Правовой статус космонавтов

В статье отмечено, что в связи с первым полетом человека в космос возникла необходимость в меж­дународно-правовом определении и закреплении статуса космонавтов. Рассмотрены доктринальные положения и ключевые документы ООН в области космической деятельности, затрагивающие статус космонавтов и юрисдикцию государств в их отношении. Проанализировано национальное законода­тельство Республики Казахстан на предмет соответствия нормам международного космического права в данной сфере; обозначены некоторые проблемы и предложены пути возможного решения. 

12 апреля 1961 г. состоялся первый полет человека в космос. Это важное событие положило на­чало новой космической эре человечества. Полет Ю.А.Гагарина открыл новые перспективы мирного освоения космоса, обозначил необходимость международно-правовой регламентации, усиления меж­дународного сотрудничества в этой сфере. За прошедшее время в космосе побывало много космонав­тов, стали даже появляться космические туристы. Однако вопрос правового статуса космонавтов до сих пор представляет тему для споров и обсуждений. 7 апреля 2011 г. Генеральная Ассамблея ООН провозгласила 12 апреля Международным днем полета человека в космос. Тем самым в очеред­ной раз была подтверждена важная роль космонавтов и их миссии со стороны мирового сообщества.

По мере проникновения человека в космос возникла практическая необходимость в правовом регулировании общественных отношений, связанных с освоением и использованием космического пространства. Уже в начале 1960-х гг. Генеральная Ассамблея ООН признала «общий интерес чело­вечества в космическом пространстве». Под эгидой ООН были выработаны и основные международ­ные принципы исследования и использования космоса. Они легли в основу принятых в 1960-1970-х гг. пяти международных актов, которые и сейчас составляют фундамент международного правопорядка в космосе: Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию косми­ческого пространства, включая Луну и другие небесные тела (Договор по космосу 1967 г.); Соглаше­ние о спасании космонавтов, возвращении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в кос­мическое пространство (Соглашение о спасании космонавтов 1968 г.); Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами (1972 г.); Конвенция о регистра­ции объектов, запускаемых в космическое пространство (1974 г.); Соглашение о деятельности госу­дарств на Луне и других небесных телах (Соглашение о Луне 1979 г.) [1; 692, 693]. Перечисленные международные документы ООН являются базовыми источниками международного космического права. И каждое из них в большей или меньшей степени затрагивает вопросы международно-правового статуса космонавтов.

В соглашениях по международному космическому праву для обозначения лиц, совершающих космические полеты и находящихся на борту космических объектов или на небесных телах, исполь­зуются различные термины: «космонавты», «экипаж», «персонал», «представители», «лица на борту космического объекта». Это не означает, однако, что нормы международного космического права устанавливают различия в правовом режиме лиц, совершающих космические полеты, в зависимости от выполняемых ими функций или по каким-либо иным признакам. Независимо от того, являются ли такие лица военными или гражданскими, управляют ли они космическим кораблем или выполняют научно-исследовательские функции, а также независимо от их гражданской принадлежности все они с точки зрения международного космического права имеют одинаковый статус космонавтов [2; 189]. Вместе с тем на современном этапе развития мировой космонавтики и сотрудничества в этой сфере мы можем прогнозировать появление новых терминов для обозначения лиц, пребывающих в косми­ческом пространстве. В частности, уже сейчас в юридической литературе все чаще стал обсуждаться вопрос о правовом статусе так называемых «космических туристов». С усилением интереса со сторо­ны государств к освоению космического пространства допустимо осуществление полетов и других «пассажиров», которые также потребуют соответствующей терминологии, классификации по катего­риям и осуществления международно-правовой регламентации (по аналогии с морским и воздушным правом).

Ключевые международные источники права ООН в сфере космической деятельности неодно­кратно упоминают в своих нормах устойчивый термин «космонавт». В этой связи в данной статье любое лицо, находящееся с соответствующей миссией в космическом пространстве, будет рассмат­риваться в рамках определения «космонавт».

Прежде чем перейти к анализу правового статуса, необходимо определиться с содержанием и значением непосредственно термина «космонавт». В этом случае обратимся к некоторым толковым словарям. К примеру, общую интерпретацию данного термина дает толковый словарь русского языка (так называемый «Словарь Ожегова»), согласно которому «космонавт — это специалист, совершаю­щий полет в космическом пространстве. При этом выделяются летчик-космонавт, космонавт-исследователь» [3]. Более специализированное, а именно международно-правовое толкование опре­деляет словарь международного космического права. Так, космонавт (от греч. kosmos — строй, поря­док, мир, Вселенная и nautes — мореплаватель) — термин, широко используемый в международных соглашениях и в литературе на русском языке (англ. — astronaut — астронавт), но не имеющий еди­ного договорного или доктринального определения. В литературе по космонавтике под этим терми­ном понимается человек, прошедший специальную медико-биологическую и техническую подготов­ку и принявший участие в космическом полете в качестве командира космического корабля или чле­на экипажа. В некоторых работах по космическому праву в качестве критериев определения термина «космонавт» предлагается считать факт осуществления лицом космического полета, а также соответ­ствие его деятельности полетному заданию, нормам и принципам международного космического права [4; 118].

В связи с отсутствием нормативного определения термина «космонавт» («astronaut»), а также на основании общих правил толкования договоров, установленных ст.31 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г., можно обратиться к общеупотребительному значению данного термина. В различных энциклопедических изданиях космонавт (астронавт) определяется как «чело­век, проводящий испытания и эксплуатацию космической техники в космическом полете», либо как «человек, пилотирующий космические аппараты, управляющий их системами или выполняющий на­учные исследования на борту в ходе космического полета». Однако использование указанных опре­делений, тем не менее, не дает ответа на некоторые важные вопросы, связанные с применением меж­дународных договоров, регулирующих космическую деятельность [5; 94].

В соответствии с положениями Договора по космосу 1967 г. космонавты рассматриваются как «посланцы человечества в космос» (ст. V) [6]. Некоторыми авторами обосновывается точка зрения относительно международной космической правосубъектности отдельных индивидов (физических лиц). В подтверждение делаются ссылки на ст. V Договора по космосу 1967 г. И в этом смысле мы согласны с точкой зрения профессора Г.П. Жукова о том, что понятие «посланец человечества в кос­мос» в контексте Договора по космосу 1967 г. не означает признания космонавтов субъектами меж­дународного права. Данная формулировка носит характер торжественного признания космонавта как личности, совершающей свои полеты на благо всего человечества. Вместе с тем столь высокая оцен­ка выполняемой космонавтами миссии обязывает государства принимать все возможные меры по охра­не их жизни и здоровья [7; 54].

Для определения правового статуса экипажа международной космической станции (МКС) важ­ное значение имеет Соглашение относительно сотрудничества по международной космической стан­ции гражданского назначения от 29 января 1998 г. Сторонами этого соглашения являются Правитель­ства Канады, государств-членов Европейского космического агентства, Японии, Российской Федера­ции и Соединенных Штатов Америки. По этому соглашению государства-стороны зарегистрировали созданные ими космические элементы, над которыми каждое из них осуществляет свою территори­альную юрисдикцию. Одновременно каждое из этих государств сохраняет юрисдикцию и контроль над своими гражданами в пределах всей космической станции. Таким образом, территориальная юрисдикция государства сочетается с его персональной юрисдикцией.

Наряду с Межправительственным соглашением о МКС, соответствующими меморандумами о взаимопонимании важным документом для определения правового статуса экипажа МКС является Кодекс поведения экипажа МКС, заключенный в форме межправительственного соглашения. Раздел III Кодекса посвящен полномочиям и обязанностям командира МКС, порядку подчиненности и передаче полномочий на орбите, взаимоотношениям между наземным и орбитальным управлением. В теоретическом плане интерес представляют положения Соглашения 1988 г. об уголовной юрис­дикции государств-партнеров МКС [8; 342, 343].

Осуществление миссии и непосредственно деятельности космонавтов в космическом простран­стве основывается на принципе международного сотрудничества. К примеру, это заложено нормами Договора по космосу 1967 г., содержание которых ориентировано на следующие ключевые моменты:

  • оказание помощи космонавтам в результате внештатных ситуаций. Государства оказывают им всемерную помощь в случае аварии, бедствия или вынужденной посадки на территории какого-либо другого государства или в открытом море. При этом космонавты, которые совершают такую вынуж­денную посадку, должны быть в безопасности и незамедлительно возвращены государству, в регистр которого занесен их космический корабль. Однако, как справедливо отмечает профессор М.А. Сар-сембаев, это только общее положение, обязывающее государства оказывать помощь космонавтам. Необходимо учитывать различные непредвиденные обстоятельства и трудности, с которыми может столкнуться экипаж космического корабля. Могут выйти из строя те или иные системы, может уси­литься радиация, не исключена ошибка в расчетах. При наличии неполадок экипаж космического ко­рабля должен информировать об этом Землю по спутниковой связи. Но сигналы об опасности могут принять не только государства, осуществившие запуск, но и другие государства. Поэтому в обязан­ность последних должно быть вменено слежение за этими сигналами и оказание космонавтам необ­ходимой помощи, а также информирование государств, осуществивших запуск [9; 338];
  • взаимопомощь и сотрудничество между космонавтами, независимо от их гражданства либо принадлежности к определенной юрисдикции. При осуществлении деятельности в космическом про­странстве, в том числе и на небесных телах, космонавты одного государства оказывают возможную помощь космонавтам других государств;
  • предостережение космонавтов от возможных угроз их жизни. В этом случае государства не­замедлительно информируют друг друга или Генерального секретаря Организации Объединенных Наций об установленных ими явлениях в космическом пространстве, включая Луну и другие небес­ные тела, которые могли бы представить опасность для жизни или здоровья космонавтов.

Истории человечества известны случаи нештатных ситуаций, происходивших в отношении кос­монавтов, экипажей пилотируемых космических кораблей. К примеру, 17 января 1969 г., когда на Землю возвращался Борис Волынов на корабле «Союз-5». За день до этого впервые в мире была проведена успешная стыковка двух пилотируемых кораблей. Двое космонавтов с «Союза-5», Алексей Елисеев и Евгений Хрунов, перешли на борт «Союза-4» под управлением Владислава Шаталова и успешно приземлились.

Спуск же Волынова проходил в крайне неблагоприятных условиях. Сначала в нужное время не произошло отделения приборного отсека от спускаемого аппарата. Когда же он все-таки отделил­ся, аппарат оказался дезориентированным, подставив стремительному воздушному потоку незащи­щенную сторону. Волынов сообщил, что некоторые узлы аппарата накалились докрасна и что нарас­тающие перегрузки выталкивают его из кресла, вместо того, чтобы вжимать в него. Еще несколько мгновений — и аппарат сгорел бы в плотных слоях атмосферы вместе с космонавтом, но каким-то чудом он все же перевернулся, занял правильное положение и приземлился с целым и невредимым космонавтом на борту. Волынов перенес сильнейшее нервное потрясение и смог отправиться в кос­мос только семь лет спустя.

Нештатная ситуация в космосе, повлекшая за собой гибель космонавтов, произошла 30 июня 1971 г., когда в корабле «Союз-11» на Землю возвращался экипаж орбитальной станции «Салют-1» в составе Георгия Добровольского, Владислава Волкова и Виктора Пацаева. Космонавты пробыли на станции 23 дня, установив рекорд пребывания на орбите и пережив первый в истории космический пожар. Примечательно, что изначально вместо них должен был лететь другой экипаж, но в последний момент у одного из его членов врачи обнаружили затемнение в легком и от полета отстранили. Тра­гедия случилась во время спуска. На высоте примерно 150 километров, во время отделения от спус­каемого аппарата бытового и приборного отсеков, открылся один из клапанов дыхательной вентиля­ции, которые по расписанию открываются перед самой землей и выравнивают внутреннее и внешнее давление воздуха. Причина этого ЧП не выявлена до сих пор. Считается, что произошел разрыв двух находящихся рядом со злополучным клапаном пироболтов. Был приведен в движение запирающий шток клапана, тот открылся, и спускаемый аппарат был разгерметизирован. По одним данным кос­монавты сразу потеряли сознание и никак не могли исправить ситуацию, по другим — экипаж был в сознании около 15-20 секунд, но космонавты ошиблись и попытались закрыть не тот клапан. В лю­бом случае, перепад давления вызвал потерю сознания и закипание азота в крови. Спускаемый аппа­рат в целости и сохранности приземлился в заданном квадрате с тремя мертвыми телами на борту [10].

Договор по космосу 1967 г. впервые упомянул о космонавтах в контексте международно-правовой регламентации и дал лишь общие ориентиры для выработки последующих правовых доку­ментов. И таковым явилось Соглашение о спасании космонавтов, возвращении космонавтов и воз­вращении объектов, запущенных в космическое пространство 1968 г. [11].

В соответствии с данным Соглашением государства-участники, которые получили сведения или обнаружили, что экипаж космического корабля потерпел аварию, находится в состоянии бедствия, совершил вынужденную или непреднамеренную посадку на их территории, в открытом море, или в любом другом месте, вне юрисдикции какого-либо государства, немедленно должны:

  • проинформировать Генерального секретаря ООН и власти, осуществившие запуск;
  • принять все возможные меры для спасания и оказания всей необходимой помощи экипажу космического корабля, потерпевшего аварию или совершившего вынужденную посадку;
  • обеспечить безопасное и незамедлительное возвращение экипажа космического корабля пред­ставителям властей, осуществивших запуск.

Соглашение о спасании космонавтов 1968 г. целиком построено на принципе международного сотрудничества и по общему правилу обязывает государства предпринимать все усилия в этом отно­шении, независимо от наличия или отсутствия юрисдикции в отношении территории этих государств, где совершается вынужденная посадка экипажа космического корабля.

К примеру, если в результате аварии, бедствия, вынужденной или непреднамеренной посадки экипаж космического корабля приземлится на территории, на которую распространяется юрисдикция государства-участника, то оно первым в обязательном порядке примет все возможные меры для ока­зания необходимой помощи. При этом допускается сотрудничество с властями, осуществившими за­пуск, если их помощь будет способствовать обеспечению быстрого спасания либо в значительной степени повысит эффективность таких операций. Однако данные операции будут проходить в усло­виях руководства и контроля со стороны государства, юрисдикция которого действует в месте аварии или вынужденной посадки экипажа.

Возможны случаи, когда спасание космонавтов может проходить в условиях отсутствия дейст­вия юрисдикции какого-либо конкретного государства. Речь идет о том, если вынужденная посадка космонавтов произошла в открытом море либо в другом месте, не находящемся под юрисдикцией какого-либо государства. В этом случае государства, которые в состоянии сделать это, окажут по­мощь в осуществлении операций по поискам и быстрому спасанию экипажа космического корабля. О принимаемых мерах и достигаемых результатах государства информируют власти, осуществившие запуск, и Генерального секретаря ООН.

Что касается возвращения экипажа космического корабля представителям властей, осуществив­ших запуск, то данный процесс должен проходить в условиях безопасности и незамедлительности, независимо от того, где он был обнаружен: на территории, находящейся в юрисдикции государства, либо в другом месте вне ее, или в открытом море. Отметим, что ни в Договоре по космосу, ни в Со­глашении о спасании, ни в другом документе не фигурирует критерий гражданства как основание для возвращения космонавта государству, гражданином которого он является. Следовательно, меж­дународный экипаж, оказавшийся в бедственном положении, должен быть возвращен не по принци­пу гражданства его отдельных членов, а в полном составе [2; 195].

Вместе с тем упомянутые международные договоры ООН в области космической деятельности почти полвека регулируют сферу мирного освоения космоса. Они являются ключевыми ориентирами для государств-участников при разработке национальных законодательств в этой сфере.

Не является исключением и Казахстан. 15 мая 1997 г. Республика Казахстан присоединилась к пяти основным документам ООН, в том числе и к Соглашению о спасании космонавтов 1968 г. Присоединение к договорам и соглашениям в области международного космического права нашло свое отражение в принятом в 2012 г. Законе Республики Казахстан «О космической деятельности» [12], в том числе и в отношении правового статуса космонавтов.

В летописи казахстанского космоса золотыми буквами вписаны имена выдающихся космонавтов — Тохтара Аубакирова и Талгата Мусабаева. На современном этапе к полету в космос готовится еще один наш космонавт — Айдын Аимбетов.

Закон закрепил и разграничил два ключевых понятия: «кандидат в космонавты» и «космонавт». Кандидатом в космонавты может стать гражданин Республики Казахстан, прошедший предваритель­ный отбор и направленный на подготовку для получения квалификации космонавта. Космонавтом является гражданин Республики Казахстан, прошедший подготовку, получивший документы о при­своении квалификации космонавта (космонавта-испытателя, космонавта-исследователя, инструктора-космонавта) и статуса космонавта.

Для участия в отборе кандидатов в космонавты необходимо соответствовать двум критериям: возраст от 18 до 40 лет и наличие высшего образования.

Правовое положение и меры социального обеспечения кандидата в космонавты, космонавта рас­смотрены в отдельной главе 6 Закона «О космической деятельности». Эти нормы направлены на ре­гулирование следующих вопросов:

  • статус кандидата в космонавты, космонавта; их подготовка;
  • гарантии в случае получения увечья, заболевания или гибели (смерти);
  • компенсация расходов на погребение:
  • медицинское и санаторно-курортное обслуживание;
  • материальное обеспечение  космонавтов, удостоенных почетного  звания «Қазақстанның ғарышкер-ұшқышы» (Летчик-космонавт Казахстана).

В развитие общих положений Закона «О космической деятельности» Правительством Республи­ки Казахстан в 2012 г. были приняты соответствующие постановления. В частности, это постановле­ния № 502 «Об утверждении Правил отбора кандидатов в космонавты и присвоения статуса кандида­та в космонавты, космонавта», № 581 «Об утверждении Правил выплаты единовременной компенса­ции кандидату в космонавты, космонавту при установлении инвалидности, наступившей в результате травмы, увечья, заболевания, полученных при исполнении служебных обязанностей, а также в случае его гибели (смерти) в связи с исполнением служебных обязанностей». Приказом Председателя На­ционального космического агентства утверждено специальное положение «Об Отряде космонавтов Республики Казахстан» от 16 апреля 2012 г.

Все эти подзаконные акты направлены на регулирование правового статуса кандидатов в космо­навты и непосредственно космонавтов, однако, в отличие от международных соглашений, в большей степени сосредоточены на обеспечении социального пакета гарантий. Они основываются на принципах международного сотрудничества в сфере мирного освоения космоса.

Следует подчеркнуть, что в Республике Казахстан долгое время отсутствовал единый норматив­ный акт, направленный на регулирование общественных отношений в области космической деятель­ности. Эта сфера подпадала под действие подзаконных актов. И вслед за принятием нового Закона последовали новые правила, положения, в частности, касающиеся правового статуса космонавтов и действующие на современном этапе.

Подводя итоги, хотелось бы обратить внимание на следующие проблемы и предложить пути их возможного решения. Как было рассмотрено выше, имеется ряд толкований содержания понятия «космонавт» в юридической литературе, однако отсутствует единое нормативное закрепление его в международных документах. Следовательно, государствам под эгидой Комитета ООН по космосу было бы целесообразным выработать единый термин, прописать в международном документе, а так­же рекомендовать участникам использовать единый термин в своих национальных законодательствах.

Немаловажным аспектом является вопрос определения статуса космических туристов. И здесь мы разделяем точку зрения профессора С. Хоб, который говорит о том, что «необходимо срочно рас­смотреть вопрос о том, следует ли разработать специальные условия для полета так называемых «участников полета» — непрофессиональных космонавтов (астронавтов), которые летят, прежде все­го, в туристических целях, — и включить в Конвенцию о космонавтах (астронавтах)» [13; 142, 143].

Увеличение числа пилотируемых полетов в космос в условиях быстрого темпа развития научно-технического прогресса показало, что международно-правовая база ООН несколько отстает от прак­тики и содержит ряд пробелов. В этой связи, также в рамках Комитета ООН по космосу, необходимо выработать единые специальные правила для правого регулирования пилотируемых полетов.

В Соглашении о спасании космонавтов 1968 г. предусмотрены процедуры возвращения космо­навтов и космических объектов (и их составных частей) представителям властей, осуществивших за­пуск. При этом в отношении объектов четко прописано, что бремя возмещения расходов по возвра­щению космических объектов лежит на властях, осуществивших запуск, в то время как в отношении космонавтов норм о том, кто понесет финансовые затраты по их возращению, не содержится. В этом случае расходы могли бы быть возложены по аналогии с возмещением затрат по возвращению кос­мических объектов либо по международному договору разделены между государствами-участниками международной экспедиции. Следовательно, Соглашение о спасании космонавтов требует некоторых изменений и совершенствования.

В заключение хотелось бы привести слова из выступления Б. Айтимовой на заседании Гене­ральной Ассамблеи ООН, посвященной 50-й годовщине первого полета человека в космос: «Казах­стан придает важное значение развитию собственной космической деятельности как важному и по­стоянно развивающемуся источнику инновационных технологий. Для нашей Республики это являет­ся вопросом глобальной конкурентоспособности и одним из мощных факторов индустриально-инновационного развития страны. Создание полноценной космической отрасли является одним из приоритетных направлений государственной политики, которая реализуется при непосредствен­ной поддержке Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева». Более того, в рамках Стратегии «Ка­захстан - 2050» перед космической отраслью ставятся большие цели и задачи, решение которых по­зволит стране в будущем войти в клуб ведущих космических держав и уверенно конкурировать на рынке космических услуг и технологий. И в этом контексте, являясь членом Комитета ООН по кос­мосу, Казахстан уверенно может внести вклад в прогрессивное развитие международного космиче­ского права, в том числе и по вопросу совершенствования правого статуса космонавтов.

 

 

Список литературы

  1. Международное право и национальное законодательство / Ин-т законодательства и сравнит. правоведения при Пра­вительстве Российской Федерации. — М.: Эксмо, 2009. — 704 с.
  2. Курс международного права: В 7 т. Т. 5. Отрасли международного права / В.С. Верещетин, С.В. Виноградов, Г. М. Даниленко и др. — М.: Наука, 1992. — 336 с.
  3. Словарь Ожегова. Толковый словарь русского языка / Онлайн-версия Толкового словаря С. Ожегова. — [ЭР]. Режим доступаozhegov.org/words/13363.shtml (дата обращения 20 мая 2014 г.).
  4. Словарь международного космического права / Под ред. В. С. Верещетина. — М.: Междунар. отношения, 1992. —296 с.
  5. Международное космическое право: Учебник / Под ред. Г.П. Жукова, А.Х. Абашидзе. — М.: Изд. РУДН, 2014. — 524 с.
  6. Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела 1967 г. / Веб-сайт ООН. — [ЭР]. Режим доступа: un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/ outer_space_governing.shtml (дата обращения 20 мая 2014 г.).
  7. Жуков Г.П. Международное космическое право и вызовыXXI столетия. К 50-летию полета Юрия Гагарина в космос: Учеб. пособие. — М.: Изд. РУДН, 2011. — 62 с.
  8. Международное право: Особенная часть / Отв. ред. А.Х. Абашидзе, Е.М. Абайдельдинов. — Воронеж: Наука-Юнипресс, 2013. — 463 с.
  9. Сарсембаев М.А., Сарсембаев К.М. Международное право. Общая и Особенная части: Учебник. — Алматы: Жеті жарғы, — 408 с.
  10. Ярцев С. Взрыв на старте, смерть на финише // Аэропорт. — 2007. — № 4 (33). — [ЭР]. Режим доступа: rimv.ru/aeroport/33_cosmos.htm (дата обращения 20 мая 2014 г.).
  11. Соглашение о спасании космонавтов, возвращении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космиче­ское пространство, 1968 г. / Веб-сайт ООН. — [ЭР]. Режим доступа:un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/ astronauts_rescue.shtml (дата обращения 20 мая 2014 г).
  12. Закон Республики Казахстан от 6 января 2012 годаN 528-IV «О космической деятельности» / Информационно-правовая система нормативных правовых актов Республики Казахстан «Әділет». — [ЭР]. Режим доступа: adilet.zan.kz/rus/docs/Z1200000528 (дата обращения 20 мая 2014 г.).
  13. HobeS. Internationalspacelawinitsfirsthalfcentury/ Современные проблемы международного космического права: Сб. ст. / Под ред. Г.П. Жукова, А.Я. Капустина. — М.: Изд. РУДН, 2008. — 712 с.
Фамилия автора: М.Ж.Куликпаева
Год: 2014
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика