уголовно-исправительная система

В статье проводится анализ соответствия деяний, посягающих на нормальную деятельность органов и учреждений пенитенциарной службы Украины, одному из уголовно-правовых системных принципов криминализации деяний — принципу соразмерности санкции и экономии репрессии. Приводится сравнительная характеристика видов и сроков наказания, содержащихся в санкциях ст.ст. 389, 390, 391-393, 395 Уголовного кодекса Украины и соответствующих статьях уголовных кодексов некото­рых зарубежных стран, а также проанализирована практика назначения наказаний за их совершение в Украине. Указывается на несоответствие санкций некоторых преступлений их общественной опас­ности, а следовательно, на их несоответствие рассматриваемому принципу. 

 

В статье рассматривается деятельность исправительных учреждений, в которых отбывают наказание военнослужащие США, приговорённые судом к лишению свободы. Уделено внимание некоторым ис­торическим аспектам возникновения специализированных учреждений исполнения наказаний. Про­анализированы доктринальные подходы российских учёных к подразделению их на виды и предложе­на авторская классификация военно-пенитенциарных учреждений США. Отдельное внимание уделя­ется их персоналу. Отмечается, что военно-исправительная служба организована в трёхуровневую систему, особняком от которой стоят зарубежные объекты. Очерчены проблемные вопросы лишения ВС США пенитенциарной функции и единообразия правового регулирования в различных видах войск.

 

В статье затрагивается актуальная проблема современности — борьба с терроризмом и экстремизмом. На основе правового анализа норм Уголовного кодекса Республики Казахстан о терроризме автор предлагает ряд существенных поправок, важных для понимания степени общественной опасности терроризма и экстремизма. Ключевой вариант разрешения острой и сложной проблемы уголовной от­ветственности за терроризм и экстремизм, считает автор, — в совершенствовании уголовного законо­дательства по ответственности за терроризм и экстремизм. Эффективность уголовного законодатель­ства, отмечено в статье, во многом будет зависеть от качества соответствующих правовых норм, со­блюдения юридической техники в формулировке оснований уголовной ответственности в соответст­вии с размерами, видами наказаний.

 

Принятая 24.08. 2009 г. Концепция правовой политики РК на период с 2010 до 2020 года, направленная на развития правовой системы страны, важнейшим звеном которой является уголовная политика, ее совершенствование осуществляется путем комплексной, взаимосвязанной коррекции уголовного законодательства, поэтапного сокращения сферы применения уголовной репрессии путем расширения условий освобождения от уголовного наказания, также повышением качества законов[1]. В связи с чем принят закон от 18.01.2011г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный, Уголовно-процессуальный кодексы и Кодекс об административных правонарушениях по вопросам гуманизации уголовного и совершенствования уголовно-процессуального законодательства». Согласно этому документу, некоторые виды преступлений небольшой и средней тяжести, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы, переведены в разряд административных правонарушений. Это позволит существенно сократить тюремный контингент, сделав основной упор на наказания, не связанные с лишением свободы Одним из таких мер является введение института административной преюдиции т.е в случаях, предусмотренных Особенной частью УК, ответственность за преступление, не представляющее большой общественной опасности, наступает, если деяние совершено в течение года после наложения административного взыскания за такое же административное правонарушение[2]. В Казахстане гуманизация уголовной политики идет давно. Как следствие, происходит и снижение численности заключенных. Если в начале 90-х годов в местах лишения свободы отбывали наказание до 140 тысяч человек, то сейчас сократилось до 63 тысяч, с каждым годом применяются все больше наказаний не связанных с лишением свободы. Предусматривается декриминализация целого ряда составов преступлений, не представляющих большой общественной опасности, в том числе в экономической сфере. Были снижены сроки по преступлениям средней тяжести и привилегированным составам (совершение преступления в состоянии аффекта, превышение предела необходимой самообороны).

Система наказаний — это целостное множество видов наказания (элементов системы) и подсистем, включающих сгруппированные по различным основаниям виды наказания.[1] Закончившаяся компромиссом английская революция не привела к сколько-нибудь существенным изменениям в области уголовного права, которые задевали бы непосредственно интересы капиталистических предпринимателей. Господствовавшие до реформы 1832 г. земельная аристократия и верхушка буржуазии вполне довольствовались уголовно-правовыми нормами, восходящими к дореволюционному праву. Большое число преступлений в Англии в это время предусматривалось либо по общему праву, либо по статутному праву, причем некоторые из них, например Статут 1351 г. об измене, были приняты в глубоком средневековье. Сохранялась сложившаяся еще в эпоху средневековья трехчленная структура преступлений: тризн (измена), фелония (тяжкое уголовное преступление), мисдиминор (остальные, главным образом, мелкие преступления).
Эта традиционная схема лишь пополнилась в XVIII в. новыми видами преступлений. Особенно выросло число деяний, квалифицируемых как фелония и наказуемых по традиции смертной казнью и конфискацией имущества. К концу революции (в 1660 г.) в Англии было около 50 видов преступлений, каравшихся смертной казнью, к началу XIX в. к ним добавилось еще около 150. В Англии XVIII века самым суровым и широко распространенным наказанием была смертная казнь через повешение. На виселицу отправляли за самые разные преступления, в том числе за убийство, насилие, кражу имущества, стоимость которого превышала определенную сумму, кражу со взломом, поджог, похищение частей Вестминстерского моста. Кроме того, судьи охотно прибегали к порке и клеймению; иногда преступника, привязав к позорному столбу, выставляли на всеобщее обозрение, чтобы прохожие могли осыпать его бранью и оскорблениями.[2] В Англии XVIII века могли казнить за: охоту на оленя; кражу кроликов; (незаконную) вырубку деревьев на улице или в саду; поджог стогов сена; вымогательство; стрельбу по людям; помощь при побеге заключенного; ложную присягу для получения пенсии моряка; повреждение мостов на Темзе; подделку записей в приходских книгах; использование маскировки при грабеже (а именно — за вымазывание лица сажей).

В данной статье рассматриваются эффективность применения обратной силы уголовного закона в нормах особенной части уголовного кодекса РК в условиях гуманизации уголовно-правовой политики. 

 

В теории уголовного права отсутствует понятие "реализация целей уголовного наказания". На наш взгляд, определение данного понятия поможет избежать дублирования норм уголовного и уголовно-исполнительного права, которое имеет место в законодательстве Республики Казахстан. Как известно, цели наказания, установленные частью 2 статьи 38 УК РК, совпадают с целями уголовно-исполнительного законодательства, закрепленными в ч. 1 ст. 2 УИК РК. Произошло дублирование норм. Для того чтобы убедиться в правомерности такого совпадения необходимо уяснить сущность понятий «цель» и «задача». Несомненно, «если мы коснулись таких философских категорий, как «цель» и «задача», то не можем оставить без внимания тот факт, что их сущность понималась и понимается в праве по-разному

О необходимости пересмотра пенитенциарной политики в нашей стране, говорится давно и делается немало. К этому подталкивает сложная ситуация, сложившаяся в отечественной системе исполнения наказаний. В условиях, когда в силу известных причин введение общественных работ, ограничения свободы, ареста «запоздало», а другие виды наказаний применялись судами ограниченно, лишение свободы практически было безальтернативным видом наказания, что, в свою очередь, влекло за собой снижение его эффективности.

 

Одной из функций органов юстиции Республики Казахстан в сфере уголовно исполнительной системы является организация осуществления исправительного воздействия на осужденных на основе психолого-педагогических методов. Как считает главный психолог-специалист КУИС МЮ РК Л. Игнатенко «создание эффективной системы воспитательного воздействия на осужденных включает в себя обеспечения психолого-педагогического воздействия на осужденных, показателем которого является эффективная деятельность психологической службы уголовно-исполнительной системы» [1].

 

Право на личную безопасность осужденного обеспечивает прежде всего охрану такого нема­териального права, как право на неприкосновенность личности. Нормы, констатирующие право осужденного на личную безопасность, содержатся в статье 13 УИК РФ и статье 11 УИК РК. Изучение практики применения указанных норм свидетельствует о том, что они достаточно востребованы. В России ежегодно по мотивам личной безопасности изолируется более 6000 осужденных.

 

Автор на основе законодательства Республики Казахстан проводит сравнительный ана­лиз уголовно-исполнительного законодательства США, Англии, Японии и на этой основе прогно­зирует дальнейшее развитие и совершенствование законодательства Казахстана касательно службы пробации.

Туберкулез остается важной проблемой общественного здравоохранения во всём мире. Согласно оценкам Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), в 2008 году в мире было выявлено 9 млн. случаев туберкулеза. Распространенность туберкулеза в разных регионах мира различна в зависимости от степени «развитости» стран, и в наихудшем положении находятся Африканский и Азиатские регионы

Совершенствование уголовно-исполнительных правоотношений способствует достижению целей уголовного наказания в виде лишения свободы, снижая рост рецидивной преступности. Исторически международное сотрудничество в области обращения с осужденными было обусловлено необходимостью совместных действий государств в борьбе с преступностью. Поэтому систему действующих международно-правовых стандартов по обращению с осужденными в то же время можно рассматривать как часть системы международных актов по контролю над преступностью, которая содержит стандарты поведения в данной области.

Важнейшим документом, определившим развитие и становление уголовно-исполнительной политики в нашем государстве, является Постановление Президента РК от 12 февраля 1994 года № 69 «О Государственной программе правовой реформы в Республике Казахстан». Реализация положений программы нашла свое отражение в Уголовном и Уголовно-исполнительных кодексах Республики Казахстан, вступивших в действие с 1 января 1998 года.

1 2
Яндекс.Метрика