Правовая культура и правосознание: соотношение и взаимосвязь

Правосознание, находит свое воплощение в поведении субъектов. Оценить степень развития правового сознания, охарактеризовать его уровень, выявить изъяны правовых установок и оценок можно лишь при переложении их в практическую среду. Правовая культура выступает необходимой и естественной средой формирования, развития и практической реализации правосознания. Являясь неотъемлемым элементом правовой культуры, правосознание отражает ее, объективируясь в других составляющих правовой культуры. В связи с этим исследование характера правосознания будет связано с анализом специфики его проявления через внешние формы (реальные и вербальные), которые можно выявить в правовой действительности и которые такому выявлению поддаются [1, с. 46].

Как юридическая категория «правовая культура» имеет сложную природу и вопрос об определении данного понятия до сих пор остается открытым. Правовая культура рассматривается в научной литературе как часть общей культуры в самом ее изначальном, общечеловеческом смысле. По мнению А.С. Ибраевой, правовая культура - это качественное состояние правовой жизни общества, которое выражается в достигнутом уровне совершенства правовых актов, правовой и правоприменительной деятельности, правосознания и правового развития личности, а также в степени свободы ее поведения и взаимной ответственности государства и личности, положительно влияющих на общественное развитие и поддержание самих условий существования общества [2, с. 134]. Исследуя понятие правовой культуры, можно выделить несколько подходов к ее определению: деятельностный, функциональный, аксиологи­ческий, информационно-семиотический и другие.

Наиболее популярным для определения понятия правовой культуры в научной литературе является деятельностный подход. Деятельностный подход основан на акцентировании внимания к внешней стороне правовой культуры. И.А. Иванников рассматривает правовую культуру как «деятельность и результаты деятельности в сфере правовых отношений» [3, с. 299]. В рамках данного подхода состав правовой культуры образуют: право, правоотношения, правовые учреждения, правосознание, правовое поведение [1, с. 43]. Можно назвать уже устоявшимся в правовой науке понимание правовой культуры как качественного состояния правовой жизни общества. Так, Т.В. Муслумова выявляет широкое и узкое значение правовой культуры, но и в том и другом случае речь идет о культуре как правовой деятельности. Правовая культура определяется автором в качестве специфического способа «организации и развития человеческой жизнедеятельности в сфере правовых отношений, представленного в форме правовых институтов, правовых норм и принципов, правотворческой и правореализующей деятельности» [4, с. 19].

С позиций функционального подхода определение правовой культуры строится через призму основных направлений правового воздействия, которыми могут быть не только сугубо правовые явления, но и социальные, политические, информационные, компоненты, вплетенные в правовую ткань. Сторонники такого понимания правовой культуры особое внимание придают ориентированности правовой культуры на оформление полученного правового опыта [5, с. 15]. Основываясь на положении о единстве сознания и действий, можно с уверенностью сказать, что основным направлением воздействия правовой культуры является сознание и деятельность личности, групп и общества. Правовая культура реализует целый ряд функций:

  • регулятивная функция проявляет себя в создании норм, принципов, правовых образцов и моделей поведения, которые придают общественным отношениям упорядоченный характер;
  • охранительная функция призвана обеспечивать различными правовыми средствами безопасность общества и личности, правопорядок, законность и конституционность;
  • прогностическая функция включает анализ эффективности и качества, закономерностей и тенденций развития государственно-правовых явлений, а также определение наиболее действенных механизмов реализации правовых задач и достижения правовых целей;
  • правопреобразующая функция выражается, преимущественно, в различных формах реализации правовой политики, направлена на проведение реформ, достижение социального и правового прогресса;

воспитательная функция. Следует особо выделить в данной системе функцию правового воспитания как процесса целенаправленного, осуществляемого государственными и негосударственными органами, учреждениями, организациями и отдельными гражданами по формированию правового созна­ния. В состав правовоспитательной деятельности входят не только правовое обучение, но и правовое просвещение, правовая пропаганда, юридическая практика, самообразование и самовоспитание. Заклю­чается данная функция в формировании у людей зрелых юридических представлений, убежденности в необходимости и значимости социально активного поведения в сфере права, нетерпимости к нарушению и злоупотреблению правом. Для информационно-семиотического подхода правовая культура есть «процесс создания, обмена и хранения правовых сообщений (текстов)». Коммуникативная среда, как основа и суть функционирования любой культуры, в данном подходе определена в качестве системо­образующего признака, позволяющего соотносить уровень развития правовой культуры со степенью про­грессивности правовых норм, юридической техники и культуры юридических текстов.

Предложенный в данном подходе принцип анализа правовой культуры с помощью знаковых систем (семиотики) заслуживает внимания, как обладающий научной и практической значимостью. Многообразные знаковые системы выступают моделями различных проявлений внешнего мира, возникающих в процессе когнитивной и практической деятельности человека. В исследовании формиро­вания правосознания нельзя обойти вниманием обширную сферу знаковых систем современной правовой культуры, к которым относятся правовые понятия, конструкции, системы, структуры, юридический язык в целом, а, кроме того - традиции, отношения. Их восприятие и трансляция находятся в зависимости от процессов психической деятельности (интеллектуальных, волевых, эмоциональных компонентов) и требуют высокого уровня абстракции. Соответственно, когда речь идет о разработке каких-либо программ, методов повышения уровня правовой культуры общества, группы или личности, необходимо учитывать их возможности в данной области и применять дифференцированный подход.

В основе аксиологического толкования понятия правовой культуры лежат нормативно-ценностные критерии. Н.Н. Вопленко понимает под правовой культурой «совокупность правовых ценностей, выработанных человечеством, отражающих прогрессивно-правовое развитие общества» [6, с. 41]. Судить о темпах и тенденциях развития современной правовой культуры позволяет выявление ценностей и предпочтений в политической и правовой культуре; отношения общества к правам человека, демократии, различным социальным группам, политике государства; уровня толерантности. А.П. Плешаков называет правовую культуру едва ли не единственной глобальной формой «воспроизведения ценностей и своеобразия национальных правовых феноменов - государственности, правопорядка, правовой системы»[7, с. 175].

Поддерживая данный подход, нужно отметить, что его центральным положением является взаимная обусловленность уровней правовой и нравственной культуры общества. Нравственные и духовные ценности с одной стороны и ценностные правовые ориентации, с другой, задают необходимый жизненный вектор всему обществу. Такие стыковочные элементы позволяют выделить общую основу из узловых моделей различных подходов и рассматривать правовую культуру одновременно как деятельностный, информационно-семиотический и функциональный феномен. Именно моральное измерение правовой сферы жизни общества объединяет его в стремлении к совершенствованию и дает возможность для создания нравственной опоры в условиях процесса глобализации. Аксиологическое понимание правовой культуры актуализировано в настоящее время необходимостью формирования нравственной (социальной) ответственности, как непременного условия самоорганизации общества, становления правового государства.

Каждая общественная система (правовая, политическая, экономическая) обладает собственными ценностями, между которыми нет непреодолимой пропасти, а напротив, функционирование систем невозможно без взаимодействия составляющих их ценностных отношений. Ценности, каким бы различным ни было их содержание, наделены и общими универсальными свойствами.

Ценностные накопления правовой культуры, формирующиеся, в том числе и в процессе ее взаимодействия с другими областями культуры (нравственной, религиозной, научной, экономической, политической) создают духовный строй общества, систему нравственных координат, обеспечивающих, по образному выражению А.И. Солженицына, «программу Сбережения Народа» [8].

В подтверждение данной мысли, хотелось бы привести мнениеВ.В. Сорокина, отметившего уникальность российского опыта переходных преобразований: «Обыденное правосознание большинства населения оказалось выше по уровню правовой культуры, чем правосознание государственного аппарата и реформаторских сил. Благодаря устойчивым представлениям российского народа о взаимной от­ветственности и справедливости удалось сохранить относительный порядок» [9, с. 64].

Принимая во внимание различные основания в определении правовой культуры, следует рассматривать и входящие в ее состав компоненты как многовариантные, имеющие множество аспектов, явления. Кроме того, в юридической науке существуют и иные исследовательские направления определения правовой культуры (философское, историческое, социологическое, психологическое, лингвистическое, антропологическое, культурологическое). Каждый из этих подходов дает свою трактовку понятия и структурного состава правовой культуры, но именно с помощью аксиологического анализа «можно дать объективную оценку каждого элемента правовой культуры, определить его общественно-историческую значимость» [10, с. 574].

Завершить рассмотрение вопроса о различных подходах к определению правовой культуры, можно в форме выявления общих, интегративных начал различных критериев, поскольку жестких рамок между этими подходами не существует:

  • процесс правовой деятельности связан с формированием и принятием ценностей, которые выступают как его результат (правотворчества);
  • универсальный характер ценностей проявляется в их объективном и нормативном характере (норма сознания и поведения);
  • значимость для общественного блага тех или иных правовых ценностей можно определить с помощью их апробирования в правовой и иных видах деятельности;
  • во многих областях культуры, в том числе и правовой, ценности выступают в качестве особых знаковых систем;
  • функционирование правовой культуры невозможно без практической (деятельностной), информационной и ценностной систем, в тоже время, правовая культура реализует аксиологические, коммуникативные функции.

Как следует из рассмотренных выше объединяющих признаков, можно представить определение правовой культуры как разновидности духовно-материальной культуры, процесс формирования и развития которой обусловлен уровнем правосознания отдельной личности и их объединений, что проявляется в ходе правовой деятельности и соизмеримо с правозначимыми ценностями.

В теоретической науке неоднократно подчеркивалось, что определение понятия правовой культуры не должно быть строго производным от структурных компонентов, входящих в ее состав. Рассмотренные авторские позиции, интерпитирующие понятие правовой культуры, так или иначе, отражают и ее структуру, хотя и не детально, не в полной мере. Необходимо признать, что данный вопрос заслуживает более пристального внимания, поскольку обладает значимой методологической ценностью. В зависимости от его решения определяются и направленность исследовательских изысканий по выявлению специфики различных видов правовой культуры, определяющих ее развитие факторов, методов и форм ее формирования.

Правовая культура, также как и правосознание, понятие многоуровневое и многоаспектное. Можно выделить теоретический, профессиональный, обыденный уровни правовой культуры; правовую культуру общества, личности, различных социальных групп и слоев. Особый интерес в данном случае представ­ляет структурные характеристики различных видов правовой культуры. Как правило, их рассмотрение в научной литературе строится на анализе содержательной стороны, тогда как структурный состав практически не раскрывается.

Рассмотренные теоретические конструкции отличаются друг от друга количественными и качественными показателями; однако общим в их разработке является понимание многогранности структуры правовой культуры, отображение структурных элементов правового сознания, как базовых компонентов структуры правовой культуры личности и общества, включенности различных элементов структуры в состав различного рода деятельности (как правового характера, так внеправового).

Подводя некоторые итоги, можно определить, что соотношение правосознания и правовой культуры целесообразно провести по нескольким основаниям.

Во-первых, они соотносятся между собой как часть и целое. Правосознание является неотъемле­мым структурным элементом правовой культуры, стержнем, ее субъективным основанием и некой константой, что при всем динамизме придает стабильность правовой системе. И это позволяет рассматри­вать правовую культуру как пространственное поле правосознания, и в то же время, как ее явление.

Во-вторых, несмотря на различие структур, они обладают внутренним и внешним содержанием, характеризующимся детерминированностью их компонентов.

Взаимосвязь понятий «правосознание» и «правовая культура» обусловлена общностью:

  • происхождения, социальной природы и функционирования;
  • структурных элементов (правовой психологии и правовой идеологии);
  • видов (индивидуального, группового, общественного);
  • уровней (обыденного, профессионального, доктринального).

Различия правосознания и правовой культуры состоят в следующем:

  • правосознание является понятием более узким по объему, чем понятие правовой культуры, которое охватывает все стороны правосознания и представляет собой явление более широкое и «качественно насыщенное» в единстве правовых знаний, оценок, поведения;
  • воплощено правосознание в эмоционально-рациональной сфере сознания, а правовая культура находит свое выражение, как в самом правосознании, так и правозначимых действиях, явлениях, институтах. Если правосознание представляет собой духовную ценность, то правовая культура -материально-духовную (включающую юридические учреждения, их организацию, отношения;
  • роль в обществе права, судебной, нотариальной, арбитражной и иных систем, стиль их работы, отношений с гражданами, защиту их законных интересов, знание и соблюдение законных интересов в обществе), то есть практическое освоение права;
  • по своей полярности правосознание подвержено негативному качественному изменению, деформации, тогда как правовая культура несет в себе позитивный заряд, не существует в негативном качестве. Правовая культура наделена свойствами противостояния правовому нигилизму, иным деструктивным изменениям правосознания;
  • по динамике изменений правосознание может меняться довольно быстро, особенно на эмоцио­нальном уровне, тогда, как правовая культура обладает большей степенью устойчивости и меняется медленно, поскольку ее состав включает субъективную и объективную стороны;
  • по взаимодействию с другими явлениями правосознание является разновидностью общественного сознания и тесно переплетено с моральным, религиозным, политическим сознанием. Правовая культура, как часть общей культуры, не может существовать изолированно от других культурных областей (политической, научной, художественной).

 

Литература

  1. Каминская В.И., Ратинов А.Р. Правосознание как элемент правовой культуры // Правовая культура и вопросы правового воспитания: Сб. науч. трудов. - М., 1974. - С. 46.
  2. Ибраева А.С. Теория государства и права: Учебн. пособие. 2-е изд. с доп. и изм. - Алматы: Жеті жарғы, - 424 с.
  3. Иванников И.А. Проблемы государства и права России началаXXI века. - М., 2009. - С. 299.
  4. Муслумова Т.В. Правовая культура подрастающего поколения: социально-философский анализ: Автореф. дис. ... д-ра фил. наук. - Уфа, 2004. - С. 19.
  5. Певцова Е.А. Современные дефинитивные подходы к правовой культуре и правовому сознанию // Журнал российского права. - М., 2004. - № 3. - С. 14-23.
  6. Вопленко Н. Н. Правосознание и правовая культура. - Волгоград, 2000. - С. 41.
  7. Плешаков А.П. Социальная государственность и общественное правосознание в РФ / под. ред. Г.В. Дыльнова. -Саратов, 2001. - С. 240.
  8. Солженицын А.И. Россия в обвале. - М., 1998. - 85 с.
  9. Сорокин В.В. Правосознание в переходный период общественного развития. - М., 2011. - С . 64.
  10. Сальников В.П. Правовая культура // Теория государства и права / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. М., 1997. - С.574.

 

Фамилия автора: Б. Укиев
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика