В преддверии председательства в ОБСЕ: из опыта международных организаций по урегулированию косовского конфликта

Введение

Косовский конфликт и процесс его урегулирования оказали решающее воздействие на судьбу новой системы европейской безопасности. Он стал индикатором многих кризисных явлений, накопившихся после окончания «холодной войны», а также испытанием на прочность и эффективность современных международных институтов обеспечения безопасности.

Вместе с тем новый опыт разрешения региональных и локальных кризисов приобретается последовательно, на основе тех уроков, которые следует учитывать, и они учитываются. Сегодня в европейской и мировой политике предметом внимания остаются Балканы, Косовский конфликт и его урегулирование, и как следствие, существование государственности края Косово с частично признанным статусом независимости.

За прошедшие практически два года независимости Косово и Метохии построены основы государства, налаживается инфраструктура, идет строительство домов, дорог, мостов, возводятся мечети. Несмотря на это, косовскую модель рано считать образцом того, как следует урегулировать межэтнические конфликты. Косово остается тлеющей точкой Европы, где общество имеет большой взрывной потенциал непримиримости, албанцы и сербы живут изолированно друг от друга мирах, под патронажем и патрулированием международных  миротворческих сил.

Среди нетрадиционных вызовов для миропорядка в Европе Косово стало синонимом, здесь располагается нелегальная офшорная зона наркотрафика и продажи оружия и людей. Безопасность Европы и сопредельных регионов зависит от небольшого и частично признанного мировым сообществом государства.

Опыт урегулирования конфликта в Косово для Председателя ОБСЕ в контексте замороженных конфликтов постсоветского пространства. 

Председательствование Казахстана в ОБСЕ, которое наступит очень скоро – 1 января 2010 г., значительно расширит международную вовлеченность нашей страны в различные мировые и региональные проблемы. В поле зрения Организации остаются замороженные конфликты, многие из них территориально прилегают к региону Центральной Азии. С одной стороны, задача не допустить дестабилизации на пространстве ОБСЕ, с другой – сохранить взвешенные отношения со странами, входящими в сферу внешнеполитических интересов Республики Казахстан, является серьезным и ответственным испытанием в период председательствования.

Обозначив непредсказуемость развития событий в ближайшей перспективе непризнанных или частично признанных автономий в разных точках Евразии, остановимся на некоторых конфликтных зонах, где превентивная дипломатия и особенно, международные силы, включая политический компонент ОБСЕ, могут быть значимыми. Находящиеся по соседству с Казахстаном и ЦА постсоветские территориальные образования, прежде всего, в Закавказье и имеющие к ним прямой интерес государства, возможно, будут апеллировать к политическому курсу ОБСЕ. Возможен вариант дальнейшего замораживания конфликтности, потенциал которой в силу более серьезных глобальных причин перейдет в стадию постепенного рассасывания. Возможно развитие событий по сценарию согласованного силового воздействия  на региональное развитие со стороны мощных организаций – ООН, НАТО, ОБСЕ, ЕС (имеется в виду позитивный смысл). Это и Республика Абхазия, провозгласившая независимость от Грузии в 1992 г., и Республика Южная Осетия (2008 г.), или может быть Нагорно-Карабахская республика, объявившая независимость от Азербайджана в 1992 г.; или Приднестровье, существующее сепаратно от Молдовы с 1990 г. Конфликтный потенциал некоторых регионов остается повышенным. Возможно в условиях развития экономического кризиса определенное осложнение ситуации вокруг непризнанных республик и напряжением всей международной системы безопасности.

Считаем, что именно превентивная дипломатия ОБСЕ, и отнюдь не опыт продвижения мировыми силами «плана Ахтисаари» для Косово, предусматривавший «контролируемую независимость» для автономного края, может стать опорой в дальнейшей политике разрешения локальных конфликтов и кризисов. Однажды, в конце 2007 – начале 2008 г. уже возник   нежелательный для мирового права прецедент появления нового государства в составе другого, причем с согласия международного сообщества. Как мы знаем, он, действительно, имеет серьезные последствия (Грузино-осетинский конфликт с вовлечением в него России летом 2008 г. и объявление о суверенитете Южной Осетией).

Во всех конфликтах ярко выражена линия межэтнических конфликтов. Для снятия напряжения на этнической почве внутри сообществ и в межгосударственных отношениях используются различные методы.

Казахстан может предложить в качестве Председателя ОБСЕ собственный опыт и модель укрепления межэтнических отношений. Признавая, что казахстанский опыт в решении вопросов межэтнического согласия будет полезен ОБСЕ, Верховный комиссар по делам национальных меньшинств (ВКНМ) ОБСЕ Кнут Воллебек, рекомендовал шире представить важное для ОБСЕ направление по созданию толерантного общества [1].

Уже в качестве члена «Тройки» ОБСЕ Казахстан летом 2009 г. провел первый семинар по толерантности [2]. Осенью в Москве состоялась презентация материалов международного семинара «Участие казахстанских этносов в общественно-политической жизни», где принял участие К. Воллебек и Александр Кельчевски – Глава Центра ОБСЕ в Казахстане. Было рекомендовано подготовить и распространить в государствах ОБСЕ казахстанскую модель межэтнической толерантности для разъяснения ее особенностей и специфики, учитывая, что взаимный обмен и трансляция в Европу казахстанского опыта межэтнической толерантности может быть использован на пространстве ОБСЕ при урегулировании межэтнических конфликтов. Сотрудничество Казахстана с Верховным комиссариатом ОБСЕ по делам национальных меньшинств обретает практический характер. Защита национальных меньшинств, таким образом, одна из острых и актуальных проблем внутриполитического развития молодых государственностей, также проблематика, имеющая международный характер.

В любом случае, апробация ОБСЕ и Казахстана в качестве третейской силы, на наш взгляд, может стать небезынтересным опытом. 

Международные организации в процессе урегулирования кризиса в Косово в годы, предшествовавшие его независимости.

Развитие конфликта в Косово находилось под наблюдением наиболее весомых международных организаций – ООН, НАТО, ЕС, ОБСЕ. Каждая из них по-своему искала методы урегулирования ситуации на Балканах.

При анализе развития конфликта в Косово, в том числе хода и результатов военной операции на Балканах, акцент, как правило, делается на роли таких организаций, как НАТО и ООН, действия которых наиболее серьезно повлияли на развитие ситуации. Однако не менее важной и актуальной представляется оценка участия в процессе урегулирования кризиса Организации по Безопасности и Сотрудничеству в Европе.

Именно ОБСЕ является единственным, хотя и несовершенным, как показала практика, общеевропейским институтом, созданным для предотвращения и разрешения подобных конфликтов. В рамках этого института могут взаимодействовать все европейские государства, а не только члены Североатлантического альянса или ЗЕС. ОБСЕ может считаться прообразом системы "кооперативной безопасности", предполагающей изменение норм поведения государств как в отношениях друг с другом, так и во внутренней политике (в основном, в сфере обеспечения прав человека и национальных меньшинств).

Активность в Косовском вопросе ОБСЕ развила в 2005 г., особенно на декабрьской встрече СМИД ОБСЕ в Любляне. Страны-члены пытались договориться о едином подходе и принять соответствующую резолюцию по проблеме урегулирования кризиса в целом, и по вопросу неизменности границ, в частности. Из-за острых разногласий этого не удалось сделать. Так, министр иностранных дел сообщества Сербии и Черногории В. Драшкович призвал все международные организации принять участие в восстановлении прав сербов и других национальных меньшинств в Косово. Он считал неоправданным считаться с ультимативными требованиями экстремистских албанских групп о массовом терроре. Его позиция была отвергнута. Заявляя, что Сербия не допустит создания нового албанского государства на Балканах, он подчеркивал необходимость решения вопроса о статусе Косово в соответствии с положениями Хельсинского Заключительного акта о незыблемости  европейских границ.

Результаты участия ОБСЕ в урегулировании кризиса в Косово не позволяют сделать вывод о высокой эффективности данной организации в сфере обеспечения безопасности. В процессе урегулирования выявились расхождения в позициях стран, участвовавших в конфликтном взаимодействии, по вопросу о том, какое место должна занимать ОБСЕ в формирующейся системе европейской безопасности, и каким образом должна происходить координация ее действий с ООН, НАТО или ЗЕС.

Для Европейского Союза решение вопроса о статусе Косово являлось первоочередной задачей. Все страны, которые окружают Сербию, с которыми она имеет отношения, уже вошли в Евросоюз. В долгосрочной и довольно неопределенной перспективе Сербия, Босния и Герцеговина, Черногория в то время являлись кандидатами для вступления в ЕС.

Заметим, Белград вел переговоры с ЕС с целью интеграции в объединенную Европу. Но представитель ЕС в ходе переговоров всегда подчеркивал, что вступление в ЕС и вопрос о статусе Косово – это совершенно отдельные вещи, два процесса, не зависящие друг от друга. В ЕС долгое время не было единого мнения о том, каким должен быть окончательный статус Косово. ЕС был заинтересован в том, чтобы остаться в роли гражданской административной миссии. Переход же управления от администрации ООН к Евросоюзу должен был происходить в рамках резолюции СБ ООН.

Позицию Европейского Союза последовательно отстаивал Верховный представитель по вопросам внешней политики и безопасности Хавьер Солана. По его мнению, роль ЕС в течение переговорного процесса будет все более значительной. Одновременно он был согласен с тем, что ООН сохранит функции управления в Косово до тех пор, пока резолюция 1244 СБ ООН 1999 года не будет заменена другой резолюцией. Данная резолюция признала территориальную целостность СРЮ. Управление в Косово с тех пор стало осуществляться под наблюдением миссии ООН и КФОР. В крае осталось около 100 тысяч сербов. Албанцев насчитывается больше двух миллионов.

Заявления Хавьера Соланы истолковывались некоторыми албанскими средствами массовой информации как поддержка требований косовских албанцев предоставления Косово независимости. По словам Х. Соланы, в истории Косово открывается новая страница. Европейский Союз будет оказывать помощь, чтобы этот регион получил европейскую перспективу. Он рекомендовал Косово «начать свое путешествие», и «если все будет в порядке, оно может быть заверено в Брюсселе». В отношении албанской делегации Х. Солана заметил, что она будет работать над осуществлением «мечты всех жителей Косово» [3].

В конечном итоге статус Косово определялся позицией ООН, прежде всего, Советом Безопасности, где особую важность приобретала позиция Контактной группы по Косово, куда на обсуждение был перенесен вопрос об окончательном статусе Косово и Метохии. В составе данной группы четыре постоянных члена СБ ООН – Россия, США, Великобритания и Франция, а также Германия и Италия. Ряд западных стран стремились к немедленному признанию независимости Косово и Метохии. Надо отметить, что Россия была недовольна положением статуса данной контактной группы, ибо право вето здесь отсутствовало. По этому поводу в СМИ писали, что таким образом «Запад нашел способ решить косовскую проблему без России».

СБ ООН попытался принять шесть резолюций, базировавшихся на «плане Ахтисаари», бывшего Президента Финляндии, но не смог найти приемлемое решение. Схема урегулирования конфликта, предложенная Марти Ахтисаари была основана на плавном переходе к ограниченной независимости края.

Сербия четко выразила свою позицию, заявив, что этот план не является приемлемым для Сербии. План Марти Ахтисаари предоставлял скрытую или отложенную независимость Косово. План не базировался на резолюции 1244 СБ ООН. Поэтому Сербия направила всем членам контактной группы и генсеку ООН список условий, на которых Белград готов был вести переговоры.

В основе предложения лежал призыв взять за основу резолюцию 1244, которую принял СБ ООН. Кроме того, в качестве условия выдвигался тезис о том, что план Марти Ахтисаари не является приемлемым, и что Сербия готова договариваться с албанской стороной, и через компромиссы искать пути разрешения этой ситуации. Считалось, что важнее было найти верное решение вне зависимости от временных рамок, нежели быстро принять неправильное решение. В ответ, премьер косовского правительства Агим Чеку заявил, что Косово может провозгласить независимость в одностороннем порядке. Контактная группа предприняла все возможное, чтобы предотвратить такое развитие ситуации.

Действительно, члены контактной группы делали все, чтобы позиции Белграда и Приштины сблизились в целях достижения компромисса. Условием оставалось соблюдение международного права и гарантии территориальной целостности Сербии, а также гарантии того, что албанцы, проживающие на территории Косово, будут обладать всеми легитимными правами. Признание независимости Косово в одностороннем порядке считали самым плохим решением, могущее привести к дестабилизации в регионе. Албанцы проживают и в Македонии, и в Черногории, и в Сербии. Это нестабильные регионы.

Итак, за переговорный процесс ответственность возлагалась на специального посланника Генерального секретаря ООН Марти Ахтисаари. Он мог отстранить от участия в переговорах тех, кто не способствует их проведению; он следил за тем, чтобы в переговорах была обеспечена эффективная роль косовских сербов и других общин края. Подтверждалось важное значение диалога на всех уровнях между Белградом и Приштиной, а также между различными общинами в Косово.

В целом, определение статуса зависело не только от участия в нем всех сторон, но и от ситуации в самом крае, где шла интенсивная работа по применению утвержденных ООН стандартов.

Они служили критерием оценки прогресса переговоров, и эти принципы были положены в основу посреднической деятельности М. Ахтисаари. Совершая поездку по Балканам в конце ноября 2005 г., он посетил Косово, Сербию, Черногорию, Албанию и Македонию. М. Ахтисаари заявлял, что переговорный процесс осуществляется под покровительством ООН, а не отдельных стран; каких-либо сроков проведения переговоров не существует, а свою задачу он видит в налаживании прямых переговоров сторон, в определении будущего, а возможно и окончательного статуса Косово.

Он положительно оценил Охридский договор 2001 г., установивший основные принципы функционирования многонациональной Македонии, высказавшись вместе с тем против использования примера Боснии и Герцеговины для определения статуса Косово, напомнил о позиции Контактной группы о невозможности раздела Косово, говорил о гарантиях неизменности существующих границ.

М. Ахтисаари считал, что международное присутствие в Косово будет продолжи-тельным, поскольку обеспечить условия, при которых новый статус Косово укрепит стабильность в регионе, будет очень трудно. По признанию участников урегулированию ситуации в Косово, самой большой проблемой является обеспечение прав сербов в Косово. М. Ахтисаари и контактная группа предупреждали стороны, что проявление насилия в ходе переговорного процесса является контропродуктивным, а успех переговоров будет зависеть от результатов применения международных стандартов для Косово.

Проект резолюции, основанный на плане Ахтисаари, фактически предоставлявший Косово независимость без учета позиции Сербии, был поставлен на голосование СБ ООН в ноябре 2005 г. Документ предусматривал в 120-дневный срок проведение нового раунда переговоров по Косово с участием Великобритании, Италии, Франции, ФРГ и США. Предполагалось, что сербы и албанцы придут к соглашению. Если же этого не произойдет, то независимость Косово предоставлялась бы автоматически. В рамках «плана Ахтисаари» предусматривалась защита прав сербского меньшинства в Косово в рамках новой албанской государственности, которая должна была носить ограниченный характер. С этим не соглашалась сербская сторона, однозначно против выступала и Россия.

Основной аргумент России заключался в отказе от согласия на ограниченную независимость Косово. Ее представители неоднократно говорили, что они наложат вето при голосовании резолюции в Совете Безопасности. Запад предупреждал, что в таком случае решение о признании независимости Косово может быть принято в Брюсселе. Действительно, уже в 2006-начале 2007 г. вариант одностороннего признания Европой косовской независимости стал все чаще присутствовать на переговорах и в прессе.

В СБ ООН вносилось три проекта резолюции по Косово, основанные на плане Ахтисаари. Однако все три раза документ отклонялся по инициативе российской стороны. Над четвертой версией проекта резолюции Россия работать отказалась, т.к. не учитывалось мнение сербов.

«Челночная дипломатия» спецпосланника генсека ООН М. Ахтисаари заключалась в активном продолжении консультаций о будущем статусе Косово на Балканах, в Брюсселе и в Москве. Россия объявила, что отстраняется от разработки проекта резолюции по Косово в таком виде, на котором настаивают другие участники переговорного процесса. Косовский кризис поставил Россию перед необходимостью пересмотра национальной концепции европейской безопасности, особенно в части, касающейся центральной роли ОБСЕ и наделения ее необходимым политическим мандатом и средствами для адекватного реагирования на угрозы стабильности и безопасности. Именно в этом наблюдалось и наблюдается до сих пор основное расхождение позиции России и большинства западных стран, в первую очередь, членов НАТО [4].

Руководящие принципы по определению статуса Косово.

В конце ноября 2005 г. в Мадриде Контактная группа ООН по Косово приняла основные руководящие принципы, определявшие статус Косово и принципы балансировочной работы Финляндии: 

- решение вопроса о статусе Косово должно способствовать укреплению региональной безопасности и стабильности, обеспечивая невозвращение Косово к ситуации, существовавшей до марта 1999 г.;

- любое одностороннее или насильственное решение неприемлемо;

- нынешняя территория Косово не будет изменена, т.е. не допускается раздел Косово или объединение Косово с каким-либо государством или частью какого-либо государства;

- «территориальная целостность и внутренняя стабильность соседей по региону будет полностью соблюдена»;

- будет обеспечена безопасность Косово, которая в свою очередь не должна создавать угрозу безопасности своим соседям;

- усиливаются возможности Косово в борьбе с организованной преступностью и терроризмом.

Определение статуса было направлено на то, чтобы «способствовать реализации европейской перспективы Косово». Об этом ранее высказывался Х. Солана. Также указанные выше принципы могли бы содействовать «обеспечению его устойчивой многонациональности и эффективности» [5].

Руководящие принципы, определявшие статус Косово, предусматривали конституционные гарантии прав человека для всех граждан Косово и прав всех косовских общин, включая право беженцев на возврат к своим домам. Речь шла о защите культурного и религиозного наследия; об обеспечении участия всех общин Косово в управлении на центральном и на местном уровнях.

Эффективная структура местного самоуправления, созданная в процессе децентрали-зации, должна по мнению Контактной группы, способствовать сосуществованию различных общин.

Таким образом, урегулирование статуса Косово, по мнению Контактной группы, призвано было обеспечить устойчивое экономическое и политическое развитие Косово, также его сотрудничество с международными организациями и финансовыми учреж-дениями.

Вместе с тем сохранялась необходимость в течение некоторого времени международного гражданского и военного присутствия в Косово для контроля за соблюдением решения о его статусе, для обеспечения безопасности, в частности, защиты национальных меньшинств, а также для надзора за выполнением международных стандартов и оказания в этом необходимой поддержки властям Косово.

Сербы Косово выступали и выступают против любой формы независимости. Следуя официальной линии Белграда, требуя обширную территориальную и политическую автономию для сербской общины под непосредственным контролем Сербии. Острота вопроса о сербском меньшинстве сводилась к тезису о том, что переговоры ведутся не о статусе Косово, а о статусе сербов в Косово. Следует отметить, что борьба сербов за свои права и за большую степень защищенности имеет позитивное влияние на положение других меньшинств в Косове – боснийцев, турок, хорватов и др. Международное присутствие в Косове делает вполне реальным наделение правами всех меньшинств на уровне европейских стандартов.

Таким образом, продолжением «челночной дипломатии» М. Ахтисаари стали непосредственные контакты заинтересованных сторон при участии международных представителей.

Через два года переговоры по статусу Косово и Метохии перешли в активную стадию, и в августе 2007 г. они проходили в Белграде с участием представителей США, ЕС и России. Заявления сторон свидетельствовали о решимости посредников завершить переговоры и решить ряд технических вопросов. «Для нас важнее найти верное решение по Косово», - заявлял посол Сербии Станимир Вукичевич. В то же время он утверждал, что «переговоры по Косово будут прямыми и бессрочными» [6].

В преддверии окончательного решения  статуса Косово.

В начале июля 2007 г. США и Евросоюз совместно подготовили проект резолюции для рассмотрения Советом Безопасности ООН. Данный проект был подготовлен на базе так называемого «плана Ахтисаари».

После того, как переговоры Контактной группы по Косово и властей Сербии завершились в августе 2007 г., окончательное решение о статусе Косово и Метохии было перенесено вновь в Совет Безопасности ООН. Был установлен крайний срок принятия решения по Косово, который истекал 10 декабря 2007 г. Этой же датой должен был быть отправлен отчет международных посредников (ЕС, России и США) генеральному секретарю ООН Пан Ги Муну.

Во второй половине 2007 г. продолжались переговоры, основной целью которых являлось снять напряжение во взаимных упреках, как участников конфликта, так и стран-участников переговорного процесса.

Премьер-министр Сербии Воислав Коштуница на переговорах в Австрии по вопросу о будущем края Косово заявлял, что «Сербия не намерена отдавать ни сантиметра своей территории (Косово)». Албанские лидеры Косово, прибывшие на переговоры, вновь отмечали, что независимость края является для них единственным выходом разрешения проблемы. Этнические албанцы, проживающие в Косово, выступали за международное признание независимости края. Позицию Косово поддерживали США и большинство стран Европейского союза. Однако Сербия, которую поддерживала Россия, не была готова признать независимость провинции и в качестве компромисса предлагала Косово автономию.

Представитель Центра по предупреждению конфликтов Секретариата ОБСЕ Армандс Пуполс, выступая в ноябре 2007 г. в сенате казахстанского парламента, пояснял ситуацию взаимодействия международных структур в решении косовской проблемы. «В контексте того, что многие страны Юго-Восточной Европы выразили желание присоединиться к Евросоюзу, то в этом вопросе оказывают больше влияния структуры Евросоюза, и задачи, которые выполняла ОБСЕ, берут на себя уже структуры Евросоюза» [7]. Мандат для развертывания европейской миссии в крае, как известно, дал Совет Безопасности [8].

10 декабря 2007 г. переговорный процесс лидеров Сербии и Косово с участием «тройки» международных посредников США, Евросоюза и России завершился неудачей. Сербы и косовские албанцы не достигли согласия и остались на своих позициях. Белград согласен был даже предложить Косово широкую автономию в составе Сербии, оставляя за собой внешнюю политику, оборону и таможню. Руководство Косово, где большинство населения составляют албанцы, настаивало на суверенитете и полной независимости от Сербии. В поддержку этой политики лидеров косоваров (косовских албанцев) в крае проходили многочисленные демонстрации. Сербия расценивала стремление Приштины как покушение на территориальную целостность страны. Оставался сценарий раздора и нежелания вести конструктивного диалога, более того, о любых уступках.

США оставались на позиции продвижения вперед «плана Ахтисаари». 19 декабря 2007 г. в течение трехчасового закрытого заседания Совет Безопасности ООН не смог договориться о будущем статусе Косово. Евросоюз и НАТО выразили готовность взять на себя ответственность за судьбу края, с одной лишь ремаркой, что решение вопроса о статусе Косово будет sui generis, то есть уникальным и не должно стать прецедентом в других ситуациях. Как заметил постпред Великобритании в ООН Джон Соэрс, проблема будет урегулирована на основе плана спецпосланника генсека ООН Марти Ахтисаари, предусматривающего предоставление автономии независимости фактически без учета позиции Сербии [9].

Россия настаивала на продолжении переговоров. Четырехмесячные переговоры между Белградом и Приштиной при посредничестве Евросоюза, России и США закончились безрезультатно.

После этого доклад «тройки» был передан в Совбез ООН. В заседании Совета 19 декабря участвовали премьер-министр Сербии Воислав Коштуница, а также впервые — президент Косово Фатмир Сейдиу. Посол США при ООН Залмай Халилзад заявил, что позиции представителей Белграда и Приштины остаются непримиримыми, а значит пришло время действовать. «Соединенные Штаты, европейцы и другие полны решимости начать осуществление плана Ахтисаари (предусматривает фактически признание независимости Косово), с тем, чтобы не позволить ситуации в Косово выйти из-под контроля и превратиться в угрозу миру и стабильности», заявил американский посол.

Со своей стороны, Россия предлагала разработать «дорожную карту» для Косово, которая «помогла бы сторонам продвигаться в их отношениях и в переговорах и которая учитывала бы интересы всех основных международных факторов в косовском урегулировании», также «дорожная карта» при благоприятных условиях позволила бы Евросоюзу усилить свою роль на Балканах.

Реакция внешних сил на провозглашение независимости Косово.

В целом оправдалось предположение относительно такого развития событий, о котором говорил А. Пуполс в 2007 г. в казахстанском парламенте: «… Наверное, будет односторонняя декларация независимости Косово, в которой некоторые страны сразу, может, признают Косово как независимую страну, но есть страны, которые не будут признавать, и они в этом контексте могут бойкотировать работу ОБСЕ в Косово».

В воскресение 17 февраля 2008 г. парламент Косово в одностороннем порядке провозгласил независимость автономии. В поддержку суверенитета края законодатели высказались единогласно – 109 голосов, все они принадлежат албанским депутатам парламента. Представители сербов, которым было отведено 10 мест в палате, заседание бойкотировали. Текст декларации, признающей Косово суверенным «демократическим и многонациональным» государством, огласил премьер-министр края и бывший лидер Освободительной армии Косова Хашим Тачи, известный в этом качестве под кличкой Змей.

Премьер-министр Хашима Тачи и президент края Фатмира Сейдиу объявили, что государство Косово будет построено по "плану Ахтисаари" и "отречется от насилия как способа решения конфликтов". Представляя документ, премьер-министр заявил о том, что "косовские институты власти, исходя из того факта, что переговоры о статусе Косово завершены, готовы реализовать предложение специального представителя генсека ООН Марти Ахтисаари и приветствуют направление миссии Евросоюза в Косово, которая поможет демократическому развитию и реализации этого плана". Они обещали скорейшую евроинтеграцию края, демократический путь развития "нового государства" при поддержке НАТО и Евросоюза и гарантировали безопасность сербскому меньшинству. Премьер уточнил, что о полноценной независимости можно будет говорить спустя какое-то время, которое понадобится для принятия новой конституции и основополагающих законов. Вместе с декларацией о независимости парламентарии приняли и положение о государственных символах новой республики [10].

В свою очередь, руководство Сербии после подписания декларации о независимости выступило вечером 18 февраля с обращением к нации. Премьер-министр Сербии Воислав Коштуница охарактеризовал действия властей Косово как "противоправные" и заявил, что его страна отзывает своего посла из Вашингтона для консультаций. Это решение было принято вслед за выступлением госсекретаря США Кондолизы Райс, которая объявила, что Соединенные Штаты официально признали независимость Косово. Сербия неоднократно заявляла, что понизит уровень дипломатических отношений с теми странами, которые признают независимость Косово, однако не пойдет на полный разрыв с ними.

По словам В. Коштуницы, к появлению "фальшивого государства" привела позиция руководства США, которое, используя "аморальную политику силы", поставило свое мнение выше мнения руководства ООН и вынудило Евросоюз "участвовать в насилии над Сербией". Завершая свое жесткое обращение, Коштуница заявил, что "пока существует сербский народ, Косово – это Сербия". Президент страны Борис Тадич на совещании с Воиславом Коштуницей и влиятельным лидером сербских радикалов Томиславом Николичем заявил о неизменности своего отношения к статусу Косово. Обращаясь к генеральному секретарю ООН Пан Ги Муну, Тадич потребовал аннулирования принятой администрацией края декларации о независимости и роспуска парламента Косово [11].

Первой страной, открыто приветствовавшей одностороннее провозглашение независимости Косово, стала Албания. Премьер-министр этой страны Сали Бериша заявил, что 17 февраля стало днем "возрождения края". На следующий день независимость Косово признали семь государств, в том числе США, Великобритания. Позднее присоединилась Эстония.

От формирования единой позиции фактически устранился Евросоюз. В течение февраля 2008 г. представители Франции, Великобритании, Германии и Италии выразили готовность признать независимость края Косово на встрече министров иностранных дел ЕС. Глава внешнеполитического ведомства Франции пожелал косовской администрации удачи, а представитель Великобритании пообещал опубликовать специальное заявление на встрече министров ЕС.

Мнения других стран-членов Евросоюза по вопросу провозглашения независимости Косово разделились. Словакия, Румыния, Греция, Испания и Кипр выступили против инициативы косовского руководства. Как заявил глава испанского МИДа Мигель Анхель Моратинос (Miguel Angel Moratinos) перед встречей министров иностранных дел Евросоюза в Брюсселе, правительство Испании не признало одностороннее провозглашение независимости Косово. По его словам, испанские власти, которые сталкиваются с проявлениями сепаратизма в своей стране, считают, что решение косовского парламента принято в обход международных законов.

Против одностороннего отделения Косово от Сербии выступают страны, имеющие проблемы со своей территориальной целостностью и которые столкнулись с проблемой сепаратизма. За пределами Евросоюза поддержать независимость Косово отказались Россия и Китай, Азербайджан, Молдавия и Вьетнам. Не готова к признанию Косово была Грузия, которая вполне правомерно опасалась, что примеру края последуют Абхазия и Южная Осетия.  Президент М. Саакашвили пообещал дать «действенный ответ» любому, кто пожелает использовать во вред территориальной целостности Грузии ситуацию с Косово.

Госдепартамент США скупо прокомментировал известие о провозглашении независимости края. Джордж Буш заявлял о том, что признает косовскую декларацию о независимости. "Косовары теперь независимые", - сказал президент США в интервью телекомпании NBC. Однако для официального признания Вашингтоном независимости Косово требуется, чтобы за это проголосовали две трети членов Сената - верхней палаты американского парламента. В то же время госсекретарь США, заявляя о признании независимости сербского края, подчеркнула, что надеется на дальнейшее позитивное развитие отношений своей страны с Сербией.

МИД России в своем заявлении относительно принятия декларации независимости Косово осудил инициативу властей края и призвал к немедленному созыву экстренного заседания Совета безопасности ООН для рассмотрения сложившейся ситуации. Постоянный представитель России в ООН Виталий Чуркин заявлял о том, что не считает переговоры по статусу Косово в Совете безопасности ООН завершенными. «Члены Совета Безопасности разделились на оптимистов и пессимистов. Россия оказалась среди оптимистов, и не оказалась одинокой. Мы настаиваем на том, чтобы переговоры были продолжены» [12]. По мнению российского политолога Глеба Павловского, «нас не волнует провозглашение независимости Косово как таковое. Нас волнует признание этой независимости со стороны других стран. Независимость тех или иных районов в мире довольно часто объявляется какими-то местными сепаратистскими группами. Это и в России было. И само по себе это представляет незначительную угрозу. Угрозу представляют попытки внешних сил поддержать сепаратистов. В данном случае сепаратистов поддерживают Соединённые Штаты и часть стран Евросоюза. Вот это создаёт настоящую опасность». И далее, «действия России сейчас носят превентивный характер. Мы стремимся сократить размеры этой поддержки косовских сепаратистов, в частности, действуя через Организацию Объёдинённых Наций и предавая этой всей операции публичный характер».

Заключение, но не окончательные итоги

Почти два года Косово имеет статус независимого и частично признанного государства. Решающее значение имели активные миротворческие усилия по защите всего гражданского населения, предпринимаемые через расширенное международное присутствие. НАТО, ООН и ОБСЕ, действуя на Балканах, стремились обеспечить прекращение взаимного истребления народов – сербов и албанцев (косоваров). Но и сегодня остается задача по обеспечению защиты 100 000 сербов, которые остаются в Косово, и тех, кто возвращается в Косово. Например, в плане урегулирования Специального посланника ООН М. Ахтисаари весьма жестко ставился вопрос о правах сербского и других меньшинств. Албанцы по данному плану должны были предложить пакеты прав для сербов Косова и других меньшинств, по крайней мере, в четырех областях: возвращение беженцев, децентрализация, центральные институты государственного управления, религиозное и культурное наследие.

В этом смысле для международных организаций, особенно ОБСЕ, крайне чувствительным вопросом остается проблема защиты прав меньшинств, ибо для них важно, чтобы в Косове сохранилось многоэтническое общество [13].

Вместе с тем вполне определенной является внешнеполитическая ориентация Косово – это Запад, поддержавший независимость некогда автономного края Сербии. Политические лидеры косовских албанцев, составляющих 90 процентов населения автономии, выступавшие за создание собственного государства, подчеркивали, что будущее суверенное Косово будет «стоять лицом к Западу, особенно к ЕС и НАТО». По утверждению президента Ф. Сейдиу, «интеграция в Евросоюз и НАТО, а также прочная дружба и особые отношения с США – это долгосрочная константа внешней политики Косово».

Интеграция с Западом видится косовским руководителям в качестве длительного и поэтапного процесса. Премьер-министр Косово А. Чеку в свое время заявлял: «Наше беспокойство связано не только с тем, что мы незнаем, когда войдем в Евросоюз, а с тем, будем ли мы к этому времени всесторонне готовы сделать этот исторический шаг. Если мы выполним предъявленные условия международного сообщества, то интеграция произойдет естественным путем. Достижение независимости – это тяжелый и в то же время единственный путь для политического класса Косово, связанного крепкими узами с международным сообществом, которое помогает и будет помогать реализовывать наши проекты». Как признавал немецкий политолог Александр Рар, «НАТО еще в 1999 г. завоевало этот кусок земли и уже не отдаст, Сербия де-факто проиграла эту территорию еще 9 лет назад. Весь цинизм ситуации понятен, сила на стороне Запада, ведь сама Сербия может признать Косово, когда взамен ее примут в Евросоюз. Это, как говорят, real politik — реальная политика… Косово повиснет тяжким грузом на шее США и Евросоюза. США уже качают деньги в Ирак, в Афганистан как в черную дыру. То же будет и с Балканами» [14].

Наконец, сегодня практически все стороны конфликта и участники урегулирования представляю единственный безболезненный и цивилизованный путь к возрождению небольших стран региона – это содействие в восстановлении экономики Юго-Восточной Европы посредством международных программ помощи типа Пакта стабильности, чтобы европейская интеграция могла охватить и беспокойный балканский регион.

 

Список литературы

1 Казахстан может многое предложить ОБСЕ в области укрепления межнациональных отношений // ca-news.org/news/149171?from=ya, 28 мая 2009 

2 Казахстанский опыт межэтнического согласия будет полезен ОБСЕ – Воллебек // ИА Новости-Казахстан// ca-news.org/news/173671?from=ya, 30 июня 2009

3 Солана прибыл в Приштину для обсуждения миссии ЕС в Косово // gazeta.ru/news/ seealso/1177424.shtml#1181660

4 С 1999 г. в Косово действует миротворческий мандат ООН, введенный после бомбардировок Сербии войсками НАТО

5 СБ ООН получил новый проект резолюции по Косово на основе плана Aхтисаари // lenta.ru // intercourier.com.ua/news.php?id=1690// lenta.ru, 19 июля 2007

6 ОБСЕ – впереди трудный год, несмотря на славное прошлое// finland.org.ru /netcomm/news/showarticle.asp?intNWSAID=67961&intIGID=51&LAN=RU&Thread=67961,67823,67180,&intThreadPosition=0

7 Пуполс А. Судьба миссии ОБСЕ в Косово остается неясной // Казахстан Сегодня. // gazeta.kz/art.asp?aid=98844, 5 ноября 2007

8 СБ ООН получил новый проект резолюции по Косово на основе плана Aхтисаари. lenta.ru // intercourier.com.ua/news.php?id=1690, 19 июля 2007

9 Совбез ООН не смог определить статус Косово. lenta.ru // regnum.ru/news/952129.html, 19 июля 2007

10 Косовары раскололи Европу. По материалам Reuters // gazeta.ru/politics /themes/r_2003408.shtml, 18 февраля 2008

11 Белград отзывает посла из Вашингтона//lenta.ru/conf/milosevic,18 февраля 2008; Испания отказалась признавать независимость Косово //lenta.ru/articles/2008/02/20/kosovo.htm, 20 февраля 2008; Канерва И. ОБСЕ окажется в сложной ситуации, если будет проводить политику, основанную на давлении// zn.ua/1000/1600/61656/

12 Развитие событий… //gazeta.ru/news/seeal/1177424.shtml, 18 февраля 2008; Малофеев С. Теневая независимость. РИА Новости  //lenta.ru/articles/2008/02/18/kosovo/, 18 февраля 2008; Россия потребовала продолжения переговоров Совбеза ООН по Косово// lenta.ru/articles/2008/02/18/ kosovo47532???00%3.htm.

13 См.: Смирнова Н.Д. Албанский вопрос: в чем его суть // Этнополитические конфликты в посткоммунистическом мире. М., 1996.

14 Мнения экспертов:  «Вести.Ru» // vesti.ru, 19 февраля 2008

Фамилия автора: М.Ш. Губайдуллина, С.М. Тасубаев
Год: 2009
Город: Алматы
Яндекс.Метрика