Казахстанско-китайские взаимоотношения: прошлое и настоящее

Казахстанско-китайские взаимоотношения имеют глубокие исторические корни. На протяжении нескольких столетий эти страны пережили периоды разнообразных политических взаимодействий. К числу последних можно отнести взаимную неприязнь, недопонимание друг друга, территориальные споры, войны и т.д.

Со времён глубокой древности обе страны стремились к познанию, а зачастую, и к завоеванию новых земель. Соответственно, это вело к провоцированию кровопролития. Но была и другая, мирная форма взаимоотношений — торговля, которой и отводилась главная роль в воздействии на установ­ление мирных процессов. Здесь особое место занимает Великий Шёлковый путь, соединивший, в ча­стности, Казахстан и Центральную Азию с Китаем, в глобальном же плане — Европу и Азию. Его знаменитая история вобрала в себя самые лучшие традиции человеческих взаимоотношений.

Великий Шёлковый путь служит также определённым источником анализа исторических про­цессов не только между двумя государствами, но и по всей Азии и Востоку. Исторические корни — источник и опора для развития двустороннего сотрудничества соседних государств — Казахстана и Китая, их мирного сосуществования.

Современный этап Казахстанско-Китайского сотрудничества начинается с января 1992 г., когда Казахстан, провозгласив независимость, установил официальные дипломатические отношения с Ки­тайской Народной Республикой. Установление и развитие двусторонних добрососедских взаимоот­ношений между Республикой Казахстан и Китайской Народной Республикой является важнейшей частью внешнеполитической международной деятельности суверенного Казахстана в период бурного экономического роста и нового геополитического положения стран Европы и Азии.

Сам процесс установления двусторонних отношений между государствами, являясь нормой ме­ждународной практики, конкретным результатом определённых политических процессов, не просто обращает на себя внимание мировой общественности, но и в достаточной степени влияет на развитие политических отношений в мировом сообществе.

В настоящее время геополитическое положение обеих стран заслуживает особого внимания как со стороны политологов, так и со стороны учёных других отраслей знаний. Если рассматривать Ка­захстан в спектре его геополитического положения, то здесь можно выделить следующее: обшир­ность территории, удобное месторасположение в центре континента на стыке трёх цивилизаций, изо­билие природных ресурсов, внутриполитическая стабильность и вытекающая отсюда толерантность, быстрые темпы экономического, правового, политического и культурного развития и т.п. Геополити­ческое же положение Китая также заслуживает особого внимания: обширность территории, огром­ные людские ресурсы, выход в открытое море и, следовательно, высокоразвитые транспортные ком­муникации, быстрый экономический рост, развитая инфраструктура, быстроразвивающиеся военные и промышленные сферы экономики, широконаложенная сеть экспортных поставок товара во многие страны мира и т. д.

Конечно, у обеих стран есть разительные отличия во многих аспектах деятельности: будь то истори­ческое развитие или культурное наследие, но в целом это не мешает строить им добрососедские отноше­ния, основанные на принципах взаимопомощи, уважения и доверительного отношения друг к другу.

При установлении дипломатических отношений с Китайской Народной Республикой стратеги­ческая задача казахстанского руководства состояла в том, чтобы обеспечить такой характер отноше­ний, который облегчал бы решение двуединой задачи: обеспечение национальной безопасности Ка­захстана и укрепление его независимости. Геополитические условия, в которых находится Казахстан, не оставляют ему никакой иной альтернативы обеспечения собственной безопасности, кроме под­держания разумного баланса в своих отношениях с двумя соседями-гигантами — Россией и Китаем. Причём характер двусторонних казахстанско-китайских отношений должен быть таким, чтобы он удовлетворял Астану и Пекин, и в то же время не вызывал особого беспокойства Москвы. Впрочем, точно также казахстанско-российские отношения не должны противоречить интересам Пекина. Эта стратегическая задача, которая носит постоянный характер, требует от руководства Казахстана большого дипломатического искусства.

Президент Казахстана Н.А.Назарбаев ещё до окончательного развала СССР начал устанавливать отношения с Китаем. В июле 1991 г. он нанес визит в Пекин, в ходе которого продемонстрировал ки­тайским лидерам заинтересованность Казахстана в установлении самостоятельных добрососедских отношений с Китаем, прежде всего в экономической сфере, а также в поддержании политических контактов с китайским руководством.

Впервые проблемы безопасности широко обсуждались между двумя странами во время визита Президента Н.А.Назарбаева в КНР в октябре 1993 г. Была подписана декларация об основных друже­ственных отношениях между Казахстаном и Китаем. В ней заявлено о приверженности двух стран принципам добрососедства, уважения суверенитета, ненападения и невмешательства во внутренние дела друг друга. Для Казахстана, который к тому времени уже объявил о своем согласии стать безъ­ядерной державой, было важно получить согласие Пекина на предоставление гарантий неприменения против него ядерного оружия. В феврале 1995 г. КНР дала Казахстану гарантии.

Обеспечение безопасности Казахстана немыслимо без обеспечения его территориальной целост­ности и безопасности его границ. Решение этой задачи представляет для правительства Казахстана очень серьезную проблему. Она неизбежно связывается с устранением спорных территориальных вопросов между двумя странами. Во время визита Премьера Госсовета КНР Ли Пэна в Алматы в ап­реле 1994 г. было подписано Соглашение о казахстанско-китайской государственной границе, кото­рое фактически подтвердило незыблемость границы между двумя странами. Таким образом, Казах­стан стал первой страной из числа соседей Китая, с которой Пекин подписал документ о прохожде­нии границы. Соглашение устанавливало 70 ключевых пограничных точек. Несогласованными оста­вались лишь два участка границы, один из которых расположен в горах Саур и Тарбагатай (между 15-16-й точками), а второй — в горах Алатау (между 48-49-й точками).

Летом 1998 г. был подписан новый договор о прохождении границы. Вот точка зрения на этот вопрос Министра иностранных дел РК К.Токаева: «... Спорные участки на советско-китайской гра­нице существовали, и их было немало. Кстати, сам термин «спорные участки» был впервые введен Премьером Госсовета КНР Чжоу Эньлаем во время переговоров с А.Косыгиным в Пекинском аэро­порту в 1969 г. После 10-летних дискуссий Советский Союз признал наличие участков на границе, в отношении которых обе стороны сохраняли взаимные претензии. Казахстан, как правопреемник СССР, ни юридически, ни политически не может утверждать, что «спорные» — это значит наши.

Тем более дискуссии по «спорным» участкам показали, что предмет для спора, по существу, отсутст­вует. То, что по историческим документам принадлежит Казахстану, осталось в пределах нашей тер­ритории. Граница проходит по прежней линии, то есть там, где она находилась всегда».

Одним из основных вопросов в казахстанско-китайских отношениях является проблема рацио­нального использования водных ресурсов рек, берущих свое начало в Синьцзяне и текущих на се­вер — в Казахстан и далее — в Россию. В последние годы китайское руководство планирует строи­тельство канала Иртыш-Карамай, по которому часть вод верховья Иртыша будет перебрасываться в район нефтяного месторождения Карамай. Эти планы Пекина вызывают в Казахстане озабоченность. В случае расширенного использования водных ресурсов Иртыша на территории Китая нарушится природное равновесие в зоне озера Зайсан. Тяжелый удар может быть нанесен экономике Восточно-Казахстанской и Павлодарской областей Казахстана и Омской области Российской Федерации. По оценкам казахстанских экспертов, в результате ввода в действие канала и уменьшения воды в Ирты­ше может увеличиться естественная концентрация в воде вредных веществ, что сделает ее практиче­ски непригодной для использования в хозяйственных целях в низовьях Иртыша.

К аналогическим последствиям может привести и отвод воды из другой трансграничной реки — Или. Это река обеспечивает пресной водой озеро Балхаш, которое играет важную роль в экономике республики. Оно обеспечивает водой население Прибалхашья, а также предприятия металлургиче­ской и энергетической отраслей народного хозяйства. Разумеется, большой ущерб будет нанесен аг­рарному сектору, а также рыбному хозяйству республики.

Казахстанские власти уже давно пытались вынести на совместное обсуждение эту очень важную для трех стран (Казахстана, КНР, России) проблему и предложили разработать соглашение о межго­сударственном урегулировании использования трансграничных водных ресурсов. КНР же пыталась все время уклониться от обсуждения этой проблемы. Однако, в конце концов, китайская сторона вы­нуждена была пойти на диалог с Казахстаном. Глава Правительства РК и Премьер Госсовета КНР Чжу Жунцзи, прибыв в страну с официальном визитом 12 сентября 2001 г., подписал соглашение ме­жду правительствами в сфере использования и охраны трансграничных рек.

Еще один важный аспект проблемы национальной безопасности Казахстана состоит в том, что республика граничит с Синьцзян-Уйгурским автономным районом КНР. Уйгуры традиционно про­живают в нескольких регионах Синьцзяна и Центральной Азии. Наибольшее их количество прожи­вают в СУАР Китая (7,7 млн. чел.), гораздо меньше их в Казахстане, в Андижанской области Узбеки­стана, в Ошской и Чуйских областях Кыргызстана, а также в некоторых других местах этого обшир­ного региона. Эпицентр сепаратистских движений уйгуров находится в СУАР Китая, однако субцен­тры этого сепаратизма есть в различных ареалах их расселения, включая Казахстан.

Уйгурский сепаратизм в Синьцзяне связан с национальной политикой китайских властей в СУАР. Массовое переселение этнических китайцев в этот регион вызывает недовольство местного уйгурского населения, а также казахов и представителей других коренных этносов Синьцзяна.

В совокупности с политикой ограничения рождаемости и ущемлением религиозных прав му­сульман, этот фактор стимулирует здесь сепаратистские настроения. Когда тюркские родственники в Центральной Азии получили свободу и независимость, уйгуры были этим воодушевлены. Уйгурская интеллигенция, которая преимущественно находится сейчас в Казахстане и Кыргызстане, надеялась на поддержку тюркских братьев. Однако в реальности дело обстоит по-другому. Ни Казахстан, ни Кыргызстан не смогут им помочь, хотя в регионе неофициально существуют три уйгурских движе­ния: Объединенная ассоциация Уйгурстана, Объединенный национальный революционный фронт и Уйгурстанская организация свободы. Но последние договоренности между Китаем и центральноази-атскими государствами закрыли надежду для уйгурской независимости.

В целом, в заключение, можно сказать, что самой природой и историей Казахстану и Китаю от­ведена роль соединительного моста двух крупнейших континентов, двух уникальных культур в гло­бальном масштабе. В век интенсивного межконтинентального общения, развития космической и на­земной коммуникации невозможно представить прогресс без активного и тесного взаимовыгодного сотрудничества.

Упрощать вопросы взаимоотношений с Китаем, безусловно, не следует. Их надо решать, не ста­вя под риск казахстанско-китайское сотрудничество. Старая как мир истина: соседей не выбирают, их дарует Всевышний. Не случайно ведь и в казахском, и в китайском языках есть поговорка: «Близкий сосед лучше дальнего родственника». Тем самым предки завещали нам находить способы мирного сосуществования. Показательно, что в региональном контексте древняя политика Казахстана до на­стоящего времени не претерпела существенных изменений. Аблай-хан стремился обеспечить добро­ соседские отношения, прежде всего, с Россией, Китаем, Хивой и Бухарой. Эти же вопросы в качестве первоочередных в повестке дня политики нового Казахстана.

Правительство Казахстана проводит многовекторную политику. Геополитическое положение Казахстана делает такую политику единственно возможной. Суть ее заключается в балансировании между интересами крупнейших государств мира — России, Китая и США. И задача нашей страны сегодня в том, чтобы поддерживать хорошие отношения со всеми этими державами, не отдавая явно­го предпочтения ни одной из них.

 

 

Список литературы

  1. Казахстан-Китай. 5 лет по пути добрососедства и сотрудничества. — Алматы; Пекин, 1997.
  2. Казахстан с новой столицей — к новым рубежам. — Алматы, 1998.
  3. Бабак. В. Астана в треугольнике «Москва-Вашингтон-Пекин»; Казахстанско-Китайские отношения // Центральная Азия и Кавказ. — 2000. — № 1(7).
  4. Темирбулат Б. Между Казахстаном и Китаем может начаться конфликт из-за воды // Саясат-Policy. — 2000. — № 8-9.
  5. Султанов К. Казахстан-Китай: стратегическое партнерство будет развиваться // Каз. правда. — 1999. — 19 нояб.
  6. Токаев К. Решение территориальных проблем с Китаем — большое достижение казахстанской дипломатии // Диплома­тический курьер. — 1999. — № 2.
  7. Султанов К. Состояние и перспективы казахстанско-китайских отношений // Саясат-Policy. — 1998. — № 6.
  8. Сергиенко С. Тенденций внешнеполитического развития современного Казахстана // Высш. шк. Казахстана. — 1999. — № 
Фамилия автора: О.Р.Булумбаев
Год: 2004
Город: Караганда
Категория: Политология
Яндекс.Метрика