Правовые основы организации и деятельности международного коммерческого арбитража 

В статье рассматривается роль международного коммерческого арбитража в разреше­нии споров, возникающих в области внешнеэкономической деятельности. В Республике Казахстан сложилась определенная правовая база, обеспечивающая разрешение споров международным ком­мерческим арбитражем. Здесь также определена юридическая природа международного коммерче­ского арбитража.

Правовое регулирование международного коммерческого арбитража осуществляется на международном уровне посредством заключе­ния международных конвенций и двусторонних договоров, а на внутригосударственном уровне путем принятия законов, регулирующих между­народный коммерческий арбитраж. Кроме того, существует ряд международных документов не­нормативного характера, которые, тем не менее, оказывают существенное влияние на арбитражное законодательство многих стран (например, Прин­ципы международных коммерческих договоров, разработанные Международным институтом уни­фикации частного права (УНИДРУА) [1, с. 84-85]).

Международные конвенции, регулирующие коммерческий арбитраж, различаются по сфере их территориального действия (многосторонние и региональные) и по сфере применения (общие и специальные).

Из ныне действующих конвенций, к числу многосторонних относятся Конвенция о при­знании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йоркская конвен­ция 1958 г.) и Конвенция о разрешении инвести­ционных споров между государствами и ино­странными лицами (Вашингтонская конвенция 1965 г.). Региональными являются Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже 1961 г., в которой участвует большинство европейских государств, Конвенция о разрешении арбитраж­ным путем гражданско-правовых споров, выте­кающих из отношений экономического и науч­но-технического сотрудничества (Московская конвенция 1972 г.), распространявшаяся на быв­шие страны - члены СЭВ, и Межамериканская конвенция о международном коммерческом ар­битраже (Панамская конвенция 1975 г.), которую ратифицировали 16 государств Северной и Юж­ной Америки. Также к числу региональных кон­венций можно отнести Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлени­ем хозяйственной деятельности (Киев, 20 марта 1992 г.), которое подписали 8 стран СНГ (Арме­ния, Молдова, Беларусь, РФ, РК, Таджикистан, Кыргызстан и Украина), и Соглашение о порядке взаимного исполнения решений арбитражных, хозяйственных и экономических судов на тер­риториях государств-участников Содружества (Москва, 6 марта 1998 г.), которое подписали 7 стран СНГ (Азербайджан, Армения, Молдова, РФ, РК, Таджикистан и Кыргызстан).

Международными конвенциями общего ха­рактера можно назвать конвенции, призванные регулировать вопросы, касающиеся любых ар­битражных соглашений, арбитражных процес­сов и арбитражных решений, относящихся к ка­тегории коммерческих, - Нью-Йоркская конвен­ция, Европейская конвенция, Панамская конвен­ция входят в их число. Примером специальной международной конвенции может послужить Вашингтонская конвенция 1965 г. о разрешении инвестиционных споров между государствами и иностранными лицами, регулирующая толь­ко специализированный арбитраж, призванный разрешать инвестиционные споры.

Нормы международных конвенций и иных международных договоров становятся частью внутреннего законодательства государств-участников и, по общему правилу, обладают приоритетом по отношению к нему. Это правило закреплено, в частности, в п. 3 ст. 4 Конститу­ции РК: «Международные договоры, ратифи­цированные Республикой Казахстан, имеют приоритет перед ее законами и применяются непосредственно, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание закона» [2].

Первыми по-настоящему международными соглашениями, касающимися именно коммерче­ского арбитража, стали Протокол об арбитраж­ных оговорках 24 сентября 1923 г. (далее - Же­невский протокол 1923 г.) и Конвенция о при­знании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 26 сентября 1927 г. (да­лее - Женевская конвенция 1927 г.).

Женевский протокол 1923 г. был подготовлен по инициативе Международной торговой палаты под эгидой Лиги Наций. В ст. 1 Протокола пред­усматривалось: «Каждое Договаривающееся Государство признает действительность согла­шения, относящегося к уже возникшим или бу­дущим спорам между сторонами, находящимися под юрисдикцией разных Договаривающихся Государств, по которому стороны контракта со­глашаются на передачу в арбитраж всех или любых разногласий, которые могут возникнуть в связи с таким контрактом, относящимся к ком­мерческим либо любым другим делам, которые могут быть разрешены арбитражем, невзирая на проведение арбитража в стране, чьей юрисдик­ции стороны не подчиняются». Таким образом, Женевский протокол 1923 г. применялся только к сторонам, происходящим из разных государств. Сфера его применения еще более сужалась воз­можностью подписания Протокола с «коммерче­ской оговоркой», обусловливавшей применение его только к спорам коммерческого характера, как они понимались в законодательстве соответ­ствующих стран.

В отношении приведения в исполнение ар­битражных решений Протокол предусматривал в ст. 3 обязательство договаривающихся сторон «обеспечить исполнение своими властями и в соответствии с положениями национального законодательства арбитражных решений, выне­сенных на его собственной территории в соот­ветствии с положениями предшествующих ста­тей». Таким образом, Протокол не распростра­нялся на арбитражные решения, вынесенные в других государствах.

Женевский протокол 1923 г. подписали около 50 государств, в том числе тринадцать европей­ских стран, а также Австралия, Бразилия, Ин­дия, Пакистан, Таиланд, Япония и др. Ограни­ченность сферы его применения стала очевидна практически сразу же, и вскоре Лига Наций под­готовила новый документ, ставший известным в качестве Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных ре­шений (Женевской конвенции 1927 г.). Только страны, подписавшие Женевский протокол 1923 г., могли стать участницами Женевской конвен­ции, призванной дополнить его, и большинство из них так и поступило (к настоящему моменту Конвенцию подписали около 40 государств).

Из самого названия Женевской конвенции сле­дует, что она, прежде всего, регулирует вопросы приведения в исполнение арбитражных решений. По ст.1, арбитражное решение подлежит исполне­нию «в соответствии с процессуальными прави­лами той территории, где истребуется исполнение решения, при условии, что оно вынесено на тер­ритории одной из Договаривающихся Сторон... и между лицами, подлежащими юрисдикции одной из Договаривающихся Сторон». Таким образом, было устранено ограничение, предусмотренное в ст. 3 Женевского Протокола 1923 г. Арбитражное решение стало исполнимым не только на террито­рии того государства, где оно было вынесено, но и на территории любого государства-участника Протокола и Конвенции.

Женевская конвенция 1927 г. обозначила ряд требований, которым должно удовлетворять ар­битражное решение для того, чтобы быть испол­ненным. К ним относятся: наличие действитель­ного арбитражного соглашения; возможность рассмотрения арбитражем соответствующей категории споров (по законодательству страны, где испрашивается исполнение решения); вы­несение решения надлежаще сформированным составом арбитража; окончательность арби­тражного решения в той стране, где оно было вынесено; непротиворечие решения публичному порядку или принципам права того государства, где испрашивается исполнение решения. Поми­мо этого, Конвенция установила три основания для отказа в исполнении арбитражного решения: аннулирование решения в стране, где оно было вынесено; неизвещение проигравшей стороны за достаточный период времени об арбитражном разбирательстве, что повлекло невозможность для нее подготовиться к процессу, а также отсут­ствие представителя у недееспособной стороны; вынесение решения по вопросам, выходящим за пределы арбитражного соглашения. Однако бре­мя доказывания отсутствия соответствующих оснований возлагалось на сторону, требующую исполнения арбитражного решения. Это вело к возникновению проблемы, известной под назва­нием «двойная экзекватура». Для того, что арби­тражное решение стало окончательным в той стране, где оно было вынесено (что по Женевской конвенции необходимо для исполнения этого ре­шения), выигравшая дело сторона должна была получить подтверждение этого решения в суде той страны, где проходил арбитраж. Затем следо­вало обращение в суд другой страны - за прика­зом об исполнении этого решения. Процесс ис­полнения, таким образом, оставался длительным и дорогостоящим и предусматривал обращение в суды, по меньшей мере, двух государств.

Женевский протокол 1923 г. и Женевская кон­венция 1927 г. заложили основы современного международного регулирования коммерческого арбитража. Их основные положения нашли свое продолжение и развитие, с учетом накопленного опыта и в новых условиях, в Конвенции о при­знании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йоркской конвен­ции 1958 г.) - наиболее всеобъемлющем между­народном соглашении о международном ком­мерческом арбитраже.

В подготовке Нью-Йоркской конвенции зна­чительную роль сыграли Международная торго­вая палата, выступившая инициатором ее разра­ботки и подписания, и Экономический и Соци­альный Совет ООН (ЭКОСОС), взявший на себя всю организационную и техническую работу.

Конвенция ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных реше­ний, подписанная в Нью-Йорке 10 июня 1958 г. [3, с. 421], означала решительный шаг вперед по сравнению с Женевскими документами 1923 и 1927 гг. Она предусматривает гораздо более про­стой и эффективный порядок признания и приве­дения в исполнение арбитражных решений, вы­несенных на территории стран - участниц Кон­венции. Хотя название Конвенции упоминает только об арбитражных решениях, в ней уделено большее, по сравнению с Женевским протоко­лом 1923 г., внимание регулированию вопросов действительности арбитражных соглашений.

Сфера действия Конвенции по сравнению с Женевским протоколом 1923 г. также расшири­лась: она относится к признанию и приведению в исполнение арбитражных решений, «вынесен­ных на территории государства иного, чем то го­сударство где испрашивается признание и при­ведение в исполнение таких решений», а также к арбитражным решениям, «которые не считаются внутренними в том государстве, где испрашива­ется их признание и приведение в исполнение» (ст. 1). Таким образом, в отличие от Женевского протокола 1923 г. Конвенция не содержит указа­ния на то, что стороны арбитражного соглаше­ния должны подчиняться юрисдикции разных государств.

В соответствии со ст. 2 Нью-Йоркской кон­венции договаривающиеся государства признают письменные соглашения о передаче в арбитраж, как существующих споров, так и тех, которые могут возникнуть в будущем. Суд государства -участника Конвенции обязан, в случае поступле­ния к нему иска по спору, в отношении которого стороны заключили арбитражное соглашение, на­править стороны в арбитраж, «если не найдет, что упомянутое соглашение недействительно, утра­тило силу или не может быть исполнено». При этом Конвенция дает определение письменного соглашения об арбитраже, под которым понима­ется арбитражная оговорка в договоре или ар­битражное соглашение, подписанное сторонами или содержащееся в обмене письмами или теле­граммами.

Признанию и приведению в исполнение ино­странных арбитражных решений посвящены ст. ст. 3-6 Нью-Йоркской конвенции. В них предус­матривается, что исполнение иностранных арби­тражных решений производится на основании процессуальных норм того государства, где ис­прашивается признание и приведение решения в исполнение. Таким образом, этот порядок разли­чен в разных странах. Однако едиными для всех участников Конвенции являются основания, по которым в признании и приведении решения в исполнение может быть отказано. Статья 5 в п. 1 предусматривает пять оснований, на которые может ссылаться сторона, против которой на­правлено решение. Они относятся главным об­разом к процессуальным нарушениям. Два до­полнительных основания (п. 2 ст. 5) дают право отказать в признании и приведении решения в исполнение по инициативе самого суда.

Нью-Йоркская конвенция допускает возмож­ность присоединения к ней с одной или обеими оговорками, содержащимися в п. 3 ст. 1. Первая оговорка предусматривает признание и приведе­ние в исполнение только тех арбитражных реше­ний, которые вынесены на территории другого государства - участника Конвенции. Вторая ого­ворка (так называемая коммерческая) касается применения Конвенции только к тем правоотно­шениям, которые считаются коммерческими (в официальном переводе Конвенции - торговыми) по законодательству того государства, которое делает такую оговорку.

Единого общепризнанного определения тер­мина «коммерческий» не существует, однако Типовой закон ЮНСИТРАЛ дает в примечании к п. 1 ст.1 следующее его толкование:

Термин «коммерческий» следует толковать широко, с тем, чтобы он охватывал вопросы, выте­кающие из всех отношений коммерческого харак­тера, как договорных, так и внедоговорных. Отно­шения коммерческого характера включают, но не ограничиваются ими, следующие сделки: любые торговые сделки о поставке товаров или услуг или об обмене товарами или услугами; соглашения о распределении (дистрибуции), торговое предста­вительство или агентские отношения; факторинг; лизинг; строительство объектов; предоставление консультативных услуг; инжиниринг; лицензиро­вание; инвестирование; финансирование; банков­ские услуги; страхование; соглашения по эксплу­атации или концессии; совместные предприятия и другие формы промышленного или предприни­мательского сотрудничества; перевозки товаров и пассажиров по воздуху, морем, по железным или автомобильным дорогам».

Конвенция о признании и приведении в ис­полнение иностранных арбитражных решений была ратифицирована бывшим СССР 10 авгу­ста 1960 г., Республикой Казахстан - 4 октября 1995 г. [4].

Нью-Йоркская конвенция заменила собой дей­ствие Женевского протокола 1923 г. и Женевской конвенции 1927 г. в отношениях между странами-участницами обеих конвенций и Протокола (п. 2 ст. 7). По данным на 1 января 2009 г. ее участ­никами являются более 140 государств. Успех ее огромен, и именно широкому распространению Нью-Йоркской конвенции международный арби­траж обязан своим развитием во второй половине XX в. и первой половине XXI в.

Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже, разработанная под эгидой Европей­ской экономической комиссии ООН, была под­писана в Женеве 21 апреля 1961 г. В настоящее время в ней участвуют 25 стран. СССР ратифи­цировал Европейскую конвенцию 27 июня 1962 г., а Республика Казахстан - 4 октября 1995 г. [5].

Европейская конвенция призвана устранить «некоторые затруднения в функционировании внешнеторгового арбитража в отношениях меж­ду физическими и юридическими лицами раз­личных европейских стран». Фактически геогра­фия участников этой Конвенции шире и включа­ет Кубу и Буркина-Фасо.

Одним из наиболее важных положений Евро­пейской конвенции является ст. 2, предусматри­вающая для юридических лиц публичного права возможность заключать арбитражные соглаше­ния (хотя договаривающиеся государства вправе заявить об ограничении такой возможности). В отношениях между государствами - участника­ми этой Конвенции она устраняет возможность отказа стороны от участия в арбитражном раз­бирательстве по мотивам запрещения государ­ственным организациям и предприятиям заклю­чать арбитражные соглашения [6].

В целом Европейская конвенция существен­ного влияния на развитие международного ком­мерческого арбитража не оказывает и служит скорее дополнением Нью-Йоркской конвенции. Ее недостатки (прежде всего излишние техниче­ские подробности) были отмечены практически сразу же, и 17 декабря 1962 г. в Париже бы под­писано соглашение относительно применения Европейской конвенции о внешнеторговом ар­битраже [7].

Конвенция регулирует вопросы создания и деятельности состава арбитража в рамках ICSID, устанавливает пределы его компетенции, порядок вынесения решения, а также его ин­терпретации, пересмотра и аннулирования. ICSID - самодостаточная система в том смысле, что она исключает какое-либо обращение в суды или иные органы, кроме как с требованием об исполнении решения. Поэтому Вашингтонская конвенция предусмотрела уникальную в прак­тике мирового коммерческого арбитража сис­тему внутреннего контроля: проигравшая дело сторона вправе обратиться к Генеральному секретарю ICSID с ходатайством об аннули­ровании решения. Требование это может основываться только на строго определенных основаниях (прежде всего процессуальных нарушениях), и для его рассмотрения создается специальный комитет, который вправе отменить решение полностью или частично (ст. 52) [8].

В настоящее время участниками Вашинг­тонской конвенции являются 149 государств, из них 134 государства ратифицировали конвен­цию (в том числе и Республика Казахстан), 15 государств подписали, но не ратифицировали [8, с. 178]. По числу участников, таким образом, Вашингтонская конвенция превосходит даже Нью-Йоркскую конвенцию. Прежде всего, такой успех связывают с Всемирным Банком и его вли­янием на правительства многих стран.

Говоря о международном регулировании ком­мерческого арбитража, помимо вышеуказанных международных конвенций следует обязательно назвать некоторые документы ненормативного характера, оказывающие, тем не менее, суще­ственное влияние на международный коммер­ческий арбитраж во всем мире. Они связаны с деятельностью Комиссии ООН по праву между­народной торговли ЮНСИТРАЛ.

Нью-Йоркская конвенция 1958 г. не ставила своей целью регулирование всех аспектов арби­тражного разбирательства. В институционном арбитраже эту роль выполняют регламенты со­ответствующих арбитражных учреждений. Что же касается арбитража аd Һос (арбитража, соз­даваемого «на данный случай», для разрешения конкретного спора и не связанного с каким-либо арбитражным учреждением), то никаких единых правил процедуры в этой сфере до сравнительно недавнего времени не существовало. Воспол­нить пробел призван был Арбитражный регла­мент, подготовленный Комиссией ООН по праву международной торговли.

Комиссия работала в течение трех лет в тес­ном контакте с ведущими арбитражными учреж­дениями мира и 28 апреля 1976г. подготовлен­ный ею проект был принят 9-й сессией ЮНСИ-ТРАЛ. 15 декабря 1976 г. Генеральная Ассамблея ООН единогласно приняла резолюцию № 31/98, в которой отметила ценность арбитража как ме­тода урегулирования споров в мировой торговле и рекомендовала использование Арбитражного регламента ЮНСИТРАЛ для урегулирования международных экономических споров [9].

В настоящее время арбитражные оговорки со ссылкой на Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ рассеяны в контрактах по всему миру. Он послужил той общей почвой, на которой оказа­лось возможным достичь договоренности между государствами. Напомним, что целью Регламен­та было именно регулирование арбитражей аd һос, а отнюдь не институционного арбитража.

Типовой (или модельный) закон ЮНСИТРАЛ о международном коммерческом арбитраже был принят Комиссией ООН по праву международ­ной торговли на ее 18-й сессии 21 июня 1985 г.

Генеральная Ассамблея ООН в своей резолюции № 40/72 от 11 декабря 1985 г. рекомендовала всем государствам «принимать во внимание Типовой закон о международном коммерческом арбитра­же, имея в виду желательность единообразия за­конодательства об арбитражных процедурах и конкретные потребности практики международ­ного коммерческого арбитража» [10, с. 366-383].

Предпосылкой разработки непринятия Ти­пового закона явилось отсутствие единообразия в применении Нью-Йоркской конвенции, в том числе в подходах национальных судов к исполне­нию арбитражных решений. Арбитражное зако­нодательство некоторых государств безнадежно устарело, других - имело значительные пробелы, третьих - главным образом ориентировалось на практику внутреннего арбитража и, соответ­ственно, применяло к международному арбитра­жу местные критерии. В целом национальные законы об арбитраже даже, скажем, двух сосед­них стран значительно отличались друг от друга и порождали проблемы, как для арбитров, так и для сторон, что вело к ущемлению их интересов и отражалось на функционировании арбитража. Устранить несовершенство национальных зако­нов, сблизить и, насколько возможно, унифици­ровать их и призван Типовой закон ЮНСИТРАЛ.

Характерными особенностями Типового за­кона являются:

  • установление особого правового режима для международного коммерческого арбитража в рамках соответствующего национального зако­нодательства и с этой целью четкое определение понятия «международный арбитраж»;
  • широкая интерпретация термина «коммер­ческий» с тем, чтобы допустить рассмотрение в арбитраже максимально широкого круга споров;
  • разграничение функций судов по оказанию содействия арбитражу и осуществлению контро­ля за ним;
  • расширение понятия «письменное согла­шение»;
  • закрепление принципов «компетенс-ком-петенс» и отделимости арбитражной оговорки от основного договора;
  • законодательное закрепление основных принципов арбитражного разбирательства;
  • расширение возможностей сторон при вы­боре права, применимого к существу спора;
  • принятие арбитражного решения большин­ством голосов арбитров;
  • установление оснований для отмены арби­тражного решения в месте его вынесения и вос­полнение, таким образом, пробела, существую­щего в ст. 5 Нью-Йоркской конвенции [11].

Разумеется, указанные обстоятельства не ис­черпывают всех особенностей и новшеств Ти­пового закона. Они разбросаны по всему тексту этого документа и позволяют решать многие во­просы, встающие как перед сторонами и арби­трами, так и перед судами различных стран.

Ни одно государство мира, решающее вопрос о принятии современного арбитражного закона, не может оставить без внимания Типовой закон

ЮНСИТРАЛ.

С принятием в 1985 г. Типового закона ЮНСИ-ТРАЛ Комиссия ООН по праву международной торговли не утратила своего интереса к междуна­родному коммерческому арбитражу. В 1993-1996 гг. ею были разработаны Комментарии по органи­зации арбитражного разбирательства, принятые на 29-й сессии Комиссии в июне 1996 г.

Как следует из самого названия, этот доку­мент носит рекомендательный характер и ста­вит своей задачей оказание помощи арбитрам и сторонам посредством перечисления и краткой характеристики вопросов, которые необходимо решить в процессе подготовки к арбитражному разбирательству. Они включают в себя, помимо прочего, выбор регламента, языка и места про­ведения арбитража, если стороны не оговорили это в своем соглашении, покрытие администра­тивных расходов арбитража, порядок обмена ин­формацией, определение спорных вопросов, по которым должно быть вынесено решение, поря­док представления доказательств и проведения слушания дела.

История международного коммерческого ар­битража на сегодняшний момент, разумеется, не исчерпывается перечисленными конвенциями и другими документами. Однако именно они яви­лись вехами на его пути и оказали наиболее су­щественное влияние на развитие арбитражного законодательства и практики во всем мире.

 

Литература

  1. Комаров А.С. Роль третейского суда в разви­тии гражданского права Российской Федера­ции применительно к предпринимательской деятельности // Гражданское право современ­ной России / Сост. О.М. Козырь и А.Л. Ма­ковский. - М.: Статут, 2009. - С. 75-86.
  2. Ведомости Верховного Совета СССР. - 1960. -№ 46. - С. 421-428.
  1. Указ Президента РК «О присоединении Республики Казахстан к Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арби­тражных решений» от 4 октября 1995 г. (Нью-Йорк, 10 июня 1958 г.). // СПС «Параграф».Алматы, 2009.
  1. Соглашение относительно применения евро­пейской конвенции о внешнеторговом арби­траже (ETSN 42) //lawsector.ru/data/dos14/txc14120.htm
  1. Применение европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже // conventions. coe.int/Treaty/RUS/Treaties/Html/042.htm
  1. Мороз С.П. Предпринимательское (хозяй­ственное) право: учебник. - Алматы: Изд-во «Бастау», - 266 с.
  2. Регламент ЮНСИТРАЛ // http: //uncitral. org/en-index.htm
  3. Белов А. Альтернативные способы разреше­ния споров // Право и экономика. - 1998. -№6. - С. 74-81.
  1. Шелкопляс Н.А. Арбитражное соглашение: теоретические вопросы, имеющие практиче­ское значение // Белорусский журнал между­народного права и международных отноше­ний. - 1998. - № 3. - С. 25-49.
  2. Пилехина Е.В. Мировое соглашение в практике арбитражного суда и суда общей юрисдикции: автореф. дисс. ... канд. юрид. наук.СПб.: СПбГУ, 2001. - 25 с.
Фамилия автора: Д. Умирзахова
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика