Иммиграция в Новую Англию в конце XIX — первой половине XX века «русский след» в истории штата Коннектикут

Соединённые Штаты Америки — страна иммигрантов. Это хрестоматийное выражение трудно оспорить, но легко обосновать и дополнить. США — это прежде всего страна белых иммигрантов из стран северной Европы. Основу генофонда большинства современных американцев составляют потомки выходцев из 7 европейских стран, прибывших в Новый Свет в период между 1820 и 1931 гг.: Германии  (примерно 5,92 млн. человек),  Италии (4,67 млн.),  Ирландии  (4,59 млн.), Австро-Венг­рии (4,13 млн.), Великобритании (включая англичан, шотландцев и валлийцев — всего 3,44 млн.), России (3,34 млн.) и Швеции (1,21 млн.)1 [1; p. 18, 19].

Пик иммиграции пришёлся на 1892–1924 гг., когда в США прибыли свыше 20 млн. переселенцев, причём 14,3 млн. (71,4 %) — через порт Нью-Йорка (для сравнения — за период с 1925 по 1954 гг. в Америку прибыли «всего» 4 млн. 175 тыс. иммигрантов, из них 2 млн. 336 тыс., или 56 %, — через Нью-Йорк)1 [1; p. 413]. Таким образом, Нью-Йоркский порт стал местом «второго рождения» миллионов будущих американцев. Но иммигранты несли с собой не только новые надежды, но и опасные болезни, анархистско-революционную идеологию и т.п., поэтому в США была создана специальная структура — Служба Иммиграции и Натурализации (Immigration and Naturalization Service — INS), первоначально называвшаяся Иммиграционным Бюро (The Bureau of Immigration), и открыты своеобразные «фильтрационные центры» в портовых городах. На Восточном (Атлантическом) побережье таковыми стали Эллис-Айлэнд (Ellis Island) в бухте Нью-Йорка, а также Балтимор, Филадельфия, Бостон и Провиденс, на Западном — остров Ангела (Angel Island) в Сан-Францисском заливе (с главной задачей «отсеивание» нелегальных иммигрантов из Китая).

Основная нагрузка пришлась на Эллис-Айлэнд, принявший на протяжении 62 лет — с 1 января 1892 г. по 12 ноября 1954 г. — более 12 млн. иммигрантов, или «чужих» («aliens»), как их обозначали в официальных документах. Именно Эллис-Айлэнд стал главными «воротами в Новый Свет» для большинства иммигрантов, прибывших на Восточное побережье, в штаты Новой Англии.

Необходимо отметить, что американское законодательство в отношении иммигрантов поначалу было довольно либеральным и базировалось на трёх основополагающих документах: «The Chinese Exclusion Act» (1982) — о недопущении в страну нелегальных иммигрантов из Китая, «The Contract Labor Law» (1885) — о трудовом законодательстве на контрактной основе и Законе об иммиграции (The Immigration Act) 1891 г. Последующие законодательные акты исключали из числа претендентов на въезд в страну умственно отсталых (mentally disabled persons), нищих (paupers) и всех, кто мог стать «общественно опасными» (public charges), включая разного рода криминальные элементы. Анархисты были добавлены в список «подлежащих недопущению» в 1903 г.; с 1917 г. в Соединённые Штаты перестали пускать неграмотных (illeterates).

Все иммигранты подлежали обязательному медицинскому осмотру и прохождению карантина. Процедура медосмотра была довольно сложной — мужчин отделяли от женщин и детей, доктора осматривали каждого персонально, при этом в первую очередь проверялись глаза — нет ли катаракты, конъюнктивита или трахомы (в XIX в. в Америке была эпидемия этой болезни, с большим количеством жертв, причём болезнь была «завезена» именно иммигрантом) — с таковыми людей сразу же направляли обратно, с первым же кораблём, идущим в страну, откуда прибыл данный иммигрант. Другие доктора проверяли умственное, физическое и психическое развитие (к примеру, нет ли неврозов). На груди больного ставилась буква, соответствующая болезни: «Н» (heart) для сердца, Pg (pregnant) при беременности, «Х» для психических расстройств и т.п. Итоговый медицинский сертификат о состоянии здоровья подписывался тремя докторами, для его получения следовало отстоять большую очередь. Затем медицинский сертификат предъявлялся иммиграционному инспектору, проверявшему и другие документы, — различные справки, телеграммы от родственников. Инспектору ассистировали клерк и переводчик. Необходимо было подробно ответить на вопросы анкеты из 32-х пунктов, указав имя, возраст, страну, из которой прибыл, уровень знания английского языка, а также место, куда направляешься, сколько с собой денег и т.п. Инспектор часто задавал дополнительные вопросы, например: «Являетесь ли вы анархистом?» или «Склонны ли вы к полигамии?». Происхождение всех необходимых процедур для въезда в страну занимало несколько недель и даже месяцев. Многие иммигранты пережили настоящие семейные драмы, когда кто-то из супругов или детей получал отказ и был вынужден отправляться обратно, что приводило к разъединению семей… Кстати, потерявшимся детям (были и такие) часто давали фамилии «Эллис» или «Эллисон» по названию острова.

«Иммигрантский бум» был фактически прекращён новым законом об ограничении квоты на въезд в страну от 1924 г. Ежегодное количество иммигрантов из той или иной страны, имеющих возможность прибыть в Америку, было поставлено в зависимость от результатов переписи населения США 1890 г. Каждой этнической группе выделялся «лимит» в 2 % от имевшегося количества в 1890 г., что давало преимущество представителям «старых» иммигрантских стран (Англии, Германии, Швеции и т.п.) в ущерб «новой иммигрантской волне» из Италии, стран Восточной Европы (в т.ч. в ущерб евреям). А в 1931 г. были приняты ещё более жёсткие законодательные ограничения для иммигрантов, что привело к резкому сокращению соответствующих показателей с 1,2 млн. человек, въехавших в страну в «пиковом» 1907 г., до минимальных 25 тыс. в 1932 г. [1; р.16]. Теперь все медицинские и документационные процедуры необходимо было проходить в посольствах США за рубежом, после чего эмигрант мог получить американскую визу на въезд в страну.

Функции «фильтрационного центра» на острове Эллис стали постепенно меняться — так, с 1931 по 1954 гг. здесь в основном содержались «подозреваемые чужаки» (иммигранты, подозреваемые в совершении криминальных действий в Европе), а также те, кто ожидал депортации.

В 1939 г. на Эллис-Айлэнд была создана тренировочная база американской морской пограничной службы (US Coast Guard), а с 1941 г. здесь находился офис ФБР. В годы второй мировой войны в бывших иммигрантских помещениях содержались под стражей тысячи военнопленных из Германии, Японии и Италии. До 1951 г. на острове действовал госпиталь для иммигрантов. 12 ноября 1954 г. Эллис-Айлэнд окончательно опустел (теперь здесь Музей иммиграции).

За шесть десятилетий через Эллис-Айлэнд прошли множество людей, ставших затем в США известными и даже знаменитыми. Так, в 1923 г. через этот «фильтрационный центр» прошёл прибывший из России трехлетний Айзек Азимов впоследствии выдающийся учёный и писатель-фантаст. Из России также прибыли: в 1893 г. — композитор Ирвинг Берлин (1888–1989), в 1906 г. — создатель «косметической империи» Макс Фактор (1872–1936), актёр и певец Артур Трэйси, в 1919 г. — изобретатель, инженер Игорь Сикорский (1889–1972), а также известная анархистка Эмма Гольдман (1869–1940), в 1930 г. — певец Сидор Беларский (1898–1975) и другие. Из Польши, входившей тогда в состав Российской империи, в США прибыли юный Сэмюэл Голдвин (1882–1974) — известный кинопродюсер, один из основателей голливудского концерна «Метро-Голдвин-Майер», а также будущий известный гангстер Мейер Лански. Из Англии в пятилетнем возрасте прибыл известный актёр Боб Хоуп. Отметим также целую плеяду известных личностей-иммигрантов из Италии — от 18-лет­него актёра Рудольфо Валентино (в США — с 1913 г.) до знаменитых гангстеров Франко Костелло и Чарлза («Лаки») Лучиано (1897–1962). Также из Италии приехали в 1911 г. анархисты Николо Сакко и Бартоломео Ванцетти (оба обвинены в убийстве и расстреляны в 1927 г.) [1; p. 415].

Таким образом, предки многих современных американцев прошли через Эллис-Айлэнд и другие подобные центры.

То, каким образом «иммигрантский бум» конца XIX — начала XX в. отразился на этнодемографической ситуации в Новой Англии, можно увидеть на примере Бриджпорта — одного из самых густонаселённых городов штата Коннектикут. Этот город известен в США прежде всего тем, что именно здесь были изобретены столь любимые сейчас американцами «фрисби» — тарелки для метания (так, бриджпортский кондитер W.R.Friesbi, владелец «Pie Bakery» по улице Кошута, 147, придумал использовать тарелки, на которых покупателям доставлялись торты), а также тем, что здесь существует интереснейший музей цирка, носящий имя знаменитого циркового антерпренера П.Т.Барнума, о котором говорили, что именно он сделал цирк искусством, т.е. превратил балаган в современное шоу… Именно дрессированные слоны П.Т.Барнума, пройдя по только что завершенному Бруклинскому мосту в Нью-Йорке, доказали горожанам его полную пригодность и сняли своеобразное «проклятие» моста, связанное с большим количеством жертв при его возведении…

В 1920-е годы в этом городе, обладавшем развитой промышленной и транспортной инфраструктурой, каждый третий житель был рождён за пределами США, т.е. был иммигрантом в первом поколении[2; p.175]. В нижеприведенной таблице профессор Фэафилдского университета Сесилия Баки приводит данные об этническом составе населения Бриджпорта в первой трети XX в.

Таблица

Население Бриджпорта в начале XXека

 

 

Годы

1910

1920

1930

1.

Всего населения

102054

143555

146716

2.

Белые американцы/ родители — американцы

27156 (26,6 %)

36816(25,6 %)

37587 (25,6 %)

3.

Белые американцы/ родители — иностранцы

37314 (36,6 %)

57990 (40 %)

64979 (44,3 %)

4.

Белые иммигранты, родившиеся за границей

36180 (35,5 %)

46414(32,3 %)

40759(27,8 %)

5.

Афро-американцы

1332 (1,3 %)

2228 (1,6 %)

3314 (2,3 %)

Страна происхождения белых иммигрантов, родившихся за границей

 

 

 

1.

Австрия*

3858

2697

599

2.

Чехословакия

2227

4371

3.

Англия

3264

3491

2937

4.

Германия*

2811

1979

2100

5.

Венгрия*

6975

6230

3983

6.

Ирландия

5085

4300

3184

7.

Италия

5021

8789

8663

8.

Польша

3061

3604

9.

Россия

4116

5395

2648

10.

Швеция

1677

1783

1637

 

Примечание: включая поляков и словаков в 1910 г.

 

Как мы видим, в 140-тысячном Бриджпорте в 1920 г. проживало почти 5,4 тыс. (3,8 %) выходцев из России, т.е. каждый 26-й житель города [2; p. 19]. Надо заметить, что в Бриджпорте и других городах штата Коннектикут (Стратфорде, Хартфорде, Нью-Хэйвене) ещё с конца XIX в. проживали немало российских иммигрантов. Выходцы из России и русскоговорящих регионов Закарпатья, принадлежащих тогда Австро-Венгрии (в американских источниках их часто называют «Карпато-руссами»), поселившись в Бриджпорте в начале 1890-х годов, мечтали о постройке собственной православной церкви. Собрав с 42-х семей сумму в $1560, они купили участок земли под строительство. При финансовой поддержке русской диаспоры из Сан-Франциско (Калифорния) здание церкви Святого Духа — первого православного собора в Новой Англии — было построено в 1895 г. В 1900 г. прихожанами церкви были 307 человек, в основном переселенцы из Закарпатья, Галиции и Сербии. В последующие годы к ним добавились собственно русские, а также выходцы из Греции, Румынии, Албании. Главной гордостью и украшением храма является подарок Николая II — колокола, звучавшие во время коронации последнего российского императора. Коронация императора Николая II и императрицы Александры проходила в Москве 14 мая 1896 г. Вскоре после этого события на аудиенции у императора побывал гостивший в то время в России лидер русскоязычной диаспоры Бриджпорта Михаил Макара, рассказавший Николаю II о постройке первой православной церкви в Новой Англии. Российский император подарил собору 6 колоколов, звучавших в Кремле во время коронации. Колокола, включая крупнейший, весом около 4 тыс. фунтов (1800 кг.), с изображениями императора и императрицы, а также иконописного лика Христа (ещё на двух колоколах были отлиты иконы св. Ольги и св. Николая), были доставлены в Нью-Йоркский порт в 1898 г. Американской таможенной службой они были обложены импортной пошлиной размером в 932 доллара. Таких денег у небольшой и в целом небогатой русскоязычной диаспоры Бриджпорта не было, пришлось обратиться за помощью к Э.Дж.Хиллу, сенатору от штата Коннектикут. Сенатор Хилл на 55-й сессии Конгресса США инициировал законопроект об освобождении «коронационных колоколов» от таможенной пошлины. Законопроект был одобрен обеими палатами Конгресса и вступил в силу после утверждения президентом У.Мак-Кинли 4 марта 1898 г. (копию специального акта Конгресса можно увидеть при входе в церковь Святого Духа). Когда в 1937 г. было построено новое, более просторное здание, колокола также были перенесены и установлены на новом месте. Кроме колоколов, императорской семьей были подарены храму 6 икон для иконостаса и две картины на религиозную тематику[3; p. 5, 6].

Другая православная церковь с интересной историей создания находится в городе Стратфорд, штат Коннектикут. Церковь св. Николая, построенная в новгородском стиле XII в., была возведена на средства известного русского инженера-иммигранта Игоря Сикорского и открыта для прихожан 1 ноября 1942 г.

Жизнеописание Игоря Сикорского, его вклад в развитие авиации отражены во множестве научных и популярных изданий, мы же отметим лишь вклад этого выдающегося «русского американца» в то, что условно можно обозначить как «русский след» в истории штата Коннектикут.

И.Сикорский, родившийся в г. Киеве в 1889 г., увлёкся авиацией ещё в юном возрасте и уже в 1910 г. поднял в воздух первый самолёт своей конструкции. В 1912–1914 гг. создал самолёты «Гранд», «Русский витязь», «Илья Муромец» (70 бомбардировщиков этого типа было построено в годы I мировой войны для русской военной авиации), положившие начало многомоторной авиации. После революции эмигрировал во Францию, оттуда (в 1919 г.) — в США. В первые годы эмиграции жил с семьёй в одной комнате, зарабатывая на жизнь репетиторством по математике и физике для детей русскоязычных эмигрантов, а также преподаванием в кружке самообразования (его наличие было характерно для большинства русских общин в США).

При финансовой поддержке русских иммигрантов, прежде всего известного композитора С.Рахманинова, И.Сикорский в 1923 г. создал авиакорпорацию «Сикорский» (The Sikorsky Aero Engineering Corporation), купив за $800 небольшую ферму на Лонг-Айленде. В 1929 г. корпорация, включая завод, на котором работало около 100 инженеров и рабочих, в основном русских, переместилась в г. Стратфорд, штат Коннектикут. В этот город вместе с Сикорским переехали многие русские эмигранты, включая даже членов царской семьи. Первые годы сотрудники корпорации Сикорского практически не получали зарплату, работали без выходных, чтобы «поднять дело».

Многие инженеры и рабочие корпорации покупали акции собственной компании, чтобы финансово укрепить её. Акционерами «Сикорский Эйркрафт» стали также многие «русские американцы». Огромный успех Сикорскому принесли построенные в начале 1930-х годов на его заводе гидросамолёты «S-42». В 1934 г. один из них установил своеобразный рекорд, побив десять мировых рекордов[4; c. 20]. «Летающие лодки» были достаточно удобны для больших городов — не надо было строить обширных аэропортов, достаточно было иметь рядом бухту или даже канал (для «всепогодности», по мнению Сикорского, он зимой мог быть заполнен антифризом). В 1930-х годах Сикорский вернулся к своей «первой любви» в авиации — вертолётам. Во время первых полётов в сентябре 1939 г. модель «VS-300» едва отрывалась на несколько футов от земли, но уже 6 мая 1941 г. вертолёт Сикорского «S-51» установил мировой рекорд, продержавшись в воздухе один час и 32 минуты3. В истории авиации эта дата считается началом «эры вертолётов». На известной фотографии того времени Игорь Сикорский, находясь в открытой кабине вертолёта в гражданском плаще и шляпе, пытается поднять машину в воздух.

В 1956 г. вертолёты Сикорского впервые в мире приняли участие в эвакуации населения из местности, застигнутой наводнением. Дело было в Мексике, и число спасённых достигло 9 тыс. человек. Последняя модель Сикорского S-64 представляла собой подъёмный кран грузоподъёмностью 10 тонн [4; с. 21].

Будучи глубоко религиозным человеком, И.Сикорский в конце жизни написал две книги, в которых противопоставлял гуманистические, христианские идеалы тоталитаризму. То, что коммунизм выжил во второй мировой войне, по его мнению, представляло серьезную угрозу демократическим ценностям и мировой цивилизации в целом[5; p. 152].

В известной автобиографии «История крылатых «S», пересмотренной им в 1958 г., Сикорский уничтожающе критикует коммунизм, а также описывает процесс своих «интуитивных открытий». То, что многие из его проектов (открытий) стали оружием в годы войны, Сикорский считал «грубой необходимостью» (a cruel necessity), считая, что гораздо больше пользы они принесут в научной, коммерческой и гуманитарной областях [5; с. 151]. Кстати, в послевоенный период выдающийся изобретатель получил массу почётных званий и наград, в том числе «Тhe Colier Trophy» из рук президента Г.Трумэна.

В окружении И.Сикорского было немало интересных, талантливых людей. Хотелось бы вкратце рассказать об одном из них — первом «тест-пилоте» корпорации Сикорского, капитане Борисе Сергиевском (1888–1971). Родившийся под Санкт-Петербургом, Б.Сергиевский учился в Политехническом колледже в Киеве, где впервые встретил И.Сикорского и стал его близким другом.

Сергиевский вступил в русскую армию в 1911 г. и участвовал в первой мировой войне, показав себя на австрийском фронте блестящим офицером и получив за доблесть и отвагу Георгиевский крест и звание капитана. В 1915 г., придя в авиацию, он командует эскадрильей и принимает участие в 150 боевых вылетах, лично сбив 11 германских боевых самолётов. Сам он был сбит дважды, но избежал серьёзных ранений. После большевистской революции 1917 г. он сражается в белой армии Врангеля, после поражения которой эвакуируется в Константинополь на французском корабле. Сергиевский прибыл в США в 1923 г. и первое время работал на строительстве метро в Нью-Йорке. Когда Сикорский создаёт свою компанию, он становится в ней первым тест-пилотом. На самолётах Сикорского капитан Сергиевский установил 18 мировых рекордов скорости и высоты полётов, совершая полёты по всему миру — от Африки до Южной Америки. Большинство этих рекордов было установлено в Коннектикуте. В ходе только одного полёта 6 марта 1930 г., к примеру, он установил рекорды скорости (свыше 210 км в час) и высоты полёта (около 6,2 км) для гидросамолётов3.

Покинув корпорацию Сикорского в 1938 г., Б.Сергиевский становится вице-президентом Американской Вертолётной корпорации. Во время второй мировой войны он один становится из создателей новой авиационной компании (Air Parts Inc.), поставлявшей авиационные запчасти для американских военно-воздушных сил. В послевоенные годы Сергиевский занимается организацией чартерных перевозок.

Б.Сергиевский, получив американское гражданство ещё в 1934 г., на протяжении всей жизни был активным членом русской общины, помогая в строительстве православных храмов, организуя благотворительные фонды (св. Серафима, Православный, Технологический, Толстого и др.). Последние годы жизни провёл в Нью-Йорке, где и был похоронен.

Среди других сподвижников Игоря Сикорского, оставивших свой след в истории «русской общины» Коннектикута, писатель и издатель Виктор Кудров, инженер, бывший деникинский офицер Корнелиус Скирпе, известный созданием русского балалаечного оркестра в 1959 г., профессор физики и аэронавтики Николас Александер и многие другие.

И ещё несколько фактов на «русскую тему» в Коннектикуте. В 20–25 милях к северу от Бриджпорта находится небольшой городок Саусбери (Southbery) — здесь около ста лет назад, в начале XX в., проживало до 30 русских семей. Называлась эта русская община (как говорят американцы — «комьюнити») «деревня Чураевка», здесь одно время жил сын Льва Толстого — Илья Толстой (похоронен в г. Хартфорде столице штата Коннектикут). Сейчас там осталась только одна русская семья, есть небольшая часовня. Завершая «церковную тему», отметим, что только в южном Коннектикуте, в «Bridgeport area», насчитывается 10–12 русских православных (частью — униатских) церквей, в большинстве из которых службы проходят на двух языках — английском и старославянском в некоторых, в том числе упоминавшейся выше церкви Святого Духа в Бриджпорте, — только на английском, и лишь в одной Сретенской церкви (г. Стратфорд) — исключительно на старославянском.

Напоминают о «русском присутствии» в Бриджпорте также старые корпуса бывшего оружейного завода «Ремингтон Армз Компани». Он был построен в годы первой мировой войны, когда император Николай II заказал американцам 1 миллион винтовок для русской армии. Был построен крупный (14 корпусов) оружейный завод в Бриджпорте, куда приехали много русских (инженеров, техников, рабочих) в основном для осуществления контроля за качеством выпускаемой продукции. После февральской революции 1917 г. глава Временного правительства А.Ф.Керенский прислал сюда специального чиновника — для ведения финансовых дел и т.п., который пробыл здесь до 1921 г. Затем корпуса завода были куплены компаний «Дженерал Электрик».

Интересно, что в Коннектикуте производились не только винтовки для русской армии, но и иное, более современное и грозное оружие — подводные лодки. Эта история связана с именем известного американского изобретателя, Саймона Лэйка (1867–1945) — обладателя около полутора тысяч (!) патентов, друга Т.Эдисона и братьев Райт.

В начале ХХ в. С.Лэйк изобрел несколько моделей субмарин — «Аргонавт Джуниор», «Протектор», «Наутилус». Когда после двух дней дебатов американский Сенат отказался закупить у Лэйка подводные лодки «Протектор», к нему практически одновременно обратились представители двух соперничающих стран — России и Японии. В ходе переговоров с российским военным атташе в Вашингтоне была достигнута договоренность о том, что «Протектор» (стоимостью $250 тыс.) будет доставлен в Россию; если успешно пройдут испытания, Лэйку будут заказаны еще 5 субмарин по той же цене6.

В ходе испытаний «Протектор» опередил голландские, французские и германские подводные лодки, и контракт был подписан. С.Лэйк несколько раз побывал в России, причем одна из командировок продолжалась 7 месяцев (в своих мемуарах он с некоторым удивлением отметил тот факт, что все русские морские офицеры знают английский язык). Вернувшись в 1908 г., он поселился в г. Милфорде, штат Коннектикут здесь же, в городах Стратфорде и Бриджпорте, находились заводы его корпорации «Lake Torpedo Boat Co.»7.

Безусловно, все вышеназванные имена и факты — это только часть общей картины «русского присутствия» в Новой Англии и штате Коннектикут в частности. Сбору, анализу и преданию гласности подлежит целый пласт исторического, культурного и духовного наследия иммигрантов из России. По данным профессора В.А.Тишкова, только в дореволюционный период из Российской империи выехали 4,5 млн. человек (в основном евреев, поляков, литовцев, финнов), в том числе около 500 тыс. русских, украинцев и белорусов8. Огромную и важную работу в этом направлении ведет, в частности, видный деятель Конгресса Русских Американцев, профессор геологии Евгений Александрович Александров — главный редактор журнала «Русский Американец», в котором регулярно публикуются очерки о видных представителях выходцев из России разных поколений, их научных и творческих достижениях. Судьба наших бывших соотечественников, кто, по образному выражению известного писателя-эмигранта Романа Гуля, «унес Россию с собой» (трехтомник своих мемуаров он, в противовес известному изречению о том, что «Родину нельзя унести с собой, как пыль на сапогах», назвал «Я унес Россию»), остается одной из самых важных и социально востребованных тем исторических исследований в наши дни. Это очень важно как для нас, так и для них, а самое главное — для воссоздания полной и объективной картины нашего общего прошлого. 

Список литературы

     1.   Coan, Peter Morton.Ellis Island Interviews: In Their Own Words. — Fasts on File, Inc. N.-Y., 1997.

     2.   Bucki, Cecilia Frances. The Pursuit of Political Power: Class, ethnicity, and municipal politics in interwar Bridgeport, 1915–1936. — Vol. 1. — University of Pittsburg Press, 1991.

     3.   Geller, Herbert.Bridgeport. Ethnic History Series. — Vol. 3. — The Sunday Post, Bridgeport, CT, 1977–1980.

     4.   Рейтман, Марк. Знаменитые эмигранты из России. Очерки о россиянах, добившихся успеха в США. — Ростов н/Д., 1999.

     5.   Dorothy Cochrane, Von Hardesty, Russell Lee. The Aviation Careers of Igor Sikorsky. — University of Washington Press, Seattle, 1989.

     6.   Corey, Herbert. Submarine. The Autobiography of SimonLake. D.Appleton — Century Company, Inc. N.-Y., 1938. — 174.

     7.   Connecticut Post. — March 19, 1994.

     8.   Тишков В.А. Исторический феномен диаспоры // Этнопанорама. — 2000. — № 2. — С. 8

Фамилия автора: А.Л.Перевезенцев
Год: 2006
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика