Селекционные достижения в системе объектов права интеллектуальной собственности

Рассмотрение любого элемента системы и определение в ней его места невозможны без рас­смотрения этого элемента вне его связей с другими элементами, а также без рассмотрения данной системы в целом. Чтобы обозначить место селекционных достижений в системе объектов права ин­теллектуальной собственности, необходимо четко определить понятие интеллектуальной собствен­ности по действующему гражданскому законодательству РК, установить место интеллектуальной собственности в системе права и законодательства РК.

Как уже неоднократно отмечалось, в юридической литературе существуют различные мнения по поводу места интеллектуальной собственности в системе права и законодательства. Так, известный российский исследователь Д.Шестаков, считает, что регулирование отношений, возникающих по по­воду создания и использования результатов интеллектуальной деятельности, должно быть представ­лено комплексной отраслью «Право интеллектуальной собственности», закрепленной в нормах «Ко­декса интеллектуальной собственности», причем здесь речь идет не только о самостоятельной отрас­ли законодательства, но и об отрасли права [1]. Таким образом, он предлагает комплексное регулиро­вание всех объектов права интеллектуальной собственности как целостной системы.

Но, с другой стороны, нельзя не отметить тот факт, что существуют попытки урегулировать от­ношения по поводу некоторых объектов права интеллектуальной собственности вне рамок её систе­мы. Некоторые авторы, рассматривая правовое регулирование отношений, складывающихся по пово­ду селекционных достижений, указывают на то, что такое регулирование следует относить к эколо­гическому праву в качестве его института или подотрасли.

Из приведенного выше необходимо отметить, что сегодня подавляющее большинство исследо­вателей разделяют точки зрения о том, что система права носит объективный характер, и в силу этого её развитие обуславливает соответствующую трансформацию системы законодательства, создавае­мой законодателем [2]. В свою очередь, система права и система законодательства соотносятся как содержание и форма, образуя вместе правовую систему государства. Однако ни для кого не секрет, что нормативный акт может содержать нормы права, регулирующие общественные отношения, кото­рые составляют предметы различных отраслей права. Действительно, анализ законодательства РК об интеллектуальной собственности показывает, что в него входят юридические нормы, характерные для ряда отраслей права. Такие факты позволяют рассматривать это как одно из оснований ком­плексности права интеллектуальной собственности.

Существует точка зрения В.К.Бабаева, который говорит о том, что поскольку предмет и метод являются единственными критериями классификации отраслей права, в системе права не существуют комплексные отрасли права. Да и не понятна цель создания отраслей права, которые состоят из час­тей уже существующих отраслей, в принципе, лишь дублируя их. Так, например, праву интеллекту­альной собственности предлагается «ввести» в свой предмет общественные отношения, структурно входящие в предметы конституционного, административного, трудового права и регулирующиеся соответствующими видами законодательств.

Вывод о том, что нет оснований для рассмотрения права интеллектуальной собственности вне гражданского права, подтверждается и тем, что само понятие «интеллектуальная собственность» яв­ляется достаточно условным и обозначает результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них, что, в свою очередь, является объектом гражданских прав. Одно су­ществование результатов интеллектуальной деятельности может порождать личные неимуществен­ные, связанные с имущественными отношениями, которые входят в предмет гражданского права. Се­годня нельзя говорить о том, что имущественные отношения, возникающие в связи с созданием, ис­пользованием объектов права интеллектуальной собственности, не являются стоимостными и, следо­вательно, не входят в предмет гражданского права [3]. То, что большинство норм права интеллекту­альной собственности являются императивными, не должно вводить в заблуждение и вызывать во­прос о публичном характере данного права, так как указанные нормы призваны определить статус субъектов, режим объектов и содержание исключительных прав лишь в целях регулирования указан­ных выше общественных отношений. Однако не следует отождествлять селекционные отношения только с отношениями, составляющими предмет гражданского права, иными словами, селекционные отношения могут быть не только гражданско-правовыми. Так, например, вопросы, связанные с по­рядком назначения членов экспертной организации, не буду регулироваться нормами права интел­лектуальной собственности.

Таким образом, право интеллектуальной собственности может претендовать только на роль под­отрасли гражданского права.

Что же касается комплексности законодательства об интеллектуальной собственности, то на се­годня она бесспорна, хотя направление трансформации системы законодательства, в зависимости от объективно существующей системы права, позволяет рассматривать законодательство об интеллек­туальной собственности не как отдельную комплексную отрасль законодательства, а как структурное подразделение гражданского законодательства.

Однако нельзя не согласиться с тем, что разобщенное, точечное правовое регулирование интел­лектуальной собственности характеризуется сегодня противоречивостью, коллизиями, пробелами в нормативно-правовом решении многих проблем.

Исходя из сказанного выше подход к селекционным достижениям, как нетипичному объекту права интеллектуальной собственности, неоднозначен. Долгое время они охранялись подобно изо­бретениям и в своем правовом режиме были приравнены к ним, что вызвало большое количество споров и дискуссий по поводу отграничений селекционных достижений от изобретений, результатом которых стало принятие в 1999 г. Закона «Об охране селекционных достижений» (для сравнения, в России аналогичный закон был принят в 1993 г.).

В ходе дискуссий наметилось несколько подходов к указанной проблеме. Одни ученые рассматри­вают селекционные достижения как открытия, другие приравнивают их по правовому режиму к изо­бретениям, третьи говорят, что отношения, складывающиеся по их поводу, должны регулироваться от­дельными законами, так как селекционные достижения не могут приравниваться к изобретениям.

Так В.А.Рясенцев [4] относит селекционные достижения к открытиям, однако такое утверждение опровергает Г.В.Дручко, которая указывает, то открытие ведет к ознакомлению человечества с реше­нием чисто научной задачи, состоящей в нахождении обобщающей формулы закона для целого ряда фактов одного и того же порядка [5], и отмечает правильность позиций И.А.Райгородского, который, в свою очередь, утверждает, что автор научного открытия ничего не создает, а познает новые, дотоле неизвестные законы связей между явлениями [6].

Т.И.Козлова, являющаяся сторонницей приравнивания селекционных достижений к изобретени­ям, считает, что между открытиями и изобретениями можно проследить определенную связь, которая находит своё выражение в творческом характере труда авторов. Но имеются и различия между ними. Открытие решает научную задачу, проблему и относится к области теоретических знаний, а изобре­тение, напротив, решает практическую задачу, основанную на изучении и использовании открытых закономерностей, и является средством удовлетворения потребностей практического характера. Но­вые сорта растений, так же как и изобретения, создаются путем использования достигнутых знаний, открытий о закономерностях изменчивости и наследственности в развитии живого организма [7]. С такой позицией трудно не согласиться, так как открытия — это то, что существовало ранее, т.е. объ­ективные закономерности окружающего мира, познанные человеком, а новые сорта растений, как и породы животных, имеют жизнь только после проведенной творческой работы его создателем.

К сторонникам отграничения селекционных достижений от изобретений можно отнести таких ученых-цивилистов, как В.А.Дозорцев, И.Э.Мамиофа, С.Г.Михайлов, В.И.Левченко. Они считают, что селекционное достижение не является техническим решением задачи, как изобретение. Так, по­зиция В.И. Левченко строится на следующих доводах:

  1. Изобретение представляет собой техническое решение задачи, в то время как селекционное достижение — результат биологического решения.
  2. В изобретениях главную роль играет идея, изобретательский замысел который воплощен в ма­териальных объектах, а в селекции нет места абстрактной идее.
  3. Селекционная деятельность — это использование в качестве основы конкретных биологиче­ских материалов для получения заранее не известного в качественном отношении объекта.

Однако необходимо отметить, что законодатель не в достаточной степени учёл существующие точки зрения ученых, и поэтому, думается, что Закон РК «Об охране селекционных достижений» от 13.07.1999 г. не решает всех существующих проблем в отношении правового регулирования селекци­онных достижений.

Анализируя доводы ученых-цивилистов по приведенным выше позициям, можно сделать вывод о том, в каком случае селекционное достижение может рассматриваться как нечто схожее с изобрете­нием. Для того чтобы селекционное достижение было схоже с изобретением, помимо охранноспо­собных признаков, оно должно обладать определенными чертами.

  1. Селекционное достижение должно быть результатом технического решения.
  2. Селекционное достижение должно представлять собой идею, воплощенную в материальном объекте.
  3. Деятельность по созданию селекционных достижений должна предполагать получение зара­нее известного в качественном отношении объекта.
  4. Данная деятельность должна осуществляться при помощи подвластных создателю сорта или породы средств.
  5. Селекционное достижение должно быть объектом повторимым, т.е. его создание должно быть возможно на основании его описания.

Список литературы

1.  Шестаков Д. Интеллектуальная собственность в системе российского права и законодательства // Российская юстиция.—  2000. — № 5. — С. 19-20.

2. Теория государства и права: Учебник / Под ред. В.К.Бабаева. — М., 1999. — С. 406.

3.  Мамиофа И.Э. Изобретательское право и гражданское законодательство // Вопросы изобретательства. — 1987. — № 5.—  С. 26-31.

4.  РясенцевВ.А. Советское изобретательское право. — М., 1955. — С. 24.

5.   Дручок П.В. Правовая охрана результатов селекции в СССР и некоторых зарубежных странах: Дис... канд.юрид.наук.—  Киев, 1970. — С. 33.

6.  Райгородский НА. Изобретательское право СССР: Дис. д-ра юрид.наук. — М., 1955. — С. 182.

7.  Козлова Т.И. Правовая охрана новых сортов растений в СССР: Дис. канд.юрид.наук. — Л., 1981. — С. 61.

Фамилия автора: В.В.Зинченко
Год: 2008
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика