Оценка процессов интеграции Республики Казахстан в среднесрочной и долгосрочной перспективе в мировое хозяйство

Если речь вести об экономической интегра­ции самого Казахстана в глобальном масштабе и на уровне региональной интеграции, то все они будут иметь место и представлять собой объек­тивный процесс. Геостратегические факторы та­ковы, что Казахстан тяготеет к нескольким круп­ным национальным рынкам:

  • первое направление - центрально-азиатские рынки, объединяющие Казахстан, Узбеки­стан, Кыргызстан, Таджикистан и Туркмению;
  • второе направление - южно-азиатский ры­нок (Индия, Иран, Пакистан);
  • третье направление - российский рынок;
  • четвертое направление - китайский рынок. Согласно выдвигаемым в Стратегии «Казахстан-2030» приоритетам во внешнеэконо­мической политике, факторы «промежуточного положения» между названными рынками будут носить долгосрочный и устойчивый характер.

При этом надо учитывать и факт того, что Китай, Индия и Россия относятся к странам БРИКС, т.е. большой экономики. Приверженность к таким рынкам все более будет оказывать влияние на экономику Казахстана.

Этот момент все еще не воспринимается экономистами как важнейший рычаг воздействия на национальную экономи­ку. Потому, в аспекте геоэкономическом, такая внешнеэкономическая ориентация будет оправ­дана, поскольку интенсивность нарастания объ­емов мирохозяйственных связей в данном реги­оне мировой экономики будет возрастать [1].

Однако национальные интересы тяготеющих на данном рынке стран требуют обеспечения не только стабильности в регионе, но и обеспечения экономической безопасности уязвимых стран, к которым относится и Республика Казахстан.

Нынешний этап в развитии стран мирового хозяйства нацелен на достижение инновацион­ного типа развития. Безусловно, ряд факторов институционального характера вносит в это дело реальный вклад. Так, формирование но­вой ступени интеграционного развития 1 января 2012 года - Единого экономического простран­ства (ЕЭП) Республики Казахстан, Российской Федерации и Республики Беларусь явилось зна­чительным событием для каждого из государств, поскольку способствует интенсификации эконо­мического взаимодействия стран. Движение не только товаров, но и факторов их производства открывает новые возможности.

Говоря о перспективах инновационной де­ятельности в странах-членах ЕЭП, следует от­метить, что существует ряд предпосылок для сотрудничества, в числе которых имеющийся научно-технический потенциал каждого го­сударства, достаточно развитая система на­учно-исследовательских центров, институтов, накопленные профессиональные и научные контакты, налаженные способы международно­го сотрудничества. Инициатива реабилитации общего научно-технологического пространства посредством следования единой стратегии науч­но-технологической интеграции заложена в ос­нову проекта Межгосударственной программы инновационного сотрудничества стран СНГ на период до 2020 года.

Целью данной программы является создание условий для повышения глобальной конкуренто­способности экономики государств-участников СНГ, трансформации ее в социально-ориентиро­ванную инновационную экономику, реализация приоритетов экономического развития в иннова­ционной сфере на основе эффективного взаимо­действия национальных инновационных систем в интегрируемом инновационном пространстве, утверждения международного авторитета Со­дружества как одного из мировых центров тех­нологического лидерства [2].

В качестве ключевого инструмента предла­гается использование межгосударственных пи­лотных программ и проектов инновационного сотрудничества. Примером похожей инициати­вы является принятие 7-ой Рамочной програм­мы научных исследований и технологического развития ЕС на 2007-2013 годы, цель которой заключается в создании европейского научного пространства.

Для прогнозирования этих явлений следует обратиться к накопленному методическому ба­гажу. Так, вопросы обоюдного влияния эконо­мической интеграции и роста инноваций на раз­витие экономики весьма активно обсуждаются в мире. Так, Д. Броу и М. Рута построили модель, показывающую, что в случаях, когда экономи­ческая интеграция сопровождается сотрудни­чеством на политическом уровне, она интенси­фицирует инновационную деятельность, так как фирмы в таких условиях сталкиваются с менее жесткой конкуренцией [3].

С. Браун, проведя анализ зависимости меж­ду экономической интеграцией, продуктовыми и процессными инновациями и сравнительным спросом на трудовые ресурсы, подтвердил, что уменьшение конкуренции приводит к росту про­дуктовых инноваций и увеличивает спрос на квалифицированную рабочую силу [4].

Конечно же, существует риск торможения научно-технического потенциала страны вслед­ствие масштабного смещения ресурсов от фун­даментальных, оказывающих эффект скорее в долгосрочном периоде к прикладным исследо­ваниям, которые немедленно усиливают конку­рентоспособность.

Потому следует зафиксировать, что действие экономической интеграции на инновационное развитие проявляется в следующих аспектах.

Во-первых, при интеграции стран со схо­жей структурой народного хозяйства в резуль­тате возрастания давления конкуренции многие предприятия стремятся снизить издержки, повы­сить качество продукции, упрочить имеющиеся позиции и завоевать новые ниши на рынке, что приводит к росту инновационной активности предприятий.

Во-вторых, формирование общего рынка интенсифицирует приобретение новых техноло­гий, оборудования, а также большого числа орга­низационных инноваций. Как следствие первого аспекта, скорость, с которой фирмы обучаются и накапливают необходимые ресурсы, определяет их шансы на проникновение на рынок.

В-третьих, происходит постепенное сниже­ние транзакционных издержек технологической торговли в результате создания общего рынка коммерциализации результатов инновационной деятельности. На рынке научно-технической продукции имеются свои транзакционные из­держки: со стороны спроса они связаны с поис­ком на рынке необходимых знаний, фильтрацией, обработкой информации, заключением контрак­та, выбором между самостоятельным произ­водством знаний и закупкой знаний извне [5].

Социально-экономическое развитие Казах­стана и модернизация ее экономики создают но­вые возможности для экономической интегра­ции и взаимовыгодного сотрудничества страны с другими государствами СНГ, ЕврАзЭС, ЕЭП и иными интеграционными объединениями, т.е. в глобальном и региональном масштабах.

Между тем судьба ЕЭП частично зависит от основных геополитических трендов, которые идут внутри стран ЕЭП и вполне могут быть причиной как для конфликтов, так и дальнейше­го укрепления сотрудничества.

Так, например, стратегия развития внешне­экономических связей России предусматривает улучшение сотрудничества с Европейским Со­юзом (Германией и Италией, в первую очередь), а также США. При этом возможна интеграция с ЕС и НАТО, в том числе и с Афганистаном. Имеют место мягкий изоляционизм во внешней политике, отсутствие мессианства и ограниче­ние сугубо собственными интересами. Отноше­ния со странами СНГ во внешней политике от­несены на третий уровень по важности.

Ныне Россия переходит к политике поощре­ния легальной миграции для быстрого наращи­вания населения, и по всей вероятности, в бли­жайшие годы мощное влияние Россия сохранит только на страны ЕЭП, а все остальное СНГ бу­дет предоставлено собственной судьбе.

Для развития экономики Казахстана ныне свойственно следующее. Казахстан находит­ся в переходной стадии своего политического развития, чреватой расколом политических элит, поэтому уязвим. Продолжается политика индустриализации и наращивания присутствия государства в стратегически важных отраслях. С одной стороны, в стране усиливается присут­ствие Китая и России. С другой стороны, Казах­стану при действующей политической системе не хватает резервов, чтобы адекватно перейти от сырьевой модели экономики к развитой. Внеш­няя политика Казахстана не отличается ини­циативностью и не в состоянии использовать имеющиеся резервы. Внутри страны нарастает межнациональное и социальное напряжение.

Что же касается Беларуси, то целесообразно здесь отметить, что ослабляется сотрудничество с Россией и блокируется деятельность, к при­меру, ОДКБ. Также часто проявляется значи­тельная личная неприязнь между белорусской и российской элитами. Усиливается сотрудниче­ство с Евросоюзом, усиливается новое сотруд­ничество с Китаем и Венесуэлой. Китай будет строить инновационное высокотехнологичное производства и «чайнатауны», а Венесуэла по­ставлять нефть взамен российской. Хотя эконо­мической трансформации белорусского режима не происходит и также функционирует полуго­сударственная экономика, но режим Лукашенко компенсирует это за счет политических успехов и помощи новых союзников.

В мире существует достаточно много анало­гов ТС и ЕЭП. Как видно, они вполне успешно функционируют и состоят из нескольких стран с разным уровнем развития и специализацией экономики. При этом страны могут не грани­чить друг с другом. Суть же союза заключается в том, что чтобы защитить своих потребителей от третьих стран и облегчить торговлю внутри союза. В этом плане на Таможенный союз похо­жи следующие экономические блоки: Североа­мериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА), Европейская ассоциация свободной торговли, МЕРКОСУР, Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива. На на­стоящий момент они вполне жизнеспособны и потери суверенитета от участия в них не про­исходит [6].

За последние годы, особенно в период после мирового кризиса, активизировала свою дея­тельность Шанхайская организация сотрудниче­ства (ШОС), поскольку всеми ее членами осоз­навалось, что спасение от глобального кризиса кроется в выработке единой стратегии действий и кооперации всех имеющихся ресурсов. И как справедливо отмечал президент РК Нурсултан Назарбаев: «государства, входящие в ШОС, об­ладают всеми необходимыми составляющими для того, чтобы организация стала мощным фи­нансово-экономическим объединением. Надо открывать друг другу рынки и находить новые формы взаимных расчетов в этих трудных ус­ловиях» [7]. С этой целью было поддержано предложение о необходимости создания стаби­лизационного фонда для поддержки членов и наблюдателей ШОС. Тем самым ШОС создает альтернативу МВФ и Всемирному Банку. В це­лях ослабления зависимости от переживающей не лучшие времена американской финансовой системы в ближайшее время может быть реали­зована идея создания единой зоны экономиче­ского взаимодействия.

Страны ШОС - обладатели внушительных запасов энергетических ресурсов, в частности: Россия и Казахстан - углеводородного сырья; Китай, Россия, Киргизия и Таджикистан - круп­ных объектов энергетики. Это уже фундамент для создания единого энергетического простран­ства ШОС, подспорьем чему служит существу­ющая система трубопроводов на пространстве ШОС, соединяющая Россию, страны Централь­ной Азии и Китай.

Все это служит основой для обозначения Казахстаном приоритетов в создании единого энергетического рынка и общего транспортного коридора ШОС. К тому же уже сегодня можно говорить о взаимодействии «оси» производите­лей (Россия - Казахстан - Узбекистан - Иран) и «оси» потребителей энергоресурсов (Китай -Таджикистан - Киргизия - Индия - Пакистан -Монголия).

Тем самым энергетическая кооперация в рамках ШОС нивелирует объективно существу­ющую внутри производителей и потребителей конкуренцию.

Финансовый кризис дал импульс для роста интереса стран друг к другу по различным фор­мам координации усилий. Страны-участницы ШОС приняли обязательства создать условия для взаимной торговли, притоку инвестиций, укре­пления рыночных механизмов, чтобы совмест­ными усилиями противостоять экономическому кризису и ускорить экономическую интеграцию. Этому способствует и развитие транспортных коммуникаций, в том числе инициируемый Ка­захстаном проект международного транзитного автодорожного коридора «Западный Китай - За­падная Европа». Проект обеспечит грузопере­возки по трем основным направлениям: Китай-  Казахстан, Китай - Центральная Азия, Китай -    Россия - Западная Европа. В рамках сотруд­ничества между КНР, Казахстаном, Киргизией и Таджикистаном идет реализация 87 новых транспортных проектов.

Таким образом, наблюдается процесс транс­формации ШОС из консультативной структуры в мощную региональную организацию, все бо­лее расширяющей сферу ее ответственности по всем направлениям деятельности, включая не только политические, но и военные, экономические.

Думается, что это не предел, и в перспек­тиве интеграционный, торгово-экономический, инвестиционный, антитеррористический, энер­гетический, геополитический, транспортный и гуманитарный компоненты будут на ближайшее время ключевыми в деятельности ШОС, где ме­сто и роль Казахстана также возрастет.

 

Литература

  1. Карибджанов Е.С. Современный нефтяной бизнес и Казахстан. - Алматы: АЭСИ, 2001. - С. 159.
  2. Межгосударственная программа инновационного сотрудничества стран СНГ на период до 2020 года.
  3. Brou D., Ruta M. (2011) Economic integration, political integration or both? Journal of the European Economic Association. Vol. 9(6): 1143-1167.
  4. Braun S. (2008) Economic Integration, Process and Product Innovation, and Relative Skill Demand. Review of International Economics. Vol. 16(5): 864-873.
  5. Antonelli C. (2004) To use or to sell technological knowledge. University of Turin Working Papers. №5.
  6. Мухамеджанов Б. Г. Перспективы создания Единого экономического пространства (2011-2012): науч.-попул. изд. - Алматы: ОФ "Фонд Первого Президента Республики Казахстан", 2011. - С.20-22.
  7. Заседание Совета глав правительств государств-членов ШОС по разработке системных мер по преодолению кризисных явлений. Астана, октябрь 2008 г. 
Фамилия автора: Р.С. Абдрахманова
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика