Проблемы правоотношений при усыновлении (удочерении)

Можно обозначить три основных направления. Первое. Это усиление социальной ответственности лиц, осуществляющих усыновление (удочерение) и иных лиц, участвующих в воспитании детей (опекунов, патронатных воспитателей).

Второе. Формирование преимущественно императивных норм, регулирующих процесс передачи ребенка на воспитание, включая выбор ребенка. Два указанных направления взаимосвязаны. Взрослый, дееспособный человек должен осознавать на что идет. Поэтому значительный сегмент императивности таких норм одновременно будет касаться усиления соцальной ответственности усыновителей (удочерителей), патронатных воспитателей, воспитателей детей в детских домах семейного типа и т.д.

Третье. Формирование законодательного критерия требований, которые будут способствовать максимальному обеспечению в ходе выбора формы воспитания интересов ребенка. Например, необходимо чтобы ребенок перейдя в осознанную фазу своей жизни не имел возможности с очевидностью понять, что лица усыновившие его не могут быть родителями. Также вынужденым компромиссом является передача ребенка на патронатное воспитание. Создается иллюзия обретения ребенком семьи. В малолетнем возрасте ребенок, естественно, не сможет думать о правовых основаниях передачи на воспитание. Он при удачном стечении обстоятельств будет считать, что обрел полноценную семью. Однако, рано или поздно эта иллюзия будет нарушена. Вследствие этого, лучшим выходом при соблюдении всех условий будет все таки полноценное усыновление (удочерение). Так же возможно нахождение ребенка в привычной среде среди близких родственников, которые максимально заменят ребенку родителей. Дело стоит лишь за юридическим оформлением опеки.

Усыновление (удочерение) может рассматирваться в трех аспектах: 1) в качестве правового механизма; 2) юридической процедуры; 3) правоотношения. Об усыновлении (удочерении) как о правовом институте следует говорить с учетом всех составляющих его элементов. Только тогда сложится цельное понятие усыновления (удочерения) и появится возможность реально обеспечить соблюдение прав всех участвующих в данных правоотношениях субъектов.

Под усыновлением (удочерением), как правовым механизмом, следует понимать совокупность норм материального права, задачей которых является обеспечение возникновения между усыновителем (удочерителем) и усыновленным (удочеренной) отношений, практически тождественных отношениям между родителем и ребенком, как с фактической (содержательной), так и правовой (формальной) сторон.

К этим нормам следует отнести те из них, которые определяют основания и цели усыновления (удочерения) лиц, которые могут быть усыновленными (удочеренными) и усыновителями, правовые последствия усыновления (удочерения) и др..

Усыновление (удочерение) как юридическая процедура, это совокупность действий совершаемых судом, органами опеки и попечительства и рядом физических лиц, имеющих причастность к отношениям по усыновлению (удочерению).

Порядок таких действий урегулирован Гражданским Процессуальным Кодексом Республики Казахстан от 13.07.1999 года, нормами материального семейного права, в том числе, нормативными подзаконными актами, регламентирующими деятельность органов опеки и попечительства и записи актов гражданского состояния. Немаловажное значение имеет принятие и дальнейшее совершенствование нормативных постановлений Верховного Суда РК. Имеется только одно Нормативное постановление Верховного Суда РК от 22 декабря 2000 года № 17 «О некоторых вопросах применения судами законодательства о браке и семье при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей» (с изменениями и дополнениями от 25.12.2006 г.) (Нормативное постановление Верховного Суда РК от 22 декабря 2000 года № 17 О некоторых вопросах применения судами законодательства о браке и семье при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей// Справочная система ЮРИСТ 5.0).

Динамика изменений законодательства, регламентирующего права детей при передаче их на воспитание путем усыновления (удочерения), не впечатляет. Масса предложений теоретиков да и практических работников остается без учета.

В материалах ряда дел по делам об усыновлении (удочерении) встречаются медицинские заключения иностранных государств, представляющие собой письма врачей об отсутствии у заявителей противопоказаний для выполнения ими обязанностей по уходу и воспитанию приемного ребенка. Такие документы не могут достоверно подтвердить состояние здоровья усыновителя, претендующего на международное усыновление, встречаются и другие проблемы. (Маслякова Н. Как усыновить ребенка//Юридическая газета – 19 мая 2006 года).

Усыновление (удочерение), подлежит государственной регистрации на основании судебного решения в порядке, установленном для государственной регистрации актов гражданского состояния. Таким образом, юридическая сила признается только за судебным решением. Содержание записи акта об усыновлении (удочерении) определяется решением суда, в котором должно указываться какие конкретно изменения вносятся в актовую запись о рождении усыновленного (удочеренного). Однако, на практике органы ЗАГС зачастую сталкиваются с трудностями, связанными с недоработками в этой части при вынесении решений. Поэтому органы ЗАГС вынужденно направляют граждан в суд для уточнения необходимых сведений в решении. (Справка Управления организации юридических услуг Министерства Юстиции Республики Казахстан « О результатах обобщения практики органов записи актов гражданского состояния республики по вопросам регистрации усыновления (удочерения)» за 1999 год).

Семейному правоотношению, которое складывается в результате проведенного усыновления (удочерения) свойственен специфический ряд субъектов. Каждый из участников обладает определенными правами и обязанностями. Специфичны и объект, и содержание этого правоотношения.

Основанием, порождающим правоотношение по усыновлению (удочерению), является сложный юридический факт (состав). Во всех случаях усыновления (удочерения) должны иметь место волеизъявление лица, желающего усыновить (удочерить) ребенка и решение суда. Эти два факта являются обязательными для всех составов усыновления (удочерения).

В зависимости от обстоятельств в состав необходимый для усыновления (удочерения) будут включаться и иные факты. К ним, в частности, относятся согласие родителей на усыновление (удочерение), если они имеются, за исключением случаев, когда согласие родителей на усыновление (удочерение) не требуется.

Кроме этого могут потребоваться согласие второго супруга, когда ребенок усыновляется (удочеряется) одним из них, согласие опекуна или попечителя, патронатного воспитателя, для усыновления (удочерения) детей, оставшихся без попечения родителей и находящихся в воспитательных, лечебных и других учреждениях, необходимо согласие в письменной форме руководителей данных учреждений (ст.82 Закона Республики Казахстан от 17.12.1998 года “О браке и семье” (далее – ЗоБС РК)).

Здесь также проявляется несовершенство законодательства. Ведь передача ребенка на воспитание в учреждения социальной защиты населения является вынужденной мерой. Учреждение не может иметь охраняемых законом интересов по отношению к ребенку, оно лишь выполняет по отношению к ребенку обязанности возложенные законодательством. Поэтому, можно говорить только об учете мнения такого учреждения, а не о его согласии. То же самое касается в принципе патронатных воспитателей. Правда, с учетом фактически сложившихся близких отношений между ребенком и патронатным воспитателем можно было бы предусмотреть преимущественное право патронатного воспитателя на усыновление (удочерение) ребенка. Тогда и получат «проверку на прочность» чувства патронатного воспитателя по отношению к ребенку. Правда также следует предусмотреть механизм, который позволит оградить ребенка от психологического травмирования при решении его судьбы. Не должно иметь место очевидное «раздирание его на кусочки». Эту же схему можно применить и по отношению к опекунам и попечителям. Если отношения между ребенком и опекуном и попечителем переросли в близкие отношения привязанности, то следует предоставить опекуну возможность усыновить (удочерить) ребенка, особенно если он является его родственником.

Законодательное закрепление требования к наличию согласия руководителя воспитательного, лечебного и другого государственного учреждения, в котором находится ребенок, лишь закладывает основу для злоупотреблений. Никто не даст гарантии, что директор детсткого дома не возомнит себя «собственником, хозяином» ребенка. В средствах массовой информации встречается очень много публикаций о злоупотреблениях в детских домах. Ребенок заведомо не может ощущать себя счастливым и комфортно пребывать в детском доме – это чуждо его природе. Некоторые факты просто ужасают.

«Несовершеннолетний воспитанник одного из Северо-Казахстанских приютов погиб, выполняя смертельно опасную работу. Практика привлечения детей к грязному и опасному труду стала нормой. Прокурорская проверка установила: некий предприниматель заключил договор с одним ТОО на оказание услуг по очистке и покраске 50-кубовой емкости для горюче-смазочных материалов. За работу организация-заказчик сулила 16 700 тенге. Для работы предприниматель привлек двоих своих товарищей, один из которых только что уволился из Уалихановского приюта для несовершеннолетних детей, где работал помощником воспитателя. На деле грязная работенка была свалена на детские плечи.

“К проведению работ были незаконно привлечены воспитанники Уалихановского приюта для несовершеннолетних детей Широков и Скрипкин” – сказано в справке Северо-Казахстанской областной прокуратуры… Воспитанники приюта рассказали, что их и раньше привлекали к работам, и все это происходило с ведома исполняющего обязанности директора приюта Болтабаева. Практика поставки рабочей силы всем охочим до дармовщинки в приюте, похоже, была нормой. Здесь даже вели своеобразный журнал учета. В потрепанной ученической тетрадке – многочисленные записи типа: “я такой-то беру такого-то складировать сено”, дата, подпись. В некоторых пояснениях цель, для которой брали кого-то из воспитанников, вообще сформулирована очень емко – “для колыма” (орфография сохранена)». (Электронная ссылка. Лопатко И. Малолетки для грязной работы. caravan.kz. от 21.12.2007 г.).

Для репрезентативности приведем еще два примера.

«Воспитателя одного из лучших детских домов Казахстана приговорили к штрафу и запретили навсегда приближаться к детям. В одном из самых лучших домов Казахстана, созданном на западные деньги и работающем по принципу «мама и дети» творился беспредел. Чтобы привить сиротам любовь к семье, их приучили называть воспитателя мамкой. Однако вместо родительской нежности дети обретали совсем иную «заботу».

Скандал в Темиртауской детской деревне семейного типа «Киндердоф» произошел в феврале 2007 года. Воспитатель неоднократно избивала воспитанников, проявляя жестокость по малейшему поводу. Раньше об этих экзекуциях не знал никто, но после избиения 8-летнего Николая Палинкина его состояние было настолько тяжелым, что его пришлось госпитализировать и ситуация только поэтому стала достоянием общественности. (Бой-баба//Литер – от 11 мая 2007 года).

 В Таразе директор детского дома присвоила деньги с депозитных счетов воспитанников - детей-сирот. Об этом корреспонденту агентства сообщил старший помощник прокурора Жамбылской области Онгар Абубакиров. По его информации, социальный педагог дома детства "Улан" по поручению директора этого учреждения Б. Ниеткалиевой сняла 131 700 тенге с депозитных счетов трех детей-сирот без согласия органа опеки и попечительства. О. Абубакиров отметил, что деньги были истрачены на личные нужды директора. (Электронная ссылка. Украла деньги своих воспитанников. bala.ucoz.ru. от 09.01.2008 г.). Можно лишь констатировать, что такие случаи приобрели сейчас массовый характер.

В состав, необходимый для усыновления (удочерения) входит, на наш взгляд, также заключение органа опеки и попечительства. Оно дается наряду с согласием родителей на усыновление (удочерение), либо без него, если согласие родителей не требуется.

 Имеет место определенное столкновение норм процессуального и материального права. Если исходить из норм ГПК РК (ст.16,47,81 и некоторые другие) (Гражданский процессуальный кодекс Республики Казахстан от 13 июля 1999 года// Справочная система ЮРИСТ 5.0), то заключение органа опеки и попечительства с позиции процессуального права - это одно из доказательств (письменный документ), не имеющего для суда обязательной силы и оцениваемого наряду с другими доказательствами.

В то же время нельзя исключать того, что заключение органа опеки и попечительства имеет также значение материально-правового факта, одного их фактов, входящих в состав усыновления (удочерения). Поэтому, в законодательстве должно быть прямо оговорено, в каких случаях несмотря на отрицательное заключение органа опеки и попечительства суд все-таки может произвести усыновление (удочерение) ребенка. Совокупность фактов, образующих юридический состав усыновления (удочерения) поэтому можно подразделить на юридические факты, которые должны обязательно иметь место и факты, имеющие при усыновлении (удочерении) вспомогательное значение.

Кроме вышеперечисленных фактов при усыновлении (удочерении) важно установить волю лица – усыновителя (удочерителя) и опосредующие ее причины. Действующее законодательство не содержит на этот счет указаний. Воля должна быть направлена на достижение целей, которые охватываются содержанием усыновления (удочерения). Формирование при усыновлении (удочерении) надлежащей воли усыновителя, в определенных пределах и воли самого усыновляемого (удочеряемого) и соответствующее ее изъявление также можно указать в числе фактов обязательных при производстве усыновления (удочерения).

В практике усыновления (удочерения) наличие полноценного намерения усыновителя (удочерителя) к достижению всех правовых целей данного действия не всегда устанавливается.

К примеру, иностранные граждане при усыновлении (удочерении) практически всегда указывали единственный мотив усыновления (удочерения) - отсутствие детей от совместного брака, несмотря на продолжительную жизнь. Государственные органы, участвующие в процессе усыновления (удочерения) на это не обращали внимания. Такая практика не искоренена и сейчас. Тогда как воля усыновителя (удочерителя) должна быть направлена именно на создание здоровой полноценной семьи для усыновленного (удочеренной).

Нельзя игнорировать наличие или отсутствие полноценной воли самого усыновляемого (удочеряемой). Несмотря на несовершеннолетие, суды должны выяснять, насколько это возможно, его (ее) желание быть усыновленным (удочеренной). Закон пока содержит лишь формальный критерий – согласие достигших десятилетнего возраста. На наш взгляд, речь следует вести, исходя из возрастных (психологических) особенностей несовершеннолетнего в участии несовершеннолетнего в выборе формы воспитания. Опрос воспитанников детского дома показал, что они не всегда готовы изменить ситуацию, в которой они находятся. (Электронная ссылка. Уакбаева М. Патронат: ЗА и ПРОТИВ. www.bala).

Речь должна также идти не о просто абстрактном усыновлении (удочерении), а о согласии ребенка проживать семьей именно с определенным лицом и членами его семьи.

Согласно п.2 ст. 84 ЗоБС РК: «Если ребенок до подачи заявления об усыновлении (удочерении) проживал в семье усыновителя (удочерителя), считал его своим родителем, согласие ребенка на усыновление (удочерение) предполагается». Данная норма также небезупречна с точки зрения юридической техники. Во первых, из ее содержания четко не следует идет ли речь о раздельных юридических фактах, либо о двух юридических фактах, только совокупность которых позволит применить презумпцию согласия ребенка на его усыновление (удочерение).

При всей кажущейся простоте ситуация не столь однозначна. Одним из вариантов является ситуация, когда будущий усыновитель не проживает еще совместно с ребенком и другим родителем одной семьей, но ребенок считает его родителем. В приведенной норме, на наш взгляд, основополагающим моментом является то, что ребенок действительно считает то или иное лицо, своим отцом и матерью и для этого есть предпосылки, проявляется забота, оказывается материальная помощь. В идеале родитель и усыновитель (удочеритель) живут вместе, ребенок не знает о своем происхождении. В таком случае речь не должна идти о предположении согласия ребенка на усыновление (удочерение), а о специальном приеме, который позволит обеспечить высокую эффективность усыновления (удочерения) его тайну. Вследствие этого, в законодательстве можно предусмотреть норму, регулирующую ситуации, когда согласие ребенка не требуется.

Может иметь место и такой вариант, родитель и другое лицо совместно проживают, однако ребенок знает своего биологического отца или мать. Под влиянием совместно проживающего с усыновителем (удочерителем) родителя, в силу сложившейся привычки ребенок может называть сожителя (супруга) своего родителя отцом (матерью). Тогда можно прибегнуть к общему регулированию и устанавливать согласие ребенка на его усыновление (удочерение).

Презумпция существенно влияет на правовое положение несовершеннолетнего. Сущность правовых презумпций (предположений) заключается в том, что презумптивный факт выводится из известных юридических фактов, которые лишь косвенно могут служить основанием для усыновления (удочерения). (Данилин В.И. Реутов С.И. Юридические факты в советском гражданском и семейном праве. Свердловск: Изд-во Уральского ун-та, 1989.-155 С.).

Выводить презумптивно согласие несовершеннолетнего из факта совместного проживания его с усыновителем (удочерителем) и тем более независимо от срока, является недостаточно обоснованным. Презумпция может быть оспорена, однако применение этого приема юридической техники к отношениям с участием несовершеннолетних не всегда эффективно.

Несовершеннолетний не занимает такую же активную жизненную позицию как взрослый и поэтому оспаривание с его стороны может не состояться, даже если он не согласен с усыновлением (удочерением). Исходя из этого, следует предусмотреть в законодательстве определенный срок совместного проживания усыновителя (удочерителя) с усыновленным (удочеренной), при наличии которого может презюмироваться согласие несовершеннолетнего на усыновление (удочерение). Вопросы установления действительной воли участников отношений усыновления (удочерения) должны быть всесторонне проанализированы судом в ходе рассмотрения дела в суде.

Для участников правоотношений усыновления (удочерения) требуется наличие такого элемента семейной правоспособности как способность иметь право на совершение акта усыновления (удочерения) и права и обязанности, вытекающие из этого семейно-правового акта. (Веберс Я.Р. Правосубъектность граждан в советском гражданском и семейном праве. Рига: Изд-во Зинатне, 1976.- 231 С.). Усыновителем (удочерителем) может быть потенциально любое взрослое (совершеннолетнее) лицо.

В то же время, пристальное рассмотрение законодательства об усыновлении (удочерении) позволяет сделать вывод о том, что общая семейная правоспособность в этой искомой ситуации всегда будет корректироваться и можно сделать вывод о наличии специфической составной части семейной правоспособности – способности к усыновлению (удочерению). В таком аспекте семейная правоспособность еще на рассматривалась. Сделанный вывод может составить основу для формирования способности участия лица в иных семейных правоотношениях. В большей степени, этой касается участия лица в различных формах воспитания детей, способности быть опекуном и попечителем.

При допущении усыновления (удочерения) применяются как объективные, так и субъективные критерии. К объективным критериям относятся: наличие в семье усыновителя (удочерителя) условий для нормального развития, воспитания и образования ребенка (п.1 ст. 80 ЗоБС РК).

К субъективным относятся те, которые имеют непосредственное отношение к личности усыновителя. Он должен не только содержать, но и обеспечить его правильное воспитание. В современных условиях нельзя ограничиться указанием на то, что «от усыновителей требуется, чтобы они обладали и высокими моральными качествами», (Маслов В.П., Подопригора З.А., Пушкин А.А. Действующее законодательство о браке и семье. Харьков: Изд-во Харьковского ун-та, 1972.- 211 С.) нужны четкие правовые критерии на этот счет и перечень законных оснований для соответствующего ограничения семейной правосопособности.

Поэтому, усыновитель (удочеритель) должен главным образом оцениваться с точки зрения не нанесения вреда личности усыновляемого (удочеряемой) и обеспечения его личных и имущественных прав, включая реальную потенциальную возможность нанесения указанных видов вреда.

 В соответствии с п.1 ст.102 ЗоБС РК: «В интересах ребенка при его устройстве могут быть учтены его этническое происхождение, принадлежность к определенной религии и культуре, родной язык, возможность обеспечения преемственности в воспитании и образовании». Мы считаем, что решение указанных вопросов нельзя оставлять на усмотрение суда. Семейное законодательство требует введения в его состав ряда норм, которые будут определять критерии соблюдения перечисленных требований, а сама норма п.1 ст. 102 ЗоБС РК должна приобрести для суда императивный характер.

Критерием подхода должно стать то, чтобы условия новой семьи не стали диссонансом для сформировавшегося строя личности ребенка, его оправданных представлений о религии, морали. Передача на воспитание в новую семью не должна, по общему порядку, приводить к стиранию языка, которым ребенок уже владеет как родным. Считаем, что в процессе усыновления (удочерения) должны участвовать специалисты, обладающие обширными психологическими знаниями, которые смогут спрогнозировать дальнейшее развитие событий, связанных с усыновлением (удочерением). Вопросы, возникающие при усыновлении (удочерении) можно назвать очень щепетильными.

Например, рассмотрим нормы п. 1, 2 ст.84 ЗоБС РК. По общему правилу, за усыновленным (удочеренным) ребенком сохраняются его имя, отчество и фамилия. По просьбе усыновителя усыновленному (удочеренному) ребенку присваиваются фамилия усыновителя (удочерителя), а также указанное им имя, если это не противоречит интересам ребенка.

Кажется, что законодательство здесь идет по пути обеспечения прав ребенка. В то же время может иметь место обратный эффект, отрицательно скажется на тайне усыновления (удочерения). Если происходит усыновление (удочерение) несовершеннолетнего ребенка, который не знает, не может знать того, что усыновитель (удочеритель) не является его биологическим родителем, то не изменение фамилии, отчества ребенка может нанести ему вред. Не всегда участники процесса получают квалифицированную юридическую помощь, знают тонкости законодательства. Не всегда адвокаты, квалифицированно и в полной мере добросовестно выполняют свои функции. Суд же всегда опирается на формальные критерии – не было просьбы (ходатайства), поэтому при рассмотрении дел и вынесении решении практически во всех случаях дается ссылка непосредственно на норму закона. В дальнейшем, при социализации жизни ребенка, когда он элементарно пойдет хотя бы в школу, неизбежно возникнет любопытство окружающих, касающееся того, почему фамилия и отчества ребенка и родителя не совпадают. Может иметь место масса иных аналогичных обстоятельств, включая незаконные посягательства со стороны бывших родителей, родственников усыновленного (удочеренной).

Мы считаем, что формулировку указанных норм следует изменить. Если законодательство не требует согласия ребенка на усыновление (удочерение), то изменение его имени, фамилии, отчества должно происходить в силу прямого указания закона без всякого ходатайства об этом кого либо из участников процесса.

В том случае, когда необходимо согласие ребенка на усыновление (удочерение), также он сам должен давать согласие на изменение его имени, фамилии отчества. Этот вопрос должен ставиться перед несовершеннолетним вне зависимости от того, просит или нет усыновитель (удочеритель) об этом. Ведь именно о распоряжении личным неимущественным правом несовершеннолетнего идет речь.

Мнение усыновителя (удочерителя) может выясняться. В то же время, его желание стать усыновителем (удочерителем) должно стать основанием законного ограничения личного неимущественного права усыновителя (удочерителя), режим которого, в числе прочих, определяется п.8 ст.15 Гражданского Кодекса РК. Должна ограничиваться свобода выбора давать или не давать свою фамилию, отчество усыновляемому (удочеряемой).

В соответствии с п.2 ст.80 ЗоБС РК усыновителями (удочерителями) не могут быть: 1) лица, признанные судом недееспособными или ограниченно дееспособными; 2) супруги, один из которых признан судом недееспособным или ограниченно дееспособным; 3) лица, лишенные по суду родительских прав или ограниченные судом в родительских правах; 4) лица, отстраненные от обязанностей опекуна или попечителя за ненадлежащее выполнение лежащих на нем обязанностей; 5) бывшие усыновители (удочерители), если усыновление (удочерение) было отменено судом по их вине; 6) лица, которые по состоянию здоровья не могут осуществлять родительские права.

Данный перечень слишком обтекаемо решает вопрос возможности усыновления (удочерения) лицами, ограниченными в родительских правах или лишенных родительских прав. Ограничения могут быть сняты, родительские права восстановлены. Однако, если ранее родительские права использовались в ущерб интересам детей, например, создавались препятствия в обучении, ребенок склонялся к воровству, проституции, употреблению спиртных напитков или наркотиков, имело место жестокое обращение с детьми, допускать усыновление (удочерение) не следует несмотря на давность имевших место событий. (Постановление Пленума Верховного суда РК «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» от 28 апреля 2000 года // Законодательство: правовой справочник [Электронный ресурс]. Алматы: Юрист, 2007. - 1 электрон, опт. диск (CD-ROM).

По разному следует оценивать прошлую (пусть и снятую) судимость за совершение преступлений против жизни и здоровья граждан. Одно дело, когда гражданин был осужден за убийство при превышении пределов необходимой обороны ( ст. 99 Уголовного Кодекса Республики Казахстан (далее – УК РК), другое дело, когда к примеру осуждение произошло за убийство с особой жестокостью (п. д. ст. 96 УК РК), или совершение развратных действий в отношении малолетних (ст. 124 УК РК). В законе следует сделать единственное исключение из правовых последствий снятия судимости таких лиц, запретив им пожизненно быть опекунами, попечителями, патронатными воспитателями или усыновителями (удочерителями).

Перечень заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить (удочерить) ребенка, принять его под опеку (попечительство), патронат, утвержден Постановлением Правительства Республики Казахстан в 1999 году. (Постановление Правительства Республики Казахстан от 24 июня 1999 года N 842 «Об утверждении Перечня заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить (удочерить) ребенка, принять его под опеку (попечительство), патронат» // Справочная система ЮРИСТ 5.0).

Усыновленными (удочеренными) могут быть только несовершеннолетние. Одно лицо может усыновить (удочерить) нескольких детей, являющихся братьями или сестрами или не состоящих в родстве между собой (п.1 ст. 79 ЗоБС РК ). При этом надо учитывать, что отношения возникают не только между непосредственно усыновителем (удочерителем) и усыновляемым (удочеренным). Вследствие этого необходимо, чтобы по возможности усыновляемые (удочеряемые), особенно, старше десяти лет соответствовали друг другу по тем параметрам, которые указаны выше для усыновителя (удочерителя) и усыновляемого (удочеряемой).

В соответствии с законом не допускается усыновление (удочерение) братьев и сестер разными лицами, за исключением случаев, когда усыновление (удочерение) отвечает интересам ребенка. На наш взгляд, в законодательстве следует конкретизировать понятие соответствия интересам ребенка усыновления братьев и сестер, включая полнородных и неполнородных разными лицами.

То, что во всех случаях, когда происходит усыновление (удочерение), им будут обеспечиваться надлежащие условия, следует из общих условий усыновления (удочерения). Поэтому надо, в первую очередь, учитывать привязанность детей друг к другу с целью не нанести им психическую травму. Эта привязанность может сформироваться очень рано и в каждом отдельном случае требуется индивидуальный подход.

Как уже отмечалось выше проблемы могут возникнуть при усыновлении (удочерении) ребенка одним из супругов. Несмотря на то, что усыновление (удочерение) с согласия второго супруга производится лишь одним из них, на наш взгляд, нельзя игнорировать те отношения, которые поневоле возникнут с участием второго супруга.

 Он в таких случаях будет приравнен либо к отчиму, либо к мачехе усыновленного (удочеренного) ребенка. ЗоБС РК (ст. 141) предусматривает возникновение алиментных прав и обязанностей между отчимом (мачехой) и пасынком (падчерицей). Отчим или мачеха, сводные братья и сестры имеют наследственные права на имущество пасынка (падчерицы) или сводных братьев (сестер) (п.3 ст.1064 Гражданского Кодекса РК). Насколько супруг, дающий согласие на усыновление (удочерение) ребенка другим супругом будет готов к формированию таких отношений, основанных на свойстве. Понятно, что нормы закона здесь будут действовать императивно, но недоразумения могут быть.

Мы считаем, что усыновление (удочерение) только одним из супругов, можно исключить. Если же, возможность такого усыновления (удочерения) будет сохранена, необходимо будет получать согласие другого супруга с разъяснением того, что между ним (ей) и усыновленным (удочеренной) возникают такие отношения, как между отчимом (мачехой) и пасынком (падчерицей).

Кроме того, мы считаем, что следует более тщательно регламентировать в семейном праве взаимоотношения отчимов (мачех) и пасынков (падчериц). Закон закрепляет лишь обязанности родителей и усыновителей. Статья 102 ЗоБС РК определяет формы воспитания детей, где также ничего не говорится об отчиме и мачехе. Вопросы взаимоотношений усыновленного (удочеренного) ребенка и супруга усыновителя (удочерителя) недостаточно рассмотрены и в теоретической литературе.

Условия единой семьи все равно будут обусловливать возникновение определенных взаимоотношений между усыновленным (удочеренной) и супругом, не являющимся усыновителем (удочерителем). Правовая регламентация их отношений должна быть достаточной для того, чтобы не было препятствий к воспитанию усыновленного (удочеренного) ребенка с обеспечением ему условий полноценной семьи.

Фамилия автора: Джандарбек Б.А.
Год: 2009
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика