Занятость населения Казахстана в контексте мировых трендов

В условиях интеграции Казахстана в мировое экономическое пространство и стремления занять достойное место в рейтинге конкурентоспособных стран мира особое значение, на наш взгляд, имеют индикаторы, которые официально не входят в систему показателей конкурентоспособности, приня­тых Всемирным экономическим форумом и Институтом развития менеджмента. Эти показатели яв­ляются критериями для идентификации принадлежности страны к группе индустриальных или по­стиндустриальных стран мира и рассчитываются по сфере занятости населения страны.

Логика использования этих показателей основана на выявлении взаимосвязей и взаимовлияния экономического и социального развития страны. Наиболее конкурентоспособными в современном мире являются постиндустриальные страны, структура экономики которых как в зеркале отражается в структуре занятости. Поэтому сравнение показателей экономической активности, занятости и без­работицы населения в группе развитых стран ОЭСР и Казахстане имеет не меньшее значение для оценки реальных проблем экономического развития и определения стратегической цели и задач го­сударства в сфере занятости, чем исчисление рейтингов.

«Взаимосвязь экономического роста и занятости населения за 1995-2006 гг.» — это индикатор № 1. Поскольку производство валового продукта в стране воздействует на занятость населения, то для определения степени такого влияния применяется индикатор «Эластичность занятости населе­ния», который характеризует процент прироста занятости населения на 1 % прироста валового ре­гионального продукта (табл. 1).

За период с 1995 по 2005 гг. занятость прирастала менее активно, а за последние три года при­рост занятости по ВРП (в данном случае принимается, что ВВП условно равно сумме ВРП регионов) более интенсивный. Согласно нашим расчетам, в долгосрочный период эластичность занятости была значительно меньше, чем в последние три года.

На основе результатов расчетов по Республике Казахстан можно сделать вывод о том, что за пе­риод с 1995 по 2005 гг. прирост ВРП на душу населения на 1 % сопровождался приростом занятости в размере 0,05 %. Это нельзя признать хорошей эластичностью. За период 2003-2005 гг. занятость приросла на 0,13 %, что говорит о значительном вовлечении экономически активного населения в рынок труда по сравнению с периодом экономического оживления после 2000 г.

Таблица 1

Эластичность занятости населения Республики Казахстан по ВРП на душу населения*

 

Темп прироста в %

Среднегодовая эла­стичность занятости по ВВП, %/%

Среднегодовая эла­стичность занятости по ВВП,

%/%

Среднегодовой

1995/2006

2003/2006

1995/2006

2003/2006

ВРП на душу населе­ния, млн.т. в текущих ценах

21,1

24,3

-

-

Численность занятых в экономике, чел

1,1

3,4

1,1/21,1=0,05

3,4/24,3=0,13

* Рассчитано и составлено по источнику [1].

Важное значение для диагностики направления развития экономики имеет динамика индикатора «Структура занятости населения Республики Казахстан и структурные сдвиги», который характери­зует экономическую специализацию страны и определяет особенности портрета занятости населения. Индикатор «Структурные сдвиги в занятости» характеризует изменения в сферах приложения труда за период 1995-2006 гг. (табл. 2).

Структура занятости населения по видам экономической деятельности является одним из крите­риев принадлежности страны к группе стран с постиндустриальной экономикой. В современных раз­витых странах большая часть населения занята в сфере услуг. В странах ЕЭС удельный вес занятых в этих сферах составляет от 50 до 75 %, в среднем 65,9 % [2]. Нижняя граница доли занятых в сфере услуг в 2004 г. в Германии составляла 62 %, от 50 до 60 — в Португалии, Греции, Чехии, Венгрии.

Сфера услуг объединяет чрезвычайно неоднородные отрасли не только по темпам роста новых рабочих мест, но и по квалификационной структуре рабочей силы. Все отрасли этой сферы условно можно разделить на четыре большие группы:

-    производственные (деловые и профессиональные, финансовые, страховые, риэлторские услуги);

-    распределительные (розничная и оптовая торговля, транспорт, связь);

-     личные (гостиничное дело, общественное питание, рекреационные и зрелищные услуги, до­машние услуги);

-    социальные (здравоохранение, образование, услуги различных государственных организаций).

В 20-е годы крупнейшей отраслью были распределительные услуги (40-45 % общей занятости в

этой сфере). За ними шли личные услуги (28-35 %). За два последних десятилетия в два раза быстрее, чем в сфере услуг в целом, увеличивалась занятость в производственных услугах. К началу XXI в. их доля достигла 16-20 % занятости в сфере услуг. Наиболее динамичной частью производственных услуг являются деловые и профессиональные услуги, где ныне занято более половины работающих в этой группе отраслей. По уровню развития деловых услуг можно судить о степени перехода нацио­нальной экономики к информационному этапу развития.

В 2004 г. удельный вес занятости в обрабатывающей промышленности составил в США 15,7 %, во Франции — 17,3, в Италии — 22,6, Великобритании 18,3 %. В настоящее время только в Германии и Японии доля промышленной занятости составляет 1/4 всех занятых [3], в Казахстане же — лишь 7,5 % [4].

С 1971 по 2000 гг. в семи наиболее развитых странах доля сельскохозяйственной занятости со­кратилась с 8,1 до 3,5 %. В 29 странах ОЭСР в настоящее время в аграрном секторе занято 7,7 %, в Казахстане в 2006 г. в сельском хозяйстве работает 33 % занятого населения (табл. 2).

Структура занятости в Казахстане за период с 1995 по 2006 гг. изменилась негативно. Наиболее ощутимое расхождение со структурой занятости в развитых странах имеет занятость в сельском хо­зяйстве. Если в 1995 г., год глубокой трансформационной депрессии, структура демонстрировала преемственность с неэффективной социалистической экономикой, то за 10 лет она ещё дальше от­клонилась от структуры постиндустриальных стран и отражает вовлечение населения в сельскохо­зяйственную сферу деятельности, 95 % которой составляют личные подсобные хозяйства, владель­цам которых присвоен статус самозанятости. За счет этого уменьшились структурные доли занятых в промышленности и сфере услуг.

Таблица 2

Структура занятости населения по видам деятельности, %

Отрасли

Структура 1995 г.,

%

Структу­ра 2006 г., %

Структурные сдвиги 1995/2006 гг.,

%;

1. Занятое население всего, человек, в т.ч.

 

 

 

Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство

22

33

11

Промышленность

16,6

12,1

-4,5

В т.ч.

 

2,5

-0,07

горно-добывающая

обрабатывающая

7,5

-3,29

производство и распределение электроэнергии, газа и воды

2,1

-1,1

Строительство

 

5,3

-0,26

Услуги

61,3

49

12,3

торговля, ремонт

13,7

-0,29

гостиницы, рестораны

1,4

-0,09

транспорт и связь

7,24

-0,82

Финансовая деятельность

0,85

0,08

операции с недвижимым имуществом

3,25

0,08

государственное управление

4,66

0,06

образование

9,28

-2,08

здравоохранение

4,44

-1,93

коммунальные услуги

2,8

0,01

ведение д/х

0,65

0,65

другие общественные, социальные услуги

1,4

-2,36

* Рассчитано по данным источника [1].

Наиболее значительно в структуре занятости уменьшились такие важнейшие для инновационно­информационной экономики виды экономической деятельности, как обрабатывающая промышлен­ность (-3,29 %), строительство (-0,26 %), транспорт и связь (-0,82 %), а также сферы, отвечающие за качество человеческого капитала: образование (-2,08 %), здравоохранение (-1,93 %), социальные и индивидуальные услуги (-2,36 %).

Положительный прирост зафиксирован только в высокорентабельных сферах деятельности, та­ких как сделки с недвижимым имуществом (0,08 %) и финансовая деятельность (0,08 %), прежде все­го потому, что в 1995 г. эти сферы были крайне мало представлены в структуре экономики.

Структурно увеличилась занятость в сферах государственного управления (0,06 %), что свиде­тельствует о хроническом невыполнении задачи оптимизации численности госслужащих, которая в условиях структурного падения доли многих других важнейших отраслей деятельности продолжает демонстрировать положительную структурную динамику.

В целом можно сказать, что сфера услуг по количественным параметрам примерно соответству­ет нижней границе аналогичных видов деятельности в развитых странах, но существенная разница имеет место в структуре занятости по видам деятельности в самой сфере услуг. Необходимо отме­тить, что в сфере услуг развитых стран значительный вес занимают деловые, профессиональные, сер­висные услуги, в то время как в экономике страны преобладают торговля и ремонтные услуги. В Ка­захстане наибольшую долю сферы имеют «торговля и ремонт», «образование», «транспорт и связь».

Следующим значимым фактором, т.е. движущей силой повышения уровня и качества жизни на­селения, являются экономическая активность и занятость населения в разрезе города, села, гендера и самозанятого населения. Динамика индикатора «Экономическая активность и занятость населения» позволяет оценивать уровень и качество вовлеченности населения в процесс производства матери­альных и нематериальных ценностей.

Экономическая активность населения в странах ОЭСР (29 стран Европы) увеличилась за период 2000-2005 гг. с 63 до 65 %. В США в 2004 г. показатель составил 72,2, в Австралии — 72,3, в Японии 75 % [5]. Уровень экономической активности населения в Республике Казахстан за период увеличил­ся с 66,8 % в 2000 г. до 69,9 — в 2005 г. Это значение в целом находится в русле мировых тенденций. При этом в городе экономическая активность упала с 70,9 до 66,9 %, т.е. практически обратное соот­ношение, а в сельской местности увеличилась с 60,9 до 74,0 %. Такие значительные изменения в сельской местности связаны более всего со значительными государственными субсидиями для про­изводителей сельскохозяйственной продукции и перерабатывающих её малых предприятий, в том числе из местных бюджетов. В Казахстане в 2006 г. на рынок труда привлечено 69,9 % трудоспособ­ного населения, что находится в русле общемировых трендов.

Занятость населения за период с 1995 по 2006 гг. в абсолютном выражении увеличилась на 9,62 %, при этом среднегодовой рост за период 1995-2005 гг. составлял 1,29 %, а в последние три го­да немного уменьшился — до 1,24 %. Практически прирост занятого населения сохраняет в долго­срочном и в среднесрочном периоде те же темпы.

Занятость в городской местности за долгосрочный период с 1995 по 2001 гг. уменьшилась на 2,16 % (среднегодовой рост за период составил -1,09 %), в то время как в сельской местности благо­даря активной политике субсидирования государством различных форм поддержки хозяйственной деятельности в сфере сельского хозяйства и переработки сельскохозяйственной продукции (Государ­ственная агропродовольственная программа РК на 2003-2005 гг.) занятость увеличилась на 29,21 %.

Среднегодовой прирост занятости женщин за период с 1995 по 2005 гг. составил 1,64 %, что почти равнялось приросту занятости у мужчин — 1,63 %. За последние три года занятость мужчин прирастала более активно — 3,92 % в год, а занятость женщин имеет отрицательный прирост — 0,12 %, что, возможно, связано с повышением рождаемости в стране, что подтверждается соответст­вующими демографическими выкладками.

Численность самозанятого населения с 1999 по 2006 гг. выросла в 1,49 раза, что в среднегодовом исчислении составляло 10,71 %. По городской и сельской местности наблюдались разнокачественные тенденции:

-   в сельской местности численность самозанятых приросла за долгосрочный период на 314,3 %, т.е. ежегодно на 17,1 %;

-   в городской местности численность группы самозанятых в долгосрочном периоде приросла на 45 %, т.е. 4,22 % ежегодно.

За четыре года, с 2003 по 2006 гг., прирост самозанятости значительно замедлился: в городе был отрицательным (работники стали предпочитать статус наемного работника) -0,21 %, а в сельской ме­стности — положительным и составил 1,04 %.

Доля наемных работников в группе занятых с 2001 по 2006 гг. увеличилась с 60,1 до 62,2 %, что в целом свидетельствует о преобладающих предпочтениях статуса наемного работника и тенденции к увеличению этого предпочтения.

В Казахстане в 2006 г. доля самозанятых составила 37,8 % занятого населения, в городе — 23,9, в селе — 55,0. Численность сельских самозанятых соответствует доле самозанятых в аграрном секто­ре Европы в 40-50-х годах XX в.

Прирост самозанятого населения в сельской местности, благодаря упрощению налогового ре­жима и поддержке агропромышленного сектора на государственном и местном уровнях, программам микрокредитования и помощи на занятие своим бизнесом, товарного кредита за период с 1995 по

2005      гг. составил значительную величину, положительная динамика в 2004-2005 гг. продолжилась. В результате доля самозанятых в сельской местности (55,9 %) не соответствует современному индуст­риальному аграрному сектору. Рост самозанятости в сельской местности в условиях мелкотоварного сельского хозяйства не ведет к ощутимому повышению дохода и консервирует бедность.

В 2006 г. по удельному весу самозанятого населения области Казахстана можно ранжировать следующим образом (табл. 3).

Высокая доля самозанятых работников характерна для районов с большой долей населения, за­нятого сельскохозяйственными и сопутствующими видами экономической деятельности. Караган­динская, Атырауская области, располагающие минимальной долей сельского населения, имеют наи­меньший удельный вес самозанятых.

Доля самозанятых в городском населении Казахстана в 2006 г. равна 24 %, большинство самоза­нятых сосредоточено в сферах транспортных услуг, ресторанного и гостиничного бизнеса, торговле. 

Таблица 3

Удельный вес самозанятого населения в занятом населении по регионам Казахстана в 2006 г., %

Более 40 %

Южно-Казахстанская область — 52,3, Акмолинская область — 45,9, СКО — 45,8, Алматинская область — 43,6, Жамбылская область — 49,6, ЗКО — 41,7, Костанай- ская область — 43,6, Кызылординская область — 43,7.

От 30 % до 40 %

Актюбинская область — 39,5, ВКО — 37,9, Павлодарская область — 30,3,

От 20 % до 30 %

Атырауская — 23,8; Карагандинская область — 27,5

 *   Составлено по источнику [2, 26].

В странах ОЭСР и близкой группе стран доля самозанятых в общей занятости составляет:

-    от 5-8 % — в Норвегии, Австрии, США;

-    12-16 % — в Бельгии, Великобритании, Франции;

-    25 % — в Мексике, Турции и Корее.

Большинство самозанятых сосредоточено в торговле, гостиничном бизнесе, общественном пи­тании. Сохранению этой доли способствует распространение франчайзинга и субконтрактных форм организации производства в этих сферах. За последние 30 лет наибольшие темпы роста самозанято­сти фиксируются в отраслях с высокой долей квалифицированного труда, в частности, в сфере дело­вых и социальных услуг. Профессионально-квалификационная группа — специалисты и техники [6].

Сравнительный анализ самозанятости на рынке труда Казахстана и рынках труда ОЭСР позво­ляет сделать вывод о значительном расхождении масштабов и качественного состава социальной группы самозанятых в странах с постиндустриальной экономикой и Казахстане. Если самозанятость в постиндустриальных странах характеризуется значительной долей высококвалифицированного труда, то самозанятость в Казахстане — это преимущественно простой сельскохозяйственный труд и связанные с ним распределительные услуги. Высока также доля мелкой торговли, состоящая в ос­новном из «челночников».

таблица 4

Доля занятых на малых предприятиях в отдельных областях страны, %

Область, города

Доля занятых на ма­лых предприятиях в 2006 г.

Доля занятых на малых предприятиях в 2003 г.

Прирост 2006/2002 гг.

Республика Казахстан

19

16,2

2,8

Южно-Казахстанская область

52,72

50,24

2,48

Северо-Казахстанская область

42,49

40,01

2,48

Акмолинская область

38,08

33,39

4,69

г. Астана

33,12

32,26

0,86

Алматинская область

31,24

30,19

1,05

Жамбылская область

28,1

28,26

-0,16

г. Алматы

26,13

23,05

3,08

Костанайская область

25,4

22,34

3,06

Карагандинская область

23,1

20,93

2,17

Жамбылская область

22,11

20,27

1,84

Западно-Казахстанская область

19,81

19,32

0,49

Восточно-Казахстанская область

18,48

17,67

0,81

Павлодарская область

17,82

15,20

2,62

Актюбинская область

13,23

11,23

2

Атырауская область

12,0

10,85

1,15

Мангистауская область

11,95

9,26

2,69

Кызылординская область

11,76

9,12

2,64

 Индикатор «Доля занятых в малом бизнесе» является одним из признаков современной, мобиль­ной экономической системы, поскольку именно малый бизнес обеспечивает её гибкость, адаптив­ность к требованиям рынка и является формой занятости, обеспечивающей снижение уровня бедно­сти населения.

В странах ОЭСР уровень занятых в малой форме бизнеса составляет от 50 до 90 %. Наряду с традиционными видами деятельности (общепит, торговля, гостиничное дело, транспорт и т.п.) в по­следние 20 лет активно увеличивается доля малых предприятий, занятых оказанием деловых, про­фессиональных, страховых, риэлторских, рекреационных и зрелищных услуг. Значительную долю современного малого бизнеса составляют малые предприятия, работающие в сфере высоких техноло­гий по заказам крупных производственных корпораций [6].

Удельный вес субъектов малого бизнеса в Казахстане (коммерческие и некоммерческие пред­приятия) с 2003 по 2006 гг. увеличился на 2,8 % (табл. 4).

Ранжирование областей и городов Казахстана по удельному весу малых предприятий в эконо­мике, выявляет тот факт, что наибольший удельный вес малого бизнеса наблюдается в экономике областей с высокой долей самозанятости и сельского населения (в таблице 4 выделены серым цве­том). Это обусловлено, с одной стороны, спецификой сельскохозяйственного производства в нашей стране, когда крупных агропромышленных объединений единицы, а основная масса хозяйствующих субъектов — малые предприятия или кооперативы.

Индикаторы «Динамика и структура безработицы» характеризуют, с одной стороны, общеэко­номический контекст развития страны, с другой — деятельность государственной службы занятости по содействию гражданам в трудоустройстве, переподготовке, повышении квалификации и т.п.

Уровень безработицы в 29 странах ОЭСР за 2002-2005 гг. находился в диапазоне от 6,5 до 6,3 %, из которых 5,4 и 5,6 % структурные. В зоне «евро» уровень варьировался от 8,8 до 8,4 %. Самые вы­сокие значения зафиксированы в 2006 г. в Испании — 14,2, Италии — 9,7 %, самые низкие — в Ир­ландии — 4,5 и Нидерландах — 2,7 %. В США уровень безработицы составил в 2002-2005 гг. 5,2­5,3, Канаде — 6,9-7,2, Японии — 4,7-4,2 [8], в Казахстане — 7,0 %.

За период с 1998 по 2005 гг. уровень безработицы снизился в 1,9 раза (табл. 5). Самым значи­тельным было сокращение безработицы по селу — в 2,8 раза, во многом благодаря значительным аг­регированным мерам поддержки государством сельскохозяйственного производства и переработки сельскохозяйственной продукции, которые продолжаются в настоящее время.

Таблица 5

Безработица

1998 г.*

2006 г.

Темп снижения в разах за 1998-2006 гг., %

Уровень безработицы, %

13,5

7,0

1,9

город

13,4

7,5

1,8

село

13,9

5,0

2,8

Уровень молодежной безработицы, %

21,0

11,1

1,9

город

21,9

12,1

1,8

Село

16,9

10,8

1,6

Уровень долгосрочной безработицы, %

7,6

5,1

1,5

Город**

8,9

5,9

1,5

село**

5,9

4,1

1,4

* В 1998 г. был отмечен наибольший показатель безработицы.

** За базовый взят 2001 г.

Молодежная безработица за период с 1998 по 2005 гг. уменьшилась в 1,9 раза, но в 2003-2005 гг. показатель молодежной безработицы сокращался медленнее, чем общей. Необходимо отметить, что Казахстан отличается в лучшую сторону по показателю молодежной безработицы. Уровень безработи­цы среди молодежи в странах ОЭСР значительно превышает долю этой возрастной группы в экономи­чески активном населении. Безработица среди молодежи, к которой по международным стандартам

относятся лица 15-24 лет, превышает показатель для основного трудоспособного возраста более чем вдвое. Наиболее значительна она в Италии, Испании, Франции, Бельгии и Финляндии [8].

Долгосрочная безработица в длительном периоде уменьшилась в основном за счет общего эко­номического подъема, социальных рабочих мест и профессиональных общественных работ, которые в Карагандинской области имеют 50 % вероятности закончиться трудоустройством. По этому показа­телю Казахстан выгодно отличается от стран Евросоюза, где в 2005 г. не имели работу свыше 12 ме­сяцев 46 % всех безработных.

В целом области можно охарактеризовать как однородные по признаку «уровень безработицы», статистический показатель — коэффициент вариации равен 30 %, и неоднородные по признаку «уро­вень молодежной безработицы», значение коэффициента вариации для которого составляет 52 %. Учитывая изложенное выше, выделим социальные проблемы страны в сфере занятости и возможно­сти их преодоления.

■     Рост ВВП на душу населения за долгосрочный период сочетается с негативным структурны­ми изменениями в его занятости, вектор направленности которых удаляется от структурного соответ­ствия экономике развитых стран. Значительное увеличение численности занятых в сельском хозяйст­ве (11 % за 10 лет) при уменьшении доли промышленности и сферы услуг.

■     Рост бюджетных расходов на социальные цели (в том числе на программы занятости населе­ния) осуществляется более низкими темпами, чем на деятельность правоохранительных органов, внутреннюю безопасность и государственное управление.

■     Наиболее значительно уменьшились в структуре занятости населения такие важнейшие для инновационно-информационной экономики виды экономической деятельности, как обрабатывающая промышленность (-3,29 %), строительство (-0,26 %), транспорт и связь (-0,82 %), а также сферы, от­вечающие за качество человеческого капитала: образование (-2,08 %), здравоохранение (-1,93 %), со­циальные и индивидуальные услуги (-2,36 %). При этом имеет положительный прирост (0,06 %) сфе­ра государственного управления.

■     Масштабы и качество программ профессиональной переподготовки и переобучения остаются неудовлетворительными. Количество участвующих в программах общественных работ в 7,4 раза больше числа трудоустроенных после программ переобучения. Затраты на одного участника про­грамм профессиональной подготовки очень низкие — 7-8 тыс. на 1 человека.

■     Уровень молодежной безработицы во всех городах области выше, чем общей безработицы. Это следствие диспропорции спроса и предложения на локальных рынках труда и внутрирегиональ­ной миграции молодежи из сельской местности в города, которая не всегда оканчивается трудоуст­ройством в силу низкой квалификации или её отсутствия.

■     Уровень долгосрочной безработицы остается высоким. Частично это связано с требованиями регистрации в отделах занятости граждан, претендующих на социальную помощь. Для этой группы также целесообразно увеличивать масштабы и качество профессиональной подготовки и последую­щего трудоустройства, а для возрастной долгосрочной безработицы — сохранять общественные ра­боты.

■     Процесс увеличения доли самозанятого населения в сельской местности имеет обратную сто­рону. Согласно официальному международному определению самозанятости граница дохода для са­мозанятых не указана. В результате в сельской местности факт наличия личного подсобного хозяйст­ва является основанием для признания человека самозанятым, что не мешает ему иметь доход ниже черты бедности и обращаться за адресной социальной помощью. Сложившаяся ситуация снижает четкость картины бедности и мешает бороться с бедностью, так как индикаторы процесса ложные и формально бедности нет, а фактически она не снижается.

Список литературы

  1.  Уровень жизни населения и бедность в Казахстане. Статистический ежегодник Казахстана: Стат. сб. — Алматы: Агентство Республики Казахстан по статистике. — 2007. — С. 488.
  2. Говорова Н. Занятость в постиндустриальном мире // МЭ и МО. — 2003. — № 12. — С. 35-41.
  3. Гимпельсон В., Квапелюшников Р. Нестандартная занятость и российский рынок труда// Вопросы экономики. — 2006.—   № 1. — С. 122-144.

4. Экономические тенденции в странах Европы и Северной Америки. ООН. ЕЭК, 2005.

5. ВишневскаяН. Рынок рабочей силы в ретроспективе ХХ столетия //МЭ и МО, — 2005. — № 11. — С. 52-61.

6. Астапов К. Стратегия развития в постиндустриальной экономике // МЭ и МО. — 2006. — № 2. — С. 57.

7. Основные индикаторы рынка труда в Казахстане, Агентство республики Казахстан по статистике, 2003-2006 гг.

8. OECD Main Economic Indicators. — 2007. — January.

Фамилия автора: Б.Б.Доскалиева
Год: 2008
Город: Караганда
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика