Особенности процессуального положения сторон по уголовным делам частного обвинения

По делам о преступлениях, преследуемых в частном порядке, центральная ключевая роль бесспорно принадлежит частному обвинителю. При этом наиболее полно его права как участника уголовного процесса могут быть реализованы только на основе принципа состязательности и равноправия сторон. Когда потерпевший от преступления становится инициатором возбуждения уголовного дела, он осуществляет обвинительную функцию в суде и является одним из основных «двигателей» процесса в установлении истины по делу. Такое положение соответствует п.1 ст. 13 Конституции, гласящему, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми не противоречащими закону способами.

В соответствии с ч.І ст. 76 УПК РК частным обвинителем является лицо, подавшее жалобу в суд по делу частного обвинения и поддерживающее обвинение в суде, а также потерпевший по делам публичного и частно-публичного обвинения, самостоятельно поддерживающий обвинение в суде в случае отказа государственного обвинителя от обвинения. Таким образом, законодатель передал функцию поддержания публичного обвинения в суде в случае отказа государственного обвинителя потерпевшему. На наш взгляд, такое решение законодателя оправданно тем, что потерпевшему представлено право самому решать вопрос об обращении в суд за защитой своих прав в суд.

В соответствии с ч. 1 ст. 390 УПК РК уголовное дело частного обвинения возбуждается лицом (несколькими лицами) путем подачи в суд жалобы о привлечении лица к уголовной ответственности. С момента принятия судом жалобы к своему производству лицо, ее подавшее, является частным обвинителем.

Частный обвинитель, согласно закону, обладает определенными процессуальными правами и несет определенные обязанности.

Он пользуется всеми правами и несет все обязанности потерпевшего, предусмотренные ст. 75 УПК, а также правами, предусмотренными ч.ч. 4, 6 ст. 393 УПК РК.

Круг прав, предусмотренный ч.ч. 75, 76 и 393 УПК РК не является исчерпывающим, частный обвинитель имеет и другие права, такие как - право на рассмотрение его жалобы судом, к подсудности которого она отнесена (ч.2 ст. 12 УПК РК); право на обеспечение мерами безопасности в случаях, установленных законом (ч. 3 ст. 15, ст. 99 УПК РК); право не давать показания против себя самого, супруга (супруги) и своих близких родственников (ч. 1 ст. 27 УПК РК); право знать свои права и обязанности, правовые последствия избранной им позиции, а также понимать значение происходящих с его участием процессуальных действий и содержание представляемых ему для ознакомления материалов
дела (ч.І ст. 114 УПК РК); право требовать от суда разъяснения принадлежащих ему прав и обязанности повторно (ч. 2 ст. 114 УПК РК); право на уведомление о результатах рассмотрения заявленного им ходатайства (ч. 6 ст. 102 УПК РК); право быть уведомленным о решении, принятом по жалобе, и дальнейшем порядке обжалования (ч. 4 ст. 108 УПК РК) и некоторые другие.

Закрепленная в УПК совокупность прав частного обвинителя как нельзя лучше вписывается в концепцию состязательности сторон. Это и право самостоятельно определять как момент начала, так и момент прекращения производства по делу, это и возможность как самостоятельно, так и через представителя поддерживать выдвинутое обвинение, это и возможность представления, а соответственно, и собирания доказательств.

Если судья принимает решение о принятии жалобы потерпевшего по делам частного обвинения к своему производству и назначает судебное заседание, то у потерпевшего возникает право поддержания обвинения в суде, которое осуществляется на протяжении всего судебного разбирательства и выражается в полномочиях обвинителя на представление доказательств, участии в их исследовании, изложении суду своего мнения по существу обвинения, о применении уголовного закона к подсудимому и назначении ему наказания, а также по другим вопросам, возникающим во время судебного разбирательства. Обвинитель в судебном заседании может изменить обвинение, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту, а также вправе отказаться от обвинения. В судебном разбирательстве частный обвинитель, как и обвиняемый, вправе присутствовать лично или быть представленными их представителями.

В судебном разбирательстве потерпевший по делам частного обвинения участвует на основе состязательности и равноправия сторон обвинения и защиты (ст. 23 УПК РК).

Закон, наделяя лицо, пострадавшее от преступления процессуальными правами, дает ему возможность активно участвовать в восстановлении своих нарушенных прав и интересов. Наделение же частного обвинителя дополнительным правом по поддержанию обвинения в суде служит усилению его правовых возможностей по защите своих прав и законных интересов.

Итак, право частного обвинителя поддерживать обвинение в судебном разбирательстве лично или через своего представителя является одной из процессуальных особенностей дел частного обвинения. Эта норма зафиксирована в ст. 76, а также в ч. 4 ст. 393 УПК РК. Свое право поддерживать обвинение потерпевший осуществляет как путем участия в судебном следствии, где он заявляет ходатайства с целью обоснования обвинения, представляет доказательства и участвует в их исследовании, так и путем участия в судебных прениях, где он высказывает свое мнение по существу обвинения, о применении уголовного закона к подсудимому и назначении ему наказания, а также по другим вопросам, возникающим во время судебного разбирательства. Иначе, потерпевший, поддерживая обвинение в суде по рассматриваемой категории дел, пользуется правами обвинителя. Выступление потерпевшего по делам частного обвинения в судебных прениях с обвинительной речью является его правом, а не обязанностью, поэтому нежелание потерпевшего выступать в прениях, нельзя расценивать как отказ от поддержания обвинения вообще.

Некоторые ученые-процессуалисты высказывались за предоставление потерпевшему или его представителю права участвовать в судебных прениях по всем без исключения уголовным делам, мотивируя свое предложение тем, что такое участие «дало бы возможность суду лучше оценить материалы судебного следствия» [1, с.305], «усилило бы процессуальные гарантии потерпевшего, усилило бы воспитательное воздействие судебного разбирательства» [2, с.77-78]. По этому поводу В. М. Савицкий еще в 1967 г. справедливо отмечал: «Было бы целесообразно предоставить потерпевшему право участвовать в судебных прениях по всем уголовным делам. Ведь по закону он имеет равные права с другими участниками процесса при исследовании доказательств. Так почему же он не может по окончании судебного следствия высказать свою оценку собранным доказательствам, свое мнение относительно доказанности вины подсудимого...? Кроме того, трудно объяснить, почему потерпевший, которому причинен имущественный вред, вправе выступать в прениях (в качестве гражданского истца), а если ему причинен вред моральный или физический - не вправе» [3, с.63-64].

Ңа подобное неправомерное ограничение прав потерпевшего неоднократно указывали и многие российские процессуалисты [4, с. 16-17]

Однако находились и противники данной позиции. Против предоставления потерпевшему права участвовать в судебных прениях по всем без исключения уголовным делам выступала Н. Я. Калашникова, мотивируя свою позицию тем, что «потерпевшие как лица заинтересованные, нередко преследуют свои личные цели, что, конечно, в ряде случаев не может не отразиться и, притом самым неблагоприятным образом, на объективности их выводов по делу» [5, с.243-249]. Потерпевший в своем выступлении в судебных прениях, по ее мнению, может не разделять мнение прокурора, в результате «значительно снижается воспитательное значение выступления прокурора в судебных прениях» [5, с.259]. Исходя из изложенного Н. Я. Калашникова предлагает предоставить потерпевшему или его представителю право участия в судебных прениях только по делам частного обвинения, а по остальным делам только в тех случаях, когда в процессе не участвует ни прокурор, ни общественный обвинитель» [5, с.259]. Аналогичную точку зрения высказывал и Н. Н. Полянский [6, с.65-69].

Данные аргументы нельзя признать убедительными. Если потерпевший является заинтересованным в исходе дела лицом и ему нельзя разрешить участвовать в судебных прениях по всем делам, то указанный запрет должен был действовать и тогда, когда в процессе не участвовал ни прокурор, ни общественный обвинитель. К тому же и гражданский истец, и гражданский ответчик - тоже заинтересованные стороны в уголовном процессе, однако им было предоставлено право участия в судебных прениях. Если же прокурор и потерпевший, как правильно отмечали В. М. Савицкий и И. И. Потеружа, и разойдутся во мнении о доказанности обвинения и мере наказания виновному, то этого опасаться не нужно, ибо в таком случае суду придется лишь более тщательно взвесить все высказанные в прениях точки зрения и учесть их при постановлении приговора [2, с.78]. Предоставление потерпевшему права участвовать в судебных прениях по всем уголовным делам «приведет не к снижению, а к повышению воспитательной роли судебного процесса» [7, с. 13].

Следует согласиться с теми процессуалистами, которые высказывались и высказываются за предоставление потерпевшему или его представителю права участвовать в судебных прениях по всем уголовным делам.

Поэтому совершенно обоснованно это положение закреплено в УПК РК 1997 г. (ст. 364).

Одним из важнейших процессуальных прав потерпевшего по делам частного обвинения является право на примирение с обвиняемым, которое является основанием для прекращения уголовного дела.

Примириться означает - мириться, прекращать вражду, восстанавливать согласие, мирные отношения; терпимо относиться к чему-либо [8, с.350]. Следовательно, примирение представляет собой соглашение о прекращении конфликта и возникшего в связи с этим судебного спора миром без вмешательства государства. Оно возможно, как правило, при условии, что потерпевший получил соответствующее удовлетворение, определенную компенсацию причиненного вреда, в том числе и морального [9, с.76].

Примирение с обвиняемым - это процессуальный институт, который приводит к окончанию производства по уголовному делу без вынесения по нему судебного решения при условии, что стороны пришли к взаимному согласию и не имеют друг к другу претензий.

Правовая регламентация примирения частного обвинителя с обвиняемым регулируется ч. 2 ст. 32 УПК РК, которая гласит, что дела о преступлениях, указанных в ст. 33 Кодекса, считаются делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего и подлежат прекращению за примирением его с обвиняемым. Такое примирение обязательно для государственных органов И должностных лиц, осуществляющих уголовно-процессуальную деятельность. Некоторые российские процессуалисты в этой связи справедливо отмечают: «Продолжение против воли потерпевшего в таких случаях означало бы подмену его интересами государства, превращение уголовного процесса в неуправляемую машину репрессии, чуждую интересам личности и цели защиты прав человека» [10, с.60]. Такая императивность вполне оправданна. Поскольку по делам частного обвинения преступлением затронут лишь интерес потерпевшего, а не государства или общества, а значит, потерпевшему и решать -продолжать поддерживать обвинение или  заявить о примирении с обвиняемым.

Право потерпевшего на примирение по делам частного обвинения реализуется по следующим процессуальным правилам. Во-первых, потерпевший вправе по собственной инициативе поднять вопрос : примирении. Во-вторых, решить вопрос о примирении стороны должны до удаления суда I совещательную комнату. В-третьих, возбуждение дела прокурором в порядке ч. 2 ст. 33 УПК РК не должно лишать стороны права на примирение. В-четвертых, действующий УПК РК не содержи требований, касающихся формы заключения мирового соглашения, а также его условий (например. : возмещении причиненного вреда), какими должны быть эти условия и сроки их выполнения и т.д.

В судебной практике по делам частного обвинения для того, чтобы признать мировое соглашение состоявшимся, потерпевшему достаточно заявить до или во время судебном заседании, что он не имеет претензий к подсудимому и желает примирения, после чего суд прекращает дело в соответствии с п. 6 ч. ст. 37 УПК РК. С процессуальной точки зрения право на примирение потерпевшего с подсудимым выглядит полностью обеспеченным. Однако если в законе отсутствует процедура, регулирующая вопросы примирения сторон, могут ли в полной мере быть обеспечены права потерпевшего, который возбуждает уголовное дело частного обвинения и участвует в уголовном процессе ради их защиты. На наш взгляд, отсутствие процедуры, которая бы прямо регулировала вопрос о примирении сторон в уголовном судопроизводстве, ставит под угрозу эти права и интересы потерпевшего.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что новое уголовно-процессуальное законодательство Республики Казахстан наделило потерпевшего по делам частного обвинения широкими прайами, и это является позитивным моментом в свете расширения диспозитивных начал судопроизводства по уголовным делам. Имеющийся же у данного субъекта по уголовно-процессуальному законодательству Республики Казахстан объем обязанностей обеспечивает возможность демократического рассмотрения уголовных дел и не ограничивает правомочия потерпевшего какими-либо условиями.

 

Литература

  1. Кокорев Л. Д. Охрана прав потерпевшего в советском уголовном процессе. В сб.: Развитие прав граждан СССР и усиление ш охраны на современном этапе коммунистического строительства. -Саратов,   - С. 303-308.
  2. Савицкий В. М., Потеружа И. И. Потерпевший в советском уголовном процессе. - Воронеж: Издательство Воронежского университета, 1963.
  3. Савицкий В. М.Если  человек пострадал  от  преступления.   -М.:   Знание, 1967.
  4. Абабков А. В.    Защитить права потерпевшего //Российская юстиция.   - 1997.   -М 31- С. 16-17.
  5. Калашникова Н. Я. Расширение прав потерпевшего в уголовном судопроизводстве //Вопросы судопроизводства и судоустройства Союза  ССР.   - М:  Госюриздат,       - С 241-278.
  6. Давыдов П. М.   Обвинение в советском уголовном процессе.   ~ Свердловск:   Сред.-Урал.   кн. изд-во, 1973.
  7. Божьев В. Потерпевший в советском уголовном процессе: автореф.дис....канд.юрид. наук. -М,
  8. Ожегов С.PL, Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. ~ 4-е изд. перераб. и доп. -М.: Азбуковник, 1997.
  9. Варпаховская Е. М. Компенсация морального вреда потерпевшего российском уголовном процессе: дис. ...канд.   юр.   наук.   - Иркутск 2002.
  10. Шамардин А. Примирение и отказ от поддержки обвинения должны утверждаться судом //Российская юстиция. - 2001.   - № 2.  - С. 60-61.
Фамилия автора: Е.Н.Грек
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика