Проблемы безопасности в Центральной Азии и стратегии их решения

С момента распада СССР и образования на постсоветской территории независимых государств произошла трансформация некогда периферийного центральноазиатского региона в регион, зани­мающий ключевую позицию в системе геополитических координат всего евразийского пространства.

Сейчас Центральная Азия является объектом пересечения геополитических интересов сразу трех мировых держав: России, США и Китая. Заинтересованность участников так называемой «Централь­но-Азиатской Большой игры» в политическом и экономическом доминировании в регионе тесно свя­зана с необходимостью решения проблем безопасности в Центральной Азии. То, что Центральная Азия может быть не только буфером негативных процессов, происходящих в соседних с ней ближне­восточных странах, но и сама способна порождать угрозы и вызовы, стало очевидно еще в начале 90-х годов, с момента разразившейся в Таджикистане гражданской войны.

Угрозы и вызовы в Центральной Азии

Появление и рост угроз безопасности в Центральной Азии были спровоцированы как традици­онными факторами (специфика социально-политической структуры со сложной системой межклано- вых отношений), так и особенностями самостоятельного развития центральноазиатских государств (соперничество элит, пограничные проблемы и т.д.).

Усугублению ситуации способствовал наступивший в странах Центральной Азии сразу после распада СССР экономический кризис. В большинстве стран региона сложная экономическая ситуа­ция сохраняется до сих пор.

Не претендуя на изучение всех угроз и вызовов, оказывающих дестабилизирующее влияние на центральноазиатский регион, остановимся подробно на основных: наркотрафик, религиозный экс­тремизм, энергетическая безопасность. Относительно новым вызовом можно считать и угрозу поли­тической дестабилизации региона в результате смены руководящих элит.

Проблема контрабанды и торговли наркотиками продолжает оставаться одним из важнейших вопросов, стоящих на повестке дня не только перед центральноазиатскими странами и их соседями, но и всем мировым сообществом. Со времени распада СССР наркобизнес оказывает серьезное влия­ние на социально-экономическое развитие центральноазиатского региона. Данное обстоятельство связано, в первую очередь, с географической близостью Центральной Азии к крупнейшему центру производства и распространения наркотических веществ — Афганистану.

Сложное экономическое положение населения большинства центральноазиатских стран вместе с очевидной финансовой привлекательностью контрабанды и торговли наркотиками обусловливает уча­стие в наркоотрасли все большего количества жителей региона. Как результат — наркобизнес вышел за рамки территории Афганистана и Центральной Азии и процветает уже в мировом масштабе [1].

Все большее распространение наркомания получает и в Центральной Азии, где ранее это явле­ние почти не наблюдалось. Кроме того, от наркотрафика страдает экономика центральноазиатских государств. Теневое распределение доходов является серьезным препятствием для создания и функ­ционирования конкурентоспособной экономической системы [2].

В конечном итоге, наркобизнес заинтересован в поддержании политической и социальной не­стабильности в регионе, а следовательно, является реальной угрозой безопасности в широком пони­мании этого слова.

К сожалению, акцент до сих пор делается лишь на силовые методы борьбы с наркоторговлей и наркомафией, при незначительном внимании профилактическим мероприятиям.

Активизация экстремистских и террористических организаций в Центральной Азии крайне вы­годна для наркомафии по двум причинам:

  • -   отвлекает внимание силовых структур региона;
  • -   дает возможность объединять свои усилия с террористическими организациями с целью деста­билизации обстановки в регионе. Реальность такой кооперации еще более вероятна в период смены политических элит в некоторых странах Центральной Азии, что может привести к по­явлению представителей наркократии в высших структурах государственной власти.

Все это создает условия для рассмотрения нашего региона благоприятной зоной транзита, а с учетом снижения цен в последнее время на некоторые виды наркотовара, в частности на геро­ин [3], — и в качестве зоны для сбыта части наркотиков. Стоит отметить, что дела Казахстана в этой области в перспективе могут обстоять неблагополучно, как ни странно, по причине улучшения эко­номической обстановки в стране, что увеличивает платежеспособный потребительский рынок.

Что касается реальной угрозы объединения экстремизма и наркобизнеса в один эффективно дей­ствующий организм, то она подводит нас к очередной важной проблеме, связанной с наркотрафиком и с угрозами региону.

Кстати, эта проблема нередко упускается из виду, хотя ее анализ играет немаловажную роль при исследовании тенденций и перспектив развития глобального и регионального наркорынка. Речь идет о появлении идеологического обоснования наркоторговли, которая многими стала рассматриваться как один из действенных инструментов борьбы с Западом и их союзниками. Это очень опасная тен­денция, которая говорит о формировании такого явления, как наркоидеология, борьба с которой лишь силовыми методами невозможна. Когда производство и торговля наркотиками переходят из сферы обыкновенного нелегального бизнеса в область идеологического противостояния, то это гово­рит о необходимости внести существенные изменения в арсенал борьбы с наркоиндустрией.

Кроме этого, не стоит забывать, что приоритет борьбы с терроризмом во многих странах мира не должен отодвигать на задний план необходимость борьбы с наркоиндустрией, которая во многих ре­гионах не только разъедает государственный организм изнутри, но и является одной из главных фи­нансовых баз для многочисленных радикальных организаций.

Не менее дестабилизирующее влияние на сохранение безопасности в регионе оказывает угроза исламского экстремизма. Появление в регионе исламских экстремистских сил обусловлено, в первую очередь, особенностями современного развития центральноазиатских обществ, наличием при этом большого числа внутренних противоречий. Внешняя поддержка со стороны международных ислам­ских организаций, направленная на финансовую помощь, содержание баз боевиков и экспорт часто чуждой для Центральной Азии идеологии, также важна, но играет второстепенную роль [4].

Обоснованность существования экстремистских организаций частично объясняется использова­нием ими методов социальной риторики и критикой «неправедной власти», получающих поддержку среди недовольного низким уровнем жизни населения. «Эпицентром» сосредоточения конфликтно­сти в регионе является Ферганская долина, объединяющая зоны революционной активности несколь­ких центральноазиатских государств. Опасность, исходящую от деятельности экстремистов в Фер­ганской долине, в полной мере продемонстрировали андижанские события 2005 г. [4]. Успешная по­пытка установления власти в долине могла бы по замыслу исламистов привести к установлению ис­ламского влияния на Кыргызстан, Узбекистан и Таджикистан, что явилось бы значительным шагом к созданию мирового Халифата. Планы исламских экстремистов утопичны и бесперспективны, что подтверждают многочисленные примеры попыток построения исламского государства в новейшее время, как, например, крах режима талибов в Афганистане или поражение исламистов в Сомали в 2006 г. [5]. Однако, несмотря на очевидную иллюзорность успеха исламистских проектов, «ислам­ский вызов», выходя за рамки региональной проблемы, требует адекватного ответа усилиями не только стран Центральной Азии, но и объединенных международных сил.

Проблема энергетической безопасности связана с желанием центральноазиатских стран, в эко­номике которых энергетическая сфера превалирует над остальными, минимизировать риски на рынке углеводородов, создать наиболее выгодную систему взаимодействия в области энергетики и защи­тить свои ресурсы от внешних посягательств. Эта задача выглядит особенно актуальной, если вспом­нить о той борьбе, которая так активно ведется в современном мире за энергоресурсы. И Казахстан, и Узбекистан, и Туркменистан, так же как и остальные страны региона, заинтересованы в поддержании стабильности в регионе и формировании такой системы безопасности, при которой смогут в полной мере, без препятствий, реализовывать свои энергетические проекты.

Относительно новым вызовом для стран региона является угроза возникновения дестабилизации в случае смены власти в политически неокрепших государствах Центральной Азии. Эта угроза при­обрела реальные очертания после волны «цветных революций», прокатившейся по всему постсовет­скому пространству.

Так же как и остальные проблемы безопасности в Центральной Азии, угроза политической де­стабилизации основывается на сложной социально-экономической обстановке в стране, наличии в обществе большого числа внутренних противоречий. Политическая модернизация страны, формиро­вание дееспособных политических институтов и создание механизмов преемственности власти — все это могло бы стать решением сложившейся проблемы, способствовавшим укреплению основ безо­пасности в Центральной Азии.

Стратегии безопасности в Центральной Азии

На формирование системы безопасности в Центральной Азии ориентированы проекты России, США и Китая.

Вопросы безопасности являются основными для таких организаций, действующих на постсовет­ском пространстве, как СНГ, ОДКБ и ШОС. Эти объединения являются для Москвы механизмом ко­ординации и сотрудничества в выполнении совместно принятых решений, и, несмотря на то, что формально организации преследуют разные цели, на деле их функции часто совпадают. Обращает на себя внимание и тот факт, что органы управления организаций также схожи. Представляется, что разделение «зон ответственности» между ОДКБ, СНГ и ШОС способствует более действенному ре­шению проблем безопасности в Центральной Азии.

Говоря о конкретных проектах в области безопасности, разработанных в рамках организаций, стоит заметить, что они также часто дублируются в других форматах. Например, в СНГ существует три проекта обеспечения безопасности в Центральной Азии: единая система ПВО, миротворческая деятельность и Антитеррористический центр СНГ. Между тем Региональная антитеррористическая структура также была создана и в ШОС, а в рамках ОДКБ действует общая система ПВО [6]. Данное обстоятельство позволяет сделать вывод о том, что функции СНГ в сфере обеспечения безопасности частично переходят к другим организациям. И, несмотря на то, что уже действующие под эгидой СНГ проекты свернуты не будут, решение вопросов безопасности в центральноазиатском регионе, по-видимому, перейдет к ОДКБ и ШОС.

Шанхайская организация отражает стратегию безопасности в Центральной Азии не только Рос­сии, но и Китая. Это и стало причиной внутренних противоречий, существующих в ШОС. Изначаль­но организация имела своей целью борьбу с «тремя видами зла»: сепаратизмом, экстремизмом и тер­роризмом. Постепенно эти проблемы утратили актуальность для большинства стран Центральной Азии. Общей для всех членов «шанхайской пятерки» остается только проблема религиозного экстре­мизма. Однако организация оперативно реагирует и на новые вызовы безопасности и демонстрирует готовность взять на себя ответственность и за обеспечение безопасности в Центральной Азии, и за общее развитие региона.

В частности, ШОС развивает проект создания Энергетического клуба, который должен стать со­ставной частью системы безопасности на пространстве Центральной Азии [6].

Активные усилия прилагает организация и к борьбе с наркоторговлей и контрабандой наркоти­ков из Афганистана. Однако решение столь масштабной проблемы вряд ли возможно усилиями од­ной организации.

Еще не вполне окрепшая Шанхайская организация в целом добивается определенных успехов в области обеспечения безопасности в регионе. На данном этапе ей необходимо укрепиться, разрешить внутренние противоречия и сделать ставку не на расширение, а на интеграцию. Принятие в ряды ШОС новых членов, о чем так много говорят в последнее время, способно лишь раскачать и без того хрупкий баланс сил в организации и привести к дестабилизации обстановки в центральноазиатском регионе, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

В отличие от ШОС, соединяющей и экономические, и военно-политические функции, ОДКБ яв­ляется своеобразным институтом безопасности, в зону ответственности которого входят как тради­ционные, так и новые угрозы и вызовы в Центральной Азии. Помимо решения пограничных проблем и предотвращения внешнеполитической угрозы, ОДКБ решает такие важнейшие проблемы, как борьба с наркотрафиком, для чего ежегодно проводит спецоперацию «Канал» [7].

США, для которых Центральная Азия является стратегически важным регионом, также заинтере­сованы в сохранении стабильности на ее территории. Стратегией безопасности США в Центральной Азии стало размещение военных сил НАТО в центральноазиатских государствах после 11 сентября 2001 г. И хотя Центральная Азия является центром пересечения геополитических интересов США, Рос­сии и Китая, эти государства понимают опасность дестабилизации обстановки в регионе и, пусть от­дельно друг от друга, предпринимают шаги к решению проблем безопасности в Центральной Азии.

Список литературы

1      Репортаж о наркотрафике в Европу, март 2010. euronews.com

2       Сассер А. Восход афганского полумесяца // Internationale Politik (Berlin, русская версия). — 2009. — № 5. — С. 9.

3      Яшлавский А. ХАМАС и геополитические процессы на Ближнем Востоке // Мировая экономика и международные отношения. — 2009. — № 5. — С. 32.

4       fergana.ru

5       Islamists in Afghanistan and Somali. euronews.com

6       sco.org

7       dkb.gov.ru

Фамилия автора: А.С.Суинова
Год: 2010
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика