НЕКОТОРЫЕ ТЕНДЕНЦИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ СТЕПНОГО КРАЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХІХ — НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА

Завершение присоединения Казахстана к России внесло существенные перемены в политику империи в отношении Казахского края. Военно-колониальными акциями присоединив Казахстан, царизм вышел на среднеазиатский плацдарм, вытеснив английское влияние в регионе. Воспользовавшись благоприятной международной обстановкой, Российская империя, руководствуясь своими далеко идущими политическими интересами, установила в Казахстане колониальный режим. Для подготовки проекта Положения об управлении Казахской степью правительство в 1865 г. образовало так называемую Степную комиссию [1; 24]. 11 июля 1867 г. царь Александр II подписал проект Положения об управлении Семиреченской и Сырдарьинской областями; 21 октября 1868 г. — проект Положения об управлении Тургайской, Уральской, Акмолинской и Семипалатинской областями. По Временному положению об управлении в степных областях 1868 г. и Положению об управлении в Туркестанском крае 1867 г. волостной управитель сосредоточивал в своих руках полицейскую и распорядительную власть. Он наблюдал за сохранением «спокойствия и порядка», за уплатой податей и всяких повинностей с населения. В этих условиях Россия выдвинула задачу коренной ломки прежней системы управления Казахстаном [2; 33]. Изменения в территориально-административном устройстве и социально-экономическом развитии Казахстана обусловили принятие новой налоговой системы, отвечавшей интересам колониальный империи. Несмотря на тенденцию роста оседлого и земледельческого населения, кочевники были основной массой налогоплательщиков: в 1880 г. они составляли 90,5 %, в 1897 г. — 82,0. В 1889 г. был принят Закон «О переселении сельских обывателей и мещан на казенные земли», согласно которому переселенческое движение сосредоточивалось в руках правительства, а для переселения в восточные районы требовалось специальное разрешение; ограничивалось самовольное переселение. Возможность соединения Казахстана через железнодорожные магистрали с Сибирью и Приволжским районом заставляла правительство ускорить переселенческое освоение Казахстана.
С этой целью экспедиция под руководством Ф. А.Щербины тщательно обследовала 12 уездов Амолинской, Тургайской и Семипалатинской областей. Официально главной целью экспедиции Ф.А.Щербины было изучение состояния хозяйственного развития местного кочевого населения. Естественно, экспедиция обратила внимание и на переселенческие поселки. Материалы экспедиции были использованы царизмом для дальнейшей экспроприации «излишков» казахской земли. Однако самовольное присвоение царизмом казахских земель, вытеснение местного населения в пустынные, малопригодные земли, произвол царских чиновников вызывали сопротивление казахского населения, неоднократно выливавшееся в вооруженные столкновения с царскими карательными отрядами. Колонизаторская направленность аграрной политики царизма привела к постепенному изменению соотношения численности кочевого и оседлого населения. Во второй половине XIX - нач. XX вв. кочевое хозяйство казахов стало испытывать сильное воздействие внешних экономических факторов со стороны развивавшейся капиталистической России. Образовались новые формы хозяйства: оседло-скотоводческая и оседло-земледельческая. В процессе их сложения возникали самые разнообразные переходные формы хозяйства, одновременно изменялись и формы землепользования — увеличивался процент частного землепользования и частной земельной собственности.
Главным основанием внутренней и отпускной торговли области служили поставки казахами скота, кожи, сала, шерсти, волос, произведений их ремесел (кошмы, капы, арканы). Эти продукты казахи в городах продавали за наличные деньги, большая часть казахов, проживающих вдали от оседлого населения, обменивали их на русские и азиатские изделия приезжающим к ним торговцам. Поэтому существовало две формы торговли: денежная и единичная. При исследовании предпринимательской деятельности дореволюционного периода большое значение имеет анализ организационных структур капитала, ее место и роль в системе социально-экономических отношений. Если до конца XIX в. преобладающей была частновладельческая форма предпринимательской деятельности, представленная купцом-индивидуалом, сочетавшим в одном лице и торговца и промышленника, то к началу XX в. в уже многогранной экономике России ведущую роль стали играть структуры ассоциированного капитала — торговые дома и акционерные общества. Торговые дома являлись одной из распространенных и традиционных форм организации капитала в дореволюционной России.
Начало правовому оформлению предпринимательской деятельности в форме торговых домов положил манифест 1 января 1807 г. «О дарованных купечеству новых выгодах, отличиях, преимуществах и усилении торговых предприятий». Им устанавливались несколько родов «купеческих товариществ», которые действовали на основе специальных договоров между их участниками — «товариществами». Различались два вида товариществ: полное и на вере. «Товарищество полное» представляло собой объединение предпринимателей, отвечавших по делам всем своим имуществам. Преимущественно это были семейные предприятия как фирмы, объединявшие небольшой круг субъектов-предпринимателей. Участник такого предприятия не мог одновременно участвовать в другом. В «товариществе на вере», или коммандитном обществе, помимо «товарищей», могло участвовать ограниченное число вкладчиков, отвечавших по его делам лишь суммой своих взносов и имевших право участвовать и в других аналогичных предприятиях, но при этом не имевших право голоса в управлении ими. Коммандитные общества представляли более высокую форму ассоциированного капитала. Главное отличие от полных товариществ состояло в том, что часто вкладчики доверяли свой капитал руководителям в управлении. Все участники коммандитного общества разделялись на две категории: на полных товарищей, которые несли полную личную имущественную ответственность за деятельность предприятия, и на вкладчиков, внесших в дело определенный капитал и в случае банкротства отвечавших только в размере своих взносов. Полное товарищество — члены его могли делать взнос как в денежной форме, так и капитализированным имуществом, а вкладчики вносили свою долю исключительно деньгами. Распределение прибыли же происходило в соответствии с размером вклада каждого участника. Особые ценные бумаги — товарищеские паи — в отличие от ценных бумаг акционерных обществ не могли переходить из рук в руки и не подлежали котировке на бирже.
Кроме того, разрешалась и собственно акционерная форма — «товарищество по участкам, или компания». В отличие от первых двух, к этому роду деятельности допускались участники из всех состояний (сословий).
Таким образом, Манифест 1 января 1807 г. зафиксировал существование двух видов капиталистических объединений — торговых домов и акционерных компаний [3; 13].
Принципиальное их отличие состояло в видах материальной ответственности за результаты хозяйственной деятельности. Различия в двух формах капиталистических ассоциаций были при их налогообложении. По положению от 1 января 1863 г. «О пошлинах за право торговли и других промыслов» торгово-промышленные сборы разделялись на патентные и билетные. Торговые патенты (с 1865 г. — свидетельства) устанавливались трех разрядов, в зависимости от рода торговли: оптовой, розничной и мелочной. В торговых домах патенты 1-го разряда должны были выбирать главы торговых домов, а каждый из прочих товарищей — патент не ниже 2-го разряда. Акционерные компании обязаны были выбирать патенты 1-го разряда на имя компании, независимо от суммы капитала и числа акционеров [4; 17]. Таким образом, торговые дома облагались бо льшим налогом, чем акционерные компании, тогда как обычно последние были более крупными предприятиями.
Законом «О более равномерном обложении торговли и промышленности» в 1884 г. была проведена консолидация всех ранее существовавших отдельных сборов с промышленности и торговли с некоторым округлением сумм окладов. Теперь за свидетельства 1-й гильдии сбор устанавливался в 565 руб. (повсеместно), 2-й — от 40 до 120 руб., за свидетельства на мелочный торг — 10-30 руб. и на развозной торг — 16 руб.; за билеты на содержание отдельных заведений по свидетельствам 1-й гильдии сбор определялся в 20-55 руб., 2-й — в 10-35 руб. и за билеты на мелочный торг — от 2 до 10 руб. В полных товариществах (торговых домах), производящих операции, соответствующие 1-й
гильдии купечества, обязанность выборки свидетельства этой гильдии сохранялась лишь за главой торгового дома; прочие же компаньоны должны были приобретать свидетельства 2-й гильдии.
Существенные изменения в налогообложении были внесены в 1885 г. — все крупные предприятия облагались дополнительным сбором. Акционерные компании должны были уплачивать его в виде 3 %-го сбора с чистой прибыли, в связи с чем они обязаны были ежегодно представлять балансы и даже публиковать их [5; 24]. Эти различия в порядке обложения двух видов ассоциаций, скорее, можно отнести к несовершенству всей налоговой системы, чем к умыслу законодательств.
Относительно законченный вид системы налогообложения предпринимательской деятельности получают с принятием в 1898 г. Положения о промысловом налоге. Так, Уральская, Акмолинская, Семипалатинская, Семиреченская области были отнесены к III классу, а оставшиеся две области — к IV. В свою очередь торговые, промышленные предприятия, личные промысловые занятия распределялись на разряды. Оклады налога составляли от 500 (1 разряд) до 6 руб. (V разряд) для торговых; от 1500 (1 разряд) до 2-6 руб. (VI разряд) — для промышленных предприятий; для личных занятий — от 1 до 7 % с суммы вознаграждений для входящих в состав «управления и надзора» в предприятиях, обязанных публичной отчетностью (акционерно-паевых), инспекторов и агентов, страховых и транспортных предприятий; от 75 до 150 руб. — для экспедиторов, маклеров и прочих.
Согласно данным, полученным Министерством финансов от городских и купеческих управ, на 1 января 1893 г. в 96 пунктах России было зарегистрировано 1313 торговых домов. По данным на 1904 г. в Казахстане действовало всего 12 торговых домов [6; 20]. По данным Сибирского торгово-промышленного календаря в начале XX в. в Акмолинске действовали торговые дома семьи Кубри-ных: торговый дом товарищества на паях «Матвей Кубрин с сыновьями», торговый дом «Андриан Кубрин с сыновьями»; в Петропавловске — торговый дом «Бр.Табевы», там же в 1913 г. открылся торговый дом «Григорий Иванович Казанцев с сыновьями»; в Омске — торговые дома: «Бр.Вол-ковы», «Эсман Э.Ф.», «Колмаковы Бр.», «Ковалев и Смирнов», «Плотников М. с сыновьями» [6; 23]. Как видно, большинство торговых домов концентрировалось в торгово-промышленных центрах. Чем выше был уровень развития промышленности и торговли в том или ином регионе, тем выше была и степень ассоциированного капитала.
Основную часть учредителей торговых домов составляло купечество. Так, купцами 1-й гильдии были основатели и фактические владельцы торговых домов Григорий Казанцев, Прокопий Плещеев, Матвей Кубрин, братья Злоказовы, купцами 2-й гильдии числились братья Абылхановы — Сагидулла и Джусуп, Бекчентаев Токфатулла и другие. Кроме купцов, учредителями торговых домов выступали почетные граждане, дворяне, мещане, иностранные подданные. Среди последних следует отметить братьев Брандт, основавших в Петропавловске торговый дом по скупке масла, братьев Блюменталь, занимавшихся скупкой кожи, торговый дом «Г.Дюршмидт» занимался в Туркестанском крае закупкой люцерны, кроме того, владелец торгового дома был основателем сети кишкоочистительных заводов в Казахстане.
Также следует подчеркнуть, что в данный период торговые дома выступали не только как торговые предприятия, но и в качестве торгово-промышленных фирм, непосредственно участвовавших в производственной деятельности. Так, например, торговый дом «Прокопий Плещеев и К» имел паровую крупчаточную мельницу, винокуренный и пивоваренный заводы, типо-литографию, а состояние владельца торгового дома П.Ф.Плещеева оценивалось в 1,5 млн. рублей.
Особенно быстро развивалось в 1901 г. маслоделие в казачьих станицах и крестьянских селениях Омского и Петропавловского уездов, с открытием в Омске и Петропавловске частных складов, принадлежащих молочному хозяйству, и торговых домов, принимающих масло. Получая из этих складов сепараторы и другие принадлежности молочного хозяйства в кредит, скотовладельцы в то же время были обеспечены выгодным сбытом масла в назначенные торговые дома, отправляющие его в Европейскую Россию и большей частью за границу.
Общая сумма производительности фабрики и заведений в Акмолинской области в 1907 г. выразилось в 4,197,961 руб. при 5,377 рабочих и 1,136 фабриках и заведениях. Расширение взаимовыгодных контактов с рынком, ярмарками предопределило изменения и в структуре производимой местным населением животноводческой продукции. Русские купцы, особенно после отмены крепостного права, проявляли повышенный интерес к лошадям. Только в Акмолинском и Атбасарском уезде за 1865-1879 гг. удельный вес овец в стаде упал с 86 до 44,6, а лошадей — вырос с 6,8 до 37,7 %. Потребности крупных российских городов в говядине обусловили рост поголовья крупного рогатого скота: в том же Акмолинском, Атбасарском и Петропавловском уездах Акмолинской области крупный рогатый скот составлял в 1855 г. 17 % всего поголовья, а в 1898 г. — уже 23. Основными скотоводческими районами были для Российской империи Семипалатинская, Тургайская, а также Акмолинская области. Хотя основное поголовье скота сосредоточилось в руках кочевого населения, тем не менее часть скота находилась в руках оседлых жителей.
Под влиянием развития капитализма и переселенческого движения ускорился процесс оседания кочевников. Дальнейшая узурпация общинных земель и установление колониальной системы управления сопровождались усилением социальной дифференциации казахского общества. Значительная часть хозяйств, расположенных близ русских селений и городов, постепенно стала втягиваться в рыночные отношения. Это создавало почву для разложения кочевого хозяйства. В 70-80-е годы XIX в. усиливается отход обедневших казахов на различные промыслы и в горнодобывающую промышленность в поисках заработка. В конце XIX - начале XX вв. в Кокчетавском уезде джатаки составляли 4,6, в северных волостях Атбасарского уезда — 5,3, в южных — 7,9 % от общего количества казахских хозяйств. По своему социально-экономическому положению джатачество было формирующимся сельским пролетариатом. Из среды джатаков выросла и часть городского пролетариата. Находясь вне казахских общин, они рано приобщились к более прогрессивным формам экономики, одновременно теряя традиционные родовые связи. Джатачество способствовало углублению хозяйственной дифференциации кочевого аула, было посредником между аульной общиной и русскими переселенческими селениями и городами [7; 8].
В последней четверти XIX в. в Казахстане зародилось промышленное производство. Еще в середине XIX в. было известно наличие в Казахстане многих видов полезных ископаемых. Начиная с 60-х годов XIX в. российские предприниматели стали вывозить капиталы в Казахский край и создавать на базе ряда месторождений полезных ископаемых промышленные предприятия. В 70-80-х годах довольно интенсивно развивались предприятия по переработке сельскохозяйственного сырья — маслодельная, мукомольная, особенно кожевенная промышленность. Бурно развивавшаяся промышленность Акмолинской области все более и более нуждалась в источниках сырья, рабочей силе. Богатый природными ресурсами, животноводческим сырьем Казахский край давно привлекал внимание российских предпринимателей. Однако освоение огромного региона с разными природно-географи-ческими условиями требовало от правящих кругов проведения административно-территориальных, судебных и других нововведений. В северном округе Акмолинской и северо-западной части Семипалатинской области соль добывалась на Большом Калкаманском, Малом Калкаманском, Джамантуз-ском, Коряковских, Карасуйских озерах. Сравнительно долго в Казахстане действовали мелкие, технически отсталые предприятия, которые по объему производства и количеству рабочих можно причислить к разряду ремесленных заведений. Но в конце XIX - нач. XX вв. на территории Казахстана действовали уже и относительно крупные предприятия, насчитывавшие по 300-500 рабочих: Спасский медеплавильный завод, Успенский рудник, Карагандинские копи. Достаточно развитой отраслью промышленности была горнодобывающая. Всего в Казахстане с 1855 по 1893 гг. было выплавлено 151,182 пуд. свинца, 883 пуд. серебра, 219 186 пуд. черновой меди, в том числе 484, 542 пуд. чистой меди. Промышленность Казахстана, особенно горнорудная, угольная и нефтяная, стала объектом внимания иностранных капиталистов. Спасско-Успенские, Атбасарские медные, Риддерские рудники, Карагандинские каменноугольные копи, ряд нефтяных месторождений были проданы иностранным капиталистам. Держателями акций Акционерного общества Спасских медных руд были промышленники США, Германии, Бельгии, Швеции и др. стран.
Развитие российского капитализма вширь, его продвижение в национальные окраины, эксплуатация богатейших источников сырья, расширение рынков сбыта сопровождались созданием разветвленной сети банковских филиалов и кредитных учреждений. Кредитная система Казахстана, как часть финансовой системы Российской империи, состояла из отделений Государственного банка, филиалов коммерческих банков, банков среднекапиталистических слоев города (общество взаимного кредита и городских общественных банков), а также кредитной кооперации и других учреждений мелкого кредита. Отделения Государственного банка на территории Казахстана возникали прежде всего в центрах торгово-промышленной деятельности Края: Петропавловске (1881 г.), Омске (1895 г.) [8; 35]. Из 57 филиалов Сибирского торгового банка в районах Казахстана функционировало 7, что составляло 12,3 %. Второе место по числу филиалов на территории Края занимал Русский торгово-промышленный банк, имевший большие вложения в кредитование торгового оборота. Им было открыто отделение в Петропавловске (1904 г.). Первое место среди областей Казахстана по количеству кредитных учреждений занимала Акмолинская область. Из девяти крупнейших Петербургских коммерческих банков наибольшее число филиалов на территории Казахстана имел Сибирский торговый банк, учрежденный в 1879 г. [9; 123].
Развитие капиталистических отношений оказало существенное влияние и на развитие торговли. Российский торговый капитал проникал в самые отдаленные районы Края, еще теснее связывая местное скотоводческое хозяйство с рынками России, Средней Азии, Западной Европы. Основным объектом торговли оставался скот. Каждое лето только через Акмолинскую область перегонялось до 60 тыс. голов крупного рогатого скота и до 200 000 овец. Во всевозрастающих размерах вывозился хлеб. Крупными центрами торговли хлебом стали города Петропавловск, Омск. Принимая во внимание прибыльность продажи и вывоза в смежные районы хлеба, местные капиталисты вкладывали свои средства именно в мукомольную промышленность, в которой в начале XX вв. была достигнута наибольшая концентрация капитала. Во второй половине XIX - нач. XX в. местные купцы стали практиковать новую форму торговли — ярмарочную. Наиболее крупными ярмарками считались Ку-яндино-Ботовская в Каркаралинском уезде, Таинчикульская — в Петропавловском, Константинов-ская — в Акмолинском, Петровская — в Атбасарском, обороты которых достигали внушительных размеров. Объемы торговых сделок на крупных ярмарках Акмолинской области — Константинов-ской и Таинчикульской — составляли соотвественно в общем обороте 76 и 87,4 %. По количеству ярмарок ведущее положение занимала Константиновская и Таинчикульская. Стабильность ярмарочной торговли объяснялась недостаточным развитием путей сообщения, препятствовавшим установлению более устойчивого торгового обмена между главными поставщиками скота — кочевниками и крупными «скотопромышленниками», а также сложившимися традициями ярмарочной торговли, с условиями торговли которых кочевник достаточно был знаком.
Развитию промышленности и внутренней торговли во многом способствовало строительство железнодорожных линий, соединивших Казахстан с Сибирью и другими районами Российской империи. За последнее десятилетие XIX в. в Казахстане было построено 482 версты рельсовых линий. Значительные изменения претерпели и города Казахстана и Акмолинской области, ставшие центрами общественно- и социально-экономической жизни. По всеобщей переписи населения 1897 г. численность населения Казахстана по областям была следующей: Акмолинская — 1279 818; Семипалатинская — 973 589; Сырдарьинская — 1166 116; Тургайская — 728 057; Уральская — 801 975 тыс. чел. Самую многочисленную группу составляли казахи. Русское население распределялось неравномерно: Акмолинская область — 56,7; Уральская — 40,8; Тургайская — 37,8; Семиреченская — 23,5; Семипалатинская — 24,0; Сырдарьинская — 6,2 %. Данные переписи позволяют определить численность казачества: Уральская область — 114 166; Акмолинская — 74 707; Семипалатинская — 28 717; Се-миреченская — 33 757 тыс. чел. В Акмолинской области плотность на 1 кв. составляла 1,4 жителя [9; 129]. Данные переписи 1897 г. говорят о серьезных изменениях в динамике численности, этническом, половозрастном составе населения Казахстана в конце XIX в. и начале XX вв. Рост численности некоренного населения способствовал созданию в городах и других селениях новых типов учебных заведений, научных, культурно-просветительных обществ, организаций и учреждений, ускорению освоения природных богатств обширного края [9; 179].
Таким образом, социально-экономические процессы, происходящие во второй половине XIX и в начале XX в., глубоко затронули все сферы жизни Казахстана, обусловив позитивные перемены в хозяйственной структуре аула, переселенческой деревни, в создании первых относительно крупных очагов обрабатывающей и горнодобывающей промышленности, во внедрении в систему торговли элементов ростовщичества, частного предпринимательства, в углублении взаимосвязей между городами и сельским окружением в условиях вступления России в стадию империализма, составной частью которой являлся колониальный Казахстан.

Список литературы
1. Скубневский В.А. Торговая инфраструктура сибирского города в начале XX в. // Предприниматели и предпринимательство в Сибири (XVIII - начало XX в.). — Барнаул: Изд-во АГУ, 1995. — 353 с.
2. Щеглова Т.К. Ярмарки юга Западной Сибири в XIX - начале XX в. // Из истории формирования и развития всероссийского рынка. — Барнаул: Изд-во АГУ, 2001. — 378 с.
3. Памятная книжка г. Омска и Акмолинской области на 1869 г. — Омск, 1869. — 61 с.
4. Памятная книжка г. Омска и Акмолинской области на 1913 г. — Омск, 1913. — 69 с.
5. Щеглова Т.К. Ярмарки Западной Сибири и Степных областей во второй половине XIX века: Из истории российско-азиатской торговли. — Барнаул: Изд-во БГПУ, 2002. — 260 с.
6. Журнал заседаний съезда представителей биржевой торговли и сельского хозяйства Сибири, Степного края и Зауралья (15-18 мая 1912 г.) в г.Омске). — Омск, 1912. — 17 с.
7. Чарников В.С. Эволюции социального и национального состава населения северных городов Казахстана в XIX-XX вв. // Проблема социально-экономического и этнодемографического развития городов Казахстана. — Алма-Ата: Изд-во Казахстан, 1985. — 500 с.
8. Обзор Акмолинской области за 1899 г. Изд-во: Типография Акмолинского Областного Правления. — Омск, 1901. — 46 с.
9. Чуланов Г. Промышленность дореволюционного Казахстана (историко-экономический очерк). — Алма-Ата: Изд-во АН КазССР, 1960. — 430 с.

Фамилия автора: Мырзаханов Е Н
Год: 2009
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика