литики и предотвращение пыток, среди которых можно отметить следующие:

  • -   Указом Президента РК 19 сентября 2002 г. учреждена должность Уполномоченного по правам человека (Омбудсмена) Республики Казахстан;
  • -   с 1 января 2003 г. пенитенциарная система и системы мест предварительного заключения (следственные изоляторы) из ведения Министерства внутренних дел переданы в ведение Ми­нистерства юстиции;
  • -   в 2004-2005 гг. создана система общественных наблюдательных комиссий за местами содер­жания под стражей;
  • -    16 января 2006 г. принято законодательство о присяжных заседателях;
  • -   создана рабочая группа по предупреждению пыток при Уполномоченном по правам человека РК (Омбудсмене) с участием правозащитных организаций;
  • -   в 2008 г. создан Общественный совет при Министерстве внутренних дел Республики Казах­стан [4; 111].

Одним из правовых механизмов имплементации Конвенции ООН против пыток в Казахстане яв­ляется криминализация ответственности за пытки в 2002 г., когда Уголовный кодекс Республики Ка­захстан (далее — УК РК) был дополнен ст. 347-1, предусматривающей уголовную ответственность за применение пыток.

Согласно статье 347-1 УК РК под пыткой признается «умышленное причинение физических и психических страданий, совершенное следователем, лицом, осуществляющим дознание, или иным должностным лицом с целью получить от пытаемого или третьего лица сведения или признания либо наказать его за действие, которое совершило оно или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискрими­нации любого характера» [5].

Проведенный нами анализ диспозиции ст. 347-1 УК РК на его соответствие понятию пытки, данному в Конвенции ООН против пыток, позволил сделать вывод о том, что имеются различия в их формулировке.

В Конвенции ООН против пыток и других видов жестокого или унижающего достоинство об­ращения и наказания «пытка» определяется как «любое действие, которым какому-либо лицу умыш­ленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда та­кая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом, высту­пающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия» (ст. 1) [6].

Таким образом, с точки зрения международной регламентации признаками пытки являются дей­ствия, которые:

  • -   причиняют сильную боль или страдание, физическое или нравственное;
  • -   применяются к лицу умышленно;
  • -   производятся с целью получения информации или признания, в качестве наказания за дейст­вия, совершенные самим человеком или третьим лицом, а также за действия, в совершении ко­торых они подозреваются, с целью принуждения или запугивания, а также по любым другим причинам, основанным на дискриминации любого характера;
  • -   производятся государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в офици­альном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия.

По нашему мнению, не все названные выше признаки пытки нашли свое отражение в уголовном законодательстве Республики Казахстан. Можно обозначить следующие различия в определении по­нятия пытки, данного в ст. 347-1 УК РК и в Конвенции ООН против пыток:

  • -   во-первых, под пытками, согласно ст. 347-1 УК РК, понимается лишь «умышленное причине­ние физических и психических страданий», а в Конвенции пытка определяется как любое дей­ствие, которым «умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нрав­ственное»;
  • -   во-вторых, субъектами преступления по ст. 347-1 УК РК являются «следователь, лицо, осуще­ствляющее дознание, или иное должностное лицо», в Конвенции же субъектами преступления определены «государственное должностное лицо или иное лицо, выступающее в официальном качестве»;
  • -   в-третьих, согласно ст. 347-1 УК РК одной из целей пытки является наказание пытаемого «за действие, которое совершило оно или в совершении которого оно подозревается» [5]. А в Кон­венции данная цель изложена в иной редакции и содержит указание на третье лицо, а именно, что целью пытки является наказание пытаемого «за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается».

О несоответствиях в определении понятия «пытки», данного в ст. 347-1 УК РК, понятию, приве­денному в статье первой Конвенции ООН против пыток, говорится в официальных и альтернативных докладах о ситуации с правами человека в Республике Казахстан, а также в рекомендациях Комитета ООН против пыток по результатам рассмотрения Второго доклада Республики Казахстан. В частно­сти, отмечается, что дальнейшая имплементация Конвенции потребует внести изменения и дополне­ния в ст. 347-1 УК РК, которые должны отражать следующие положения:

  • -   уголовному преследованию по ст. 347-1 УК РК должны подвергаться все государственные должностные лица или иные лица, выступающие в официальном качестве;
  • -    провести различие между выражающимися в пытках деяниями, которые совершаются должно­стным лицом по его подстрекательству, с его ведома или с молчаливого согласия, или же в за­ведомом бездействии;
  • -   наказания за акты пыток должны быть соразмерны тяжести преступления [7; 83].

В Конвенции ООН против пыток и в уголовном законодательстве Республики Казахстан при определении пытки используются следующие дефиниции: «сильная боль», «физическое страда­ние», «нравственное страдание» и «психическое страдание». Однако на сегодняшний момент отсут­ствуют официальные определения данных дефиниций как в самой Конвенции и в Уголовном кодексе Республики Казахстан, так и в нормативном постановлении Верховного Суда Республики Казахстан «О применении норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства по вопросам соблю­дения личной свободы и неприкосновенности достоинства человека, противодействия пыткам, наси­лию, другим жестоким или унижающим человеческое достоинство видам обращения и наказания» [8].

В Словаре С.И.Ожегова определяется этимология следующих понятий:

  • -   боль — это ощущение страдания;
  • -   сильный означает значительный;
  • -   страдания — это физическая или нравственная боль, мучение;
  • -    физический — относящийся к деятельности мышц, мускулов у живых веществ;
  • -   психика — это совокупность душевных переживаний как отражение в сознании объективной действительности;
  • -   нравственный — относящийся к внутренней духовной жизни человека [9; 68, 937].

Исходя из этимологии приведенных понятий представляется, что используемое законодателем Республики Казахстан в диспозиции ст. 347-1 УК РК понятие «физическое или психическое страда­ние» является более удачным, чем понятие, содержащееся в Конвенции, — «страдание, физическое или нравственное», так как нравственное страдание относится к внутренней духовной организации личности и не связано с душевными переживаниями. В данном случае, по нашему мнению, допусти­ма именно рецепция международной нормы в уголовное законодательство.

Международная ассоциация по изучению боли (IASP) дала следующее определение понятию «боль» — неприятное сенсорное и эмоциональное переживание, связанное с истинным или потенци- альным повреждением ткани или описываемое в терминах такого повреждения. То есть боль, как правило, нечто большее, чем чистое ощущение, связанное с существующим или возможным органи­ческим повреждением, поскольку обычно сопровождается эмоциональным переживанием [10].

В этой связи полагаем, что по степени ощущаемых человеком страданий различаются «сильная боль», «физическое страдание» и «психологическое страдание». А именно «физическое страдание» связано только с телесными ощущениями боли, «психологическое страдание» — лишь с душевными ощущениями, а «сильная боль» включает в себя как телесные (физические), так и душевные (психо­логические) страдания. Следовательно, в качестве законодательного механизма имплементации Кон­венции ООН против пыток (с точки зрения ее инкорпорации) следует часть первую ст. 347-1 УК РК после слов «умышленное причинение» дополнить словами «сильной боли».

Разграничение понятий «сильная боль», «физическое страдание» и «психическое страдание» должно быть дано на законодательном уровне, в частности, в примечании к ст. 347-1 УК РК или в нормативном постановлении Верховного Суда Республики Казахстан «О применении норм уголов­ного и уголовно-процессуального законодательства по вопросам соблюдения личной свободы и не­прикосновенности достоинства человека, противодействия пыткам, насилию, другим жестоким или унижающим человеческое достоинство видам обращения и наказания».

Нами предлагается следующая формулировка данных категорий:

-   сильная боль — это значительное и нестерпимое сенсорное и эмоциональное страдание, свя­занное с негативным физическим воздействием на организм человека;

-   физическое страдание — это физическая боль, страдание, мучение, испытываемые в результа­те негативного воздействия на организм человека, свидетельствующие о функциональных рас­стройствах организма либо повлекшие отклонения от обычного состояния здоровья;

-   психическое страдание — это душевная боль, страдание, мучение, переживание, испытывае­мые в результате существующего или возможного воздействия на организм человека, как от­ражение в сознании объективной действительности.

Конвенция ООН против пыток запрещает не только «пытки», но и «жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание» (обычно называемое «жестокое обращение») [6]. В случае с определением «пытка» существует признанная на международном уровне точная дефини­ция. В то же время «жестокое обращение», исходя из его природы, значительно труднее определить, и поэтому «жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание» в меж­дународном праве не определены в таких точных выражениях, как «пытки».

Согласно статье 16 Конвенции ООН против пыток «жестокое обращение» определяется как та­кое, которое включает в себя: «другие акты ..., которые не подпадают под определение пытки, со­держащееся в ст. 1, когда такие акты совершаются должностным лицом или иным лицом, выступаю­щим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согла­сия» [6]. Однако хотя такие деяния не рассматриваются как пытка, или не причиняют сильную боль или страдания, или не совершаются умышленно, они запрещены, и государства обязаны принимать меры по защите людей от жестокого обращения.

Попытка толкования этого термина была осуществлена в принятом ООН в 1988 г. Своде прин­ципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, согласно которому термин «жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения или наказания» должен толковаться таким образом, чтобы обеспечить, по возможности, наиболее широкую защиту против злоупотреблений физического или психологического характера, включая содержание задержанного или находящегося в заключении лица в условиях, которые лишают его, временно или постоянно, любого из его природных чувств, таких как зрение, слух, пространственная или временная ориентация».

Хотя как пытки, так и жестокое обращение, запрещаются в явном виде, различие между ними имеет определенные юридические последствия. Например, в соответствии с Конвенцией против пы­ток государство обязано применять закон в случае пыток и либо преследовать в судебном порядке, либо выдать лиц, подозреваемых в совершении таких действий. В то же время Конвенция не обязы­вает государства совершать такие же шаги в отношении тех, чьи действия являются «бесчеловечны­ми или унижающими достоинство». В общем можно сказать, что имеется некая градация по признаку серьезности, в начале которой находятся пытки, а в конце — унижающие достоинство обращение и наказание. При этом все эти действия незаконны и нарушают международные юридические и поли­тические обязательства, исходя из чего в уголовном законодательстве Республики Казахстан крими­нализированы лишь «пытки», а ответственность за «бесчеловечное или унижающее достоинство обращение и наказание» не предусмотрена, что, на наш взгляд, является пробелом. Полагаем, что целесообразно криминализировать «бесчеловечное и унижающее достоинство обращение и наказа­ние» и внести соответствующие изменения и дополнения в УК РК.

Различия между ст. 347-1 УК РК и Конвенцией ООН против пыток в части субъекта преступле­ния, на наш взгляд, представляются допустимыми исходя из рецепции международной нормы в уго­ловное законодательство. Субъектами преступления по ст. 347-1 УК РК, как было отмечено выше, являются следователь, лицо, осуществляющее дознание, или иное должностное лицо. В Конвенции субъектами преступления определены государственное должностное лицо или иное лицо, высту­пающее в официальном качестве.

В соответствии с нормативным постановлением Верховного Суда Республики Казахстан «О применении норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства по вопросам соблю­дения личной свободы и неприкосновенности достоинства человека, противодействия пыткам, наси­лию, другим жестоким или унижающим человеческое достоинство видам обращения и наказания» от 28 декабря 2009 г. к иным должностным лицам, указанным в ст. 347-1 УК, следует относить не толь­ко должностных лиц органов уголовного преследования, но и должностных лиц других органов и организаций, перечисленных в п. 3 примечания к ст. 307 УК [8].

Согласно примечанию 3 к ст. 307 УК РК должностными лицами признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, а также в Вооруженных Силах Респуб­лики Казахстан, других войсках и воинских формированиях Республики Казахстан.

Понятие «представитель власти» законодательно закреплено в примечании 1 к ст. 320 УК РК, согласно которому таковым признается должностное лицо государственного органа, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находя­щихся от него в служебной зависимости. Это могут быть депутаты Парламента и местных представи­тельных органов, члены Правительства, акимы, прокуроры, судьи, следователи, работники правоох­ранительных и фискальных органов и др.

К уголовной ответственности за соучастие в преступлении «пытки» привлекаются не только те должностные лица, которые причинили физические и психические страдания, но и организаторы, подстрекатели и пособники пыток, которые не являются должностными лицами — должностное ли­цо, с ведома или молчаливого согласия которого, а также его попустительства либо заранее обещан­ного укрывательства были совершены пытки исполнителем, находящимся в подчинении должност­ного лица, признается пособником преступления. Во всех этих случаях лица несут ответственность за соучастие в пытках и их действия квалифицируются по ст. 347-1 УК с применением ст. 28 УК. Такое положение соответствует ст. 1 Конвенции, согласно которой за применение пыток, кроме исполните­ля, ответственности подлежит также лицо, которое подстрекало пытки или пытки применялись с его ведома или молчаливого согласия.

Правоприменительная практика и правильная квалификация пытки связаны с ее отличием от других составов преступлений. К преступлениям, содержащим отдельные элементы пытки, можно отнести: «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» (ст. 103); «Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью» (ст. 104); «Умышленное причинение легкого вреда здоровью» (ст. 105); «Истязание» (ст. 107), часть вторая которой содержит квалифицирующий признак «с применением пытки». Конвенция ООН против пыток в число мотивов совершения преступления включила дискриминацию любого характера. Данный мотив присутствует в ст. 347-1 УК РК. В то же время аналогичный квалифицирующий признак закреплен в п. е) ч. 2 ст. 107 УК РК.

Особо следует отметить ст. 347 УК РК «Принуждение к даче показаний», в которой уголовно наказуемым признается принуждение подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля к даче показаний либо эксперта к даче заключения путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий со стороны следователя или лица, производящего дознание.

Согласно нормативному постановлению Верховного Суда Республики Казахстан «О примене­нии норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства по вопросам соблюдения личной свободы и неприкосновенности достоинства человека, противодействия пыткам, насилию, другим жестоким или унижающим человеческое достоинство видам обращения и наказания» 2009 г. при отграничении пытки от умышленного причинения вреда здоровью (ст.ст. 103, 104 и 105 УК РК) следует учитывать, что причинение физических и психических страданий указанными деяниями не может квалифицироваться как пытка, если не будет установлено, что она совершена следователем, дознавателем или иным должностным лицом для достижения целей, указанных в части первой ст. 347-1 УК РК. Если в результате пытки здоровью потерпевшего умышленно причинен легкий, средней тяжести или тяжкий вред, либо смерть по неосторожности, то такие действия полностью ох­ватываются соответствующей частью ст. 347-1 УК РК и дополнительной квалификации по ст.ст. 101, 103, 104, 105 УК не подлежат. Доведение до самоубийства в результате совершения пыток надлежит квалифицировать по совокупности соответствующей части ст. 347-1 и ст. 102 УК РК. Причинение тяжкого вреда здоровью при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, не является пыткой и квалифицируется по ст. 110 УК РК.

Зачастую незаконные действия должностных лиц, связанные с применением пыток, квалифици­руются по ст. 308 УК РК «Превышение власти или должностных полномочий». Деяние предусматри­вает в качестве обязательного признака наступление существенных нарушений прав и законных ин­тересов граждан, а в пунктах а) и б) части 4 данной статьи указаны квалифицирующие признаки: применение насилия или угрозы его применения, использования оружия или специальных средств.

Сказанное выше обусловливает низкую правоприменительную практику в области борьбы с пытками. Анализ следственной практики свидетельствует о том, что ст. 347-1 УК РК практически не работает. Согласно статистическим данным в 2009 г. по ст. 347-1 УК РК «Пытки» в отношении со­трудников органов внутренних дел возбуждено два уголовных дела. За указанный период по ст. 347-1 УК РК за применение пыток осужден один сотрудник полиции.

Так, приговором суда № 2 г. Семей ВКО от 21 мая 2009 г. Ж., преданный суду по ст. 308 ч.4 п «а» УК РК, признан виновным и осужден по ст. 347-1 ч. 1 УК РК к двум годам лишения свобо­ды в исправительной колонии общего режима.

Судом установлено, что 05 января 2008 г. Ж., являясь оперуполномоченным отделения крими­нальной полиции Ауэзовского ОП УВД г. Семей, умышленно причинил потерпевшему

С.П.Айтебаеву физические и психические страдания с целью получения признательных показаний в совершении тайного похищения имущества потерпевшего А. Е. Азина.

Переквалифицируя действия Ж. с пункта «а» ч.4 ст. 308 УК РК на ч.1 ст. 347-1 УК РК, суд мо­тивировал свою позицию требованиями ч.3 ст. 12 УК РК, согласно которой, если одно и то же деяние подпадает под признаки общей и специальной норм соответствующих статей Уголовного кодекса, то совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по статье Особенной части УК РК, содержащей специальную норму [7; 86].

В соответствии с установленным ч. 3 ст. 12 УК РК положением о конкуренции общей и специ­альной норм деяния, сопряженных с причинением потерпевшему физических и психических страда­ний, они квалифицируются по специальной норме — ст. 347-1 УК РК, если были совершены долж­ностным лицом для достижения указанных в данной статье целей. При этом дополнительной квали­фикации деяния по ст. 308 УК РК не требуется.

Исходя из анализа предложений, сделанных в официальных и альтернативных докладах о ситуа­ции с правами человека, а также в соответствии с рекомендациями Комитета ООН против пыток на­ми предлагается следующая редакция ст. 347-1 УК РК:

«1. Умышленное причинение сильной боли, физических и психических страданий, совершенное следователем, лицом, осуществляющим дознание, или иным должностным лицом, с целью получить от пытаемого или третьего лица сведения или признания, либо наказать его за действие, которое со­вершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо к иным действиям, противоречащим воле человека или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, — наказывается...

  1. То же деяние, совершенное:

а) группой лиц или группой лиц по предварительному сговору;

б) неоднократно;

в) с причинением средней тяжести вреда здоровью;

г) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, или несовершеннолетнего, — наказывается.

  1. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи:

а) повлекшие причинение тяжкого вреда здоровью;

б) совершенные с особой жестокостью, —наказываются...

  1. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, повлекшие по не­осторожности смерть потерпевшего, — наказываются .».

Примечания

  1. Не признаются пыткой сильная боль, физические или психические страдания, причиненные в результате законных действий должностных лиц.
  2. Сильная боль — это значительное и нестерпимое сенсорное и эмоциональное страдание, свя­занное с негативным физическим воздействием на организм человека.
  3. Физическое страдание — это физическая боль, страдание, мучение, испытываемые в результа­те негативного воздействия на организм человека, свидетельствующие о функциональных расстрой­ствах организма либо повлекшие отклонения от обычного состояния здоровья.
  4. Психическое страдание — это душевная боль, страдание, мучение, переживание, испытывае­мые в результате существующего или возможного воздействия на организм человека, как отражение в сознании объективной действительности.

В 2008 г. Республика Казахстан ратифицировала Дополнительный протокол к Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения и на­казания 2002 г., что позволило усилить превентивное направление борьбы с пытками и создать эф­фективную систему борьбы с ними. Это должно явиться предпосылкой выработки официальной по­зиции государства к определению правового статуса решений Комитета против пыток. В процессе дальнейшей имплементации Конвенции ООН против пыток должен учитываться статус этих реше­ний как актов официального международного толкования норм Конвенции, причем как в отношении Республики Казахстан, так и в отношении других государств. В этой связи целесообразно провести имплементацию решений Комитета против пыток посредством издания специального нормативного правового акта, а также специального нормативного Постановления Верховного Суда Республики Казахстан.

Признание юрисдикции Комитета против пыток позволяет человеку в случае, если исчерпаны внутригосударственные механизмы защиты обращаться в Комитет с индивидуальной жалобой. Од­нако в Казахстане отсутствуют конституционные и законодательные гарантии права человека обра­щаться в международные правозащитные органы и организации. Так, к примеру, в Конституции РФ такая гарантия закреплена в ст. 46, согласно которой «каждый вправе в соответствии с международ­ными договорами Российской Федерации обращаться в международные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защи­ты». Предлагаем установить конституционные гарантии права человека на обращение в международ­ные органы по защите прав человека и дополнить ст. 13 Конституции Республики Казахстан соот­ветствующей нормой.

 

Список литературы

  1. 1         Всеобщая декларация прав человека (принята и провозглашена Генеральной Ассамблеей ООН от 10 декабря 1948 г.) // un.org
  2. 2         Международный пакт о гражданских и политических правах (принят резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1966 г.) // un.org
  3. 3        Конституция Республики Казахстан (принята на Республиканском референдуме 30 августа 1995 г.) (с изменениями и дополнениями от 21.05.2007 г.) — Алматы: Жеті жаргы, 2009.
  4. 4         Национальный план действий в области прав человека в Республике Казахстан на 2009-2012 годы. — Астана: КАЗИНФОРМ, 2009. — 135 с.
  5. 5         Уголовный кодекс Республики Казахстан от 16.07.1997 № 167-I (с изменениями и дополнениями) // minjust.kz
  6. 6         Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания // un.org
  7. 7         Доклад о ситуации с правами человека в Республике Казахстан в 2009 году. — Астана: КАЗИНФОРМ, 2010. — 129 с.
  8. 8         О применении норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства по вопросам соблюдения личной сво­боды и неприкосновенности достоинства человека, противодействия пыткам, насилию, другим жестоким или унижающим
  9. человеческое достоинство видам обращения и наказания (Нормативное постановление Верховного Суда Республики Казах­стан от 28 декабря 2009 года № 7) // Казахстанская правда. — 2010. — 19 янв. — № 11 (26072).
  10. 9         Ожегов С.И. Словарь русского языка. — М.: Оникс, 2005. — 1200 с.
  11. 10        wikipedia.org/wiki/
  12. 11      Конституция Российской Федерации (принята на Всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) (с поправками) // constitution.ru
Фамилия автора: Н.В. Сидорова
Год: 2011
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика