Криминалистическая характеристика насильственных преступлений сексуального характера в отношении несовершеннолетних

Методика раскрытия, расследования и предупреждения преступлений обусловлена исследовани­ем механизма преступной деятельности, раскрывающего условия и обстоятельства криминальной ситуации взаимодействия, способствуя установлению обстоятельств, подлежащих доказыванию. Ме­ханизм преступной деятельности, как объективно-субъективный показатель взаимодействующих субъектов, объектов, предметов, явлений и событий, отражает закономерные процессы проявлений характерных особенностей и индивидуализирующих черт, исследование и анализ которых способст­вуют раскрытию условий и обстоятельств преступления.

Закономерные процессы объективно-субъективного характера обусловлены личностной актив­ностью, выражающейся поведенческими проявлениями устойчивой направленности, раскрывающи­ми доминирующие отношения к объекту преступного посягательства, субъекту, условиям и обстоя­тельствам совершенного преступного деяния. Прав Н.Т.Ведерников, отмечая, что «в преступной дея­тельности субъектов... проявляются определенные группы личностных свойств. На этой основе воз­можна разработка типизации личности преступников... что обусловливается выразившейся в совер­шенном преступлении направленностью личности» [1; 75].

Направленность личности преступников, совершающих сексуальные посягательства в отноше­нии детей, обусловлена действиями насильственного характера, определяемыми системой мотивов, доминирующих в межличностной ситуации взаимодействия. Д.П.Мезинов пишет, что в «любом по­ведении, в том числе и в преступном, и обстоятельствах его осуществления всегда выражается инди­видуальное содержание системы смыслообразующих мотивов, его детерминировавших» [2; 65].

Одним из детерминатов мотивообразующей системы при совершении насильственных действий сексуального характера являются мотивы самоутверждения, доминирования, агрессии, самооправда­ния, которые являются побудительно-регулятивными механизмами сексуальных посягательств. Мо­тив доминирования выражен в желании контролировать свое социальное окружение посредством со­вета, убеждения, приказания воздействовать на поведение окружающих, отговаривать, сдерживать, запрещать, добиваться исполнения своих желаний, диктовать условия, в нежелании подчиняться дру­гим, стремлении быть независимым.

Мотив агрессии, характеризуемый целевой направленностью на агрессию, выражается в воспри­ятии мира как враждебной среды, в признании насилия как способа действия, в нацеленности на борьбу, сражение, возмездие, в стремлении дать отпор или самому напасть, воспрепятствовать, навредить, оскорбить.

Мотивы самооправдания характерны субъектам преступной деятельности в силу проявления защитного стиля поведения, выражающего закономерные процессы выдвижения самооправдатель­ных механизмов личностной активности [3; 13].

Формирование и развитие мотивообразующей системы личностной активности при совершении насильственных действий сексуального характера в отношении малолетних и несовершеннолетних обусловлены типичными проявлениями личностных особенностей преступников, сопровождаемыми противоречиями, внутриличностными конфликтами, развитием внутренних комплексов и возрас­тными особенностями несовершеннолетних и малолетних, явившихся объектами преступного пося­гательства.

Формирование внутренних комплексов не позволяет найти соответствующие способы для реа­лизации адекватных потребностей, которые сопровождаются гормональными изменениями, психо-травмирующими факторами, имевшими место в раннем возрасте. Внутренние конфликты, выража­ются через агрессию, тем более когда основным комплексом является сексуальная область, то совер­шением преступлений по сексуальным мотивам.

Обследовав 77 виновников сексуальных преступлений, R.Lesniak, E.Lesniak считают, что всех их можно разделить на 2 группы — агрессивных и неагрессивных. Группа агрессивных, вне зависимо­сти от конкретного совершенного ими сексуального преступления, состоит из молодых людей, кото­рые чаще характеризуются интровертированностью, действуют цинично, жестоко, преступления со­вершают в ночное время в отношении ранее незнакомых объектов, отличаются импульсивностью по­ведения. Неагрессивные преступники (главным образом педофилы) чаще являются экстравертами, инфантильны, преимущественно были знакомы с жертвами преступлений, которые совершали в ос­новном в дневное время, в 65 % являются алкоголиками [4].

Мотив самоутверждения является побудительной основой насильственных действий сексуаль­ного характера у лиц, для которых характерна чрезмерная приспособляемость к среде, сформирован­ная в результате выраженной доминантности в семье матерей. Проявление криминальной потребно­сти в совершении насильственных действий сексуального характера у этих категорий преступников обусловлено направленностью не на удовлетворение сексуальных потребностей, а на покорение жертвы вследствие постоянного ощущения собственной неполноценности, что отражается прорывом скрываемой до сих пор агрессивности.

Самоутверждение как побудительная сила проявляется вследствие психологических причин, связанных с различными видами сексуальных перверсий, одним из которых является «проигрыва­ние» сексуальных игр 8-10-летнего возраста. Насильник выступает в роли подростка, который по комплексу психологических причин не может перейти во взрослую стадию психосексуального развития, в результате которого совершаются развратные действия, изнасилования в отношении 7-13-летних детей [5].

Исследование побудительно-регулятивных механизмов личностной активности лиц, совершаю­щих насильственные действия сексуального характера, свидетельствует о наличии сексуальных на­рушений, обусловленных, в первую очередь, психическими факторами: семейными, личностными, нарушениями психосексуального развития. З.Старович к семейным факторам относит: отсутствие надлежащего воспитания или неправильное воспитание в семье, доминирование в семье матери или авторитаризм и деспотизм отца, последствия неудачного брака родителей.

Личностные факторы — это низкая самооценка, сексуальная заторможенность и подавленность, невротическая личность, психопатическая личность, психопатология, психическая закомплексован­ность, нарушения сексуальной аутоидентификации.

В нарушения психосексуального развития включены: репрессивная сексуальная мораль в семье, психосексуальная травма (изнасилование, инцест); онанистический комплекс, отверженность средой сверстников, слишком ранняя или запоздалая сексуальная инициация, патологическая сексуальная инициация (например, при групповом сексе) [6].

Причинно-следственная обусловленность механизма насильственных действий сексуального ха­рактера в отношении детей разнообразна. Одни авторы полагают, что в основе педофилии могут ле­жать: сексуальная незрелость, сексуальные фрустрации, сексуальные девиации, психопатология [7]. Другие считают, что причины педофилии кроются в невротизме, сексуальных фобиях, отсутствии уверенности в себе, семейной патологии, алкоголизме [8].

Установление причинно-следственных отношений в механизме насильственных действий сексу­ального характера в отношении детей обусловлены раскрытием объективно-субъективных факторов формирования и развития индивидуально-личностных свойств педофилов.

W.Radeski выделяет 5 групп криминальной педофилии:

1-я группа — педофильные действия, совершенные молодыми преступниками под влиянием ал­коголя, при отсутствии сексуальных отклонений. Преступники этой группы также характеризуются примитивизмом личности; 

2- я группа — педофильные действия в отношении близких родственников, важную роль в со­вершении которых сыграл хронический алкоголизм и примитивизм преступников;

3- я группа — педофильные действия на чувственной основе, когда молодые преступники сожи­тельствовали с 13-14-летними девушками на добровольных началах;

4- я группа — педофильные действия на девиантной основе, в том числе и гомосексуальные пе-дофильные действия;

5- я группа — педофильные действия, совершенные пожилыми лицами (в возрасте старше 60 лет) преимущественно на фоне психоорганического синдрома [9].

Криминальная ситуация взаимодействия при совершении насильственных действий сексуально­го характера в отношении детей определяется проявлениями индивидуально-личностных свойств, отражающихся в окружающей среде условиями и обстоятельствами объективно-субъективного ха­рактера, раскрывающими причинно-следственные отношения формирования и развития направлен­ности умысла на совершение преступления.

Личностная активность субъекта совершения насильственных действий сексуального характера в отношении детей характеризуется дезадаптивной направленностью, проявляемой конфликтным взаимодействием в межличностной ситуации, определяющим методы оказания противодействия рас­крытию, расследованию и предупреждению преступлений путем сокрытия следов преступления, ис­пользованием беспомощного состояния потерпевшего, в силу малолетнего и несовершеннолетнего возраста, использованием зависимого положения, шантажа.

Итак, механизм насильственных преступлений сексуального характера в отношении детей обу­словлен системой доминирующих отношений, определяющих характер преступной деятельности, потребностно-мотивационной сферой личности преступника, помогающей выделить признаки при­чинно-следственной обусловленности события преступления. Особенности проявлений потребност-но-мотивационной сферы личности педофилов способствуют систематизации их как субъектов пре­ступной деятельности, определяющих характер криминальных действий. По данным критериям вы­деляют педофилов-гедонистов, педофилов-тиранов и педофилов-сожителей.

«Педофил-гедонист» — самая массовая и изученная в сексологии категория серийных педо­филов. Насильственные действия сексуального характера в отношении малолетних и несовершен­нолетних он совершает потому, что сам процесс его действий доставляет ему эйфорию и половое наслаждение. У этого типа насильников чаще всего встречаются различные формы сексуальных извращений [10].

Данная категория педофилов для совершения насильственных действий сексуального характера выбирает удобные места, куда заманивает несовершеннолетних, малолетних путем обмана, оказания помощи, предоставления услуг, исходя из возрастных интересов потерпевших, что свидетельствует о планировании своих криминальных действий путем изучения местности и выбора места удовлетво­рения сексуальной потребности «животного инстинкта». Выбор места совершения преступления обу­словлен направленностью субъекта преступной деятельности на сокрытие преступления: на месте преступления не оказывается ничего, что могло бы указать на личность преступника. Как правило, преступник действует в одиночку, жертва ему незнакома, они не имеют между собой связи, что обес­печивает совершение насильственных действий длительное время, порой годами.

Расследование серийных насильственных преступлений сексуального характера свидетельствует, что выбор места совершения преступления обусловлен территориальными принципами: совершением преступления недалеко от места проживания и большей отдаленностью от места проживания по мере увеличения количества совершенных им насильственных преступлений сексуального характера. По степени удаленности мест нападений от места жительства (обитания) преступника выделено три группы преступлений:

  • совершены вблизи места обитания преступника;
  • совершены на большом удалении от места жительства и сгруппированы на ограниченной тер­ритории;
  • совершены на большом удалении от места жительства и распространены на большой террито­рии [5].

Педофил-тиран» — тот, для которого насильственные действия сексуального характера в отно­шении малолетних и несовершеннолетних являются способом самоутверждения, доказательством «половой» силы и состоятельности. Данная типология педофилов получает наслаждение от состоя­ния унижения и беспомощности жертвы (малолетнего либо несовершеннолетнего), ощущения своего превосходства и могущества.

Педофил-сожитель» — самая распространенная категория педофилов, совершающих, насильст­венные действия в отношении неродных детей (детей сожительницы (сожителя) или усыновленного ребенка). Данная типология педофилов наслаждается своей безнаказанностью, получаемым удовле­творением от унижения жертвы, ее беспомощности, полноты контроля над ней [10]. Пользуясь бес­помощным состоянием жертвы, своим социальным статусом в семье, где мать ребенка находится в полной от него зависимости, проявляет деспотизм, жестокость, агрессию. К этой категории относятся также отцы, совершающие насильственные действия сексуального характера в отношении дочерей. Чаще всего такие связи возникают в многодетных семьях, наиболее социально ущемленных слоях общества. Эти отцы — безработные, личности асоциальной направленности, отцы-психопаты, отцы-интроверты и отцы с психосексуальным инфантилизмом (со склонностью к педофилии) [11].

Типичные проявления условий и обстоятельств совершения насильственных преступлений сек­суального характера в отношении детей определяются моделями механизмов, которые обусловлива­ют возникновение следственных ситуаций и служат основой для разработки типовых программ рас­следования. Модель механизма насильственных преступлений сексуального характера раскрывается и действиями потерпевших от преступных посягательств.

Lawrence отмечает, что в 74 % случаев жертвами педофилии являются девочки в возрасте 12-14 лет, в 8% — близкие родственники преступников [12]. Jaskiwicz-Obydzinska пришла к выводу, что пострадавших можно разделить на 3 группы:

1-я группа — девочки в возрасте 4-6 лет; характерные их черты — легкость при знакомстве, смелость и доверчивость по отношению к незнакомым взрослым, их участие в педофильных контак­тах было пассивным и, как правило, происходило под психическим или физическим воздействием;

2- я группа — девочки в возрасте 7-11 лет; половина из них добровольно допустила совершение сексуальных действий;

3- я группа — девочки в возрасте 12-15 лет; 60 % из них воспитывались «на воле» и имели кон­фликтные отношения в семье [13].

Исследование личности потерпевшей, оценка ее поведения способствуют ответу на вопрос: по­чему она оказалась жертвой, т. е. стала объектом преступного посягательства, что побудило насиль­ника к совершению насильственных действий в отношении данной жертвы. Иными словами, иссле­дование личности потерпевшей способствует установлению причин и условий, способствующих со­вершению преступления, проявляемой в механизме преступной деятельности активностью в дейст­виях (бездействиях), раскрываясь поведением жертвы.

Поведение жертвы нами рассматривается как форма выражения личностной активности субъек­та взаимодействия как объекта преступного посягательства в криминальной ситуации, выражающего образ жизни, характерные особенности, черты, свойства, раскрывающие отношение к нормам мора­ли, этики, к общепринятым ценностям. Поведение жертвы может носить провоцирующий, легкомыс­ленный характер, т. е. вызывать у преступника решимость на совершение преступления или его про­должение (так называемое криминогенное поведение потерпевшей) [14]. Другой классификационной основой, характеризующей поведение жертвы, выделяют нейтральное поведение, к которым относят действия случайных пострадавших при внезапном нападении незнакомого преступника.

Исходя из поведения жертвы Д.В.Ривман выделяет наиболее типичные ситуации, в которых со­вершаются изнасилования:

1)   ситуации толчкового характера, связанного с провоцирующим поведением потерпевшей;

2)   ситуации, в которых поведение потерпевшей объективно создало обстановку, способствую­щую совершению изнасилования;

3)   ситуации, в которых поведение потерпевшей было положительным или нейтральным [14].

Итак, следует отметить, что поведение жертвы, выражая индивидуальность проявления лично­стных свойств потерпевшего, определяет его виктимность, т.е. проявляется индивидуальная виктим-ность потерпевшего в механизме преступной деятельности. Индивидуальная виктимность проявле­ния жертвы способствует решению криминалистических задач: моделирования и прогнозирования поведения потерпевшего в ходе собирания, исследования и оценки доказательств, использования для принятия и реализации тактических и стратегических решений, в том числе в условиях риска, систематизации преступлений по видовым признакам, определяющим методы и способы раскрытия, расследования и предупреждения. 

Поведение потерпевших в механизме преступной деятельности определяет условия и обстоя­тельства совершения преступления причинно-следственными отношениями, раскрывающими факто­ры способствующего, провоцирующего характера на совершение насильственных действий сексу­ального характера. Поведение будущей жертвы изучается и самим преступником, который знаком с потерпевшей. Понимая, что грозит разоблачение, он обращает внимание на девочек, в которых ус­матриваются отрицательные черты.

Индивидуальная виктимность у потерпевших выражается в следующих негативных проявлениях:

а) развращенность, нездоровое любопытство;

б) корыстная заинтересованность в получении подарков, денег от преступника;

в)  недопустимая (с учетом возраста) доверчивость, некритичность;

г)  сокрытие факта развращения, независимо от мотивов, при условии, что это поведение позволило преступнику продолжать развращение [14; 150].

Анализ поведения потерпевших в ходе поисково-познавательной деятельности субъектов дока­зывания является способом получения информации о причинах и условиях, способствовавших со­вершению, сокрытию преступления, оказанию противодействия расследованию. Установление ука­занных факторов объективно-субъективного характера имеет практическое значение в процессе до­казывания, в частности, определения условий и обстоятельств формирования и развития направлен­ности умысла на совершение преступления, выбора места, времени, периодичности совершения пре­ступлений, способа совершения преступления, средств и приемов применения при совершении, со­крытии преступлений.

Исследование личности потерпевшей носит информативный характер, обусловлено установле­нием ее роли при совершении преступления, отношением к установлению истины на следствии, це­лью, которую она преследует в ходе расследования; оценкой потерпевшей последствий преступле­ния; отношением к преступнику; позицией ближайшего окружения потерпевшей относительно со­вершенного преступления и преступника.

Личность потерпевшей представляет интерес как один из первоначальных источников получе­ния информации о сексуальных преступлениях. Её свойства, отражаясь в механизме преступной дея­тельности доминантностью, индивидуальностью, избирательностью, находят проявление в обстанов­ке преступления формированием и развитием отношений с преступником, раскрывая причинно-следственную обусловленность события преступления. Поэтому исследование личности потерпев­шей является информативным средством установления обстоятельств, подлежащих доказыванию в ходе раскрытия, расследования насильственных преступлений сексуального характера.

В.С.Бурданова, В.М.Быков считают (и они правы), что расследование и раскрытие любого пре­ступления должно начинаться с его виктимологического анализа. Виктимологический анализ рас­сматривают как планомерную и целенаправленную деятельность следователя по собиранию, иссле­дованию и оценке данных о личности потерпевшего, его связях, особенностях поведения, отношени­ях с преступником, роли в совершении преступления в целях использования полученных результатов для определения наиболее эффективных тактических приемов следственных и розыскных действий, проводимых с участием потерпевшего или без него, а также он предназначен для выполнения иных задач расследования, обеспечивающих законное и обоснованное разрешение уголовного дела [15].

Виктимологический анализ как метод исследования личности потерпевшего рассматривается в качестве определяющей основы установления причинно-следственных отношений в механизме преступной деятельности, как способ решения организационных, поисковых, коммуникативных, ре­конструктивных и удостоверительных задач в ходе поисково-познавательной деятельности субъектов доказывания. Как способ решения организационных задач в ходе раскрытия, расследования и преду­преждения преступлений виктимологический анализ обусловлен выдвижением и проверкой версий, направленных на системное и последовательное исследование обстоятельств, подлежащих доказыва­нию. Следует согласиться с мнением А.М.Ларина о реконструкции образа жизни и поведения потер­певшего [16].

Исследование образа жизни потерпевших при расследовании насильственных преступлений сек­суального характера имеет огромное значение при решении задач выявления категорий дел, которые отличаются высокой латентностью в силу проявлений у потерпевших выраженной податливости внушению, беспомощного состояния психически или физически больной потерпевшей, непонимания происходящего малолетней потерпевшей, искажений ценностно-нормативных критериев в их семьях. 

Поэтому основная задача субъектов доказывания заключается в проведении профилактических мероприятий с целью предотвращения сексуальных посягательств в отношении детей. Здесь умест­ным будет отметить предложенную Д.В.Ривман тактику использования виктимологических возмож­ностей профилактики преступлений, в первую очередь, на наш взгляд, эффективным является прове­дение оперативно-розыскной деятельности от «потенциального потерпевшего к преступнику». Ука­занное направление способствует более эффективному выявлению назревающих преступлений, обеспечивая безопасность потенциальных потерпевших, которыми являются несовершеннолетние и малолетние дети.

Оперативно-розыскная деятельность профилактического направления в отношении детей долж­на исходить из проведения воспитательной работы, мер правового характера, технических средств защиты и оперативно-розыскных мероприятий, направленных на обеспечение безопасности потер­певших. В ходе расследования преступлений сексуальной направленности в отношении детей эффек­тивность профилактических средств зависит от взаимодействия следственно-оперативных работни­ков, изучения и психологического анализа уголовных дел этих категорий с целью выявления типич­ных проявлений условий и обстоятельств следственных ситуаций, отражающих механизм сексуаль­ных посягательств в отношении несовершеннолетних и малолетних детей.

Итак, в ходе раскрытия, расследования и предупреждения преступлений сексуального характера в отношении несовершеннолетних и малолетних можно выделить следующие типичные модели ме­ханизма преступлений:

1)   совершение насильственных действий сексуального характера в отношении несовершенно­летних и малолетних для удовлетворения сексуальных потребностей;

2)   совершение действий в отношении несовершеннолетних, направленных на сексуальную экс­плуатацию.

Совершение насильственных действий сексуального характера в отношении несовершеннолет­них и малолетних для удовлетворения сексуальных потребностей следует классифицировать по спо­собам: использование беспомощного состояния, приведение в беспомощное состояние, шантаж, угроза или иная зависимость; совершенные незнакомыми с потерпевшими преступниками, отцами, отчимами, педагогами при совершении изнасилования, насильственных действий сексуального ха­рактера, развращении малолетних.

Указанная типичная модель механизма преступлений сексуального характера в отношении не­совершеннолетних и малолетних отличается проявлениями следующих действий, которые предшест­вуют конкретным способам совершения насильственных действий сексуального характера:

  • -    выслеживание преступником жертвы в безлюдных местах или, наоборот, в местах скопления людей (приютах, интернатах, школах, магазинах, парках и т.п.);
  • -    знакомство преступника с потенциальной жертвой в компании или при других обстоятельст­вах;
  • -    изучение преступником ситуации в семье, взаимоотношений между ее членами; применение хитрости, коммуникабельности, различных уловок, когда имеет место случайная встреча пре­ступника с потенциальной жертвой.

Следует отметить исследования, проведенные учеными, которые констатируют, что среди субъ­ектов совершения насильственных действий сексуального характера преобладают лица с четко вы­раженными психическими расстройствами. Около 80 % рассматриваемых преступлений совершают­ся лицами, находящимися в состоянии алкогольного (наркотического) опьянения. Преобладают лица в возрасте 18-24 года (около 40%) и 30-40 лет (около 25 %). Примерно 75 % преступников имели ос­новное среднее и общее среднее, 15 % — среднее профессиональное образование; 26 % — это рабо­чие, 8 % — учащиеся учебных заведений общего начального и среднего профессионального образо­вания; 3 % — служащие и работники сельского хозяйства; 51 % — лица без определенного рода за­нятий; 12 % — лица, которые определились в жизни, имеют достаток, соответствующее положение в обществе или занимаются коммерческой деятельностью; 49 % насильственных действий сексуально­го характера совершают лица, ранее судимые за насильственные преступления против личности [17].

Совершение действий, направленных на сексуальную эксплуатацию, имеет корыстную направ­ленность — извлечение выгоды. Это вовлечение несовершеннолетних в занятие проституцией, где используются следующие способы: ненасильственные и насильственные действия осуществлялись родителями, опекунами, попечителями, усыновителями, знакомыми, подругами, занимающимися проституцией, и друзьями, как правило, в течение длительного периода времени в местах проживания. 

Кроме того, отмечены способы: ненасильственное вовлечение несовершеннолетнего в проститу­цию осуществлялось знакомыми (подругами, занимающимися проституцией, друзьями) в местах со­вместного времяпрепровождения; насильственное и ненасильственное вовлечение несовершеннолет­него в проституцию осуществлялось знакомыми (подругами, занимающимися проституцией, друзья­ми) в местах совместного проживания в момент их насильственного удержания в помещении прито­нов; ненасильственные действия по вовлечению несовершеннолетнего в проституцию осуществля­лись незнакомыми ранее лицами в местах прогулок несовершеннолетних, как правило, в вечернее время [18].

При вовлечении в занятие проституцией несовершеннолетних наиболее используемыми спосо­бами являются применение физического и психологического давления, насилия. При систематиче­ском вовлечении несовершеннолетнего в проституцию используются угрозы, физическое насилие, обещание материальных выгод, развратные действия, сожительство, демонстрация порнографии, шантаж.

Таким образом, следует отметить, что сексуальная эксплуатация осуществляется следующими способами, методами воздействия на потерпевших:

  • -    «насильственная» эксплуатация (с применением физического или психического насилия или угрозой применения насилия);
  • -    «ненасильственная» эксплуатация (использование сексуальных свойств лица путем обмана, соблазнения материальными выгодами, и т.п.).

Исходя из способов осуществления сексуаль­ной эксплуатации проведена типология личности «сексуальных эксплуататоров». 

  1. Эксплуататоры-соблазнители — лица, вовлекающие жертву в ситуацию сексуальной эксплуа­тации путем обмана, обещаний, использования доверия жертвы (например, в занятие проституцией).
  2. Эксплуататоры-принудители — лица, вовлекающие жертву в ситуацию сексуальной эксплуа­тации с применением физического насилия (физические сексуальные эксплуататоры) и использую­щие для вовлечения психологическое давление — шантаж, угрозы различного характера (психологи­ческие сексуальные эксплуататоры).
  3. Эксплуататоры-организаторы — лица, организующие занятие проституцией или сексуальную эксплуатацию в иных формах, но, главным образом, создающие условия для сексуальной эксплуата­ции (например, содержатели притонов для занятия проституцией; лица, систематически предостав­ляющие помещения для сексуальной эксплуатации без признаков проституции) [19].

Итак, анализ типичных проявлений способов и методов осуществления сексуальной эксплуата­ции свидетельствует об условиях и обстоятельствах объективно-субъективного характера крими­нальной ситуации взаимодействия, раскрывающих причинно-следственную обусловленность собы­тия преступления, устанавливающих ролевую функцию субъектов взаимодействия в механизме пре­ступной деятельности.

Установление ролевых функций субъектов преступной деятельности способствует решению уголовно-правовых, уголовно-процессуальных задач в ходе поисково-познавательной деятельности субъектов доказывания; криминалистических задач тактического, методического характера при ис­следовании организованности, сплоченности преступной группы, организации, так как сексуальная эксплуатация, тем более несовершеннолетних, носит организованный характер, отличается высокой латентностью. Исследование степени организованности, сплоченности способствует выявлению ор­ганизаторов, подстрекателей и пособников в механизме преступной деятельности, раскрывая ролевое участие каждого из участников преступления.

Латентность данных категорий дел объясняется виктимностью несовершеннолетних, т.е. их не­способностью адекватно оценивать опасность ситуации, противостоять преступному посягательству со стороны взрослых, что отражается в механизме преступной деятельности, направленной на сексу­альную эксплуатацию.

Указанные закономерные процессы объективно-субъективного характера, проявляемые в меха­низме преступной деятельности, отражаются типичными проявлениями индивидуально-личностных свойств несовершеннолетних как субъектов взаимодействия. Индивидуальная активность несовер­шеннолетнего как субъекта взаимодействия в механизме совершения криминальных действий пре­ступниками способствует раскрытию его роли в межличностной ситуации взаимодействия. Типич­ные проявления индивидуальной активности несовершеннолетних, обусловивших выбор их как жертв сексуальной эксплуатации, способствовали систематизации их для раскрытия ролевого уча­стия в причинно-следственной обусловленности события преступления.

Выделены следующие типы жертв сексуальной эксплуатации:

1)    добровольная жертва (в основном это лица, занимающиеся проституцией или оказанием сек­суальных услуг в других формах);

2)    принуждаемая жертва (лица, вовлекаемые в ситуацию сексуальной эксплуатации путем физи­ческого принуждения и психологического давления);

3)    обманутая (некритичная) жертва (лица, поставленные в ситуацию сексуальной эксплуатации путем обмана, злоупотребления доверием, использования отставания в интеллектуальном развитии и т.п.) [19].

Системность исследования типичных проявлений субъектов взаимодействия, как личности пре­ступника, так и личности потерпевшего, отражающихся в механизме преступной деятельности инди­видуальностью, доминантностью и избирательностью, определяют классификационную основу пре­ступлений по видовым, групповым признакам, раскрывающим эффективные методы, способы соби­рания, закрепления и предоставления доказательств в ходе поисково-познавательной деятельности субъектов доказывания.

Классификация преступлений по видовым и групповым признакам является эффективным мето­дом исследования доказательств, определяющим условия и обстоятельства преступлений путем сис­темного, последовательного анализа причинно-следственных отношений в механизме преступной деятельности. Объединение в единую группу насильственных преступлений сексуального характера в отношении несовершеннолетних и малолетних обусловлено личностной активностью преступни­ков, совершающих насильственные преступления сексуального характера, проявляемой в механизме преступной деятельности побудительно-регулирующей основой, раскрывающей характер преступ­ных действий объективно-субъективными факторами формирования и развития направленности умысла на совершение и сокрытие преступления.

Систематизация насильственных преступлений по сексуальным мотивам в отношении несовер­шеннолетних и малолетних обусловлена проявлениями возрастных мотивационных регуляторов их как субъектов взаимодействия и как объектов насильственных действий. Типичность проявлений условий и обстоятельств насильственных преступлений сексуального характера в отношении несо­вершеннолетних и малолетних идентифицирующими признаками личности преступника и личности потерпевшего в механизме преступной деятельности определяет закономерные процессы взаимодей­ствия и взаимосвязи объектов, предметов, результатов в причинно-следственном механизме, выявляя алгоритм первоначальных и последующих следственных и оперативно-розыскных мероприятий.

Условия и обстоятельства следственной ситуации проявляются закономерными процессами ти­пичных проявлений причинно-следственных отношений, формирующих потребностно-мотивационную сферу личности преступника насильственных преступлений сексуального характера, т. е. систематизация насильственных преступлений сексуального характера обусловлена мотивацион-ной направленностью на самоутверждение путем совершения насильственных действий сексуального характера в отношении несовершеннолетних и малолетних, на удовлетворение сексуальных извра­щений. Мотивационная направленность обусловлена корыстными побуждениями — извлечение вы­годы путем вовлечения несовершеннолетнего в занятие проституцией, создания притонов, использо­вания малолетних и несовершеннолетних для порнографических фильмов.

Данная система доминирующих мотивов в механизме преступлений, направленных на соверше­ние насильственных действий сексуального характера, способствует объединению этих категорий дел в одну классификационную систему, определяющую формирование и развитие причинно-следственных отношений криминальной ситуации взаимодействия, детерминирующих характер ти­пичных следственных ситуаций.

Итак, определяющей основой механизма указанных категорий дел являются сексуальные моти­вы, регулирующие и направляющие действия преступников при совершении насильственных дейст­вий в отношении несовершеннолетних и малолетних. Мотивационная направленность преступлений сексуального характера в отношении несовершеннолетних и малолетних определяет постоянную го­товность к совершению криминальных действий преступниками на уровне установки, использования каждой «удобной ситуации», которая, зачастую, планируется заранее, для реализации своей цели.

Таким образом, систематизация насильственных преступлений сексуальной направленности в отношении несовершеннолетних и малолетних обусловлена следующими побудительно-регулятивными механизмами:

  •  -    совершение изнасилования малолетнего и несовершеннолетнего для удовлетворения сексуаль­ных потребностей, исходя их потребности самоутверждения в силу ущербности, из потребно­сти удовлетворения сексуальных извращений;
  • -    совершение развратных действий и других насильственных действий сексуального характера в отношении несовершеннолетних и малолетних для удовлетворения сексуальных извращений;
  • -    использование несовершеннолетних для занятий проституцией, создание притонов, сводниче­ство, исходя из корыстных побуждений.

Указанные механизмы насильственных преступлений сексуального характера в отношении не­совершеннолетних и малолетних обусловлены единством решения первоочередных и промежуточ­ных задач, взаимозависимостью определения средств и способов их решения в ходе поисково-познавательной деятельности субъектов доказывания.

Классификация преступлений по криминалистически значимым признакам, определяющим эф­фективные способы обнаружения, собирания, исследования доказательств, способствует рассмотре­нию ее в качестве метода частной методики расследования. То есть криминалистическая классифи­кация как метод системного, последовательного и целенаправленного исследования условий и об­стоятельств криминальной ситуации взаимодействия определяет типичные проявления характерных особенностей причинно-следственных отношений события преступления.

 

Список литературы

1      Мезинов Д.П. Преступная мотивация как объект криминалистического познания: Дис. ... канд. юрид. наук. — Томск: ТГУ, 1999. — 188 с.

2      ВедерниковН.Т. Личность обвиняемого и подсудимого. — Томск: ТГУ, 1978. — 174 с.

3      Сембекова Б.Р. Криминалистическое исследование обстоятельств преступления, характеризующих субъективную направленность: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — Караганда, 2007. — 27 с.

4      Lesniak R., Lesniak E. Psychiatryczno-psychologiczne aspekty przestepstw seksualnych, w. MaterialyVI Szczecinskiego Sympozjum Naukowegl. — Szczecin, 1974.

5      Бегунова Л.А. Проблемы разработки и использования психолого-криминалистического портрета подозреваемого при раскрытии изнасилований и убийств, сопряженных с действиями сексуального характера: Дис. ... канд. юрид. наук. — М., 2002. — 172 с.

6      Старович Збигнев Судебная сексология: Пер. с польск. — М.: Юрид. лит., 1991. — 336 с.

7      Fitsh W. Men convicted of sexual offences again children // Brit. J. of Criminology. — 1962. — Vol. VII.

8      AMA diagnostik and treatment guidelines concerning child abuse and neglect // J. AMER. Med. ASS. — 1985. — Vol. 254. — № 6. — P. 796-800.

9      Radeski W. Przestepstva preeciwko jbyczajnosci w praktyce sadowej, Studia Kruminol. Kryminalist. Peniten. — 1977. — Vol. VI.

10   Шувалова Т.Г. Насильственные преступления сексуального характера, совершаемые в отношении малолетних и не­совершеннолетних: Дис. ... канд. юрид. наук. — М.: АЭБ МВД России, 2011. — 220 с.

11   Weinberg S. Incest, Behaviour, Celadel. — New York, 1955.

12   Lawrence W. Unlawfulsexual intercourse // Police Surg. — 1978. — 14. — Р. 127-129.

13   Александров Ю.В. Половые преступления: преступники и потерпевшие: Учеб.-практ. пособие. — Киев: КВШ МВД СССР, 1975. — 91 с.

14   Ривман Д.В. Криминальная виктимология. — СПБ.: Питер, 2002. — 304 с.

15   Бурданова В.С., Быков В.М. Виктимологические аспекты криминалистики: Учеб. пособие. — Ташкент: Изд-во Таш­кентской высш. шк., 1984. — 81 c.

16   Ларин А.М. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. — М.: Юрид. лит., 1970. — 220 с.

17   Янущенкова И.В. Использование специальных медицинских знаний в расследовании насильственных действий сек­суального характера: Дис. ... канд. юрид. наук. Тула. — 2004. — 240 с.

18   Шибанова Е.В. Выявление и расследование преступлений, связанных с проституцией: Дис. ... канд. юрид. наук. — Саратов. — 2005. — 206 с.

19   Ковалева М.А. Сексуальное насилие и сексуальная эксплуатация: криминологические и уголовно-правовые аспекты, предупреждение: Дис. ... канд. юрид. наук. — СПб., 2006. — 299 с.

Фамилия автора: Б.Р.Сембекова
Год: 2013
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика