Некоторые особенности сделок M&A в разрезе стран

Слияния и поглощения, как одно из направлений бизнеса и его капитализации в настоящее время, не теряют своей актуальности в бизнес мире на протяжении целого столетия. И если , 10-20 лет назад сделки M&A являлись инструментом экспансии компании и одним из наиболее предпочитаемых видов инвестирования в наиболее экономически развитых странах, как США, Великобритания, Франция, Германия и т.д., то сейчас и развивающиеся страны начали постепенно втягиваться в этот бизнес круговорот слияний и поглощений. Этому, в первую очередь, способствовал процесс мировой глобализации и расширение сферы деятельности международных компаний, которые за последние 20 лет активно начали входить на рынки других стран и завоевывать конкурентные позиции, как на местных, так и на мировых рынках.

Так, по данным аналитиков, количество сделок M&A во всем мире за последние 10 лет возросло более чем в 5,5 раза. По некоторым оценкам в последнее десятилетие более 80% всех международных капиталовложений тратилось не на создание новых производств, а на приобретение активов уже существующих предприятий.

Общая сумма сделок M&A возросла с 25 млрд. долларов в 1980 году до 1 трлн. 144 млрд. долларов в 2000 году, что составило 42% ежегодного прироста таких сделок. С 1991 по 1998 годы, объем инвестиций, связанных со сделками M&A, возрос в 6,4 раза, а в 1999 году объем мировых сделок M&A составил 856 млрд. долларов.

По итогам 2007 года на мировом рынке было заключено 3566 сделок M&A на сумму 4 743 млрд. долларов. При этом, необходимо отметить, что в настоящее время соседняя Россия на мировом рынке M&A занимает 5 место по стоимости сделок и 2 место по темпам роста и лидирующее положение среди стран Центральной и Восточной Европы [1].

Так, согласно данным компании «Ernst&Young», в 2004 году общая сумма сделок, направленных на приобретение казахстанских предприятий, составила 700 млн. долларов США, а по предварительным оценкам компании «Сентрас секьюритиз» в 2004 году общий объем сделок M&A в РК превысил 1,1 млрд. долларов [2]. По данным ИФД «Resmi», совокупная стоимость сделок M&A в Казахстане за 2005 год составила более 9 млрд. долларов, почти в 10 раз превысив показатель 2004 года; в 2006 году объем сделок M&A составил примерно 7,6 млрд. долларов, а за 2007 год совокупный объем таких сделок достиг 10 млрд. долларов [3].

Что касается Казахстана, то наша страна хоть и не стала активным участником сделок M&A, как, к примеру, соседняя Россия, однако, казахстанские компании также не без участия иностранных инвесторов потихоньку начали объединяться.

При совершении сделок M&A, компании стремятся не просто к выходу на новые рынки, но и к построению глобальных моделей деятельности компаний, что обеспечит большую эффективность деятельности фирм по сравнению с местными компаниями и приведет к абсолютному доминированию глобальных компаний на мировом рынке [4].

Объединение компаний позволяет не только сэкономить время и средства, нежели создание новой «с нуля» компании, но и способствует приобретению наработанных навыков, знаний, авторитета, профессиональных специалистов и клиентуры другой фирмы.

Кроме того, сделки M&A имеют множество мотивационных факторов, подталкивающих компании с каждым годом все чаще и чаще проводить такие сделки, но наиболее важнейшими среди них являются:

1) снижение риска вхождения на новые географические или отраслевые рынки;

2) максимальное сближение момента инвестирования с моментом получения отдачи на вложенные средства или экономия времени за счет скорейшего достижения цели; при внутренним росте компаний ожидаемый доход от инвестирования в большинстве случаев оттягивается на длительный срок;

3) приобретение вместе с готовой компанией таких не менее важных нематериальных ресурсов, как деловые связи, доверие потребителей, знания и практический опыт, приобретение которых при внутреннем росте потребует дополнительных временных и финансовых затрат;

4) снижение уровня конкуренции при слиянии или поглощении одного из своих конкурентов.

Кроме того, сделки M&A не только способствуют перераспределению собственности от неэффективных собственников к более эффективным управленцам, но и способствуют перераспределению капитала внутри различных отраслей, что оказывает положительное влияние на экономическое развитие страны.

Современный этап мирового рынка M&A обладает рядом определенных новых характерных черт:

1) слияния в основном происходят в сильно монополизированных отраслях и в существенно больших объемах;

2) компаниями-инициаторами М&A стали частные, коллективные, суверенные фонды или крупные корпорации стран поставщиков сырья на мировой рынок и обладатели дешевой рабочей силы (компании из стран Ближнего Востока, России, Индии и Китая);

3) в ходе мирового финансового кризиса появляется большое количество объектов для слияний и поглощений, в виде компаний, рыночная стоимость которых резко снизилась, т.е. многие компании приобретают справедливую (не завышенную) цену.

В результате, компании, которые до недавнего времени были почти незаметны на мировом рынке, могут воспользоваться моментом и, как показывает статистика, уже пользуются, когда многие ключевые игроки рынка ослаблены, а стоимость привлекательных активов, которые раньше для них были не доступны, значительно снизилась. В роли подешевевших компаний-объектов чаще всего выступают финансовые, страховые и инфраструктурные объекты как в развитых, так и в развивающихся странах. Так, к примеру, «Berkshire Hathaway» приобрел существенный пакет акций «Goldman Sachs», «J.P. Morgan» купил третий по величине банк в США «Washington Mutual», «Dubai Ports World» приобрел «P&O» - оператора морских портов, которому принадлежат 22 порта в США;

4) все чаще формируются альянсы для совершения международных сделок M&A. Например, компании «Русский алюминий» и «СУАЛ» вынуждены были объединиться для поглощения одного из ведущих мировых трейдеров - компанию «Glencore».

Несмотря на значительный рост сделок M&A по всему миру, США на сегодняшний день все еще продолжает оставаться лидером по количеству и стоимости совершаемых сделок M&A. Далее следуют страны англосаксонской модели корпоративного управления: Великобритания, Канада, Австралия, за ними заметное место в сделках M&A занимают Франция, Германия, Италия и Россия.

Процесс слияний и поглощений, несмотря на схожесть его восприятия в бизнес среде во всем мире, по процедурам и способам его проведения не является тождественным. Т.е. нет единого какого-то одного механизма слияний и поглощений компаний, следуя которому, можно было бы проводить сделки M&A во всем мире. Что говорить обо всем мире, когда даже в рамках одного государства такой единый общий механизм отсутствует ввиду специфичности и особенности каждой компании. Так, механизм слияния или поглощения, положительно осуществленный в случае одной ситуации с компаниями, к примеру, А и Б, может абсолютно не подойти к ситуации слияния компаний В и Д, даже если такие компании имеют внешнее сходство и работают на одном рынке.

Кроме того, сделки M&A имеют не только внутренние различия, но и различаются по внешним признакам и имеют свои специфические страновые особенности, т.е. различия в зависимости от социальной, экономической, правовой и культурной особенности страны, в которой проходит такая сделка.

Так, к примеру, в странах англосаксонской модели корпоративного управления, прежде всего в США и Великобритании сделки M&A являются обязательным элементом повседневной коммерческой практики, важнейшей составной частью механизма корпоративного контроля. Этому способствует развитый фондовый рынок этих стран, распыленность акционерного капитала, культурные традиции и обычаи, согласно которым компания рассматривается лишь как пакет акций для собственника. США, являющаяся не только лидером по сделкам слияний и поглощений, как по количеству сделок, так и по их объему, также является и основателем рынка M&A. Пройдя длительный путь длиной в целое столетие американский рынок M&A пережил все виды и формы слияний и поглощений, начиная от приватизации и рейдерства, до сегодняшнего этапа наиболее цивилизованных и профессионально сопровождаемых сделок в мире.

Кроме того, в США и Европе при проведении слияний и поглощений очень важную роль играют антимонопольные органы. Последние тщательно рассматривают сделки M&A на предмет законности их проведения и соответствия антимонопольной политике страны. Средства массовой информации играют важнейшую роль в информационном сопровождении M&A, создавая то или иное отношение общества к сделке.

Например, в Великобритании заметную роль также играют общественные негосударственные организации, предварительно до заключения сделки M&A, рассматривающие ее на предмет соответствия законодательству и предоставляющие определенные рекомендации по устранению выявленных недостатков предполагаемого слияния и поглощения. И даже, если обращение к подобной организации не является законодательно обязательным, британские компании при заключении сделок M&A все же стремятся получить положительное заключение таких организаций ввиду таких факторов как репутация и стремление минимизировать риски.

Еще одной особенностью сделок M&A за рубежом является присутствие в таких сделках медиаторов – специалистов, экспертов по разрешению возникших конфликтных ситуаций в проводимом слиянии или поглощении. Т.е. это не финансовые брокеры или юридические консультанты по сопровождению сделок M&A, а именно эксперты, работающие по уже возникшим и назревающим конфликтным ситуациям в сделках M&A на любых этапах ее проведения. Исходя из практики, можно утверждать, что топ-менеджеры или участники компаний зачастую не способны трезво оценить сложившуюся ситуацию и принять необходимое компромиссное решение. Именно в таких случаях помощь медиаторов крайне важна для успешного завершения сделки M&A, и их задача - оказание содействия в урегулировании возникших конфликтов и получения согласованного решения сторон. За рубежом механизм медиации применяется более 20 лет. Так, в Великобритании с помощью медиации разрешается около 21% коммерческих конфликтов, в Китае – 25% [5].

Также, необходимо отметить, что практика дальнего зарубежья, в частности США и стран Европейского союза, выделяют еще один вид слияния и поглощения как «чистое конгломератное слияние» «pure merger». Под этим подразумевается слияние двух и более компаний для создания новой компании, которая будет являться дочерним предприятием по отношению к компаниям-учредителям или так называемое «слияние активов» без слияния самих компаний.

Еще одной положительной особенностью рынка M&A в США, Европе и других развитых странах является прозрачность и информационная открытость слияний и поглощений. Так, к примеру, публичные компании до сделки объявляют цели, которые они стремятся получить за счет слияния или поглощения. Например, за счет синергии сэкономить $ 3 млрд. за два года. В таких случаях, и рынку, и акционерам, и менеджменту второй компании понятно какие результаты ожидаются от сделки, и соответственно, как в дальнейшем оценить ее эффективность [6].

Не менее важную роль в процессе слияний и поглощений в США и Европе играет соглашение об эксклюзивности, например, принятие сторонами сделки M&A на себя обязательств быть верными от начала до конца процесса слияния друг другу и не вести переговоры с иными лицами. В данном случае речь идет не только о правовой стороне сделки, но и тесно связанна с деловой этикой и репутацией компаний.

Кроме того, в США и Европе поглощение компании подразделяется на дружественное и враждебное. Под дружественным поглощением (friendly takeover) понимается тендерное предложение, которое делает менеджмент компании-покупателя менеджменту компании-цели на покупку контрольного пакета обыкновенных голосующих акций последней. Условия такого предложения обговариваются в ходе переговоров между менеджментом обеих компаний и  только после договоренностей сторон, предложение о покупке целевой компании поступает на рассмотрение к его акционерам.

Под враждебным поглощением (hostile takeover) понимается тендерное предложение, которое выдвигает на открытом фондовом рынке менеджмент компании-покупателя на покупку контрольного пакета акций компании-цели, которая представляет собой больший интерес как объект покупки, нежели как продавец.

При этом, тендерное предложение о приобретении акций имеет ряд своих следующих особенностей:

1) обычно обращено ко всем акционерам и носит публичный характер;

2) предполагает покупку значительного пакета акций;

3) содержит в себе премию акционерам целевой компании сверх сложившейся на данный момент рыночной цены акций целевой компании;

4) условия такого предложения скорее фиксированные, чем договорные, поскольку в предложении о покупке акций содержится оговорка относительно минимально необходимого и/или максимально допустимого объема предлагаемых к продаже акций;

5) предложение о покупке действительно в течение определенного промежутка времени.

За рубежом обычно такие предложения акционерам делают через финансовые компании, где цена, предлагаемая за акцию компании, выше существующей ее рыночной цены. Разница между ценой выкупа одной акции, объявленной в тендерном предложении, и текущей рыночной ценой этой акции в момент выдвижения тендерного предложения называется премией (premium).

Также, в США и Европе большинство компаний имеют публичный статус, что повышает степень защищенности таких компаний от враждебных поглощений и рейдерства.

В Японии осуществление сделок M&A является принципом исключительной добровольности объединения. Для недружественных поглощений в этой стране существуют жесткие институциональные и социальные барьеры. Институциональные барьеры заключаются в том, что менеджмент компании обеспечивает себе постоянных акционеров, обычно из той же финансово-промышленной группы (кэйрецу) или находит себе дружественные банки. Социальные барьеры означают, что культурные традиции японского бизнеса рассматривают компании как сообщество пожизненно работающих в нем сотрудников. Поглощение компании вместе с сотрудниками очень жестко осуждается. Как правило, сотрудники, профсоюзы, администрация и основные акционеры занимают солидарную позицию относительно предполагаемой сделки. Сопротивление служащих является основным препятствием для западных компаний при их попытках поглощения японской фирмы. Однако, в связи с десятилетним застоем в экономике, японское правительство с 2002 г. пересмотрело свои взгляды относительно внешнеторговых взаимоотношений с другими странами и провозгласило политику поощрения прямых иностранных инвестиций и соответственно сделок M&A. После подобных изменений в японском законодательстве западные и американские компании не замедлили войти на японский рынок. Это было продемонстрировано рядом покупок японских компаний, к числу которых можно отнести приобретение американской розничной сетью «Wal-Mart» 37% крупнейшей японской торговой розничной сети «Seiyu» или покупку французской автомобильной компанией «Renault» второго по величине японского автопроизводителя «Nissan», а также приобретение частным американским инвестиционным фондом «Ripple-wood» японских банков «Shinsei bank» и «Long Term Credit Bank».

Однако, ситуация на рынке M&A в Японии все еще остается сложной. Многие, даже крупные слияния в Японии в последние годы оказываются неэффективными. Одним из наиболее ярких примеров является крупное слияние равных банков, осуществленных между двумя токийскими банками «Fuji Bank» и «Industrial Bank of Japan» в целях спасения от банкротства. Эта сделка общей стоимостью более 70,8 млрд. долларов обернулось потерей контроля над операциями, ростом бюрократизма, проблемами в системе учета и невозможностью для клиентов получить деньги в банкоматах по эмитированным банковским карточкам.

Другой негативной особенностью сделок M&A в Японии является крайне длительный период их подготовки и реализации. Зачастую такая сделка занимает два-три года, что является недопустимым в сегодняшней глобальной экономике.

Также, характерной проблемой большинства японских слияний является явное сопротивление персонала переменам и интеграции после слияний. Опросы сотрудников японских компаний показывают, что большинство из них отдают предпочтение конкуренту-соотечественнику, а не иностранной компании, даже если подобная сделка будет менее эффективной. Исследования международной компании «Deloitte, Touche&Tomatsu» 540 слияний с участием японских компаний выявили очень низкую эффективность этих сделок. Только 8% опрошенных японских компаний достигли намеченных целей, 30% не смогли реализовать намеченные цели, но самоокупились, а остальные 62% оказались убыточными.

Необходимо отметить, что мотивы проведения слияний и поглощений в развитых и развивающихся странах различны. Так, основными мотивами сделок M&A в промышленно развитых странах являются либерализация рынков, уменьшение государственного вмешательства в экономику, и как следствие, появление на рынке новых участников и усиление конкуренции. В развивающихся странах сделки M&A происходят, как правило, в рамках приватизационных программ, также осуществляемых в ходе либерализации[7].

В отличие от развитых стран, развивающиеся страны только в конце 90-х гг. начали играть более или менее заметную роль в сделках M&A, чаще реализуемых в форме программ по приватизации, среди которых заметную роль играет Россия, активно проявляющая себя на рынке слияний и поглощений с 2000 г.г.

Российский рынок M&A в силу специфичности российской экономики и российского законодательства также имеет свои особенности, среди которых можно выделить:

1) постоянный процесс перераспределения собственности в компаниях;

2) слабая роль фондового рынка;

3) заинтересованность акционеров и менеджмента компаний не столько в эффективном управлении, сколько в обеспечении личного контроля над финансовыми потоками и выводе активов компании в личную собственность;

4) значительная доля государства в акционерном капитале наиболее крупных и финансово-стабильных компаний, что соответственно вытекает во множественные проблемы управления компанией;

5) проблема аффилированных взаимоотношений в компаниях.

Еще одной из основных проблем российских слияний и поглощений является почти полная идентичность менеджеров компании и его собственников  Российский собственник фирмы зачастую является и менеджером этой компании, что, с одной стороны, исключает возникновение агентских конфликтов, часто происходящих между менеджментом и акционерами иностранных компаний, а с другой стороны, слияние с конкурентом для российской компании часто воспринимается как проигрыш стороне, платящей за сделку M&A.

Кроме того, западный способ предложения акционерам поглощаемой компании - высокие премии, является неприемлемым способом поглощения для российского бизнеса в силу большой затратности такой сделки. Нередко российские «компании-захватчики» предпочитают использовать менее затратную форму приобретения как, к примеру, доведение до банкротства компании-цели. Кроме того, часто привлекаются «свои» средства массовой информации, единственной задачей которых является создание негативного образа компании-цели путем публикаций различной компрометирующей информации.

В России также широко применяется другой метод враждебного поглощения, как оспаривания прав собственности на акции компании или решения ее собственников. Любая формальная оплошность со стороны компании-цели является основанием для оспаривания прав собственников компании-цели или решений ее менеджмента.

Также необходимо отметить слабую законодательную систему защиты прав собственников и антимонопольной противоречивой политики России. Несмотря на то, что государственные органы в России обладают всеми необходимыми полномочиями контролировать рынок и частные компании, высокую концентрацию капитала в руках отдельных олигополистических компаний, антимонопольные органы очень редко отказывают в проведении сделок M&A. Так, к примеру, в 2000 году Министерство по антимонопольной политике России дало согласие на заключение сделок M&A примерно в 94% случаев, по 5% выдвинуло определенные условия и только в 1% случаев запретило такие сделки. Подобные поверхностное отношение к сделкам M&A со стороны государственных органов провоцирует не только возникновение монополий, олигополий и картелей, но и не позволяет защищать компании от враждебных поглощений.

В Казахстан понятие слияний и поглощений пришло благодаря активности иностранных инвесторов, в частности, из Китая, США, Индии и России, которые осторожно начали входить на казахстанский рынок только последние несколько лет.

Несмотря на утверждения наших финансовых аналитиков о том, что рынок слияний и поглощений в Казахстане в настоящее время относительно активен, а конкуренция на казахстанском рынке сегодня достаточно высока, сравнительный анализ мирового рынка M&A позволяет сделать  вывод о том, что рынок слияний и поглощений в Казахстане не только не активен, но и не достаточно развит, чтобы называть его «рынком» вообще.

По мнению некоторых менеджеров казахстанских финансовых компаний, даже за короткий период развития рынка слияний и поглощений можно сказать, что количество успешных сделок в сфере слияний и поглощений в нашей стране больше, чем в среднем по миру [8]. Однако, если судить по тому, что сделки M&A с участием казахстанских компаний начали осуществляться только недавно, то судить об успешности таких сделок, полагаю преждевременным.

Для казахстанских сделок слияний и поглощений характерно прямое влияние государства на бизнес процессы, происходящие в стране. В связи с чем, в основном сделки M&A у нас осуществляются крупными национальными компаниями, либо компаниями, занимающими доминирующее положение на рынке.

Несмотря на некоторую активность казахстанских компаний по инвестированию за рубеж и приобретению иностранных компаний, все же большая доля слияний и поглощений в Казахстане осуществляется с инициативы зарубежных компаний.

Говоря об основных проблемах слияний и поглощений в Казахстане, аналитики указывают на следующие недостатки:

1) информационная закрытость местных компаний. Для владельца бизнеса, желающего продать свой актив, есть большой риск утечки информации. Поэтому такого рода сделки владельцы бизнеса пытаются осуществлять без помощи брокеров или финансовых консультантов, что, к примеру, в западной практике считается неприемлемым.

Непрозрачность слияний и поглощений в Казахстане демонстрируется тем, что у нас пока никто систематически не отслеживает тенденции на рынке слияний и поглощений, а те аналитические и статистические сведения, которые подготавливают аудиторские и финансовые компании не отражают полную сущность всех казахстанских сделок M&A, а ориентированы в основном, на крупные сделки;

2) неразвитый фондовый рынок, и в частности, рынок акций, т.к. компании до сих пор остаются нетранспарентными и в части финансовой отчетности, принятия решений. Рынок акций помог бы также компаниям и потенциальным инвесторам определить рыночную стоимость компании;

3) существование сильной аффилиированности компаний с финансо-промышленными группами, что ведет к нежеланию изменять сложившую ситуацию, неразвитость эффективного корпоративного управления;

4) несовершенство законодательства страны. К сожалению, Казахстан на сегодняшний день не отличается совершенным законодательством, позволяющим полноценно защищать права собственников частных структур, о чем свидетельствует практика произошедших или пытавшихся произойти враждебных поглощений и рейдерских действий со стороны отдельных компаний, не без участия государственных структур, за последнее пятилетие;

5)  отсутствие как теоретического, так и практического опыта местных компаний;

6) дефицит специалистов, способных профессионально сопровождать сделки M&A. Также, одной из проблем казахстанской практики осуществления сделок M&A является то, что многие казахстанские компании, как правило, не пользуются услугами финансовых и юридических специалистов в процессе ведения переговоров, комплексной проверки объекта сделки и составления договоров, что создает опасность неадекватной оценки рисков и управления ими. Интеграция объединенных компаний почти во всех случаях проводится сотрудниками самих компаний, тогда как в Европе и США, объединившиеся компании уже давно начали привлекать внешних, опытных консультантов именно для проведения безболезненного процесса интеграции, вовлеченных в процесс сделки M&A еще на самом первонаначальном этапе;

7) слабая роль антимонопольного органа страны в повышении конкурентоспособности местных компаний и защиты прав собственников бизнеса и потребителей.

Монополия или олигополия в Казахстане, к сожалению, пока не являются объектом размышлений для антимонопольного органа страны. Об этом свидетельствуют деятельность известных казахстанских монопольных компаний, контролирующую значительно большую часть рынка своей отрасли, среди которых можно отметить компании в сфере телекоммуникационных, транспортно-перевозочных, банковских услуг, нефтегазовой, горнометаллургической и иных отраслях.

Проводя небольшой итог сделкам M&A в разрезе различных стран, можно отметить, что в США, Великобритании и других некоторых странах Европы приобретенные компании менее прибыльны по сравнению с компаниями-покупателями. И, наоборот, в Японии, Канаде, Австралии и Новой Зеландии компании-цели были намного более прибыльны, чем компании, осуществлявшие поглощение.

Также можно отметить различия в процессе получения контрольного пакета акций приобретаемой компании в различных странах.  Так, если для США, ввиду присутствия большого количества акционеров, контрольный пакет акций обычно составляет 10-15% и решения принимаются простым большинством голосов от общего числа голосующих акций компании, участвующих в голосовании, то для стран постсоветского пространства, включая и Казахстан, контрольный пакет акций обычно составляет 51%. Однако, даже такой процент акций или доли участия не позволяет участникам принимать решения по многим вопросам деятельности компании. По вопросам  реорганизации, ликвидации, продажи компании и осуществления иных крупных сделок,  решения, в соответствии с законодательством этих стран, принимаются квалифицированным большинством от общего числа голосующих акций общества.

Что касается международных слияний, то, как отмечает Конина Н.Ю., менее 3% от общего числа международных M&A официально относятся к слияниям (хотя многие из них лишь называются слияниями, а в действительности таковыми не являются), а остальная часть приходится на приобретения. На приобретения с покупкой субконтрольного пакета акций (10-49%) приходится примерно 1/3 всех международных сделок в развивающихся странах и менее 1/5 в развитых странах [9].

Таким образом, подводя итог вышесказанному, можно сказать, что сделки по слияниям и поглощения, несмотря на общность механизма их реализации, все же имеют свои различия и специфические особенности в зависимости от правовых и социальных систем стран, где они осуществляются. Однако, как показывает мировая практика, большинство развивающихся стран проходят путь развития их экономики в той же последовательности, как это проходили развитые страны много лет назад. Остается только надеяться, что нашей стране не потребуется столь длительный в столетие путь для того, чтобы повторить экономический опыт США и стран Западной Европы, перестать входить в категорию «стран третьего мира» и войти в число если не самых развитых, то, по крайней мере, в категорию конкурентоспособных государств.

 

Список литературы:

  1. Лупашко С.В. «Государственное регулирование слияний и поглощений компаний» // Государственная служба. 2007, № 2
  2. Зайков А. «Рекордные итоги 2007 года на рынке M&A: 12 тренд-маркеров» // Слияния и поглощения. № 1-2 (59-60). 2008
  3. Садешов А. «Welcome to Рынок. Слияния и поглощения» // analytical review – обзорно-аналитический журнал Exclusive. Март 2006 // exclusive.kz/
  4. Куликов В.А. «Международные сделки по слияниям и поглощениям как проявление глобализации финансовых рынков» // Современные аспекты экономики. 2005, № 22 (89)
  5. Егорова Н.Е., Смулов А.М., Цыганов М.А. «Концептуальная основа согласования интересов в сделках по слиянию и поглощению предприятий» // Сб.: Теория и практика эффективного функционирования предприятий, вып. 4, Москва: ЦЭМИ РАН, 2006
  6. Путеводитель по рынку профессиональных услуг «Слияния и поглощения» // Серия путеводителей справочников «Проверено. Коммерсантъ», М. Альпина Базнес Букс, The Platzdarm Group, 2004
  7. Конина Н.Ю. «Слияния и поглощения в конкурентной борьбе международных компаний» // Монография. Москва. 2005
  8. Рынок поглощений Казахстана. Интернет журнал «Экономический терроризм» // www.e-terror.ru/it2b2.view3.page139.html
  9. Конина Н.Ю. «Слияния и поглощения в конкурентной борьбе международных компаний»// Монография. Москва. 2005
Фамилия автора: Алдабергенова Ботакоз
Год: 2010
Город: Астана
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика