Интеллигенция Центрального Казахстана в 30-60-е годы ХХ века

В культурной жизни Центрального Казахстана особое внимание уделяется образовательному, научному и духовному потенциалу. Однако современное системное развитие фундаментальных и прикладных наук началось в советское время с изучения природных ресурсов центрального региона. С начала 20-х годов ХХ в. на научной основе началось изучение месторождений каменного угля в районе г. Караганды, медных месторождений Жезказгана и Балхаша. Экспедиция под руководством известного ученого-геолога А.Гапеева, проводя геологоразведочные работы по углю, пришла к выводу, что Карагандинское угольное месторождение имеет обширные запасы первоклассного угля и является месторождением общесоюзного значения. В связи с этим здесь была создана третья всесоюзная угольная база Советского Союза — Карагандинский угольный бассейн. Дальнейшие исследования положили начало широкому изучению в Центральном Казахстане месторождений всех видов полезных ископаемых и их запасов.

Таким образом, богатства недр центрального региона положили начало социально-экономиче­скому развитию этого района в ХХ столетии, а также дальнейшему росту науки и высшего образования. Вместе с тем наука по своей природе имеет глубоко общественный характер, она представляет собой сумму знаний, является результатом коллективного труда многих поколений. Наука, как писал один из известнейших советских ученых академик С.И.Вавилов, возникает и растет вместе с развитием общества как необходимое следствие и вместе с тем условие этого развития. Просторы Сары-Арки вырастили целую плеяду выдающихся научных деятелей, академиков, среди которых можно выделить К.И.Сатпаева, Ш.Е.Есенова, Е.А.Букетова, А.С.Сагинова и многих других видных исследователей, внесших достойный вклад в развитие не только Центрального Казахстана, но и всей республики.

Проблема формирования интеллигенции как реального субъекта исторических процессов и явлений имеет достаточно богатую и обширную историографическую традицию и хронологически может быть подразделена на несколько этапов: 20-е — конец 30-х годов, 40-е — конец 50-х, начало 60‑х — конец 80-х, 90-е годы — по настоящее время.

В современной историографии в вопросе советской интеллигенции существует единое мнение о том, что в 1920–1930-х годах сложилась целая система всестороннего идеологического контроля и прессинга. На публикации научных и других работ была наложена строгая цензура, если они шли вразрез с идеологическими установками властей, а на авторов подобных высказываний автоматически навешивался ярлык «врага народа». С точки зрения оценки мировоззрения советской интеллигенции представляют огромный интерес работы видных деятелей Компартии Казахстана, партийных, советских работников: «О задачах печати» Т.Рыскулова, «Партия, идеология и массы» У.Джан­досова, «За решительное развития культурного строительства» И.Кабулова, «Культурная революция в Казахстане» Т.Жургенова. В этих работах отражена острая идеологическая борьба, развернувшаяся между различными отрядами казахской интеллигенции, проблемы и конкретные методы перевоспитания старой интеллигенции, ее роль в культурном строительстве и путях развития новой интеллектуальной базы республики.

На следующем этапе историографии — 40–50-е годы ХХ в. — публикуется целый ряд обобщающих работ, где в той или иной степени находят отражение вопросы формирования и развития интеллигенции республики: «Великий Октябрь и культурные преобразования в Казахстане», «Ленинские идеи культурной революции и их осуществление в Казахстане» Р.Б.Сулейменова, «Казахская советская интеллигенция, рожденная Октябрем» Ж.Карагусова, «О некоторых вопросах развития национальной культуры» Н.Д.Джандильдина, «История развития советской школы в Казахстане» А.И.Сембаева, «Народное движение за культуру». Из опыта строительства культурно-бытовых учреждений в Казахстане» А.Джокебаева, «Советское государство в борьбе за развитие социалистической культуры в Казахстане» Г.С.Сапаргалиева. В данных исследованиях дается анализ основным тенденциям духовной жизни республики, где особое внимание уделяется школьному, специальному и высшему образованию, подготовке специалистов различных областей знаний, а также формированию интеллигенции Казахстана как закономерному результату культурной революции.

Начало 60-х — конец 80-х годов ХХ в. ознаменовался выходом в свет работ Н.Д.Джангильдина «Расцвет культуры и науки в Советском Казахстане», А.К.Канапина «Культурное строительство в Казахстане», Ш.Ю.Тастанова «Советский опыт формирования и развития интеллигенции ранее отсталых народов», А.А.Алтмышбаева «Формирование и развитие социалистической культуры народов, перешедших к социализму, минуя стадию капиталистического развития: на примере республик советской Средней Азии», А.К.Канапина, А.Д.Яндарова «Расцвет культуры казахского народа»; А.Ишмухамедова «Рабочий класс и научно-техническая интеллигенция», Х.Абжанова «Некоторые особенности численности и состава сельской интеллигенции Советского Казахстана (1959–1976 гг.)», в которых раскрываются общие закономерности социалистического строительства: победа марксистско-ленинской идеологии, национально-государственного строительства, социально-экономические процессы, а также приводится анализ развития научно-технической, сельскохозяйственной, художественной интеллигенции Казахстана. В 80-х годах ХХ в. научные публикации были связаны с хорошо разработанной теоретической базой, в них были широко привлечены материалы архивов, статистических сборников, но, тем не менее, конкретные вопросы, касающиеся развития интеллигенции Казахстана, во многом носили «подчинительный» характер. Однако качество научных работ позволяет говорить о существенном продвижении вперед в изучении социалистической интеллигенции, особенно в области среднего и высшего образования (К.А.Есимов «Некоторые вопросы культурного строительства Казахстана в советской исторической науке»; В.К.Янулов «Интеллигенция Казахстана в условиях развитого социализма»; М.Б.Татимов «Социальная обусловленность демографических процессов»).

С начала 90-х годов и по настоящее время определился новый этап в развитии исторической науки Казахстана. Во-первых, на смену единой методологической основе исторического процесса, в роли которой выступала марксистско-ленинская концепция, пришел методологический плюрализм. Во-вторых, демократизация общественной жизни повлекла за собой колоссальное расширение источниковой базы: открытие доступа к ряду архивных фондов, публикацию и вовлечение в оборот новых групп источников. Среди исследователей, продолжающих изучение истории казахской интеллигенции с привлечением новых, ранее недоступных материалов, с переосмыслением известных фактов, можно отметить М.С.Бурабаева («Общественная мысль в Казахстане в 1917–1940 гг.»), Д.Аманжолову («Казахский автономизм и Россия. История движения Алаш»), А.Н.Алексеенко («Население Казахстана. 1920–1990 гг.»), С.А.Асанову («К вопросу о понятии «национальная интеллигенция»») и других.

Следовательно, опираясь на историографический анализ развития интеллигенции Казахстана в 30–60-х годах ХХ в., можно сделать вывод, что социально-общественная жизнь этого периода вобрала в себя характерные черты и противоречия советского опыта строительства социализма, основываясь на идеологии и теории Коммунистической партии Советского Союза. С первых лет существования Советской власти красной линией через деятельность органов образования, науки и культуры в целом проходила подчиненность их развития задачам строительства социалистического общества. Так, в Резолюции VIII съезда «О политической пропаганде и культурно-просветительской работе в деревне» говорилось, что «нет таких форм науки и искусства, которые не были бы связаны с великими идеями коммунизма и бесконечно разнообразной работой по созиданию коммунистического хозяйства»[1].

Политика большевиков была направлена на подчинение представителей научной и художественной интеллигенции пропаганде идей коммунизма посредством директивных методов руководства. Однако несмотря на различные притеснения, ограничения в сфере научного и художественного исследования, интеллигенция не потеряла своего истинного лица и предназначения. Даже в тяжелых условиях научные работники сохранили верность своей идее о свободе творчества и высоким нравственным принципам, так как свобода творчества для любого художника является единственной главной ценностью. В связи с этим следует отметить, что именно интеллигенция призвана аккумулировать опыт и знание масс, претворять их в жизнь, умножать духовные богатства общества.

Весомый вклад в социально-экономическое развитие нашего региона внесли репрессированные ученые Карлага. В 1932 г. впервые в Центральном Казахстане стали проводиться научно-исследовательские работы по вопросам сельского хозяйства в совхозе «Гигант», который был создан на территории Карагандинского исправительно-трудового лагеря. В научных учреждениях сельскохозяйственного производства работали крупные специалисты и ученые из числа заключенных. Ученые Карлага активно занимались изучением площади хозяйства, проводили топографические, гидротехнические, почвенные, ботанические, метеорологические и другие исследования. Руководил отрядом почвоведов и геоботаников известный морфолог профессор С.А.Захаров. Геоботаническими работами занимался Н.К.Магницкий. В составе ученых был ботаник, растениевод и селекционер профессор, доктор сельскохозяйственных наук, Л.А.Пельцих. Им был написан первый печатный труд по Карлагу: «Растительный покров Тельманского и Жана-Аркинского районов Карагандинской области[1]».

О роли интеллигенции лагеря говорит тот факт, что на его территории было создано проектно-конструкторское бюро, подведомственное отделу капитального строительства управления лагеря. Руководителем был крупный специалист, профессор Ф.Н.Леон-Леонов. В проектном бюро были и изыскатели, и гидротехники, и строители-проектировщики, и сметчики. В штат проектно-конструк­торского бюро входили 12 человек, из них 10 — заключенные. Здесь работали крупные специалисты-инженеры: В.А.Бресневич, В.И.Лиод, К.И.Страхович, В.Л.Пржецлавский, И.В.Климов, А.Л.Чижевский, А.Г.Глебов и другие3.

Одной из главных целей организации Карлага было создание крупной продовольственной базы для быстро развивающейся угольной и металлургической промышленности Центрального Казахстана. Для этой цели в центральный регион Казахстана принудительно направляли многочисленные колонны репрессированных. За весь период существования Карлага в нем побывали более одного миллиона заключенных. Здесь отбывали срок крупнейшие ученые, которые в дальнейшем заложили основы научно-исследовательской работы в учреждениях и учебных заведениях Караганды, также видные музыканты, литераторы, политики, художники. Исторически сложилось так, что в центральном регионе нашего государства возник мощный культурный феномен, который дал толчок развитию всех общественных сфер жизни. Репрессивные методы управления общественно-политической жизнью советского государства обусловили приезд в Казахстан уже состоявшихся творческих работников, среди которых оказались авангардисты Владимир Стерлигов, Вера Ермолаева, живописец, директор ГМИИ имени Пушкина Владимир Эйферт, известный немецкий художник Генрих Фогелер.

Огромная роль в развитии нашего региона в 40-х годах ХХ в. принадлежит ученым-исследователям, направленным советским руководством в Казахстан для изучения недр Центрального Казахстана.

Так, комиссия Академии наук СССР по мобилизации ресурсов Урала, Западной Сибири и Казахстана на нужды обороны во второй половине 1942 г. командировала в Караганду специальную бригаду, которой руководил академик А.А.Скочинский. В составе бригады были крупнейшие советские ученые: академики В.П.Образцов и Л.Д.Шевяков, члены-корреспонденты Академии наук СССР Чижиков, Антипов и ряд других крупных горняков и геологов. Детально ознакомившись с существующим шахтным фондом, состоянием горных работ, строительством новых шахт, бригада пришла к выводу о возможности увеличения добычи карагандинских углей в 1943 г. почти на 75 % по сравнению с фактической добычей 1941 г.4

В годы Великой Отечественной войны высшая школа и научные учреждения Казахстана перестроили свою работу в соответствии с требованиями военного времени. Так, одним из главных направлений деятельности интеллигенции была пропаганда передового опыта и научных достижений советских ученых. Задачи военного времени выдвигали необходимость получения массами военных знаний и навыков. Так, 17 октября 1941 г. вышло Постановление Государственного Комитета Обороны «О всеобщем обязательном обучении военному делу граждан СССР»5. В связи с этим широко развернулась учеба в высших учебных заведениях Казахстана. Учитывая напряженную обстановку военного времени и трудности первых дней войны, студенты и преподаватели, научные работники активно изучали военное дело в специально организованных кружках. Так, в эвакуированном в Караганду Днепропетровском горном институте к марту 1942 г. было подготовлено 190 лыжников, снайперов, истребителей танков6.

Тем не менее тяжелым периодом для творческого развития интеллигенции стали 40–50-е годы ХХ в., когда шла усиленная идеологизация науки и культуры, в результате чего многие видные ученые республики были подвергнуты критике. Так, в передовой статье газеты «Правда» от 18 января 1953 г. был «разоблачен» в связи с враждебной деятельностью научный сотрудник Института истории, археологии и этнографии Академии наук Казахской ССР Б.Сулейменов, который, якобы, «обманным путем проник в ряды партии, выдавал себя за разоблачителя буржуазных националистов, проводил активную националистическую работу, протаскивал враждебные «идейки» в своих лекциях»7.

Из-за обстановки недоверия страдали честные ученые, среди которых, в частности оказался талантливый историк Ермухан Бекмаханов. Он был членом интернационального коллектива ученых, работавших над подготовкой «Истории Казахской ССР», в который входили видные советские историки А.П.Кучкин, А.М.Панкратова, Б.Д.Греков, Н.М.Дружинин и другие. В июне 1943 г. книга вышла в свет. Бекмаханову было предъявлено обвинение в том, что в указанной работе «приукрашиваются патриархально-феодальные отношения казахов и, наоборот, недостаточно показывается угнетение трудящихся масс со стороны казахских султанов и ханов. Здесь же, вопреки историческим фактам, казахское государство ХV–XVIII вв. объявляется прочным и могущественным государством. Тем самым объективно умаляется значение Великой Октябрьской социалистической революции, впервые в истории освободившей казахский народ от поработителей и эксплуататоров и создавшей подлинно независимое государство — Казахскую Советскую Социалистическую Республику, являющуюся неразрывной частью великого Советского Союза»8.

После ряда проработок доктор исторических наук Е.Бекмаханов был уволен из Академии наук и в 1951–1952 гг. работал в одной из средних школ Чуйского района Джамбульской области, а 4 декабря 1952 г. был осужден судебной коллегией Верховного суда Казахской ССР на 25 лет. Только после смерти Сталина дело по обвинению Е.Бекмаханова было пересмотрено и прекращено за отсутствием состава преступления. Весной 1954 г. он вернулся в Казахстан.

В этот период в опалу попал президент Академии наук Казахской ССР академик К.И.Сатпаев, внесший неоценимый вклад в развитие Центрального Казахстана. В связи с предъявленными обвинениями из-за публикации работы о «Едыге — враге казахского и русского народов» он был освобожден от занимаемой должности. 10 мая 1954 г. в своем письме на имя Первого секретаря ЦК КП(б) Казахстана К.И.Сатпаев обращается с просьбой рассмотреть на Бюро ЦК КП(б) Казахстана вопрос о снятии с него партийного взыскания: «Оглядываясь на весь свой жизненный путь, особенно на последние 28 лет своей зрелой жизни и деятельности в качестве инженера и геолога, которые протекали в Джезказгане (15 лет) и Алма-Ате (13 лет), я могу со спокойной совестью сказать, что они целиком и полностью были посвящены честному служению интересам горячо любимой Родины»9.

Бюро ЦК КП(б) Казахстана, рассмотрев персональное дело коммуниста К.И.Сатпаева, сняло все обвинения, адресованные академику, как необоснованные. В июне 1955 г. Каныш Имантаевич Сатпаев вновь был избран президентом АН Казахской ССР. И таких примеров в истории нашего государства немало: жертвами подобных несправедливых политических обвинений стали видные ученые-обществоведы республики А.Жубанов, Е.Исмаилов, А.Абишев, К.Бекхожин и другие. Тем не менее духовная атмосфера этого периода, несмотря на идеологический и репрессивный характер, была лишь приглушена, но не сломлена.

 

Высшие учебные заведения (на начало учебного года)

Годы

1940–1941

1950–1951

1960–1961

1965–1966

1969–1970

Всего высших учебных заведений

1

2

3

4

5

В них студентов

532

1446

9470

17140

25303

 

Следует отметить, что большая роль в подготовке специалистов различных отраслей промышленности и сельского хозяйства в рассматриваемый период была отведена высшим учебным заведения. По данным статистического управления Карагандинской области количество высших учебных заведений на территории центрального региона постепенно увеличивалось, а также возрастал контингент обучаемых в них студентов (см. табл.).

Неоценимый вклад в развитие науки и подготовку кадров высшей квалификации Центрального Казахстана внесли и продолжают вносить научно-педагогические коллективы Карагандинского государственного университета имени Е.А.Букетова, возникшего на базе Учительского института в 1938 г.; Карагандинского государственного медицинского института, открытого в 1950 г. в Караганде, затем переименованного в 1997 г. в Карагандинскую государственную медицинскую академию; Карагандинского государственного технического университета, внесшего большой вклад в подготовку инженерных кадров не только Центрально-Казахстанского региона, но и республики в целом; Карагандинский металлургический институт, Карагандинского экономического университета Казпотребсоюза, Школы МВД, открытых в 60-х годах; Жезказганского государственного университета имени О.Байконурова в 1975 г. и других вузов.

Высшие учебные заведения Центрально-Казахстанского региона подготовили огромное количество специалистов различных отраслей народного хозяйства Казахстана. Они стали постоянным источником пополнения и роста научных кадров, мощной интеллектуальной базой развития научного потенциала республики. Среди деятелей науки следует отметить тех, кому принадлежит исключительная роль в подготовке высококвалифицированных специалистов. П.Репалова, доцент С.Баймурзин, академик Е.Букетов, доцент Е.Поспелова, академик А.Сагинов, профессор Л.Шумаков, доцент П.Котляров, профессор Б.Бейсенов и многие другие.

Важной страницей в развитии научно-исследовательской работы Центрального Казахстана стало открытие в Караганде осенью 1952 г. постановлением Правительства СССР Карагандинского научно-исследовательского угольного института (КНИУИ) на базе Карагандинских филиалов Всесоюзного научно-исследовательского угольного института (ВУГИ) и Восточного научно-исследова­тельского института по безопасности работ в угольной промышленности11. Появление данного института предоставило возможность дальнейшего расширения объема исследовательских работ, направленных на оказание эффективной научной и практической помощи шахтам Карагандинского угольного бассейна.

Ведущие ученые Центрального Казахстана благодаря своим многочисленным публикациям, научным открытиям известны не только в нашей стране, но и за рубежом. Их научная деятельность продолжает оказывать огромное влияние на развитие науки и высшего образования в Центральном Казахстане.

Таким образом, на основе исторического анализа становления и развития интеллигенции Центрального Казахстана в 30–60-х годах ХХ в., можно сказать, что научные коллективы сыграли решающую роль в превращении центрального региона в один из самых важных политических, экономических, культурных центров Казахстана. Все это происходило, несмотря на изменения в политическом, социально-экономическом развитии Казахстана, оказывающие существенное влияние на духовную жизнь и культурное развитие нашего региона. 

Список литературы

     1.   Вопросы истории Компартии Казахстана. Вып. 7 / Под ред. С.Б.Бейсембаева и др. — Алма-Ата: Казахстан, 1970. — С. 298.

     2.   Шаймуханов Д.А., Шаймуханова С.Д. Карлаг. — Караганда: Полиграфия, 1997. — С. 117.

     3.   Там же. — С. 138.

     4.   Даулбаев Н. Карагандинский угольный бассейн. Исторический очерк. — Алма-Ата: Казахстан, 1970. — С. 258.

     5.   Очерки истории Коммунистической партии Казахстана / Под ред. С.Баишева. — Алма-Ата: Казгосиздат, 1963. — С. 409.

     6.   Бисенбаев А.К. Деятельность научных учреждений и высших учебных заведений Казахстана в годы Великой Отечественной войны: Дис. … канд. ист. наук. — Алма-Ата, 1984. — С. 41.

     7.   Правда. — 1953. — 18 янв.

     8.   О подготовке 2-го издания «Истории Казахской ССР» // Известия Казахского филиала Академии Наук Союза СССР. Сер. истор. — 1946. — № 2(27). — С. 3, 4.

     9.   Сатпаев К.И. Избранные статьи о науке и культуре. — Алма-Ата: Наука, 1989. — С. 419.

  10.   Народное хозяйство Карагандинской области: Стат. сб. / Отв. за выпуск Б.К.Кажикаримов. — Караганда: Стат. управл. Караганд. обл., 1970. — С. 148.

  11.   Сагинов А.С. О пройденном пути. — Алматы: Ғылым, 1996. — С. 99. 

Фамилия автора: З.Н.Нурлигенова
Год: 2006
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика