О концептуальных подходах к вопросу о правовом регулирований статуса педагога в Республике Казахстан

Концептуальные подходы к правовому регулированию статуса педагога объективно должны строиться на положениях, закрепленных в Основном законе страны. Конституция РК; имея всеобщий характер, определяет наиболее значимые институты национального права, которые могут должны быть в пределах конкретных отношений, представляющих правовой интерес. Вместе с тем, в Конституции имеются отдельные положения, которые непосредственно адресован к педагогической деятельности и статусу педагога.

Так, в Конституции закрепляется, что РК утверждает себя демократическим, светским, правовым и социальным государством, высшими ценностями которого являются человек, его жизнь, права и свободы (ст. 1). Положение достаточно емкое, многовекторное, исторически обоснованное. Его реализация, правовое обеспечение предполагает задействованность практически всех отраслей национального права. Вместе с тем, специфика статуса педагога может быть отражена и в этих общечеловеческих ценностях. В обозначенном русле, как нам представляется, можно выделить следующие моменты.

Светское государство - конституционно-правовая характеристика государства, означающая отделение церкви от государства, разграничение сфер их деятельности. [1, с. 609] Из толкования приведенного энциклопедического определения вытекает, что такое государство запрещает устанавливать обязательность той или иной религии для своих граждан.

Как указывал академик Г.С. Сапаргалиев, комментируя ст. 1 Конституции, государственная система образования и воспитания в республике отделена от религиозных объединений и носит светский характер. Преподавание религиозных дисциплин может производиться на добровольных началах в негосударственных учебных и воспитательных заведениях. [2, с. 10]

Лексическое толкование позволяет выделить такие грани значения термина «светский», как «не церковный, мирской, гражданский». [3, с. 702]

Изложенное актуализирует вопрос о том, имеются ли правовые основания для отнесения к педагогической деятельности представителей духовенства.

Кроме того, приобретает практическое значение вопрос о допуске к педагогической деятельности в государственных учреждениях образования представителей духовенства, например, для преподавания нерелигиозных дисциплин (история религии, философия, социология и т.п.). Своеобразное практическое преломление получает рассматриваемый аспект в свете таких конституционных положений, как: запрет на дискриминацию по мотиву отношения к религии (ст. 14); право каждого на определение своей религиозной принадлежности (ст. 19); запрет на пропаганду религиозного превосходства (ст. 20); право каждого на свободу совести (ст. 22).

Представляется, что речь идет о синтезе внешнего выражения религиозной приверженности и внутреннего содержания деятельности индивида, осуществляющего педагогическую деятельность. В условиях размежевания религии и государства, видимо, концептуальную значимость должны приобретать следующие моменты:

  • обладателями статуса педагога могут быть лица, во-первых, не имеющие отношения к духовенству; во-вторых, не преследующие цели, связанные с религиозным воспитанием;
  • отношение лица к религии в общечеловеческом, культурном аспекте не должно препятствовать такому лицу заниматься педагогической деятельностью в установленном законом порядке;
  • наделение представителя духовенства (имама, муллы, аббата, проваславного священника и т.д.), осуществляющего педагогическую деятельность, статусом педагога должно быть отнесено к функциям соответствующих религиозных организаций и их воспитательных и учебных заведений без права приравнивания статуса педагога конфессионального (религиозного) к статусу педагога светского.
  • Признание на конституционном уровне в качестве высших ценностей общества человека, его жизни, прав и свобод требует своего законодательного отражения применительно к статусу педагога. Здесь имеет важное значение то обстоятельство, что те, на кого направлено воздействие педагога, как правило, обладают неполной дееспособностью в силу недостижения совершеннолетия. В качестве гарантий соблюдения конституционных прав и свобод несовершеннолетних могут выступать запреты и ограничения, налагаемые на педагогов при осуществлении ими своих профессиональных обязанностей и должностных функций.

В круг запретов могут быть включены: действия насильственного характера в отношении воспитуемых и обучаемых, пытки, психическое давление, телесные наказания, иные формы негативного воздействия на личность несовершеннолетнего или иного воспитуемого и обучаемого.

Ограничения в деятельности педагога могут иметь место в вопросах религиозного, политического, националистического и иного толка воспитания. Иными словами, ограничение не должно означать запрета в полном объеме на использование соответствующей информации в познавательных целях, а ее применение в воспитательных целях не должно противоречить принципам, целям и задачам педагогической деятельности.

Концептуальное значение имеют основополагающие принципы деятельности Республики, закрепленные в ст. 1 Конституции, которые в целом должны быть интерпретированы сквозь призму целей и задач, вытекающих из исследуемой проблемы. В качестве таких принципов выступают: общественное согласие; казахстанский патриотизм; приверженность демократическим идеям.

Как указывают А.Т. Ащеулов и O.K. Копабаев, Казахстан является многонациональным обществом, в связи с чем согласие между ними - государственная задача, получившая закрепление в Конституции. Названные авторы утверждают, что данная задача «решается по различным направлениям: экономическому, политическому, социальному, нормотворческому, правозащитному, воспитательному» [4, с. 144]. В контексте последнего направления, представляющего ценность для понимания сущности концептуальных подходов к правовому регулированию статуса педагога, приобретают особую значимость следующие положения, высказанные А.Т. Ащеуловым и O.K. Копабаевым. В частности, они аргументируют идею о том, что установленные в Конституции социально-экономические права обязывают государство обеспечить социальную справедливость в целях «предотвращения классового антагонизма, достижения социального компромисса и недопущения идеологической конфронтации. Решение этих задач обеспечивает общенародное согласие, сводя к минимуму национальные и иные противоречия...». [4, с. 144]

В рамках педагогической деятельности общественное согласие предполагает усмотрение специальных принципов, позволяющих гарантировать соблюдение названного конституционного     принципа. Очевидно, что текстуальное воспроизведение конституционного положения в данном случае в законодательстве о педагогической деятельности не будет отвечать требованию соразмерности их уровней правового обобщения и регулирования. Вместе с тем, особенности педагогической деятельности не дают оснований для широкой интерпретации принципа сохранения общественного согласия. На гипотетическом уровне можно предложить принцип толерантности, который, на наш взгляд, способен отразить в пределах интерпретационного поля содержательный аспект конституционного принципа общественного согласия.

Что касается конституционного принципа «казахстанский патриотизм», то его универсальность и всеобщность как нельзя более отвечают возможности текстуального воспроизведения в законодательстве о педагогической деятельности.

Педагогическая деятельность изначально строится на воспитании в человеке чувства патриотизма, который несовместим с местничеством, шовинизмом, сепаратизмом, с представлением о казахстанском патриотизме как об идеологии превосходства титульной нации по сравнению с иными нациями и народностями.

  1. Приверженность демократическим идеям неразрывно связана с соотношением статусов человека и государства. Как указывал в свое время Н.А. Шайкенов, «государство, основанное на персоноцентристской парадигме: от человека к государству, признающее приоритет прав человека и ограничивающее этими правами свои властные функции - является правовым, демократическим... Поэтому подлинная природа государства раскрывается через правовой статус человека и гражданина, место и роль личности в обществе, ее взаимоотношения с государством». [4, с. 222-223] Роль педагога в данном аспекте нельзя переоценить. Воспитание личности в духе приверженности демократическим идеям может выступать в качестве принципа осуществления педаго­гической деятельности.
  2. Концептуальное значение имеет воспитание в человеке уважительного отношения к языку, как одному из важнейших элементов человеческой культуры. То обстоятельство, что, согласно Конституции (ст. 7), государственным языком в Республике Казахстан является казахский язык, ни в коей мере не ограничивает право человека пользоваться родным либо иностранным языком. Признание за русским языком статуса языка межнационального общения актуализирует проблему полиязычия лица, осуществляющего педагогическую деятельность. Более того, позиция Президента РК Н.А. Назарбаева в этом вопросе основана на формировании современного казахстанца, свободно владеющего тремя языками: казахским, русским и иностранным. Очевидно, что педагогическая деятельность также должна быть основана на принципе полиязычия. Во всяком случае, такой специалист должен обладать признаком профессионального преимущества при решении вопросов его карьерного роста.
  3. Конституционное право лица на защиту своих прав и свобод - одна из гарантий соблюдения законности кем бы то ни было. В этой связи представляется концептуально значимым применительно к статусу педагога законодательное предусмотрена этого права в случаях нарушений прав и свобод лица, осуществляющего педагогическую деятельность. При этом важно предусмотреть свободу на такое обращение лица в суд, исключающую какие-либо гонения и притеснения в отношении педагога со стороны заинтересованных лиц. Иными словами, реализация педагогом рассматриваемого права при наличии к тому оснований, не должна оцениваться как негативный фактор, препятствующий карьерному росту педагога, решению вопросов социального характера,
  4. В Основном законе закреплена норма, согласно которой никто не может подвергаться какой-либо дискриминации по мотивам происхождения, социального, должностного и имущественного положения, пола, расы, национальности, языка, отношения к религии, убеждений, места жительства или по любым иным обстоятельства (ст. 14). Особенность данного предписания состоит в том, что, с одной стороны, запрет на дискриминационные проявления относится к личности самого педагога, с другой стороны - к   педагогической   деятельности,   направленной   вовне.   Подбор, расстановка, формирование педагогического корпуса должны осуществляться с учетом рассматриваемого запрета. Одновременно, педагог должен осуществлять свою деятельность с соблюдением этих запретов.

Содержание педагогической деятельности должно строиться на основе конституционного запрета пропаганды социального, расового, национального, религиозного, сословного и родового превосходства, культа жестокости и насилия, пропаганды войны (ст. 20). Данный запрет приобретает значение принципа осуществления педагогической деятельности, требующего своего отражения в законодательстве о статусе педагога. Соблюдение данного принципа целесообразно сопроводить гарантией, предписывающей наступление юридической ответственности в случаях его нарушения.

Таким образом, конституционные предписания являются той основой, на которой может быть сформирован концепт статуса педагога, предполагающий разумную интерпретацию, объективно отражающую наиболее значимые аспекты отношений, складывающихся в сфере педагогической деятельности.

 

Литература

  1. Большой юридический словарь. - М.: ИНФРА. 1999.
  2. Конституция Республики Казахстан. Научно-правовой комментарий / Под ред. Г.С. Сапаргалиева.-Алматы: Нур-пресс. 2004.
  3. Ожегов СМ.. Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. - М.: ООО «ИТИ Технологии». 2003.
  4. Конституционное право Республики Казахстан: Учебник/Сост. д.ю.н.. профессор А.Т. Ащеулов. - Алматы: КазГЮА. 2001.
Фамилия автора: Б.Х. Толеубекова , С.Ж. Кусаинов
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика