Деонтология журналистики: к истории вопроса

Мир переживает переход от индустриального общества к информационному. Постоянный при­ток разнообразной информации становится важнейшим условием нормальной жизнедеятельности человека. В ситуации социального, политического, идеологического, научного плюрализма систем вопросы деонтологии оказались актуальными.

Понятие «журналистская деонтология» в научную среду еще только проникает, а среди практи­ческих журналистов и вовсе не употребляется. Между тем проблемы, которые она призвана изучать, а со временем и помогать в их решении, давно волнуют общественность.

Поскольку журналистика — профессия настолько же древняя, как и само человечество, можно предположить, что истоки ее деонтологии, как предметно-содержательного понятия, возникли как некий свод знаний о должном поведении создателя текста в глубокой древности.

В эпоху первоначального целостного видения мира, в чем можно убедиться, внимательно изучив системы знаний древности, представления о должных нормах поведения были нерасчлененными. Ученые обозначают это как своеобразный первоначальный синкретический энциклопедизм, т.е. «слитная, нерасчлененная в своем исходном, первоначальном состоянии всесторонняя образован­ность, глубокая осведомленность в различных областях знания» [1; 718]. Более того, специалисты находят, что на Востоке и в Древней Греции первоначально были едины и философия, и этика, и пра­во, а вместе они давали людям целый комплекс практических наставлений. Впоследствии, по естест­венным законам, единое знание науки «распалось» на ряд самостоятельных отраслей.

Если проводить параллели, то можно констатировать, что о поисках, размышлениях, возможно, спорах ученых многих стран и народов свидетельствуют, в частности, вавилонские, египетские, ин­дийские, китайские, арабские, русские и другие памятники старины. Они содержат важные мысли и высказывания о многих качествах, необходимых специалисту. Но только мыслитель и врач Гиппо­крат (ок. 460 — ок. 370 г. до н.э.) в своей знаменитой «Клятве», сохраняющей актуальность и в на­стоящее время, впервые сформулировал морально-этические и нравственные нормы профессии вра­ча. Конечно, исторические и социальные условия, классовые и государственные интересы сменяв­шихся эпох, многократно трансформировали «Клятву Гиппократа». Однако и сегодня текст читается и воспринимается как вполне современный, полный поразительной нравственной силы документ.

Впервые термин «деонтология» (от греч. deontos должное и logos — учение) появился в вышед­шей в 1834 г. книге английского философа, юриста, родоначальника утилитаризма Джереми (Иеремия) Бентама «Deontology or the science of morality», что в прямом переводе означает «Деонтология, или наука о морали». И.Бентам употреблял его для обозначения учения о нравственности в целом. Хотя ряд исследователей считает возможным перевести термин «morality» и как «принципы поведе­ния». Позже деонтологию стали отличать от аксиологии — учения о моральных ценностях.

В этой работе и в другой, вышедшей ранее, в 1789 г. — «Введение в основания нравственности и законодательства» Бентам обосновал важность индивидуальных и общественных интересов в целях достижения всеобщего согласия и утверждения добродетели, сочетания пользы с удовольствием: «Под деонтологией в самом широком смысле слов понимается тот вид искусства и науки, который направлен на совершение во всех случаях правильных действий и того, что должно быть сделано»[2; 203].

Профессиональная направленность концепции Бентама смогла придать моральный аспект про­фессиям, так или иначе связанным с коммуникативной ситуацией. В этом заключается непреходящая ценность идеи и новаторство его учения.

В научной литературе конца XIX - начала XX вв. можно встретить узкое толкование понятия «деонтология»: как раздела этики, в котором рассматривались проблемы долга и вообще должного, т.е. всего того, что могло выражать требования нравственности в форме предписаний. Эта трактовка близка и некоторым современным ученым. Так, А.А.Князев также относит это понятие к сфере этики, где подвергаются анализу проблемы долга и ответственности, нравственные принципы поведения [3; 33].

«Однако понятие «деонтология» стало в этике не очень нужным. Не случайно оно почти исчезло из словаря специалистов по этике. Тем не менее идея особой науки под названием «деонтология» не умерла, продолжая «тайную «жизнь. «Инкубационный период» продолжался долгие десятилетия, и в конце концов «деонтология» обнаружилась как важный раздел наук, обращенных к различным сфе­рам социальной практики (от медицины до спорта)», — так описывает этапы становления этой моло­дой науки Е.П.Прохоров [4; 242].

Безусловно, внутренняя связь деонтологии с этикой сохранилась, независимо от того, о какой социальной сфере, о какой профессии бы ни шла речь. И это понятно, ибо долг, справедливость, со­весть и честь, представление о добре и зле, наконец, о счастье и смысле жизни — категории этиче­ские.

В начале пятидесятых годов прошлого века советский хирург-онколог академик Н.Н.Петров предложил ввести в медицинских вузах курс «деонтологии», в рамках которого рассматривались нормы отношений «врач-врач», «врач-больной», «врач-родственники больного» и т.д. Он же впервые ввел определение медицинской деонтологии. Ученый считал, что «деонтологические соображения должны пронизывать всю хирургическую работу, все ее отделы, как начертание букв, орфография и грамматика пронизывают всю литературную работу. Отсюда понятно — до какой степени важно, чтобы хирурги становились полноценными врачами, т.е. брали на себя заботы по лечению не только тела, но и души своих пациентов, посвящали бы им не только всю полноту своих знаний, но и свои лучшие душевные движения, и свои доброжелательные заботы» [5; 104].

В этот период начались оживленные дискуссии о предмете и структуре новой науки, стали появ­ляться научные исследования по вопросам медицинской деонтологии, которая понималась советски­ми медицинскими работниками как учение об ответственности, о высоком гуманном долге не только перед больными, но и перед всем народом. На вооружение было взято все лучшее, заслуживающее внимания, накопленное в мире в этой области знаний в прошлые десятилетия.

В сводном итоговом двухтомнике «Деонтология в медицине» ее предметная сфера характеризу­ется так: «Деонтология должна рассматриваться как наука о моральном, эстетическом и интеллекту­альном облике человека, посвятившего себя благородному делу — заботе о здоровье человека, о том, каковы должны быть взаимоотношения между медиками, больными и их родственниками, а также между коллегами в медицинском коллективе и целыми учреждениями, участвующими в борьбе за жизнь и здоровье людей» [6; 21].

Новое учение продолжало углубляться и расширяться на основе гуманизма и морали. В настоя­щее время медицинская деонтология наиболее разработана как самостоятельная наука.

Научные изыскания показали, что аналогичные вопросы рассматривались исследователями и по другим социально ориентированным отраслям. По уровню исследований «на втором месте» после медицины находится сегодня юридическая деонтология. Она определяется как «отрасль юридической науки, обобщающая (интегрирующая) систему знаний о мудрости общения и искусстве принятия правильных решений в юридической практике, то есть наука о поиске атмосферы достижения необходимого, истинного результата в общении юриста как с коллегами, так и с теми, кому предоставляет свои профессиональные услуги и кого должен обслуживать правовыми средствами в процессе реали­зации им своего правового статуса» [7, 8].

Российский ученый В.М.Кукушин сравнивает деонтологический кодекс национальной полиции Франции с законом о милиции, с критериями оценки полицейского в Нью-Йорке, где собственно эти­ческие нормы соседствуют с требованиями к внешнему виду, к коммуникативным умениям, интел­лектуальным качествам, а также способности к профессиональному общению и навыкам применять знания в конкретной ситуации и т. д. [8; 120].

Развивающееся учение тесно соприкасается и с социальной психологией, и с другими науками по социально ориентированным отраслям. Деонтологические концепции в области педагогики, пси­хологии недостаточно разработаны.

Характерно, что педагогическая деонтология рассматривается учеными как наука об «идеалах и ценностях воспитательной деятельности», «о должном, о требованиях, обязанностях, нормах и мак­симах в деятельности самих воспитателей как своеобразном отражении социальной необходимости, потребности общественного прогресса», о запретах, побуждениях, разрешениях в отношении воспи­тателя к своей деятельности, воспитуемому, другим воспитателям и воспитательным учреждениям к обществу. Некоторые авторы уравнивают педагогическую деонтологию и педагогическую этику, рассматривая ее как «нормативно-ценностную регуляцию» воспитательной деятельности и в то же время исключая из рассмотрения «организационно-технические нормы» [9; 4, 6, 10; 15].

Широкое употребление термина применительно к направлению деятельности находим и в посо­биях по управленческой этике, этике бизнеса, менеджмента и т.п.

Изучение методологических основ деонтологии как научной дисциплины позволяет предполо­жить, что в силу «молодости» научного направления, отсутствия комплексных целенаправленных теоретических исследований, определенной систематизации знаний, глубоких обоснований и практи­ческих наработок в полной мере она не сформировалась. Разные исследователи в разные годы выска­зывают неоднозначные мнения по вопросу о функциях, задачах, направлениях, категориях данного учения.

Проблемы науки как социальной целостности с точки зрения деонтологии освещены в литерату­ре мало. Понятие «деонтология науки» «деонтология научного творчества» в научно-философском обороте с относительно недавнего времени встречается в статьях И.И.Валишиной, которая предлага­ет проводить дальнейшую разработку и развивать концепцию деонтологии науки в соответствии с определенным стилем научного познания, т.е. в контексте определенной методологии. В этой связи наиболее важным и существенным в современный период является один из ключевых аспектов деон­тологии науки, рассматривающий меру ответственности ученых за результаты научной деятельности. В современном мире серьезные эксперименты уже не могут осуществляться только одним ученым, без привлечения специалистов других областей науки.

Принципы и нормы деонтологии имеют прямую связь с уровнем социально-экономического развития общества, с общественно-политическим строем государства, образом жизни, менталитетом народа, его национальными и религиозными традициями. Деонтология (и в узком, и в широком смысле этого понятия) в равной мере применима к любой профессиональной деятельности, которая связана с работой, людьми и не может быть вне морали.

Анализ показал, что в каждой специальной дисциплине можно увидеть две части: одна касается осведомленности, компетентности специалиста, необходимости изучать, хорошо знать основные по­ложения нормативных документов, касающихся его профессиональной деятельности и регламенти­рующих его поведение как специалиста; другая относится к моральным качествам профессионала.

В этом плане, на наш взгляд, деонтологию можно включить в список универсальных дисциплин, тесно связанных со смежными науками.

В то же время можно предположить, что интерес специалистов многих областей социальной практики к данному научному направлению долгие годы был невелик, о чем свидетельствует биб­лиографический список, включая и научные издания «дальнего зарубежья», который удалось соста­вить за долгие годы занятия интересующей нас проблемой.

На так называемом постсоветском пространстве изучением этой проблемы занимается и наибо­лее принципиально в последнее десятилетие ставит вопрос о необходимости основательной разра­ботки данного направления в журналистике российский ученый Е.П.Прохоров.

«Если предположить, — считает он, — что здоровье человека: и духовное, и даже физическое — может зависеть от публикации в СМИ, то, безусловно, важны исследования в области журналистской деонтологии. Хотя, на первый взгляд, деонтология рассматривается как часть этики, принципиально важно, что деонтологические нормы связываются с главным — выполнением долга перед читателями и обществом. На наш взгляд, пока недостаточно научных исследований в этом плане о молодой науке журналистике» [10; 28].

В ряде своих научных трудов он неоднократно подчеркивает отсутствие в настоящее время ка­ких бы то ни было серьезных исследований. Пока идет «сбор материала», «деонтология рассматрива­ется то в связи с одной из сфер нормотворчества и нормоприменения (или этики, или права и т.д.), то применительно ко всей совокупности норм (этика + право +...), то как область «на стыке» разных норм (в частности, этики и права) [10; 47].

С ним согласен и другой ученый — Е.А.Вагнер: «Этико-деонтологические аспекты пока осве­щены в литературе относительно мало и не имеют достаточно строгой регламентации» [6; 164].

В связи с этим, как считают и другие исследователи, настало время «сложить» все эти подходы и «записать» за деонтологией все, что связано с характеристикой «обязанностей» журналистов, «долж­ного поведения» работников СМИ.

В соответствии с этой позицией все исследования, которые так или иначе касаются проблемы сочетания личного и общественного в отечественной журналистике, включая вопросы профессио­нальной этики, могут быть отнесены к деонтологии.

Несмотря на появляющиеся научные статьи, свидетельствующие о небольших сдвигах в изуче­нии проблем, которые хоть как-то можно приблизить к теме журналистской деонтологии, другие российские исследователи, а также ученые стран так называемого «ближнего зарубежья» отмечают недостаточность теоретической разработки в этом, да и в целом ряде других актуальных вопросов журналистской науки.

Многие ученые, говоря о малоизученности и необходимости разработки данной проблемы, под­черкивают, что любые попытки, даже частичные, интуитивные, содержат крупицы знания. Эти зна­ния, безусловно, потребуют систематизации.

Высказывая свою точку зрения на проблему, Прохоров связывает сам термин применительно к журналистике, с общей проблемой долженствования, изучаемой молодой наукой деонтологией и предлагает использовать предельно широко: и применительно к самому «полю долженствований», и для обозначения «науки о системе долженствований», и для описания «совокупности норм», дейст­вующих в сфере СМИ, и для характеристики реального и должного характера осознания норм в про­фессиональной среде.

В то же время задача развития журналистики не может быть ограничена «технологическими ас­пектами» и правовыми нормами. Чрезвычайно актуальной сегодня является проблема формирования профессиональной культуры журналиста, воспитания чувства долга и ответственности профессиона­ла перед обществом и конкретным адресатом за результат своего труда.

Наш подход к рассмотрению проблемы заключается в том, что принципы долженствования, правовой, нравственной, а также речевой ответственности должны системно, в совокупности рас­сматриваться в аспекте деонтологии как идеальные регуляторы журналистской деятельности и одно из главных условий качества, эффективности и результативности журналистского произведения как продукта творчества.

Вопрос особенно актуален в настоящее время, когда журналистика становится отражением дис­гармонии социальных связей, нестабильности положения человека в мире.

Возможность осуществления этих принципов основывается не только на осознании журнали­стами своей роли в обществе, не только на повышении ими этической и правовой культуры, т. е. ин­терпретации прецедентов на грани норм законодательства и этики, но и на обеспечении наибольшего эффекта в достижении поставленных коммуникативных задач.

Чтобы журналистское произведение стало действенным и результативным, чрезвычайно важен высокий уровень культуры речи создателя медиатекста. При этом серьезные требования должны предъявляться как к содержательной стороне деятельности, так и к форме изложения материалов. Эффективность журналистского произведения может зависеть от умения правильно, ясно, точно, ло­гично выразить свои мысли, не только привлечь внимание, но и воздействовать на слушателей.

Причем речь журналиста — это своеобразная характеристика профессиональной пригодности, отражение не только уровня его личной культуры, но и уровня культуры того средства массовой ин­формации, в котором он работает.

Следовательно, с учетом наиболее существенных закономерностей развития современных средств массовой коммуникации структуру журналистской деонтологии, на наш взгляд, следует рас­сматривать как синтез равнозначных аспектов:

-    правового, который связан с осознанием норм действующего законодательства в сфере средств массовой коммуникации Республики Казахстан и ответственности журналиста за их соблюде­ние;

-    этического, проявляющегося в контактах журналистов, в их взаимодействии с разными груп­пами лиц при подготовке к творческому процессу, при обработке фактического материала;

-    вербального, который связан с собственно творческой стадией процесса: общением журнали­ста с адресатом, литературным оформлением текста и используемых для этой цели понятий и образов, а также лексических, стилистических и композиционных средств.

Право, этика, культура речи не просто сосуществуют в массово-информационной сфере, но ак­тивно взаимодействуют друг с другом. В результате складывается гибкая система норм и принципов. Ее основными функциями являются регулирование поведения участников массово-информационного процесса, их защита и самозащита, сохранение идейной и организационной целостности журналист­ской корпорации, согласование практики СМИ с интересами общества и его граждан.

Нормы в журналистике — это основной механизм координации, упорядочения, поддержания, регламентации и многообразных редакционных отношений и взаимодействий групп и их представи­телей.

В этой связи деонтология может рассматриваться как модель науки о нормах профес­сионального поведения человека, который в силу своей социальной роли наделен властными полно­мочиями и призван реализовать их в интересах общества и конкретных граждан в рамках этики.

Применительно к журналистской деятельности термин «деонтология» понимается как комплекс норм и принципов, которыми руководствуется представитель журналистского сообщества:

-    во взаимоотношениях с коллегами для поддержания морально-нравственного климата в кол­лективе;

-    во взаимодействии с властными структурами при решении общих — глобальных и узкокон­кретных задач по строительству молодого государства и воспитания граждан в духе любви к Родине и преданности традициям и культурным ценностям;

-    во взаимоотношениях с аудиторией, выполняя соответствующие профессиональные обязан­ности с учетом морально-этических и правовых норм и правил, составляющих понятие журна­листского долга.

Предмет деонтологии журналистики, к сожалению, не изучается в высших учебных заведениях как самостоятельная дисциплина. Между тем в этом явлении заложены ответы на многие вопросы, которые по частностям, по деталям рассматриваются вместе с другими темами в процессе обучения теории журналистики.

Изучение дисциплины через призму деонтологии, на наш взгляд, поможет открыть некоторые пути совершенствования знаний, практики журналистов, что особенно важно в современный период. Необходимость развития этого учения становится все более ощутимой и актуальной в процессе фор­мирования информационного общества.

В этой связи нельзя не согласиться с мнением профессора Ш.И.Нургожиной, которая пишет: «В Республике Казахстан до настоящего времени остается актуальной задача исследования журнали­стики и журналистской деятельности, поскольку современная практика средств массовой информа­ции предоставляет богатый материал для выявления закономерностей и тенденций развития этой важной части общественной жизни государства.

Журналистская наука — журналистиковедение имеет непреходящую теоретическую ценность, так как создана база для фундаментальных исследований, комплексности разработок, заложена тео­ретико-методологическая основа» [11; 220].

Современная журналистика как важнейшая органическая часть социальной системы ставит но­вые задачи перед отечественной наукой.

Список литературы

1      Ожегов С.И. и Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка / Российская академия наук, Ин-т русского языка им. В.В.Виноградова — 4-е изд., доп. — М.: Азбуковник, 1999. — 944 с.

2      РыскельдиеваЛ.Т. Деонтология в истории философии. — Симферополь: Таврия, 2004. — 384 с.

3      КнязевА.А. Энциклопедический словарь СМИ. — Бишкек: Изд-во: КРСУ, 2002. — 164 с.

4      ПрохоровЕ.П. Журналистика и демократия. — М.: Изд-во РИП-холдинг, 2001. — 296 с.

5      Деонтология в медицине: В 2 т. Т. 2. Частная деонтология / Вихляева Е.М., Гамов В.П., Горшков С.З.; Под ред. Б.В.Петровского; АМН СССР. — М.: Медицина, 1988. — 416 с.

6      Деонтология в медицине: В 2 т. Т. 1. Общая деонтология / Белорусов Р.С., Бочков Н.П., Бунятян А.А.; Под ред. Б.В.Петровского; АМН СССР. — М.: Медицина, 1988. — 352 с.

7      ГоршеневВ.М., БендикИ.В. Юридическая деонтология. — Киев: Наук, думка, 1988.

8      Кукушин В.М. Полицейская деонтология. — М., 1994.

9      Бакштановский В.И., Согомонов Ю.В. Деонтология и праксиология воспитания. Вып. 1. — Тюмень, 1989.

10   Прохоров Е.П. Журналистская деонтология: итоги, проблемы, перспективы // Вестник Моск. ун-та. Сер. 10. Журна­листика, 1997. — № 1.

11   Нургожина Ш.И. Деловая журналистика Казахстана: Учеб. пособие. — Алматы: Қазақ ун-ті, 2006. — 222 с.

Фамилия автора: В.Т.Абишева
Год: 2011
Город: Караганда
Категория: Филология
Яндекс.Метрика