Система транспортных договоров по законодательству Республики Казахстан

В юридической литературе понятие транспортного договора, его место в системе гражданско- правовых договоров определяются по-разному: как синонимы употребляются термины «транспортные договоры» и «транспортные обязательства». Существуют три основные точки зрения на систему транспортных договоров.

Транспортные обязательства — понятие собирательное, включающее разнотипные обязатель­ства с одним непременным элементом — услугой, суть которой — деятельность по перемещению грузов и людей в пространстве. «Транспортное обязательство» исследуется как гражданское правоотношение, в основании которого лежит договор.

Транспортные обязательства, хотя и являются разновидностью гражданско-правовых, в целом как таковые не образуют обособленного, единого обязательственного типа, а представляют собой совокупность обязательств, охватывающих самостоятельные договорные типы и их разновидности[1; 29].

Эта концепция имеет широкое распространение и в учебной [2, 3], и в научной литературе [4]. Г.П.Савичев определяет транспортное обязательство как «обязательство, в силу которого одно лицо —     перевозчик (эксплуатант) обязуется совершить в пользу другого лица — грузоотправителя, грузополучателя, пассажира, владельца багажа или грузобагажа — определенные юридические или фактические действия по оказанию транспортных услуг, связанных с перевозкой, а другое лицо — оплатить оказанные услуги в размере, установленном законодательством или соглашением сторон» [2; 30]. Исходя из данного определения понятие «транспортные обязательства» охватывает возмездные договоры по оказанию транспортных услуг, связанных с перевозкой. К сожалению, определение не охватывает предмет и содержание комплекса договоров об оказании транспортных услуг, например, охвачены не все субъекты, оказывающие транспортные услуги, ограничивается лишь услугами, связанными с перевозкой. В настоящее время весь комплекс транспортных услуг осуществляется транспортными экспедиторами, а также морскими агентами, которые могут осуществлять и юридические и фактические действия. На рынке транспортных услуг заключаются и иные договоры, не связанные с перевозкой, например, договор морского агентирования, морского посредничества, договор о спасании, договор на выполнение авиационных работ и т.д. Таким образом, транспортное обязательство не может отождествляться с перевозочным.

Аналогичное определение дается Д.А. Медведевым, В.Т.Смирновым: «Транспортными называются обязательства по перевозке грузов, пассажиров и багажа, а также иные обязательства по оказанию транспортных услуг, связанных с перевозкой, либо направленные на перемещение грузов иным способом» [3; 374].

А.И.Хаснутдинов, поддерживая и развивая теорию транспортного обязательства, отметил, что подобно тому, как купля-продажа, поставка, контрактация сводятся в группу обязательств, опосре­дующих переход имущества в собственность, все обязательства об оказании транспортных услуг мо­гут быть сгруппированы по единому для них сущностному экономическому признаку — специфиче­ской услуге по перемещению в пространстве. По этому признаку в разряд транспортных должны быть отнесены все обязательства, опосредующие транспортную деятельность в любом ее виде, не­смотря на различия их конкретных экономических и юридических признаков [5; 35].

Более широкое понятие транспортного обязательства дает А.Н.Романович, определив его как гражданское правоотношение, одной из сторон которого является транспортная организация и кото­рое складывается по поводу использования перевозочных средств и путей сообщения и выражает ос­новную деятельность транспорта по перемещению либо деятельность, непосредственно обеспечи­вающую ее осуществление [1; 29]. Далее автор справедливо отмечает, что система обязательств — это нечто большее, чем обычная классификация, ибо она должна строиться с учетом и такого важно­го фактора, как взваимосвязь ее звеньев.

Сторонники подобной точки зрения исходят из того, что транспортные обязательства делятся на основные (перевозочные) и вспомогательные по отношению к перевозке. Ядро системы транспорт­ных обязательств образуют обязательства перевозки. Вспомогательные обязательства призваны со­действовать исполнению основных обязательств и характеризуются тесной привязкой к последним, по отношению к которым выполняют служебную роль, имеют вспомогательное значение.

Перевозочные обязательства состоят из обязательства перевозки и обязательства буксировки. Вспомогательные обязательства включают следующие обязательства: 1) организационные длитель­ные (узловые соглашения, договоры о централизованном вывозе (завозе) грузов); 2) экспедиционные (договор транспортной экспедиции, договор о погрузочно-разгрузочных работах, договор о центра­лизованных расчетах за перевозки); 3) транспортные (договоры на подачу и уборку вагонов, на экс­плуатацию железнодорожных подъездных путей, контрагентский договор, договор железнодорожно­го обслуживания); 4) арендные (аренда складов и грузовых площадок в пределах территории транс­портных организаций, аренда вагонов и другого подвижного состава и др.) [4; 5].

В юридической литературе существует мнение о том, что понятие «транспортное обязательство» является собирательным и в некоторой степени условным. Оно объединяет в себе как частно­правовые, так и публично-правовые начала [6; 11].

В гражданском праве договоры перевозки регулируют обширную и самостоятельную группу отношений, поэтому их выделяют в отдельную группу договоров, связанных с перевозкой. Так, некоторые авторы включают в эту группу перевозку с ее подвидами и называют их системой догово­ров перевозки [7; 8]. Они исходили из системы договоров, регулирующих перевозку, предусмотрен­ных главой под названием «Перевозка» Гражданского кодекса (далее ГК). Например,

В.В.Витрянский отметил, что отношения по перевозкам грузов сегодня регулируются системой дого­воров, служащих основанием возникновения соответствующих гражданско-правовых обязательств по перевозкам грузов. Далее он пишет: «Все названные в ГК договоры, конечно же, отличаются друг от друга по самым различным признакам: правовому значению, субъектному составу, предмету вы­текающих из них обязательств и т.д., но их объединяет то, что все они, в конечном счете, предназна­чены для регулирования правоотношений, возникающих в процессе перевозки грузов, пассажиров и багажа. Представляется, что теперь речь должна идти о системе договоров, опосредующих перевоз­ки грузов, пассажиров и багажа» [7; 254].

По мнению Г.И.Тулеугалиева, эти договоры (предусмотренные в главе 34 ГК РК) имеют свою специфику, касающуюся правового положения, субъектного состава, по характеристике прав и обя­занностей и по другим признакам, но у них общая цель — регламентация перевозок. Таким образом, ГК предусматривает целую систему договоров, опосредующих перевозочные отношения [8; 166].

На наш взгляд, транспортные договоры приводят не только к возникновению перевозочных обя­зательств, поскольку оказание транспортных услуг не ограничивается только перевозкой. На практи­ке также заключаются возмездные договоры об обеспечении перевозки (например, договор транс­портной экспедиции, договор об организации перевозок, договор буксировки, договоры на эксплуа­тацию железнодорожных подъездных путей и на подачу и уборку вагонов) и иные договоры об ока­зании возмездных услуг, связанных с транспортной деятельностью (договор об оказании лоцманских услуг, договор о спасании, договор на выполнение авиационных работ и т.п.).

В научной литературе установилась концепция о системе транспортных договоров. В обяза­тельствах по оказанию услуг обычно обособляются в отдельную группу те, которые направлены на предоставление транспортных услуг. Однако, к сожалению, в гражданско-правовой науке сложилось ошибочное понятие «транспортные договоры», под которым понимаются гражданско-правовые дого­воры, применяемые в сфере транспортной деятельности с участием транспортных организаций. По мнению В.В.Витрянского, понятием «транспортные договоры» охватываются различные типы дого­ворных обязательств: перевозка, транспортная экспедиция, буксировка, аренда (фрахтование на вре­мя) транспортных средств, строительного подряда (строительство железнодорожных подъездных пу­тей) и т.п. Совершенно правильно рассуждает В.В.Витрянский, когда пишет о том, что такой подход страдает рядом недостатков. По мнению автора, традиционно понимаемая категория транспортных договоров, включающая в себя различные типы договорных обязательств, не вписывается в систему гражданско-правовых договоров, а единственный объединяющий их признак — участие в указанных договорах транспортных организаций — никак не может служить критерием для выделения соответ­ствующей классификационной группы договоров [9; 63].

С.Ю.Морозов определяет транспортные договоры как «соглашения сторон, согласно которым одна сторона обязуется оказать услуги, направленные на обеспечение или осуществление транспор­тировки материальных объектов из одного пункта в другой, а другая сторона обязуется уплатить за оказанные услуги установленную плату» [6; 12].

В качестве критериев, позволяющих выделить транспортные договоры из системы договорных обязательств, направленных на возмездное оказание услуг, С.Ю.Морозов называет: субъектный со­став договорного правоотношения и направленность транспортных договорных обязательств. В каче­стве субъектов транспортных договоров должны рассматриваться перевозчики, фрахтователи, грузо­отправители (грузополучатели), пассажиры. Все транспортные договоры направлены на перемещение пассажиров или материальных объектов в пространстве либо на обеспечение этого перемещения. Та­кое перемещение должно обладать двумя обязательными признаками: производиться с помощью транспортных средств; осуществляться на возмездной основе [6; 13].

Позиция автора, с нашей точки зрения, не лишена недостатков. В качестве субъектов транспорт­ных договоров, помимо вышеперечисленных субъектов, могут быть экспедиторы, операторы сме­шанной перевозки, агенты, лоцманы.

Транспортная услуга представляет две составляющие — транслокацию, т.е. перемещение с од­ного места на другое, и транспортно-экспедиционное обслуживание. Исходя из этого транспортная услуга делится на следующие части: стивидорная, т.е. осуществление погрузочно-разгрузочных опе­раций; тальманскаяя — продажа услуг, счета грузов; складская — торговля услугами хранения грузов и реализация других вспомогательных сопутствующих услуг (например, тара и упаковка, сортировка грузов и т.д.) [8; 160].

А.Н.Романович выделяет четыре основных признака, присущих транспортным правоотношени­ям: одной из сторон этих правоотношений всегда выступает транспортная организация; они склады­ваются по поводу эксплуатации транспортных средств и путей сообщения; предметом их является деятельность по оказанию услуг; они выражают отношения, направленные на выполнение основной транспортной функции или непосредственно содействующие ее осуществлению. Первые три призна­ка характеризуются автором как общие, поскольку могут быть свойственны не только транспортным, но и иным правоотношениям с участием органов транспорта, а четвертый — как специальный, ибо он присущ исключительно транспортному правоотношению [1; 21]. Тем самым автор называет призна­ки, характеризующие транспортные договоры. Также можно добавить следующие признаки, характе­ризующие транспортные договоры: осуществление возмездного перемещения с помощью транспорт­ных средств грузов, багажа, пассажиров; оказание услуг по обеспечению перевозки; в качестве сто­роны договора, оказывающей транспортные услуги, могут быть перевозчик, оператор смешанной пе­ревозки, фрахтовщик, экспедитор, агент, лоцман и т.д.

Мы являемся сторонниками теории системы транспортных договоров. На наш взгляд, система транспортных договоров представляет собой институт гражданского права, являясь при этом также институтом транспортного права. В отношении определения места транспортных договоров в систе­ме гражданского права следует отметить, что они по классификации гражданско-правовых догово­ров, которые сложились в доктрине гражданского права, относятся к группе договоров об оказании транспортных услуг. Таким образом, транспортный договор является институтом транспортного пра­ва, в то же время он является и институтом гражданского права.

Сказанное позволяет выработать определение понятия транспортного договора: транспортный договор — это соглашение сторон, согласно которому одна сторона (исполнитель) обязуется оказать транспортные услуги по перемещению с помощью транспортных средств грузов, багажа, пассажиров либо по обеспечению этого перемещения, по эксплуатации транспортных средств и путей сообще­ния, а другая (заказчик, клиент) — уплатить за оказанные услуги установленную плату.

Понятие транспортного договора, его место в системе права определяются в зависимости от взгляда на место транспортного права в системе права. В юридической литературе существуют разные точки зрения о месте транспортного права в системе права. Они во многом противоречат друг другу: транспортное право — самостоятельная отрасль права; отдельные институты (железнодорожное право, морское право, воздушное право) транспортного права — самостоятельная отрасль права; составная часть предпринимательского права; комплексная отрасль права; институт гражданского права; коплексная отрасль законодательства; обособленное строение; многофункциональное интеграционное комплексное межотраслевое нормативное образование.

Проведенный на основании концептуальных положений теории государства и права анализ различных взглядов позволяет определить ошибочность мнений, во-первых, признающих в целом транспортное право, во-вторых, его отдельные институты — воздушное [10; 211], морское [11; 6] и железнодорожное право [12; 9] — самостоятельными отраслями права, поскольку, как нам известно, в качестве критерия разделения права на отрасли выступают предмет и методы правового регулирования [13; 173].

Ученые-теоретики права признают возможность наличия в структуре права вторичных, ком­плексных образований. С.С.Алексеев высказался за удвоение структуры права, которая представляет собой своеобразное сочетание основных (первичных) и комплексных (вторичных) отраслей права. Он считает, что использование категории комплексной отрасли права «позволяет осветить механизм воздействия на систему права субъективного фактора, развития законодательства» [14; 142].

«Если формирование основной отрасли идет от юридического начала — метода, то комплексной —   от социального начала, то есть предмета. Предмет комплексной отрасли юридически разнороден, но он целостен, представляет собой определенную социальную систему. Предмет же основной отрас­ли однороден юридически, но «сплошного», единого образования не составляет: регулируемые ос­новной отраслью участки как бы «разбросаны» по всему полю общественной деятельности, а «соби­раются» они в предмет лишь по признаку метода. В этом легко убедиться, если рассмотреть предме­ты гражданского и административного права как основных отраслей. Таким образом, «свои» предме­ты у комплексных отраслей имеются» [15; 26].

Транспортное право по своей правовой природе регулирует различные общественные отношения: имущественные, государственное управление, налоговые, земельные и т.п. Например, регулирование отношений по государственному управлению осуществляется с помощью применения метода власти и подчинения, принуждения и запрета. Данный метод применяется для урегулирования административных, земельных, налоговых, финансовых отношений, составляющих предмет транспортного права. Имущественные отношения, входящие в предмет транспортного права, регулируются с применением метода равноправия сторон.

Считаем ошибочным признание транспортного права институтом гражданского права, поскольку оно не ограничивается урегулированием гражданско-правовых отношений. Особенность предмета транспортного права заключается в том, что оно сочетает в себе властно-организационные отношения, регулируемые административным правом, и имущественные отношения, регулируемые гражданским правом. Так как транспортное право образуют нормы различных отраслей права, то невозможно полагать наличие самостоятельной отрасли права.

Российский ученый В.С.Белых рассматривает транспортное право (равно как и банковское, инвестиционное, корпоративное, страховое и др.) в качестве составной части предпринимательского права. Далее отмечает, что «предпринимательское право — это гиперкомплексная отрасль права, состоящая из отдельных структурных образований, таких как банковское, биржевое право и др.» [16; 12, 13]. Но мы считаем, что такое мнение является спорным в науке, поскольку в настоящее

 

время вопрос о месте предпринимательского права в системе права является спорным. В юридической науке преобладают позиции, рассматривающие предпринимательское право с двух сторон: в узком смысле как часть гражданского права и в широком как комплексную отрасль права, соединяющую нормы различных отраслей права [17; 26].

Казахстанские ученые-цивилисты признают существование комплексных отраслей права. С.П.Мороз полагает, что именно «единство предмета правового регулирования позволяет говорить о появлении той или иной комплексной отрасли права, конечно, это единство другого рода и свойства, чем у основной отрасли (самостоятельной) права, но оно есть, и с этим необходимо считаться» [18; 121-123].

В юридической литературе транспортное право часто рассматривается как комплексная отрасль права. Например, В.А.Егиазаров считает, что транспортное право и (тем более) его части не являются самостоятельными отраслями права. Транспортное право представляет собой комплексную отрасль права. Оно регулирует разные по характеру отношения, которые возникают в процессе взаимоотно­шений транспортных предприятий с клиентурой, когда такие отношения нуждаются в специальном правовом регулировании из-за их особенностей [19; 8].

Таким образом, транспортное право является комплексной отраслью права, объединяющей частные и публичные нормы права, правовые институты. Наряду с основными отраслями права транспортное право занимает особое место в системе права. Это совокупность правовых норм, регулирующих общественные отношения, которые возникают в связи с организацией и управлением транспортной деятельности, оказанием транспортных услуг.

Нормы транспортного права формируются в составе специальных транспортных законодательств и входят в состав источников основных отраслей права. Транспортное законодательство — совокупность нормативно-правовых актов, содержащих нормы, регулирующие транспортные отношения. Предмет транспортного права составляют общественные отношения, воз­никающие в связи с транспортной деятельностью. Их называют транспортными правоотношениями.

Транспортное право по своей правовой природе регулирует различные общественные отноше­ния: имущественные, государственно-властные и управленческие, трудовые, земельные отношения и др. Для регулирования каждого общественного отношения используется свой специфический ме­тод. Поэтому в транспортном праве применяются методы власти и подчинения, запрета (методы ре­гулирования публичных правоотношений) и равноправия сторон (методы регулирования частных, имущественных правоотношений).

Система транспортного права состоит из общей и особенной частей. В комплексном транспортном праве возможно достичь правового регулирования деятельности различных видов транспорта, которые входят в целостную транспортную систему, путем объединения норм различных отраслей права. Отношения, возникающие в связи с транспортной деятельностью, регулируются общими нормами права для всех видов транспорта, например: государственное регулирование транспортной системы; право собственности на транспортное средство; основные правила транспортной деятельности; тарифы; осуществление перевозочной деятельности; транспортные договоры; ответственность за невыполнение транспортных обязательств; предъявление претензий и иска. Безопасность на транспорте и экологические требования и т.д. образуют общую часть транспортного права. В особенной части транспортного права сгруппированы правовые нормы, регулирующие отношения, возникающие по каждому виду транспорта с учетом особенностей, а именно: транспортные средства; сертификация: транспортные организации; лицензирование перевозки пассажиров и опасных грузов; транспортные документы; грузовые документы; экипаж судна; поисковые и спасательные работы и др.

Исходя из изложенного выше следует, что транспортный договор — это гражданско-правовой договор, который является институтом комплексной отрасли транспортного права. Если рассматривать предпринимательскую деятельность как разновидность гражданско-правовой деятель­ности, то оказание транспортной услуги является разновидностью предпринимательской деятельности, тем более, что стороной, оказывающей возмездную транспортную услугу, всегда будет предприниматель. Поэтому транспортный договор является одним из видов предпринимательского договора.

Транспортные договоры можно распределить на несколько групп. Первая группа состоит из до­говора перевозки; вторая — из организационных договоров (договоры об организации перевозки, узловые соглашения, договоры на централизованный завоз (вывоз) грузов); к третьей группе отно­сится договор транспортной экспедиции; четвертая группа включает договоры об оказании возмезд­ных транспортных услуг или договоры об оказании иных услуг в сфере транспорта (договоры на по­дачу и уборку вагонов, на эксплуатацию железнодорожных подъездных путей; договор буксировки; договор об оказании лоцманских услуг; договор морского агентирования; договор морского посред­ничества; договор об аэронавигационном обслуживании; договор о спасании и т.д.).

В главе 34 ГК РК предусмотрены виды договоров, регулирующих перевозку (договор перевозки грузов; договор перевозки пассажира и багажа; договор перевозки транспортом общего пользования; договор прямого смешанного сообщения; договор фрахтования (чартера); договоры об организации перевозок; договоры между транспортными организациями (узловые соглашения, договоры на цен­трализованный завоз (вывоз) грузов). Если учитывать вид транспорта, которым осуществляется пере­возка, то, соответственно, расширяется система транспортных договоров.

Основная часть транспортных договорных отношений регулируется специальными транспортными законами. Что же касается кодифицированных гражданско-правовых актов (ГК РК), то они включают в себя лишь отдельные принципиальные положения, определяющие систему право­вого регулирования перевозок грузов, пассажиров и багажа, а в остальном отсылают к транспортным законам.

References

1      Romanovich A.N. Transport law relationship. — Minsk: Publishing House «University», 1984. — 126 p.

2      Savichev G.P. Chapter 44. Transportation and expedition obligation // Civil law: In 2 volumes. Volume II. Polutov 2: Text­book / Ed. Professor. E.A.Sukhanov. — Moscow: Publishing House Bek, 2000. — P. 35-81.

3     Medvedev D.A., Smirnov V.T. Civil Law. Textbook. Part II / Ed. A.P.Sergeev, Ju.K.Tolstoy. — Moscow: Prospect, 1998. — P. 373-419.

4       Tyutrina N. Transport obligations: Abstract of candidate juridical sciences. — Moscow, 2005. — 28 p.

5      Hasnutdinov A.I. Concept of transport contract // Law. — 1990. — № 3. — P. 34-42.

6      Morozov S.Y. Transport Law. Textbook. — Moscow: Publishing House of Wolters Kluwer, 2010. — 320 p.

7      BraginskyiM.I., Vitryanskyi V.V. Contract law. Book Four: The contracts of trasportation, towing, transport expedition and other services in the field of transport. — Moscow: The Statute, 2007. — 910 p.

8      Tuleugaliev G.I. Selected Articles on Transport Law / Comp. M.K.Suleymenov. — Almaty: KazSJU SRI of Private Law, 2003. — 506 p.

9       Vitryansky V.V. Some results of the codification of the law on civil-law contract // Codification of Russian private law / Ed. D.A.Medvedev — Moscow: Publishing House of the Statute, 2008. — Р. 47-72.

10  Baranov P.I. Questions Air Rights: Proceedings of the air law section of the Specaviachem of the Soviet Union and Specaviachem of RSFSR. Ed. P. I. Baranov and others. Vol. 2. — Moscow: State Publishing House, 1930. — 223 p.

11   Zhudro A.K. Legal regulation of Soviet maritime transport operation: Abstract of candidate juridical sciences. — M., 1953. 15 p.

12   Mishina N. V. Railway Law as a sub-sector of transport law: problem // Transport Law. — 2008. — № 2. — P. 6-9.

13   General Theory of Law and the State: Textbook / Ed. V.V.Lazarev. — Moscow: Yurist, 1996. — 472 p.

14   Yavich L.S., Alekseev S.S. Problems of the law theory. A course of lectures in two volumes. — Sverdlovsk: Publishing House of SSU, 1972. — 396 p.

15   Protasov V.N. Theory of Law and State. Problems in the Theory of Law and State: Questions and Answers. — Moscow: New Lawyer, 1999. — 240 p.

16   Belych V.S. Transport legislation of Russia and foreign countries, EU, SCO, EurAsEC (comparative legal analysis): Educ- practical. manual / Ed. V.A.Bublick. — Moscow: Prospect, 2009. — 152 p.

17   Suleymenov M.K. Civil law in the system of law // Civil Law in the system of law: Proceedings of the Inter. scientific- practical. conference. (Within the annual civilized readings) / Ed. M.K.Suleymenov. — Almaty: KazSJU SRI of Private Law, 2007. — Р. 8-28.

18   Moroz S.P. Investment law in the system of law // Civil Law in the system of Law: Proceedings of the Inter. scientific- practical conference (Within the annual civilized readings) / Ed. M.K.Suleymenov. — Almaty: KazSJU SRI of Private Law, 2007. — Р. 121-123.

19   Egiazarov V.A. Transport Law. The textbook for high schools — Moscow: Yustitsinform, 2005. — 544 p.

Фамилия автора: Г.А.Ильясова
Год: 2012
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика