Заведомо незаконное освобождение от уголовной ответственности

Согласно ст. 36 Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан орган уголовного преследования в целях выполнения задач уголовного судопроизводства обязан в пределах своей компетенции в каждом случае обнаружения признаков преступления принять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, изобличению лиц, виновных в совершении преступления, их наказанию. Это положение закона подчеркивает необходимость соблюдения принципа неотвратимости ответственности и наказания в деятельности правоохранительных органов. Соблюдению этого принципа препятствуют разные факторы объективного и субъективного характера, в том числе и совершение преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 345 УК РК (заведомо незаконное освобождение от уголовной ответственности).

Опасность данного преступления заключается в том, что при его совершении нарушаются интересы правосудия, а также интересы потерпевшей от преступления стороны.

Объективная сторона заключается в том, что лицо, совершившее деяние, содержащее все предусмотренные законом признаки состава преступления, незаконно, без достаточных к тому оснований освобождается от уголовной ответственности. Например, к лицу необоснованно применяется ч. 2 ст. 9, ч. 3 ст. 15, 65, 66, 67, 68, 69, 76 УК, он признается невиновным при наличии вины и т.п.

Для признания освобождения от уголовной ответственности законным и обоснованным требуется наличие определенных оснований и условий.

В философской науке под основанием обычно понимается «необходимое условие, являющееся предпосылкой существования каких-либо явлений (следствий) и служащее их объяснением»1. На наш взгляд, для применения отдельных видов освобождения от уголовной ответственности больше подходит понятие «основание».

Действующее уголовное законодательство предусматривает семь оснований освобождения от уголовной ответственности: освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 65 УК РК); освобождение от уголовной ответственности при превышении пределов необходимой обороны (ст. 66 УК РК); освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим (ст. 67 УК РК); освобождение от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки (ст. 68 УК РК); освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности (ст. 69 УК РК); освобождение от уголовной ответственности в связи с актом амнистии (ст. 76 УК РК); специальные виды освобождения от уголовной ответственности, предусмотренные нормами Особенной части Уголовного кодекса (примечания к ст. 125,165 и др. статьям УК РК).

Но для того чтобы иметь эти основания, требуется наличие определенных, предусмотренным законом условий. Например, условиями применения ст. 67 УК РК является:

а) совершение преступления впервые;

б) совершение преступления небольшой или средней тяжести;

в) примирение лица, совершившего преступление, с потерпевшим;

г) заглаживание причиненного потерпевшему вреда.

Базируясь на этом положении, можно сделать вывод, что основанием освобождения от уголовной ответственности является необходимое условие, служащее предпосылкой акта освобождения лица от уголовной ответственности правоохранительными органами. Это условие в то же время является и объяснением правильности и обоснованности принятия такого решения. Таким образом, может быть определено основание освобождения от уголовной ответственности применительно к любому его виду, к каждому случаю. Единого общего основания для всех видов освобождения от уголовной ответственности не существует.

Основания и условия освобождения от уголовной ответственности – понятия неразделимые, тесно связанные. Условиями освобождения от уголовной ответственности являются «такие обстоятельства, при наличии которых только и могут действовать основания освобождения»2. Большинство условий освобождения от уголовной ответственности отнесены законодателем к строго определенным видам такого освобождения. Следует, вместе с тем, заметить, что при применении многих видов подобного освобождения учитывается категория преступлений. Как правило, освобождение от уголовной ответственности возможно применительно к преступлениям только небольшой тяжести (ст. 66 УК РК) либо небольшой или средней тяжести (ч. 1 ст. 65, ст. 67, ч. 2 ст. 68 УК РК). Положения, содержащиеся в ч. 2 ст. 65, ч. 1 ст. 68, 69, 76 УК РК, а также нормы Особенной части УК допускают возможность освобождения от уголовной ответственности за преступления иной категории. Для некоторых видов освобождения от уголовной ответственности необходимым требованием является, чтобы преступление было совершено впервые (ч. 1 ст. 65, 67, ч. 1 ст. 68, примечания к ст. 375 – 379, 381 УК РК).

Следует также подчеркнуть, что законодатель называет в качестве условий и такие, которые носят процессуальный характер, совокупность которых определяет процессуальный порядок освобождения от уголовной ответственности.

Так, в соответствии с ч. 4 ст. 37 и ч. 5 ст. 38 УПК РК не допускается освобождение от уголовной ответственности в связи с актом об амнистии, за истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности, в связи с примирением потерпевшего с подозреваемым или обвиняемым, а также по иным нереабилитирующим обстоятельствам, если лицо, привлекаемое к ответственности, возражает против прекращения уголовного дела.

Следует отметить, что не всякое незаконное прекращение уголовного дела следует признавать преступлением, тем более тяжким, т.к. санкция ст. 345 УК РК позволяет отнести это преступление к категории тяжких. Для разграничения преступно незаконного освобождения от уголовной ответственности от случаев незаконного освобождения от уголовной ответственности, которые трудно отнести к категории преступных, следует исходить из того, обладает ли данное деяние признаками общественной опасности, противоправности или оно не обладает такими признаками. Например, нельзя назвать преступным поведение следователя, который прекратил уголовное дело, ссылаясь на отсутствие доказательств вины подозреваемого в совершении преступления, когда фактически отсутствовал состав преступления. В этом случае был нарушен процессуальный порядок прекращения уголовного дела, которое должно быть прекращено по другим основаниям. Как справедливо отмечает Л.В. Лобанова, в такого рода случаях не нарушаются общественные отношения, обеспечивающие решение задач реализации уголовной ответственности. Уголовно-процессуальный закон обладает «достаточным арсеналом собственных средств для реагирования на подобные нарушения, и нет необходимости в мерах уголовной репрессии»3.

По тексту диспозиции ст. 345 УК РК трудно понять, что имеет в виду законодатель: освобождение от уголовной ответственности при отсутствии уголовно-правовых оснований или с нарушением уголовно-процессуального порядка, либо и то, и другое? Данный вопрос вполне обоснованно ставят Н.И. Пикуров и Н.Л. Радаева4.

Полагаем, что третий вариант ответа на данный вопрос будет более правильным, но, опять же, с оговоркой о том, что для признания незаконным освобождения от уголовной ответственности лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, необходимо установить, что это лицо фактически совершило преступление и его не следовало освобождать от уголовной ответственности. Только в таком случае деяние лица, незаконно освободившего от ответственности преступника, может обладать признаком общественной опасности, так как предписания ст. 344 УК РК направлены на предотвращение случаев освобождения от ответственности лиц, виновных в совершении преступления. Для признания наличия этого признака не имеет значения, нормы материального или процессуального права нарушены субъектом рассматриваемого преступления.

На наш взгляд, во всех случаях нарушения норм материального права при незаконном освобождении от уголовной ответственности может быть признано наличие состава рассматриваемого преступления. Например, незаконное освобождение от уголовной ответственности лица по акту об амнистии, если закон об амнистии на него не распространяется; незаконное освобождение от уголовной ответственности дезертира якобы в связи с его добровольной явкой с повинной для дальнейшего прохождения военной службы, когда добровольной явки фактически не было.

Если же незаконное освобождение от уголовной ответственности сопровождалось нарушением уголовно-процессуального законодательства чисто формального характера, как в приведенном выше примере, то в таких случаях можно не признать наличие состава рассматриваемого преступления.

Незаконное освобождение от уголовной ответственности возможно в следующих формах:

1) путем отказа в возбуждении уголовного дела в случаях, когда имеются достаточные основания для возбуждения уголовного дела в отношении определенного лица;

2) путем прекращения уголовного дела при отсутствии достаточных для принятия такого решения оснований уголовно-правового или уголовно-процессуального характера.

Однако состояние действующего законодательства не позволяет применять ст. 345 УК РК при одном из наиболее часто встречающихся на практике способов незаконного освобождения виновного в совершении преступления лица от уголовной ответственности: при незаконном отказе в возбуждении уголовного дела.

В рассматриваемой статье УК РК речь идет о незаконном освобождении от уголовной ответственности подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления.

Подозреваемым признается лицо, в отношении которого на основаниях и в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством, возбуждено уголовное дело в связи с подозрением его в совершении преступления, о чем ему объявлено следователем, дознавателем, либо осуществлено задержание, либо применена мера пресечения до предъявления обвинения (ст. 68 УК РК).

Обвиняемый – это лицо, в отношении которого в установленном уголовно-процессуальным законодательством порядке вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого, либо лицо, в отношении которого в суде возбуждено уголовное дело частного обвинения, а также в отношении которого составлен и утвержден начальником органа дознания протокол обвинения (ст. 69 УПК РК).

Данное преступление совершается только в рамках возбужденного уголовного дела. Если в отношении виновного в совершении преступления лица заведомо незаконно выносится постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, деяние может быть квалифицировано как должностное преступление.

Под действие рассматриваемой статьи УК РК не попадают случаи незаконного прекращения уголовного дела, когда подозреваемый не установлен, преступление не раскрыто. Также в соответствии с действующей редакцией ст. 345 УК РК нельзя привлекать к уголовной ответственности лицо, незаконно прекратившее уголовное дело в связи с неустановлением места пребывания преступника, если он скрывается от следствия. По данной статье УК РК также не подлежит ответственности следователь, дознаватель или прокурор, которые незаконно прекращают уголовное дело в отношении лица, совершившего преступление, но в предусмотренном в уголовно-процессуальном порядке не признанного подозреваемым или обвиняемым.

Такое состояние уголовного законодательства нельзя признать правильным. Незаконное прекращение уголовного дела в отношении лица, совершившего преступление, но которому не удалось предъявить обвинение или объявить о том, что он подозревается в совершении преступления, из-за того что он скрывается, следует признать таким же опасным деянием, как и незаконное прекращение уголовного дела в отношении подозреваемого или обвиняемого. Чтобы устранить данный пробел в уголовном законодательстве и расширить сферу применения ст. 345 УК РК, следует изменить редакцию ч. 1 указанной статьи, исключив оттуда слова: «...подозреваемого или обвиняемого». В таком случае редакция ч. 1 ст. 345 УК РК будет сформулирована следующим образом: «Незаконное освобождение от уголовной ответственности лица, совершившего преступление, прокурором, следователем или лицом, производящим дознание...» Использование в предлагаемой формулировке закона слов: «лица, совершившего преступление» позволит декриминализировать случаи незаконного, с нарушением процессуальных форм, освобождения от уголовной ответственности лиц, не виновных в совершении преступления, поскольку такие действия по действующей редакции ч. 1 ст. 345 УК РК формально содержат признаки состава преступления, содержащегося в указанной уголовно-правовой норме.

Предлагаемая формулировка ст. 345 УК РК также позволит устранить пробел, существующий в уголовном законодательстве Республики Казахстан, и не будет препятствовать применению указанной статьи в случаях незаконного, необоснованного отказа в возбуждении уголовного дела.

О распространенности случаев незаконного отказа в возбуждении уголовного дела свидетельствуют статистические данные. В 2001 г. в Казахстане прокуроры отменили 1148 постановлений следователей и дознавателей об отказе в возбуждении уголовного дела, в том числе 1071 постановление (93,3%) из общего количества незаконных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела приходится на сотрудников МВД Республики Казахстан. Из числа остальных 77 незаконных постановлений 11 вынесено сотрудниками КНБ, 39 – сотрудниками финансовой полиции и 27 – сотрудниками военно-следственного департамента МВД Республики Казахстан5. По всем отмененным постановлениям были возбуждены уголовные дела, однако до суда дошло только 619 уголовных дел, возбужденных по отмененным постановлениям о незаконном отказе в возбуждении уголовного дела6.

 

1 Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова. – М., 1981. С. 256.

2 Дубинин Т.Т. Основания освобождения от уголовной ответственности // Уголовное право в борьбе с преступностью. – М., 1981. С. 81.

3 Лобанова Л.В. Преступления против правосудия: теоретические проблемы классификации и законодательной регламентации. – Волгоград, 1999. С. 92.

4 Пикуров Н.И., Радаева Н.Л. Некоторые вопросы взаимосвязи терминов уголовного права и уголовного процесса // Актуальные вопросы предварительного расследования. – Волгоград, 1997. С. 37.

5 Сборник статистических данных о состоянии прокурорского надзора в Республике Казахстан за 12 месяцев 2001 года. – Астана, 2002. 

6 Там же.

Фамилия автора: Саттар РАХМЕТОВ
Год: 2003
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика