Некоторые вопросы судебной практики и трудового законодательства

Изменения, происходящие в трудовом законодательстве Республики Казахстан, вызванные, в первую очередь, принятием Трудового кодекса Республики Казахстан (в дальнейшем – ТК РК) и некоторых отдельных нормативных правовых актов в сфере регулирования трудовых отношений, обусловлены прежде всего объективными потребностями общества в регламентировании отношений, связанных с куплей-продажей рабочей силы в условиях рыночной экономики. С нашей точки зрения, принятие законодательным органом Республики Казахстан Трудового кодекса Республики Казахстан, является важным шагом в деле построения демократического, светского, правового и социального государства, так как данный законодательный акт определил не только цели и задачи трудового законодательства в современных экономико-политических условиях становления рыночных отношений, но и провозгласил приоритетные принципы, отражающие международные стандарты в сфере труда, установил новые положения и институты, ранее не имевшие место ни в Законе Республики Казахстан «О труде в Республике Казахстан», ни в иных нормативных правовых актах.

Вместе с тем правоприменительная практика испытывает определенные трудности в реализации норм ТК РК, которые можно объяснить различными причинами, в числе которых фигурируют как обстоятельства теоретического характера, так и пробелы, допущенные в нормотворческом процессе. С этими и другими трудностями, возникающими при применении норм трудового законодательства, сталкивается и судебная практика, что, в конечном счете, приводит к вынесению судом первой инстанции решения, не отвечающего требованиям, установленным п.1. ст.218 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан, в соответствии с которым судебное решение должно быть законным и обоснованным. Требования, предъявляемые к постановлению суда первой инстанции, подчеркивают важность судебного решения как «правоприменительного акта правосудия, выносимого судом именем государства, являющимся результатом разбирательства гражданского дела, подтверждающего права и обязанности конкретных субъектов и выражающим властное определение их поведения, вступающий в законную силу и являющийся обязательным для всех граждан и организаций»[1].

Статья 2 ТК РК устанавливает, что трудовое законодательство Республики Казахстан основывается на Конституции Республики Казахстан и состоит из Трудового кодекса Республики Казахстан, законов Республики Казахстан и иных нормативных правовых актов Республики Казахстан. С нашей точки зрения, данное определение нуждается в существенной корректировке, которая позволила бы сделать запись определения трудового законодательства несколько иной, а именно: трудовое законодательство Республики Казахстан состоит из Конституции Республики Казахстан и основанных на ней Трудового кодекса Республики Казахстан, законов Республики Казахстан и иных нормативных правовых актов Республики Казахстан. Указание на то обстоятельство, что трудовое законодательство включает в себя Конституцию Республики Казахстан, придает ему не только социально-правовой вес и авторитет, как внешней форме выражения объективного права, но и позволяет судам непосредственно применять нормы Конституции Республики Казахстан при решении гражданских (уголовных) дел, а также использовать нормы и принципы Конституции Республики Казахстан в случаях применения аналогии права.

Аналогия права применяется, когда в законодательстве отсутствует и норма права, регулирующая сходный случай, и дело решается на основе общих принципов права. По мнению российских ученых Ф.А.Григорьева, А.Д.Черкасова, речь, прежде всего, идет о таких принципах права, как справедливость, гуманизм, равенство перед законом и др. Подобные принципы закрепляются в Конституции и других законах [2]. В свою очередь Конституция Республики Казахстан имеет высшую юридическую силу и прямое действие на всей территории Республики (п.2 ст.4 Конституции Республики Казахстан), высшими ценностями которой являются человек, его жизнь, права и свободы.

Пункт 2 статьи 2 ТК РК устанавливает запрет на включение в другие законы Республики Казахстан норм, регулирующих трудовые отношения, отношения социального партнерства и охраны труда, кроме случаев, предусмотренных настоящим кодексом. Правило, установленное указанным пунктом второй статьи ТК РК, представляет определенную сложность в его применении судами при разрешении гражданских дел, что можно обосновать несколькими причинами. Во-первых, запрет, наложенный на включение в другие законы Республики Казахстан норм, регулирующих трудовые отношения, отношения социального партнерства и охраны труда, как видно, не распространяются на возможность включения этих норм в иные нормативные правовые акты, которые не являются законами и не выражают понятия законодательного акта, предусмотренного п.8 ст.1 Закона Республики Казахстан от 24.03.1998г. «О нормативных правовых актах» [3]. К числу таких иных нормативных правовых актов следует отнести, на наш взгляд, нормативное постановление Верховного Суда Республики Казахстан, которое, являясь нормативным правовым актом, тем не менее, не отвечает условиям, предъявляемым к закону, установленным п.7 ст.1 Закона Республики Казахстан «О нормативных правовых актах». В частности, нормативным постановлением Верховного Суда Республики Казахстан от 19 декабря 2003 года №9 «О некоторых вопросах применения судами законодательства при разрешении трудовых споров» определено, что трудовые отношения отдельных категорий лиц, регулируются не только нормами Закона Республики Казахстан «О труде в Республике Казахстан», но и специальными законодательными актами (о государственной службе, об органах внутренних дел и др.). При рассмотрении трудовых споров по правоотношениям, не урегулированным специальными нормативными правовыми актами, судам надлежит руководствоваться нормами Закона о труде, а если условия труда отдельных категорий работников, регулируемые иными нормативными правовыми актами, будут ниже условий, установленных Законом о труде, то при разрешении трудового спора должны применяться последние [4]. Как видно, нормативное постановление Верховного Суда Республики Казахстан в данном случае отвечает характеристикам, присущим закону, и выраженным в том, что нормативное постановление Верховного Суда Республики Казахстан: а) нормативный правовой акт; б) регулирует общественные отношения; в) устанавливает основополагающие принципы и нормы, предусмотренные пунктом 3 статьи 61 Конституции Республики Казахстан (см. п.8 ст.1 Закона Республики Казахстан «О нормативных правовых актах»). На эти и другие обстоятельства обратили внимание и весьма обоснованно осветили противоречия, заложенные в юридической природе нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан отдельные казахстанские ученые [5], показали сущность и важность данного нормативного правового акта другие [6]. Во-вторых, п.2 ст.2 ТК РК предусмотрел возможность регламентирования трудовых отношений, отношений социального партнерства и охраны труда нормами законов в случаях, предусмотренных ТК РК. Однако тщательный анализ содержания ТК РК не позволяет найти в нем ссылку на возможность включения норм, регулирующих вышеназванные отношения, в Гражданский кодекс Республики Казахстан. Однако п.3 ст.1 ГК РК прямо указывает на допустимость применения гражданского законодательства к регулированию трудовых отношений, отвечающим признакам, указанным в п.1 ст.1 ГК РК, если эти отношения не регулируются соответственно трудовым законодательством [7]. В-третьих, по нашему мнению, п.2 ст. 2 ТК РК необоснованно ограничил круг общественных отношений, регулирование которых запрещено нормами, включенными в другие законы Республики Казахстан, кроме случаев, предусмотренных ТК РК. И, действительно, ст.9 ТК РК установив сферу действия настоящего кодекса, перечислил эти общественные отношения: 1) трудовые; 2) непосредственно связанные с трудовыми; 3) социального партнерства; 4) по безопасности и охране труда. Между тем, п.25 ст.1 ТК РК в перечень отношений, непосредственно связанных с трудовыми, включает и два последних вышеперечисленных отношения. Следовательно, рассматриваемое нами правило, установленное п.2. ст.2 ТК РК, применимо к отношениям, непосредственно связанным с трудовыми, как-то: отношения, складывающиеся по поводу организации и управления трудом; трудоустройством; профессиональной подготовки, переподготовки и повышения квалификации работников; участия работников (представителей работников) в установлении условий труда в предусмотренных настоящим Кодексом случаях и др., за исключением отношений по социальному партнерству и охраны труда.

Рассматриваемые нами выше вопросы носят и прикладной характер, так как при обнаружении названных, по нашему мнению, противоречий и недостатков трудового законодательства, следует при рассмотрении гражданского дела судом, по крайней мере, прибегнуть к использованию п.5 ст.242 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан и приостановить производство по делу.

Нуждается в отмене или приведении в соответствие с нормами действующего трудового законодательства, в частности, с нормами ТК РК, нормативное постановление Верховного Суда Республики Казахстан от 19 декабря 2003 года «О некоторых вопросах применения судами законодательства при разрешении трудовых споров». Считаем правильным было бы, признав утратившим юридическую силу этого постановления вследствие его противоречия с действующим законодательством о труде, принять новое нормативное постановление по вопросам в области регламентирования трудовых и непосредственно связанных с ними отношений.

Проблем теоретического характера, негативно отражающихся на применении права, существует весьма достаточно. К примеру, ст.8 ТК РК, установив принцип запрещения принудительного труда, не относит к нему выполнение работ, которые, формально обладая признаками принудительного труда, не являются таковыми и представляют собой работы: а) являющимися частью обычных, гражданских обязанностей граждан, установленных законами Республики Казахстан; б) выполняемые для прямой пользы коллектива членами данного коллектива, и которые поэтому могут считаться обычными гражданскими обязанностями членов коллектива при условии, что они или их представители имеют право высказать свое мнение относительно целесообразности этих работ. Не скроем, что осмысление этих законодательных новаций представляет некоторую сложность, отягощенную своеобразной интерпретацией законодателем пунктов «в» и «e» Конвенции относительно принудительного или обязательного труда [8]. Например, п. «в» названной Конвенции не включает в термин «принудительный или обязательный труд» «всякую работу или службу, являющуюся частью обычных гражданских обязанностей граждан полностью самоуправляющейся страны» (подчеркнуто нами); а п. «е» говорит о «мелких работах общинного характера», то есть работы, выполняемые для прямой пользы коллектива членами данного коллектива и которые поэтому могут считаться обычными гражданскими обязанностями членов коллектива при условии, что само население или его непосредственные представители имеют право высказать свое мнение относительно целесообразности этих работ» [8] (подчеркнуто нами). Избежав комментирования ст.8 ТК РК в части понимания «обычных гражданских обязанностей граждан, установленных законами Республики Казахстан», одним из соавторов постатейного практического комментария ТК РК [9], в отношении работ, не являющихся принудительным трудом, обозначенным нами п. «б», высказывает свое представление о них следующим образом: «Подобные работы могут быть связаны с потребностями предприятия или организации (производственными, социально-культурными, хозяйственными и т.д.)», – утверждает ученый [10].

Полагаем, что вольная трактовка законодателем положений Конвенции относительно принудительного или обязательного труда, ратифицированной Парламентом Республики Казахстан, сводимая лишь к даче понятия принудительного труда, «которое положено в основу ст.8 ТК РК» [10, с.58] не способствует развитию теории права, затрудняет его восприятие как юридического принципа в процессе правоприменения.

В соответствии с п.3 ст. 9 ТК РК особенности правого регулирования труда отдельных категорий работников устанавливается настоящим Кодексом и иными законами Республики Казахстан. В развитие этого положения ст.255 ТК РК устанавливает, что труд государственных служащих, депутатов Парламента и маслихатов, судей Республики Казахстан регулируется настоящим Кодексом с особенностями, предусмотренными законами Республики Казахстан и иными нормативными правовыми актами Республики Казахстан, устанавливающими особые условия и порядок поступления на службу, ее прохождения и прекращения, особые условия труда, условия оплаты труда, а также дополнительные льготы, преимущества и ограничения. При этом законы Республики Казахстан не должны снижать уровень прав, свобод и гарантий, установленных Трудовым кодексом Республики Казахстан (п.4 ст.9 ТК РК). Однако ТК РК не дает понятия особенностей правового регулирования труда, которое в российском законодательстве присутствует в изложении ст.251 Трудового кодекса Российской Федерации. Согласно этой статье особенности труда – это нормы, частично ограничивающие применение общих правил по тем же вопросам либо предусматривающие для отдельных категорий работников дополнительные правила [11]. Нормы раздела ТК РФ, а также иных федеральных законов, устанавливающих особенности регулирования труда отдельных категорий работников, заменяют общие нормы трудового законодательства по тем же вопросам. При этом действует принцип: наличие особой нормы исключает применение общей [12]. По мнению казахстанских ученых в сфере правового регулирования труда отдельных категорий работников можно выделить два специфических метода регламентирования, учитывающих особенности их труда:

а) частичное ограничение применения общих правил, по существу ограничение прав и возложение дополнительных обязанностей;

б) закрепление дополнительных правил для отдельных категорий работников [13].

Специфика метода правового регулирования труда отдельных категорий работников имеет непосредственное значение для правоприменительной деятельности судов при разрешении трудовых споров. Как показывает судебная практика, наибольшее количество трудовых споров связано с незаконным расторжением трудового договора, восстановлением работника на прежней работе с выплатой среднего заработка за время вынужденного прогула или разницы в заработной плате за время выполнения нижеоплачиваемой работы. Большой научно-практический интерес представляет рассмотрение трудовых споров, связанных с прекращением трудового договора с руководителем исполнительного органа юридического лица по решению собственника имущества юридического лица о досрочном прекращении трудовых отношений, предусмотренного ст.252 ТК РК.

Например, решением Сарыаркинского районного суда г.Астаны от 10 декабря 2007 года в удовлетворении исковых требований гр.Ц. к Акционерному обществу «Пассажирские перевозки», Акционерному обществу «Пассажирская лизинговая вагонная компания» об отмене приказа от 05 октября 2007 года №372-ЦЛП, восстановлении на работе в должности Президента и в качестве члена Совета директоров АО «Пассажирская лизинговая вагонная компания», о выплате заработной платы за время вынужденного прогула было отказано в полном объеме [14]. В апелляционной жалобе истец просит решение отменить, его иск удовлетворить по основаниям, изложенным в иске. Истец считает, что суд неправильно применил п.2 ст.37 ГК РК, в решении содержатся противоречивые выводы о необходимости внесения дополнений в трудовой договор, но суд не дает оценку их отсутствию. Суд не привел мотивы признания его прав не нарушенными. В апелляционном протесте прокурор просит решение суда отменить, вынести новое решение об удовлетворении иска по основаниям нарушения норм трудового законодательства.

Выслушав докладчика, пояснения сторон и их представителей, заключение прокурора, полагавшего решение суда подлежащим отмене, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и протеста, коллегия по гражданским делам суда г.Астаны нашла, что решение суда подлежит отмене по следующим основаниям.

С избранным на должность Президента АО «Пассажирская лизинговая вагонная компания» гр.Ц. 11 мая 2005 года был заключен индивидуальный трудовой договор. В соответствии с п.п.19, 20 индивидуального трудового договора было предусмотрено, что данное соглашение может быть расторгнуто по основаниям, предусмотренным законодательством Республики Казахстан, изменено или дополнено по взаимному согласию сторон; все изменения и дополнения к трудовому договору оформляются в письменном виде и являются неотъемлемой частью данного договора. Во исполнение этого условия 28 декабря 2006 года было внесено изменение по оплате труда Президента АО, согласно которому его должностной оклад стал соответствовать штатному расписанию центрального аппарата управления, утвержденного Советом директоров АО, а также устанавливалась надбавка в размере 70% от должностного оклада.

С принятием ТК РК в трудовой договор, заключенный с истцом, изменения и дополнения в содержание трудового договора не вносились, дополнительных каких-либо соглашений не заключалось.

Пунктом 22 содержания трудового договора оговаривалось, что отношения, не урегулированные договором, регламентируются в соответствии с законодательством Республики Казахстан.

На основании приказа от 05 октября 2007 года №372-ЦЛП «О некоторых вопросах АО «Пассажирская лизинговая вагонная компания» трудовой договор с гр.Ц. – Президентом АО «Пассажирская лизинговая вагонная компания» прекращен в связи с прекращением полномочий в соответствии с пп.5 п.32 ст.10 Устава АО «Пассажирская лизинговая вагонная компания», ст.ст.252, 62 ТК РК. В связи с прекращением трудового договора с гр.Ц. соответственно прекращены его полномочия члена Совета директоров АО «Пассажирская лизинговая вагонная компания».

Суд правильно посчитал, что в соответствии с п.2 ст.37 ГК РК, а также пп.5 п.32 ст.10 Устава АО «Пассажирская лизинговая вагонная компания», относящего к исключительной компетенции акционерного общества избрание и досрочное прекращение полномочий Президента АО, АО вправе досрочно прекратить полномочия Президента общества, но в соответствии с трудовым законодательством.

Статья 252 ТК РК устанавливает дополнительные основания для прекращения трудового договора с руководителем исполнительного органа юридического лица, осуществляемое на основании решения собственника имущества юридического лица либо уполномоченного собственником лица (органа) или уполномоченного органа юридического лица о досрочном прекращении трудовых отношений. В этом случае ему производится компенсационная выплата за досрочное расторжение трудового договора в размере, определяемом трудовым договором.

Статья 11 ТК РК устанавливает правило, согласно которому акты работодателя, ухудшающие положение работников по сравнению с трудовым законодательством Республики Казахстан, коллективным договором, соглашениями либо изданные без соблюдения процедур, указанных в п.2 настоящей статьи, являются недействительными. Отсюда следует, что невнесение изменений и дополнений в учредительные документы и трудовой договор о порядке досрочного увольнения и размере компенсации ухудшает положение истца по сравнению с действующим законодательством. Суд пришел к выводу о том, что невнесение изменений и дополнений в трудовой договор и в учредительные документы АО не отменяет действие нормы ТК РК, дающей право на досрочное прекращение трудовых отношений на основании решения собственника имущества юридического лица либо уполномоченного собственником лица (органа) или уполномоченного органа юридического лица о досрочном прекращении трудовых отношений, и не влечет признания приказа незаконным, а является неправильным применением указанных норм материального права, что в соответствии с п.4 ст.364 ГПК РК влечет отмену решения. Таким образом, приказ от 05 октября 2007 года №372-ЦЛП о досрочном прекращении полномочий истца, осуществленный без внесения соответствующих изменений и дополнений в трудовой договор по согласованию с работником о порядке досрочного прекращения трудового договора, является незаконным и подлежит отмене.

На основании вышеизложенного, коллегия по гражданским делам суда г.Астаны постановила отменить по данному делу решение Сарыаркинского районного суда г.Астаны от 10 декабря 2007 года, исковое заявление гр.Ц. удовлетворить, восстановив его в должности президента и члена Совета директоров АО «Пассажирская лизинговая вагонная компания» с выплатой ему заработной платы за время вынужденного прогула; признать незаконным и отменить приказ АО «Пассажирские перевозки» от 05 октября 2007 года; апелляционную жалобу истца и протест прокурора удовлетворить [15].

Из данного практического примера судебной практики наглядно явствует присутствие коллизии норм гражданского и трудового законодательства, которая в условиях отсутствия ТК РК могла быть решена с использованием норм гражданского законодательства, поскольку правовое обеспечение данного спора основывалось бы на п.3 ст.1 ГК РК, положениях законодательства об акционерных обществах, учредительных документах акционерного общества. Вместе с тем, реализация ст.252 ТК РК осложняется отсутствием порядка ее применения, как, допустим, неустановлением срока уведомления руководителя исполнительного органа юридического лица о предстоящем досрочном прекращении трудового договора, формы, правил уведомления, причин уведомления и др. Полагаем, что в условиях отсутствия прямого указания ст.252 ТК РК о сроке уведомления о досрочном расторжении трудовых отношений с руководителем исполнительного органа юридического лица, нельзя двухмесячный срок уведомления, предусмотренный ст.253 ТК РК для досрочного расторжения трудового договора по инициативе руководителя исполнительного органа юридического лица, механически переносить в виде правила в содержание ст.252 ТК РК. Противоположного мнения придерживаются отдельные ученые: «Аналогичным с указанным в ст.253 ТК РК двухмесячным сроком уведомления о досрочном расторжении трудового договора по инициативе руководителя исполнительного органа юридического лица, - пишут А.Х.Лобков, С.С. Абденов, - должен быть и срок уведомления об этом самого руководителя исполнительного органа юридического лица» [9, с.554]. Считаем, неприемлемым приведенное доктринальное толкование ст.252 ТК РК, поскольку оно не имеет отношения к содержанию данной статьи.

Трудовой кодекс нуждается в его доработке, в устранении противоречий, пробелов, исключающих достижение целей и задач, установленных ст.3 ТК РК. К примеру, требуется устранить недостатки, присутствующие в п.2 ст.185 ТК РК. Согласно этому пункту беременная женщина вправе продлить срок трудового договора в том случае, если на день истечения срока трудового договора представит медицинское заключение о беременности сроком двенадцать и более недель. Однако в этой норме не указывается срок трудового договора. Вместе с тем в соответствии со ст.29 ТК РК договор может быть заключен на время выполнения определенной работы; на время замещения временно отсутствующего работника; на время выполнения сезонной работы. Следовательно, истечение срока трудового договора может быть вызвано различными юридическими фактами, что значительно затрудняет возможность работодателя продлить трудовой договор. К примеру, трудовой договор с работником заключался на время замещения временно отсутствующего работника на период нахождения в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста 3-х лет. В соответствии с п.4 ст.53 ТК РК датой истечения срока трудового договора является день выхода на работу работника, за которым сохранялось место работы (должность). В данном случае, если работник, замещающий временно отсутствующего работника, представит медицинское заключение о беременности сроком двенадцать и более недель, прекращение трудового договора с ним не представляется возможным, так как на занятие одного рабочего места имеют право уже два работника. На наш взгляд, необходимо конкретизировать срок трудового договора, дающий право работнику на продление срока договора, включив в п.2 ст.185 после слов: «на день истечения срока трудового договора» слова: «заключенного на определенный срок не менее одного года». По смыслу п.2 ст.185 ТК РК продлить трудовой договор вправе только беременная женщина, подтвердив свое состояние здоровья медицинским заключением, но трудовое законодательство не учитывает право на продление трудового договора женщины, имеющей ребенка в возрасте до трех лет, на день истечения срока трудового договора. Исходя из вышеизложенного предлагаем внести дополнение и изложить п.2 ст.185 ТК РК в следующей редакции:

«В случае, если на день истечения срока трудового договора, заключенного на определенный срок не менее одного года, женщина представит медицинское заключение о беременности сроком двенадцать и более недель, а женщина, имеющая ребенка в возрасте до трех лет, выразит желание воспользоваться правом на отпуск без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет, работодатель обязан по их письменному заявлению продлить срок трудового договора по день окончания отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет».

Предложения по совершенствованию действующего законодательства о труде выдвигаются нами не только для достижения научных целей, развития теории трудового права, но и в конечном счете, в целях защиты нарушенных прав, свобод и охраняемых законом интересов граждан, государства и организаций, укрепления законности и правопорядка, предупреждения правонарушений.

 

Список использованных источников:

  1. Баймолдина З.Х. Гражданское процессуальное право Республики Казахстан: в двух томах. Т.2. Особенная часть (темы 16-30). Учебник. – Алматы: КазГЮА, 2001. С.92-93.
  2. Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. Н.И.Матузова и А.В.Малько. – М.: Юристъ, 1999. – С.423.
  3. Закон Республики Казахстан «О нормативных правовых актах», Издательский дом «БИКО», 2004.
  4. Казахстанская правда. 15 января 2004 года.
  5. Абайдельдинов Т.М. Нормативный правовой акт Верховного Суда Республики Казахстан в системе источников трудового права // Вестник КазНУ. Серия юридическая. 2007. №3 (43). С.68-70.
  6. Мами К., Баишев Ж. О юридической природе нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан // Правовая реформа в Казахстане. №2, 2004.
  7. Гражданский кодекс Республики Казахстан (Общая часть). – Алматы: Жетi жаргы, 1995. – 432 с.
  8. Права человека. Основные международные документы: Сб.документов.- М.: Международные отношения, 1989. – С.6-7.
  9. Трудовой кодекс Республики Казахстан. Постатейный практический материал. – Алматы: ТОО «МЦФЭР-Казахстан», 2007. – 816 с.
  10. Указ.соч., с.59.
  11.  Трудовой кодекс РФ. М.: Издательство НОРМА, 2003.
  12.  Комментарий к Трудовому кодексу РФ / отв.ред. Е.Н. Сидоренко. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Юрайт – Издат., 2005, С.512.
  13.  Абайдельдинов Т.М. Гражданская служба (трудовой аспект). – Вестник КазНУ. Серия юридическая. 2008. №1 (45), С.28.
  14.  Архив суда г.Астаны. Дело №2-5076.
  15. Архив суда г.Астаны. Дело №2А-136-08.
Фамилия автора: Абайдельдинов Т.М., Жумагулов Б.Т.
Год: 2009
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика