Психологические детали в создании образов в дастане А. Навои "Лейли и Меджнун"

Средневековый Восток знал много прекрасных поэтов, но Алишер  Навои занял среди них особое место. Прекрасно владея персидским языком, он свой основной поэтический труд "Хамсу" (Пятерицу) создал на родном тюркском языке, к осуществлению которого готовился долгие годы. Созданный на родном языке, "Хамса" показал всему мусульманскому миру силу и глубину тюркской поэтической речи. Образы, эпитеты, метафоры Навои очень ясны, благородно правдивы. Много из них овеяны могучим дыханием народной мудрости. Алишер Навои умело сочетал изысканную форму с серьёзным глубоким содержанием. Навои был новатором, показавшим, что в  тюркской поэзии можно достигнуть совершенства в области стиха и в области мысли /1, 75/.

Поэтика Навои исследовалась неоднократно и многогранно. Особенно стоит упомянуть работы русских и узбекских ученых. Это Конрад Н.И, Бертельс Е.Э, Жирмунский В.М, Айбек, Зохидов В, Хайитметов А. и другие.

Одним из открытий Навои была психологическая глубина в его поэзии. Однако, как указывает исследователь Я. Исхаков приёмы психологизма до сих пор не  были предметом самостоятельного научного исследования /2, 65/.

 Каковы же эти приёмы в дастане "Лейли и Меджнун", третьей поэме "Пятерицы" Навои? Как и в других его поэмах, в этом произведении создана целая  галерея людей с разными характерами. Навои не даёт своим героям необоснованных характеристик и никогда не "красит" своих героев только одной краской. Поэт отражает разнообразные и противоречивые  переживания, мысли, чувства своих персонажей. В дастане "Лейли и  Меджнун" очевидны следующие приёмы психологического изображения:

  Экспрессивные образы: описания движений, жестов, мимики, поз, изменений цвета лица героев. Они прежде всего служат задаче выражения душевного состояния в эффектных симптомах и тем самым психологической  характеристике героя. Кайс при встрече с Лейли

"Стал весь подобен  янтарю;

его лицо покрыла желтизна;

по телу слабому пошёл озноб;

росой  холодной увлажнился лоб;

он чувствовал: сейчас конец придёт,

в беспамятстве сейчас он упадёт /3, 18/.

Кайс в дастане пять раз падаёт в  обморк от страсти к Лейли. Давая многосложное определение любви, используя метафоры, сравнения, эпитеты, Навои нагнетает напряжение и  создаёт градацию образа страсти: "Он пересилил страсть"; "Лейли глядит и видит только страсть", "Страсть угрожает бедствием ему", "Померк от страсти разум у него" /3, 35/. Как видим, слово "страсть" является  ключевым к объяснению безумного состояния Кайса и его скорого  превращения в Меджнуна.

 Навои не показывает это вне земной жизни, напротив, Кайс стыдится своего поведения: "Глядеть в отцовские глаза не мог, не поднимал он взора своего" /3, 22/. Достоверна и психологически точна реакция родителей на безумство сына: "Решили не расспрашивать его, как будто не случилось ничего" /3, 22/. За этим умолчанием, конечно, читается психологизм более высокого, чем описательного уровня.

 В дастане "Лейли и Меджнун" в переводе С. Липкина есть  многочисленные примеры экспрессивных проявлений поведения других персонажей, которые как бы обрамляют безумие Меджнуна. Например, упомянуто то, что родители "вороты порвали на себе" /3, 27/. Так  создаётся накал, энергетика поэмы.

 Или ещё: Лейли настолько наполнена новыми ощущениями, что не может их сдерживать: "Лицо Лейли волнение таит: Меджнун все время перед ней стоит" /3, 163/. Столь же экспрессивно-реалистично выражение горя Меджнуна:  "И сам он стал похож на мертвеца" /3, 176/. Смерть Лейли ведёт за собой и телесную гибель Меджнуна. Следуя завету умирающей Лейли, мать должна соединить их тела для вечности. В этом эпизоде душевное  страдание матери показывается внешними симптомами: изменение цвета лицо, безотчётный разговор с самим собой, тщетное старание разбудить дочь.

  Однако Навои не ограничивается в дастане этими приёмами отражённой характеристики, он даёт объяснение читателю изображённую им  картину, истолковать душевное состояние героя в прямой  характеристики.

 Психологический портрет или портрет - характеристика. В дастане "Лейли и Меджнун" портрет-характеристика использован в разных формах: индивидуальный  портрет, парный портрет, групповой портрет, внешний портрет, ситуативный портрет и другое. Портрет Лейли - яркий пример индивидуализации. С одной стороны, Навои создаёт традиционное описание внешности восточной красавицы. При описании он использует бесконечные сравнения, метафоры.

"Та свеча была такой луной",

"Не свеча, а кипарис блестит,

которому завидует самшит!",

"Нет, не луна, а звездный дар,

не звездный дар, а солнца грозный жар!"  /3, 12/.

Поэт описывая портрет красавицы, традиционные  мотивы подчиняет особенным законам своего поэтического стиля. Каждая деталь в портрете Лейли подвижна и  гармонично взаимосвязана.

"Две брови черные на белом лбу,

соперничая, начали борьбу;

Но родинка вмешалась в бранный спор,

и брови не воюют с  этих пор /3, 17/ .

  С другой стороны, поэт после гиперболизированного, орнаментального описания  красоты "райской гурии" - Лейли, наполняет портрет реалистическими деталями: она любила финики и мёд /3, 18/.

Подобные детали есть и в портрете Науфаля, отца Лейли и других персонажей - построенные по принципу правдоподобных характеристик вместе нарочитой гиперболизации.

 Любое крошечное описание у Навои вырастает в объёмное повествование о жизни. К примеру, мимолётная характеристика людей племени сделана так искусно, что возникает основа для создания образа кочевников, "умеющих" читать пустыне те следы, которые оставила старуха - нянька со своей ношей.

 Письмо монолог. Литературные письма в этом произведении  играют важную  роль в изображении характеров персонажей. Традиционная деталь - письмо - придаёт дополнительную характеристику его автору. Письмо Лейли к  Меджнуну сравнивается с "Лайлатулкадр", который понятен только читателю мусульманину (Лайлатулкадр - свящённая волшебная ночь; Ночь 27 - го месяца рамазана. Предания гласят, что все желания, выраженные в молитвах в эту ночь непременно сбываются). Письмо Лейли  воспринимается как божественное озарение - как Лайлатулкадр. Навои мастерски изображает в письме скрытую страсть - поэтически это выражается в системе вопросов, которые всегда выдают психологическое состояние: "Лишённый дома, каково тебе? В огне, солома, каково тебе?" /3, 113/.Так отражаются черты  ментальности (страсть её сжигает, но она не хочет переступать рамки приличия): религиозности "Сопутствовать да будет счастье вам! Пусть ваш союз благословит аллах!" /3, 116/; Обиды  за своё племя - "Послан был тобою Науфаль; Он воинов собрал на нас в поход; Поверг он в страх и трепет мой народ" /3, 116/. Обиды  за свою честь:  "Сломала бы неволи цепь, но есть ещё другая цепь: девичья честь!" /3, 116/. Реакция к этому письму является ответ Меджнуна.

Суруш. Особый приём психологизма, использованный в дастане. Например,  безумно страдавшая от тоски по возлюбленному Лейли заболевает. Она узнаёт о состоянии Меджнуна, оплакивающего родителей на их могилах с помощью "суруша". Точно также смерть Лейли станет известна Меджнуну через "суруш". Этот тип суруша на основе современных понятий можно  объяснить как интуиция, телепатия. Имеются и другие формы суруша, однако в дастане встречается данный тип.

Здесь представлены далеко не все приёмы психологического мастерства А. Навои, очевидные в дастане  "Лейли и Меджнун". Проанализированные  детали позволяют сделать вывод, что психологический аспект не чужд  произведений А. Навои. Возможно, в настоящее время уже сформирован тот мощный пласт литературоведческих исследований, который позволяет рассматривать "Хамсу" Навои, и, в частности, "Лейли и Меджнун", как объект и предмет концептуального научно - психологического поиска.

***

 1.См.: Айбек, Ал. Дейч. Алишер Навои. Ташкент: Художественная  литература, 1968. -200 с.

 2.Исхаков Ё. Алишер Навоий "Хамса" си. Тадкикотлар.-Тошкент: Фан,1986. -146 б.

 3.Навои  А. Соч. в 10-ти томах. Т.5. Ташкент: Фан, 1968. – 206 с

Фамилия автора: Маматкулова Х.А.
Год: 2009
Город: Алматы
Категория: Литература
Яндекс.Метрика