Деятельность эстетических обществ и обществ трезвости на территории дореволюционного Казахстана по формированию духовно-нравственных потребностей граждан

Потребление духовных ценностей, как и духовное производство и духовная деятельность, осу­ществляется в специфических процессах взаимного духовного общения и обмена духовными ценно­стями. Эти явления зарождаются либо стихийно, либо сознательно или направляется общественными организациями, в нашем случае эстетическими обществами и отчасти обществами трезвости.

В 80-90-х годах XIX в. общества разных типов деятельности становятся распространённым яв­лением на всей территории Российской империи, в том числе Азиатской России. Это было связано с ростом общественного сознания после ряда буржуазных реформ 60-70-х годов XIX в., когда граж­данские институты и связанные с ними ценности стали занимать всё более значимое место в жизни общества.

Деятельность эстетических обществ была направлена на удовлетворение духовных потребно­стей граждан через восприятие и усвоение исторического опыта в сфере искусства, а также на произ­водство новых духовных ценностей через творческую реализацию входивших в их состав граждан и, как следствие, развитие их эстетического вкуса. На изучаемой нами территории эти задачи осуществ­ляли Омское отделение императорского русского музыкального общества (1870), Семипалатинское общество любителей музыки и драматического искусства (1890), Павлодарское общество любителей драматического искусства и музыки (1898), Омское общество любителей драматического искусства (не позднее 1897), Семипалатинское хоровое общество (1912), Верненское общество любителей дра­матического искусства, Общество художников и любителей изящных искусств Степного края (ОХЛИИСК, 1916), Каркаралинский кружок любителей драматического и музыкального общества, Оренбургское общество любителей художеств (прим. 1896-1897), Оренбургское музыкально­драматическое общество, Кокчетавское музыкально-драматическое общество (1904).

В своей деятельности все вышеперечисленные организации опирались на уставы. Например, Семипалатинское общество любителей музыки и драматического искусства поставило перед собой цели: «а) способствовать через посредство сценических представлений, музыкальных вечеров и кон­цертов развитию эстетического вкуса и сценических сил в среде участников своих, доставляя им воз­можность проводить свободное от служебных или профессиональных занятий время, в полезном об­щении; б) содействовать распространению в среде местной публики музыкального образования и по­знания драматической литературы, знакомя её с музыкальными и драматическими произведениями, как русских, так и иностранных авторов; в) содействовать имеющимися средствами общества, в по­становке любителями спектаклей и концертов, устраиваемых в целях благотворения» [1, л.198 об.].

Омское общество любителей драматического искусства свою деятельность также направило на эстетическое развитие населения. Силами любителей драматического искусства в городе устраива­лись спектакли, давались концерты, проводились литературные вечера. Кроме приоритетных целей, оно активно занималось благотворительной деятельностью, для чего устраивало драматические вече­ра и спектакли, а также публичные драматические представления. В его уставе записано, что общест­во может «содействовать имеющимися средствами общества в постановке любителями спектаклей, устраиваемых в целях благотворения» [2; 1].

Если рассмотреть состав музыкально-драматических обществ, то обнаружим, что все они со­стояли из почётных и действительных членов, а также гостей. Почётными членами избирались лица, которые приобрели известность в результате своей творческой деятельности и отличались «музы­кальными или сценическими дарованиями», а также те, которые могли своим общественным или ма­териальным положением содействовать успехам общества. Действительные члены подразделялись на членов-сотрудников и членов-соревнователей. Вступление в действительные члены, например, Се­мипалатинского общества любителей музыки и драматического искусства, сопровождалось довольно сложной процедурой. Сначала необходимо было заручиться поддержкой 2 действительных членов, а затем принять участие в 1 или 2 музыкальных, литературных вечерах или спектаклях общества, по­лучить отзыв дирекции о способностях к сценическому искусству и только потом общее собрание членов решало вопрос о признании предложенного лица действительным членом общества. Члены- сотрудники обязаны были не менее 2 раз в год принимать участие в устраиваемых обществом пред­ставлениях. Средства данных обществ состояли из ежегодных и единовременных взносов действи­тельных членов, платы за вход с гостей, штрафов, взыскиваемых с членов-сотрудников за неаккурат­ное посещение репетиций и сборов, с устраиваемых обществом публичных представлений [1, л. 203].

Делами Семипалатинского музыкально-драматического общества заведовала Дирекция из 5 ди­ректоров, избираемых ежегодно на общем собрании из числа членов общества (как почётных, так и действительных), проживающих в г. Семипалатинске. Директоры из своей среды выбирали предсе­дателя и секретаря. Директоры принимали на себя обязанности режиссёров или руководителей в устраиваемых спектаклях и вечерах. Все обязанности по обществу директоры распределяли между собой. Члены общества пользовались правом бесплатного входа и ввода двух гостей на драматиче­ские спектакли, музыкальные и литературные вечера, за исключением таких публичных представле­ний, которые «устраивались со взиманием особой платы за вход» [1, л.201 об.]. Эти средства шли на пополнение бюджета общества.

К работе Оренбургского музыкально-драматического общества были привлечены как профес­сиональные музыканты и актёры, так и любители из местной публики. На одном из вечеров в октябре 1903 г. в музыкальном отделении выступили постоянные сотрудники общества Р.И.Лункевич, П.Д.Игнатович. В сопровождении оркестра под управлением Г.Ф.Эстеррейх Р.И.Лункевич исполнил скрипичную «Венгерскую рапсодию» Гацера, а Г.Ф.Эстеррейх со своим оркестром — «Славянские танцы» Дворжака. Как сообщает Тургайская газета, «очень удачно дебютировал на эстраде музы­кально-драматического общества П.Д.Игнатович — обладатель очень симпатичного баритона. Им была спета ария «Я вас любил» П.И.Чайковского» [3]. Во втором музыкальном отделении этого вече­ра была поставлена одноактная сценка И.Щеглова «Женская чепуха». Её «очень живо, с огоньком» разыграли члены общества Л.А.Чоглокова, А.Н.Билинский, В.Г.Ветчинин. Вечер оставил у публики очень приятное впечатление и ею было выражено желание, чтобы общество, по возможности, уст­раивало не только однопрофильные программы (музыкальные или драматические), а смешанные, по подобию данного вечера, когда были удовлетворены как любители драматического искусства, так и музыкального. Стоит обратить внимание на то, что организаторы музыкально-драматических вечеров старались подбирать репертуар таким образом, чтобы произведения музыкального и драматического ис­кусства были доступны неискушенной публике и вместе с тем служили развитию эстетического вкуса.

Одной из функций драматических обществ была организация гастролей профессиональных те­атральных трупп или помощь в их успешном осуществлении, что видно по опыту работы Верненско- го общества любителей драматического искусства, преобразованного из кружка любителей драмати­ческого искусства, существовавшего в г. Верном с 1870 г. Благодаря его тесной работе с меценатами города на гастроли в г. Верный приезжали профессиональные драматические труппы, что очень ра­довало местную публику, не избалованную активной художественной жизнью своего города и не только приятным, но и духовно полезным времяпрепровождением.

Павлодарское общество любителей драматического искусства и музыки (устав утверждён испол­няющим обязанности товарища министра внутренних дел П.Морозовым 12 августа 1898 г.) [4, л.42-43] также активно способствовало успешному проведению гастролей путём решения ряда организацион­ных вопросов. Это общество объединяло в своём составе лучших представителей интеллигенции горо­да, которая организовывала любительские спектакли, проводила литературные вечера, осуществляла благотворительную деятельность путём сбора средств от проводимых мероприятий.

Усилия Семипалатинского хорового общества (1912) были направлены на музыкальное развитие не только своих членов, но и местной публики. Нехватка учреждений культуры в городе породила желание «сгруппировать вокально-музыкальные силы города, чтобы в свободное от занятий время доставлять своим членам приятное и полезное развлечение» [1, л.359]. Но этим функция общества не ограничивалась. Оно оказывало своим нуждающимся членам материальную поддержку, тем самым выполняя функцию взаимопомощи, что роднит его с группой благотворительных обществ. Эта по­мощь выражалась в единовременных ссудах (с возвратом или без возврата, по усмотрению Правле­ния), снабжении одеждой, «содействием в приискании занятий». Обществом устраивались музыкаль­ные вечера, концерты (в том числе и с благотворительной целью), выписывались ноты и книги «по вопросам музыки». Состав общества делился на почётных членов, действительных (ежемесячный взнос 2 р.) и соревнователей (ежемесячный взнос 1 р.). Председателем общества был Н.А.Яковлев, членами правления — С.И.Грязнов (секретарь), М.М.Медведев, И.П.Куприянов (казначей), Н.И.Пашков, А.Г.Романов, Д.Д.Семёнов [1, л.363].

В связи с оживлением общественной жизни Северного Казахстана в 1904 г. оформилось музы­кально-драматическое общество в г. Кокчетаве. В уставе общества было записано, что оно «доставля­ет своим членам возможность соединиться для чтения и исполнения на сцене совокупными силами различных произведений литературы, драматических и вокально-музыкальных искусств. Знакомит публику с произведениями популярных искусств и содействует развитию эстетического вкуса по­средством исполнения таковых на сцене» [5]. Для реализации своих целей и задач общество исполь­зовало предусмотренную уставом возможность организовать собственную библиотеку, являвшуюся в какой-то степени духовным центром общества, так как каждый его член имел возможность удовле­творить свои познавательные интересы через общение с книгой. В фондах библиотеки была собрана музыкальная литература, что помогало при подборе репертуара для музыкальных вечеров. Заведовал библиотекой член общества, законоучитель школы — священник Н.Болтавский.

Политические события, происходившие в империи, так или иначе отражались на деятельности музыкально-драматических обществ. Так, в газете «Семипалатинский листок» (1905, № 270) сообща­лось, как живо отреагировали каркаралинские граждане на издание правительством Манифеста 1905 г. Они решили 23 октября отпраздновать столь долгожданную свободу, «которая, плетясь по бесчисленным канцеляриям, до них официально ещё не дошла, но которая в эти дни от 17 по 23 ок­тября была долгожданным фактом всей России». Праздновали свободу в общественном собрании, где присутствовала общественность города, в том числе представители музыкально-драматического кружка и члены комитета народной трезвости. Всего, как сообщает газета, было свыше 50 человек. «Танцевали, пели, закусывали, говорили самые умеренные речи. Одним словом проделали то, что было вполне дозволено». Но уездный начальник Оссовский остался недовольным таким поворотом событий и послал «ложный донос», в котором заподозрил всё каркаралинское общество, как служи­лое, так и неслужилое, в крамоле. К тому времени население Каркаралинска было представлено все­ми сословными группами: «дворяне, лица духовного звания, купцы, мещане, казаки, инородцы» [6]. Началась конфронтация Оссовского с представителями местного кружка любителей драматического искусства. Он препятствовал постановке нового спектакля по пьесе Соловьёва «На пороге к делу» на сцене Народного Дома (здесь располагался комитет народной трезвости, председателем которого яв­лялся Оссовский). Дело в том, что раньше (до конфликта) на этой сцене беспрепятственно было по­ставлено множество спектаклей в пользу разных филантропических обществ и никогда не возникало препятствий со стороны комитета народной трезвости. Как оказалось, всё определяли личные отно­шения Оссовского с некоторыми любителями драматического кружка. Чего же боялся Оссовский? Скорее всего, потерять контроль над свободой граждан. Но время было уже другим — люди почувст­вовали вкус декларированной государством свободы. «Спектакль не только был поставлен, но по просьбе публики повторён, прошёл тихо, мирно. Ни любителей никто не бил, ни любители никого. В результате два полных сбора в пользу того Народного Дома, интересы которого должен был защи­щать Оссовский, как председатель общества народной трезвости» [7].

Чтобы составить представление о деятельности обществ, занимавшихся художественным твор­чеством (живописью, ваянием), рассмотрим цели Оренбургского общества любителей художеств (прим. 1896-1897 гг). Оно стремилось «доставлять возможность любителям рисования и ваяния иметь общение и удобства к совместным занятиям этими искусствами». При дальнейшем своём раз­витии общество должно было способствовать устройству в Оренбурге школы рисования и художест­венно-промышленного музея. Похожие цели преследовало общество художников и любителей изящ­ных искусств Степного края, разрешённое к открытию Акмолинским губернатором 23 мая 1916 г. Общество объединяло на почве художественных интересов любителей изящных искусств и художни­ков Степного края, которые поставили перед собой ряд задач: «устройство художественно­промышленной школы, распространение художественных идей в широкой публике путём организа- ции постоянных и передвижных выставок, публичных заседаний общества с чтением докладов по художественным вопросам, лекций об искусстве и художественных изданий, изучение художествен­ного творчества местного населения, охрана памятников художественной старины и устройство экс­курсий в этих целях, устройство художественно-промышленного музея с библиотекою по отрасли художеств и искусства, оказание материальной помощи нуждающимся художникам и ученикам ху­дожественной школы путём устройства ссудо-сберегательной кассы» [8; 24]. В состав правления во­шли начальник Акмолинского управления земледелия и государственных имуществ В.В.Барышевцев, заведующий лесными складами Переселенческого управления Б.В.Трувеллер, член ЗСО ИРГО П.Ю.Арндт Председателем был избран В.В.Едличко (меценат, собиратель произведений искусства), занимавший пост заместителя председателя Омской Судебной палаты, художники И.В.Волков, В. Ф. Францкевич-Иванова, А .Н. Клементьев.

Общества эстетического профиля не избежали участи других обществ относительно того, что в их состав, по требованиям администрации, утверждавшей их уставы, должны были входить благона­дёжные и проверенные люди, каковыми являлись государственные чиновники разных рангов. Это видно по составу членов правления обществ, почётных и действительных членов.

Деятельность ОХЛИИСК отличалась большим разнообразием форм и, прежде всего, это были выставки. Первая выставка прошла в октябре 1916 г. На ней были представлены работы не только профессиональных художников, но и любителей, таких как Трувелер, Иващенко, а также произведе­ния искусства из частных коллекций Ковлера, Едличко и других. На протяжении 1916-1917 гг. устраивались художественные вечера-понедельники, собиравшие не только художников и любите­лей, но и всех, интересующихся художественным процессом. Они популяризировали творчество ху­дожников и в какой-то степени помогали решать их материальные проблемы. Главная заслуга членов общества — организация художественных курсов, которые можно назвать первым шагом на пути создания художественно-промышленной школы. Организация библиотеки и музея с первых дней своего существования была заботой членов общества. В.В.Едличко пожертвовал для будущего музея художественные предметы своей коллекции, первые книги для библиотеки подарили также В.В.Едличко, А.М.Рандуп и другие члены ОХЛИИСК [8; 58-62].

Деятельность обществ трезвости была направлена на нравственное преобразование своих сооте­чественников, оказавшихся в сложной ситуации (злоупотребление спиртными напитками), а также на профилактику этого печального и, тем не менее, распространённого явления среди населения всей империи. Борьба с пьянством на протяжении длительного времени была заботой правительств мно­гих стран. Пагубное увлечение народа спиртными напитками наносило непоправимый вред не только здоровью пьющего, но и экономике страны, сельскому хозяйству, семье пьющего, что постоянно тре­бовало поисков решения данной проблемы. Активное участие в борьбе с пьянством в XIX в., особен­но во второй его половине, приняло само общество, создавая так называемые общества трезвости, история которых своими корнями уходит в XVIII в. «Движение в пользу воздержания от спиртных напитков впервые вызвано было в Северной Америке книгой доктора Benj Rush о действии алкоголя на человеческий организм, изданной в Филадельфии в 1785 г.» [3; 524]. С тех пор общества трезвости стали возникать и эффективно действовать во многих странах мира, принимая иногда международ­ный характер, например: общество Синего креста (S ociete de Tempe rance de la Croix Bleue), создан­ное в 1877 г. в Швейцарии и распространившее свою деятельность на Францию, Германию, Бельгию, общество трезвости всесветного христианского союза женщин (Worlds Womans Temperance Union), общество Белой Ленты (White Ribbon), основанное в 1874 г. в Чикаго, также распространившее свою деятельность на всю Западную Европу, и др. [3; 524].

На территории Российской империи общества трезвости начинают возникать в конце XIX в. В отличие от таких обществ, как ИРГО, ИМОСХ и др., которые в своей деятельности обнимали всю территорию государства, общества трезвости имели локальный характер и создавались в разных час­тях империи, в том числе и Азиатской России.

На территории Казахстана осуществляли свою деятельность общества попечения о народной трезвости в Семипалатинске, Омске, Петропавловске, Кокчетаве, Зайсане, Атбасаре, а также в 1893 г. было создано общество трезвости в Гурьевском уезде, в 1902 г. — в Кустанае, в 1912 г. — в Актю­бинске. Они организовывали народные дома, где имелись библиотеки-читальни, чайные. В них про­водились народные чтения, беседы и другие просветительские мероприятия. Для широкого привле­чения слушателей мероприятия сопровождались выступлениями самодеятельных артистов. «В дея­тельности народных домов активное участие приняли учителя. Так, в 1898 г. учителя Кустанайского уезда М.Чеканников, В.Скорнякова, З.Смирнова, А.Комаров и другие прочли цикл лекций о русских писателях, о природе, истории, путешествиях [9].

Разрешение на открытие обществ трезвости, а также на утверждение их уставов давал министр внутренних дел [10; 524]. Уставы содержали следующие цели: противодействие чрезмерному упо­треблению спиртных напитков путем хорошего примера членов общества трезвости, распростране­ние «здравых понятий о вреде пьянства в религиозно-нравственном, физическом и материальном от­ношениях, издание дешёвых книг нравственного содержания, сообщение полиции о привлечении к законной ответственности тех, кто спаивает и допускает безобразное пьянство, оказание помощи ну­ждающимся членам — советами, материальными средствами и поиском занятий» [11; 50]. Чтобы реализовать данные цели, общества трезвости открывали чайные, столовые, читальни, библиотеки, лечебницы для пьяниц, распространяли книги, афиши, устраивали беседы, гулянья, организовывали отделы и кружки из лиц, воздерживавшихся от спиртных напитков. Те, кто вступали в члены общест­ва, обязывались отказаться от употребления спиртных напитков, от угощения других и проповедо­вать вред пьянства.

Интересна деятельность общества трезвости, учреждённого (1913) при Омском Епархиальном братстве в честь Божьей Матери, названное «Утоли мои печали». Главными задачами этой организа­ции, открывшей свои отделы во многих уездных городах и посёлках области (30 отделов), были: «1) борьба с народным недугом пьянства путем широкого распространения в народной среде начал трезвости и безусловного воздержания от употребления водки, вина, пива и др. опьяняющих напит­ков и 2) сближение между собою трезвенников для более верной и успешной борьбы с пьянством» [12; 72]. Несмотря на короткое время своего существования, данное общество добилось значитель­ных успехов в своей деятельности. Так, например к 10 мая 1914 г. число членов достигло 550. «При­ток новых членов, после трезвеннических собеседований по средам и воскресеньям, огромный. На эти чтения слушателей является всегда до 1000 человек» [12; 72].

Другая тождественная организация, Иоанно-Предченское общество трезвости (1911), существо­вала при Свято-Троицкой церкви, на станции Омск (Сиб. ж. д.). В своём составе она объединяла 1152 члена, из которых было достаточно много представителей интеллигенции: врачи, учителя, инженеры станции Омск Сибирской железной дороги, священнослужители, служащие, чиновники. За истекший пе­риод чтений со «световыми картинками» проведено 37, посетили чтения 15000 человек (за 1913 г.). Об­ществом с декабря 1913 г. открыты вечерние классы для взрослых по программе церковно-приходских школ, сверх которых входит и наука о трезвости. Эти курсы посещали 65 человек в возрасте от 15 до 52 лет, из коих 36 человек неграмотные и 29 — малограмотные. При обществе по инициативе интеллигенции была создана библиотека-читальня, в которую путем пожертвований собрали более 720 томов литературы проти­воалкогольного, религиозно-нравственного содержания. Читальню посетили за год 3000 человек, что свиде­тельствует об интенсивной работе членов данного общества [13].

Большую работу по борьбе с пьянством проводили также государственные комитеты трезвости, деятельность которых тесно переплеталась с работой обществ трезвости. Часто к мероприятиям, про­водимым комитетами, активно привлекались члены обществ трезвости. Так, Акмолинский областной комитет попечительства о народной трезвости, открывший свои отделы во всех уездах Акмолинской области, взаимодействовал с Омским обществом трезвости. Не только в городах области, но и в сёлах им устраивались чтения с туманными картинами, охотно посещаемые народом. На средства попечи­тельства из Петрограда выписывалась литература исторического и противоалкогольного содержания, направлявшаяся, главным образом, в поселки области, население которых особенно пристрастилось к спиртным напиткам. Областным Комитетом было предположено построить народные дома в уездных городах, области — Кокчетаве, Акмолинске и Атбасаре. В обзоре Акмолинской области за 1914 г. отмечено: «В уездных городах и поселках существуют чайные с небольшими библиотеками. Кресть­яне привыкли к ним и охотно их посещают, в остальных городах области Уездными Комитетами по­печительства народной трезвости в 1914 году устраивались для народа чтения с туманными картина­ми, а также и народные спектакли с раздачей книг и брошюр религиозного, противоалкогольного и исторического содержания» [12; 73]. Комитеты попечительства о народной трезвости были созданы также в Павлодаре, Акмолинске, Каркаралинске, Оренбурге, Усть-Каменогорске.

Деятельность обществ и комитетов трезвости была под постоянным контролем со стороны мест­ной администрации, причём функции председателя в некоторых обществах, а в комитетах это явля­лось обязательным, выполнял сам губернатор, или чиновники, занимающие ответственные посты на государственной службе. Так, в отчёте, поступившем из г. Семипалатинска в Омское жандармское управление за № 2881, содержится информация следующего содержания: «Председателем общества попечения о народной трезвости состоит Семипалатинский губернатор, библиотекой этого общества имени «Чехова» заведует мировой судья Семипалатинского уезда Н.В.Вайсер» [14, л.78]. В Павлодаре комитет о народной трезвости работал под руководством протоиерея Александра Павлова (он же заве­довал библиотекой), Усть-Каменогорский комитет попечительства о народной трезвости возглавлял уезд­ный начальник М.И.Казанцев (председатель), в Зайсане уездный начальник А.А.Малиновский, а читальней общества Д.П.Пальшин [14, л.78]. Как пишет В.З.Галиев, в 1913 г. в Атбасаре также существовало общество попечения о народной трезвости, при котором работала библиотека-читальня [15].

На территории Центральносго Казахстана комитет попечительства о народной трезвости дейст­вовал в Каркаралинске, который плотно взаимодействовал с местным кружком драматического ис­кусства. Председательствовали в данном комитете в разное время уездный начальник Оссовский (1905), крестьянин, начальник 2-го участка Каркаралинского уезда А. А.Филиппов. Имеются сведения о действительных членах данного комитета при председателе А.А.Филиппове, ими являлись: уезд­ный начальник, мировые судьи 1-го и 2-го участков, заведующий русско-киргизским училищем, управляющий сельскохозяйственной школой, заведующий женским приходским училищем, акциз­ный контролёр, инспектор городских училищ, врач 1-го участка и начальник местной команды, дело­производителем комитета являлся П.М.Чемоданов [16]. Как видно из данного списка, к работе в ко­митете привлекались, прежде всего, государственные служащие и обязательно (это наблюдалось в составе ряда комитетов) представители учебных учреждений от директоров до учителей, т.е. люди образованные и имеющие профессиональные педагогические навыки работы с населением.

Конечно, большое значение придавалось организации и деятельности библиотек при обществах и комитетах трезвости, так как с помощью книги можно было сформировать у человека стремление к нравственному совершенствованию.

Таким образом, эстетические общества и общества трезвости своим функционированием спо­собствовали духовно-нравственному развитию граждан. Занимаясь общеполезной деятельностью, они сумели занять их свободное время, объединить по интересам и вызвать стремление к развитию собственного духовного начала. Вектор деятельности данных обществ определялся их уставами. Ме­жду 1893 и 1904 гг. создаются примерные уставы для многих групп обществ, в том числе для об­ществ трезвости и эстетических обществ (музыкально-драматических, хоровых, художественных). Данные общества носили локальный характер и осуществляли свою деятельность в основном в горо­дах и уездах дореволюционного Казахстана.

Список литературы

1      Устав Семипалатинского хорового общества // ЦГА РК. Ф. 15. Оп. 1. Д. 401. Л. 360-363.

2       Устав Омского драматического общества. — Омск, 1896. — 25 с.

3      Тургайская газета. — № 44. — 1903. — 26 окт. — С. 12-13.

4       Устав Павлодарского общества любителей драматического искусства и музыки // ЦГА РК. Ф. 15. Оп. 1. Д. 405. Л. 43.

5      Галиев В.З. Библиотечное дело в Казахстане: (Вторая половина XIX - начало XX вв.). — Алматы, 1998. — С. 78.

6      Восточная Сарыарка. Каркаралинский регион в прошлом, настоящем и будущем. — Алматы: Эвро, 2004. — С. 58.

7      Семипалатинские областные ведомости. — № 46. — 1903. — 8 нояб. — С. 3-6.

8    Девятьярова З.Г. Художественная жизнь Омска конца XIX, первой четверти XX вв.: Автореф. дис. ... канд. истор. наук. — Омск: ОГПУ, 2001 — 41 с.; Девятьярова З.Г. Художественная жизнь Омска конца XIX, первой четверти XX вв.: Дис. ... канд. ист. наук. — Омск: ОГПУ, 2001. — 218 с.

9      Тургайские областные ведомости. — 1895. — № 3-4. — С. 12-13.

10  Энциклопедический словарь. Т. XXI a (42). — СПб.: Ф.А.Брокгауз и И.А.Ефрон, 1897. — С. 524.

11  Русские общества трезвости, их организация и деятельность в 1892-1893 гг. Список иностранных обществ трезвости / Сост. д-р Н.И.Григорьев. — СПб.: Тип. П.П.Сойкина, 1894. — С. 50.

12  Обзор Акмолинской области за 1914 год. Омск. — 76 с.

13 Мезенцева В.В. Профессиональная и общественная деятельность интеллигенции Западной Сибири в 1907-1914 гг.: Дис. . канд. ист. наук. — Омск, 2000. — С. 208.

14  ГАОО РФ. Ф. 270. Оп. 1. Д. 23. Л.78.

15  Галиев В.З. Библиотечное дело в Казахстане: (Вторая половина XIX - начало XX вв.). — Алматы, 1998. — С. 88.

16    ГАКО. Ф.1487. Оп. 1. Д. 70. Л.58.

Фамилия автора: Н.А.Казбекова
Год: 2010
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика