Сравнительно-правовой анализ законодательства о конкуренции стран Северной Америки и Европейского Союза

Основным элементом экономической системы государства с рыночной формой хозяйствования является свободная конкуренция. Государственная поддержка конкуренции, ограничение монополи­стических тенденций и воспрепятствование монополистическим правонарушениям возведены в ранг наиболее приоритетных направлений деятельности государства по построению и поддержанию эф­фективной рыночной экономики.

Несмотря на то, что рыночная экономика базируется на принципе саморегуляции рынка, госу­дарственное воздействие на процессы конкуренции, а также антимонопольное регулирование признаны сегодня объективной необходимостью как в странах, только вставших на путь построения ры­ночной экономики, так и в тех, где уже в течение десятилетий накоплен опыт жизни в «рыночной среде».

В связи с этим в правовой науке существует активный интерес к вопросам государственно­правового регулирования конкуренции и ограничения монополистической деятельности.

Как и при проведении любого научно-правового исследования, в исследовании законодательства о конкуренции и вопросов государственного антимонопольного регулирования необходим сравни­тельно-правовой метод, который позволит выявить общие закономерности развития законодательст­ва о конкуренции и способов правового регулирования рыночных отношений, поскольку только та­кое сравнение позволяет разграничить общее и особенное, случайное и закономерное.

Помимо чисто познавательных, сравнительно-правовой анализ законодательства о конкуренции преследует и практические цели: способствовать сближению и унификации законодательства раз­личных государств в области регулирования конкуренции и разработать предложения по совершен­ствованию собственной, национальной системы права на основе изучения правового опыта зарубеж­ных государств.

Очевидно, что опыт государств с развитой рыночной экономикой в области законодательного регулирования конкуренции является чрезвычайно познавательным, однако не всегда применимым на практике, поскольку зачастую не носил позитивный характер. В истории становления законода­тельства о конкуренции различных государств присутствовали и неоднозначные, спорные моменты.

Появление понятия «законодательство о конкуренции» связано с развитием отношений рыночного типа в отдельных государствах и с новыми явлениями в международном рыночном сотрудничестве. В основе понятия «законодательство о конкуренции» лежит антимонопольное законодательство различ­ных государств. Анализ такого законодательства позволяет выделить типы правового регулирования рыночных отношений в различных странах. Первый тип регулирования основан на подчинении анти­монопольному регулированию всех правоотношений, возникающих на рынке, второй — построен на принятии отдельных законов для регулирования конкретного вида правоотношений.

Развитие законодательства о конкуренции отдельных государств нельзя рассматривать в совре­менных условиях без учета норм, регулирующих международное экономическое сотрудничество. Ярким примером таких норм является законодательство о конкуренции Европейского Союза (далее —   ЕС), которое, помимо того, что имеет прямое действие, также направлено на унификацию нацио­нального законодательства стран, участвующих в ЕС. Какими бы различными ни были антимоно­польные законы отдельных государств, в каждом из них предметом регулирования являются отноше­ния, связанные с определением условий конкуренции на рынке и осуществлением контроля за со­блюдением этих условий участниками рыночных отношений. В антимонопольном законодательстве любого государства предусматриваются нормы, определяющие порядок вмешательства государства в гражданско-правовые или экономические отношения. По степени развития и активности применения законодательства о конкуренции к отношениям различного рода, по степени активности антимоно­польных органов в регулировании конкретных ситуаций, складывающихся на рынке, можно судить о степени развитости рыночных отношений в том или ином государстве.

К примеру, рассмотрим законодательство Соединенных Штатов Америки, опыт которых в об­ласти антимонопольной борьбы составляет более ста лет. Именно антитрестовское законодательство США признано отправной точкой в мировом развитии антимонопольного регулирования.

Как уже было сказано, правовое регулирование конкуренции в США осуществляется путем за­конодательного запрета монополий, признания их изначально незаконными. Основу антимонополь­ного законодательства США составляют Закон Шермана 1890 г., Закон Клейтона 1914 г. и Закон о Федеральной комиссии по торговле 1914 г.

В конце XIX в. США пребывали на пике наивысшего развития политики государственного не­вмешательства в хозяйственную деятельность. Эта доктрина, провозглашенная еще классиками поли­тической экономики А.Смиттом, Д.Рикардо и другими идеологами свободного рынка, была законо­дательно закреплена принятой в 1791 г. пятой поправкой к Конституции США, которая гласила, что никто не может быть лишен имущества «без законного судебного разбирательства». Эта поправка на момент принятия носила чисто процессуальный смысл, а впоследствии, в результате распространи­тельного толкования федеральных судов, приобрела материально-правовой смысл [1]. Принятие в 1868 г. 14-й поправки к Конституции [1] еще сильнее укрепило теорию невмешательства. Данная по­правка, аналогично пятой, была истолкована в судебной практике как запрет для властей Штатов из­давать законы, регулирующие предпринимательскую деятельность, хотя изначально предназначалась для обеспечения защиты прав чернокожего населения.

Такая ситуация неизбежно создала благоприятную почву для появления самых различных видов монополистической практики. На рынке повсеместно стали происходить слияния компаний в раз­личных формах, которые со временем, эволюционируя, преобразовались в так называемые тресты. Тресты представляли собой соглашения, через которые собственники акций нескольких компаний передавали их (акции) группе управленцев, а взамен получали сертификаты, удостоверяющие их право на долю в общей прибыли совместно управляемых компаний. Со временем тресты получили широкое распространение и огромную монопольную власть. Недовольство в отношении трестов рос­ло и вскоре трестом стали называть все формы подозрительных соглашений. Слово «трест» фактиче­ски стало употребляться в качестве синонима слова «монополия», хотя на самом деле оно характери­зовало лишь одну из форм господства монополистов.

Отсутствие у государства правовой возможности остановить распространение монополий и вла­стно урегулировать деятельность уже существующих привело к росту числа вопиющих злоупотреб­лений. К концу 1880-х гг. в США были монополизированы все основные отрасли промышленности: нефтяная, сахарная, производства виски, производства свинца, хлопкового и льняного масла и т.д. В результате в обществе была разрушена вера в нерегулируемые рынки, появилось большое количе­ство противников трестов, атаковавших их в судебных процессах с различных позиций. Защитников тресты имели мало, общество требовало от властей уничтожения их власти.

Начиная с 1888 г. и власти, и ученые сосредоточились на том, как ограничить беспредельную власть трестов, не разрушив при этом бизнес и не сокращая рабочие места. Ученые-экономисты вы­ступали против запретов, поскольку считали появление трестов естественным результатом конкурен­ции. Юристы же рекомендовали законодательное запрещение трестов и других монополий и объеди­нений, по которым общее право отрицало принуждение. Таким образом, перед Конгрессом США стояла сложная задача — найти точки соприкосновения у этих двух противоположных позиций.

Основным историческим событием в урегулировании вопросов трестов стал знаменитый анти­монопольный Закон Шермана, названный по имени автора законопроекта. Этот акт был принят пер­вым из основных антитрестовских актов США.

Согласно положениям Закона Шермана «любой контракт, объединение в форме треста или в другом виде, — сговор, направленный на ограничение торговли или коммерции между несколькими штатами или с иностранными государствами» (ст.1) [2; 122], а «каждое лицо, монополизирующее или пытающееся монополизировать любую отрасль торговли или коммерции между штатами или ино­странными государствами, или вступающее с этой целью в союз или сговор с любым другим лицом или лицами, будет считаться виновным в нарушении закона, совершении уголовного преступле­ния» [2; 123].

Особенностью Закона Шермана является, скорее, запретительный, чем предписывающий под­ход. В нем отсутствовали нормы, регламентирующие положительное административное регулирова­ние отношений на рынке. Торговые ограничения, согласно Закону Шермана, были наказуемы как уголовно-правовые деяния. В целом Закон Шермана был достаточно жестким, часто его чрезмерной жесткостью достигался противоположный эффект.

Другой проблемой исследуемого акта было то, что он не предотвращал монополизацию на осно­ве системы участия. Это упущение породило распространение холдингов: создавалась материнская компания, участвовала в дочерних, а дочерние, в свою очередь, участвовали в капиталах внучатых и т.д. Кроме этого, Закон Шермана запрещал только письменные (но не устные) соглашения, что обу­словило распространение практики «джентльменских соглашений». Однако ценность введения в дей­ствие Акта Шермана не может быть умалена указанными недоработками законодателя, поскольку этим законом были внедрены администрирование и принуждение в область рыночных отношений, ранее не подвергавшихся никакому регулированию [3; 116].

Следующим этапом развития антитрестовского законодательства США стало принятие в 1914 г. Закона Клейтона. По сравнению с Законом Шермана, объявлявшим незаконными монополистические действия по факту их совершения, Закон Клейтона базировался на необходимости предотвращения монополизации. Закон Клейтона был направлен против определенных видов поведения, влекущих нарушения системы и позволяющих получить монополистическую прибыль. В нем также содержался запрет на слияние компаний, если такое слияние могло снизить уровень конкуренции и создать ре­альную или потенциальную угрозу появления монополии. То, что ранее действовавшее законода­тельство не позволяло четко классифицировать незаконные предпринимательские действия, а суды в силу его действия имели полную свободу трактовки по-своему, породило потребность в разработке точного перечня незаконных действий. Данная потребность была удовлетворена путем включения такого перечня в Закон Клейтона [2; 47]. В него были включены следующие деяния:

1)   ценовая дискриминация — продажа одного и того же товара по различным ценам покупате­лям в одинаковой ситуации (ст. 2);

2)   связывающие и исключительные условия при заключении контракта (ст. 3);

3)   приобретение конкурирующих компаний через корпоративные слияния (ст. 7);

4)   перекрестное управление — одни и те же члены в директоратах конкурирующих компаний [2; 55].

Особо следует указать на то, что Законом Клейтона перечисленные выше действия хоть и за­прещались, но были выведены из круга уголовно наказуемых деяний. Каждое из этих правонаруше­ний запрещалось только тогда, когда в результате их осуществления могла быть значительно ослаб­лена конкуренция или возникнуть угроза появления монополии в каком-либо секторе рынка.

Сравнительный анализ положений Законов Шермана и Клейтона позволяет сделать вывод о том, что нормы второго во многом были призваны смягчить положения Акта Шермана. В частности, За­кон Клейтона был направлен только против объединений, неразумных с экономической точки зре­ния.

«Разумная гибкость» и «мудрость» положений Закона Шермана до сих пор рассматриваются в качестве особенно высоких достоинств этого акта, в качестве того свойства, которое делает его осно­вой «антитрестовской политики» США.

Однако ограниченность Закона Шермана в первые два десятилетия его воздействия была на­столько очевидна, что конгресс и правительство США время от времени вновь стали прибегать к ан­титрестовским маневрам, внося некоторые незначительные второстепенные изменения и дополнения к этому закону. После президентских выборов 1912 г. президент Вудро Вильсон в своем послании к конгрессу в январе 1914 г. предложил реформу антитрестовского законодательства. Вильсон говорил о преодолении неопределенности Закона Шермана путем запрещения некоторых форм предпринима­тельских действий, ведущих к уничтожению конкуренции и установлению монополий, но вместе с тем подчеркивал необходимость охраны интересов «здоровых объединений». На базе этих предло­жений конгресс в 1914 г. принял два новых антитрестовских закона — «Акт о федеральной торговой комиссии» и «Акт, дополняющий существующие законы против незаконных ограничений и монопо­лий и других целей» [6].

В США имеется наличие двух основных органов, осуществляющих контроль за соблюдением антитрестовского законодательства — Федеральная торговая комиссия (далее — ФТК) и Министер­ство юстиции США. Основная идея «Акта о федеральной торговой комиссии», как это было провоз­глашено законодателем и признается до настоящего времени американскими юристами, — защита конкуренции. Федеральная торговая комиссия, образованная в 1914 г. соответствующим законом, и представляет собой независимый административный орган, обладающий специальными полномо­чиями в области применения антитрестовского законодательства, недопущения монополизации, пре­сечения недобросовестной конкуренции и нарушений прав потребителей. ФТК проводит расследова­ние нарушений законодательства по собственной инициативе, по заявлению Генерального прокурора, указаниям президента или Конгресса, жалобам частных лиц. ФТК имеет право возбуждать иски и выдавать предписания о прекращении нарушений законодательства, требовать представление всей необходимой информации, обращаться в окружные суды и к административным судьям с целью при­нуждения к исполнению предписаний и наложения гражданско-правовых взысканий.

Три исследованных акта США составляют круг базисных антимонопольных концепций. Осталь­ная же часть антимонопольного законодательства Соединенных Штатов Америки заключалась и за­ключается в их детальной разработке.

Кроме федерального антимонопольного законодательства, многие штаты приняли свои антимо­нопольные законы, которые зачастую значительно различаются как с федеральным законодательст­вом, так и с законодательством других штатов. Такая ситуация является крайне неудобной для пред­принимателей, осуществляющих свою деятельность в нескольких штатах, так как велика вероятность того, что товары и услуги, пересекая границу, не попали бы в иной правовой режим, где сделка регу­лировалась бы иначе.

Важную роль в системе антитрестовского законодательства США играют ведомственные акты органов исполнительной власти, издаваемые в форме инструкций. Данные инструкции одновременно обобщают опыт применения антитрестовского законодательства и информируют предпринимателей о возможной линии повеления на рынке. Инструкции периодически изменяются, отражая достигну­тый опыт применения антитрестовского законодательства. В США, к примеру, действует инструкция «О слияниях» (последняя редакция — 1997 г.), инструкция по применению антитрестовского законо­дательства к случаям совместного предпринимательства (была принята в 1977 г., на сегодняшний день действует в редакции 1995 г.).

В основе законодательства о конкуренции Канады лежит Закон о проведении расследования случаев объединений, монополий, трестов и слияний 1986 г. [4]. Принятие этого закона, именуемого как Закон о конкуренции, было завершением реформы антимонопольного законодательства. До ре­формы законодательства о конкуренции монополистическая деятельность рассматривалась как уго­ловное преступление и насчитывалось всего 15 случаев расследований монополистической деятель­ности, из которых лишь в одном случае были приняты меры воздействия.

Принятый 19 июня 1986 г. Закон о конкуренции завершил второй этап реформы законодательст­ва о конкуренции Канады [4]. Завершением первого этапа было принятие Закона о проведении рас­следований случаев объединений, монополий трестов и слияний 1976 г. Помимо того, что было из­менено название антимонопольного закона, в новом законодательстве была введена процедура рас­следования случаев злоупотребления доминирующим положением на рынке и существовавший на первом этапе антимонопольный орган (Restrictive Trade Practice Commission) был заменен Админист­ративным судом (Tribunal).

Закон о конкуренции состоит из следующих разделов: толкование основных понятий и определение сферы применения закона (ст.1-5); процедура расследования (ст.6-17); процедура принятия решения (ст.18-24); общие положения (антимонопольного регулирования) (ст.25-30); специальные санкции (ст.31-36); компетенция Комиссии (ст.37-44); нарушения конкуренции (ст.45-62); другие нарушения (ст.63-74); общие положения о монопольных ситуациях (ст.75-79) [4].

Закон о конкуренции запрещает злоупотребление доминирующим положением и дает определение этому правонарушению путем перечисления конкретных антиконкурентных действий, относимых к категории злоупотребления доминирующим положением. К таким действиям, в частности, относятся: 1) захват части рынка вертикально интегрированным поставщиком в целях вы­теснения неинтегрированного покупателя, конкурирующего с поставщиком; 2) приобретение поставщиком покупателя, способного конкурировать с поставщиком с целью ограничить доступ на рынок путем устранения конкурента; 3) использование преимущественного права на покупку с целью изымания с рынка ограниченной части ресурсов, необходимых для осуществления производства;

1)   скупка товаров с целью предотвратить снижение цен; 5) установление требования к качеству товаров, не совместимых с качеством товаров, выпускаемых конкурентом, с целью ограничить доступ на рынок или устранить конкурента с рынка; 6) продажа товаров по цене ниже продажной стоимости, чтобы дисциплинировать или устранить конкурента; 7) предъявление требования к поставщику первоочеродной продажи конкретным покупателям с целью ограничить доступ на рынок конкурентам и увеличить свою долю на рынке.

Проведение политики конкуренции во внешнеэкономической деятельности выразилось в принятии своего рода антимонопольного закона для рынка капиталов — закона об инвестициях в Канаде 1985 г. [4]. История принятия этого закона связана с поиском решения проблемы правового регулирования иностранных инвестиций в стране. Для того чтобы защитить национальный рынок от экономически более сильных и более конкурентоспособных американских компаний, Канада в 1973 г. приняла закон об иностранных инвестициях [4]. Принятие этого закона послужило поводом для обвинения канадского правительства в проведении политики протекционизма, противоречащей условиям соглашений, подписанных в рамках действия Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ) (прообраз Всемирной торговой организации (ВТО), участником которых была Канада. Действительно, в редакции закона об иностранных инвестициях 1973 г. угадывалась модель правового регулирования иностранных инвестиций, характерная для стран Латинской Америки в 1970-е гг. В редакции 1985 г. закон об инвестициях в Канаде соответствует модели закона о конкуренции.

Закон об инвестициях в Канаде [4] свидетельствует о новом направлении в развитии законодательства об иностранных инвестициях.Он является частью системы законодательных актов, объединенных по одному принцину — защита условий конкуренции на национальном рынке. В основе указанных законов лежит закон о конкуренции 1986 г. (Competition Act, 1986) [4]. Действия государства, осуществляемые в рамках закона и направленные на сохранение условий конкуренций, не могут носить дискриминационного харектера, т.е. быть направлены против определенной категории участников рынка, в данном случае против иностранных инвесторов.

Основным содержанием закона об инвестициях в Канаде является процедура принятия решения (review) уполномоченным органом государства относительно влияния инвестиций на состояние национального рынка. Вопросы деятельности уполномоченного государственного органа и нормы, регулирующие процедуру регистрации инвестиций, составляют содержание шести из перечисленных девяти разделов закона. Закон Канады предусматривает ответственность за нарушение правил конкуренции на канадском рынке инвестиций частными инвесторами.

К законодательству о конкуренции Европейского Союза относятся Римский договор об учреждении Европейского экономического сообщества 1957 г. (далее — Римский договор) [5; 320], а также нормативные акты органов Европейского Союза, директивы и регламенты Совета ЕЭС и комиссии Европейского Союза.

Статьи 85-94 Римского договора включают основные принципы регулирования (substantive prin­ciples of law), или законодательство ЕС. В статье 87 определен порядок реализации этих принципов путем принятия регламентов или директив по решению Совета ЕС на основании предложений Комиссии. Статьи 88 и 89 предусматривают ответственность государств — членов УС и Комиссии за соблюдение принципов регулирования конкуренции, содержащихся в ст.ст. 85 и 86 Римского договора. Статьи 90-94 содержат нормы, определяющие порядок регулирования государственных предприятий (ст. 90), оказания предприятиям государственной помощи (субсидий) в той или иной форме (ст.ст. 92-94). Статья 91 регулирует отношения, связанные с демпингом [5; 318].

Основа законодательства ЕС в форме регламентов и директив, предусматривающих механизм реализации принципов регулирования, содержится в ст.ст. 85 и 86 Римского договора [5; 318].

Первый Регламент, принятый в целях реализации принципов законодательства ЕС о конкуренции, касался процедуры расследования. Это был Регламент 17 1962 г. [5; 321]. Комиссия ЕС является органом ЕС, частью институционального механизма европейского общего рынка. Ее функции как главного исполнительного органа ЕС определены ст.155 Римского договора [5; 331]. Две из четырех перечисленных в данной статье функции (гарантия применения положений Римского договора и обладание собственными полномочиями принимать решения) непосредственно относились к тому позразделению Комиссии, на которое возлагалась ответственность за реализацию ст.ст.85-94 Римского договора, т.е. законодательству о конкуренции. Генеральная дирекция — IV с самого начала приняла на себя ответственность за исполнение законодательства о конкуренции ЕС. Регламент 17 1962 г. [5; 331], дополненный Регламентом 2281/71 в 1971 г. [5; 322], предоставил комиссии необходимые полномочия проводить расследования для установления фактов доминирования на рынке и злоупотреблений доминирующим положением.

Большую группу нормативных актов, относящихся к законодательству о конкуренции, составляют регламенты, устанавливающие исключения из общего правила о запрещении, предусмотренном в ст. 85 п. 1 Римского договора, — «блок исключений». В первом из этой группы регламентов в Регламенте Совета 19/65 [5; 322] были сформулированы нормы, касающиеся двух типов соглашений, в отношении которых не должно применяться положение п.1 ст.85 Римского договора. Это соглашения в области распределения и сбыта товаров и соглашения, касающиеся приобретения и пользования исключительными правами на промышленную собственность (патенты, полезные модели, чертеж, товарные знаки). Регламенты Совета 2821/71 и 2822/71 касаются соглашений о специализации [5; 322]. Регламент Комиссии 4087/88 регулирует соглашения франчайзинга, Регламент Комиссии 556/89 — лицензионные соглашения, касающиеся передачи ноу- хау, Регламент 240/96 — соглашения о передаче технологии, Регламенты Совета 4064/89 и 1310/97 — соглашения о концентрациях.

В ЕС органом, ответственным за исполнение законодательства о конкуренции, является Комиссия Европейских Сообществ (Commission of European Communities), которая состоит из 20 человек, стоящих во главе 24 Генеральных директоратов (Directorates General). Члены Комиссии Европейских Сообществ назначаются государствами-членами ЕС, однако исполнение членом Комиссии своих обязанностей не означает представление интересов государства, назначившего члена Комиссии. Главным действующим лицом в Комиссии Европейских Сообществ в части исполнения законодательства и политики конкуренции в Европейском Союзе является Генеральная дирекция — IV (Directorates General IV). Комиссия реализует политику конкуренции в рамках, определяемых законодательным органом ЕС — Советом министров, объединяющим представителей государств- членов.

Решения, принимаемые Комиссией, подлежат обсуждению в Консультативном комитете по ограничительной практике и монополиям (Advisory Committee on Restrictive Practices and Monopolies), состоящем из официальных представителей государств-членов. Консультативный комитет комментирует принимаемые Комиссией решения, однако не может изменять принимаемое Комиссией решение или повлиять на его характер. Решения Комиссии могут быть обжалованы в Европейском Суде первой инстанции.

Как видно из приведенного обзора зарубежного опыта в области антимонопольного регулирова­ния, процесс становления и развития системы антимонопольного регулирования в государствах Се­верной Америки и Европейского Союза различен. Их несхожесть прослеживается и по сегодняшний день. Национальная специфика, традиции и особенности правовой культуры обусловливают раз­личные подходы к регулированию конкурентных отношений.

Проведенный анализ зарубежного опыта в области антимонопольного регулирования показыва­ет, что противоречия между тенденцией к монополизации и необходимостью обеспечения конкурен­ции преодолеваются правовыми методами и, в первую очередь, государственным регулированием.

Предоставляя свободу действий для рыночных сил, государство должно сдерживать лишь край­ние проявления рыночной стихии, а именно: ограничивать чрезмерную монополизацию и, вместе с тем, предпринимать меры, направленные на поддержку и поощрение конкуренции в сфере предпри­нимательства. При такой структуре, с одной стороны, рынок в значительной степени оказывается прогнозируемым и управляемым, с другой — сохраняет конкурентные отношения, что открывает простор для предпринимательской деятельности и принятия эффективных решений.

Несмотря на то, что антимонопольное регулирование различных стран мира обладает сущест­венными отличиями, они имеют и общие цели, такие как:

  • -   защита и поощрение конкуренции;
  • -   контроль за хозяйствующими субъектами, занимающими доминирующее положение;
  • -   контроль над процессами концентрации (слияниями, поглощениями) производства;
  • -   контроль над ценообразованием;
  • -   защита интересов и содействие малому и среднему предпринимательству;
  • -   защита прав и интересов потребителей.

Необходимо отметить, что достижение этих целей ведет к стабилизации экономической ситуа­ции в стране, т.е. к более рациональному использованию производственных ресурсов, снятию пре­град для течения финансовых средств, пресечению злоупотреблений на рынке.

Кроме того, сравнительно-правовой анализ показывает не только сходство целей антимонополь­ного регулирования, но и сходство в определении монополистической деятельности. Так, незакон­ными признаются действия на рынке, направленные на:

-   территориальный раздел рынков;

-   отказ от осуществления сделок с конкурентами;

-   привязку потребителей или продавцов к определенным источникам снабжения;

-   поглощение и слияние, если это ведет к созданию или усилению монопольного положения;

-   установление согласованных цен и скидок с них.

Однако методы борьбы с монополизмом, используемые в различных странах, весьма дифферен­цированы и применяются, как правило, с учетом национальных особенностей государства.

Список литературы

  1. Constitution of the United States of America. Analyses and interpretation. — Washington, 1953.
  2. Flynn John J., First Harry. Antitrust Statues, treaties, regulations, guidelines, policies. — Washington, 1995. — 389 p.
  3. МозолинВ.П. Корпорации, монополии и право США. — М.: Изд-во МГУ, 1966. — 328 с.
  4. Revised Statute of Canada. 1985 Vol. II. // laws-lois.justice.gc.ca/eng/acts/R-7.7/page.
  5. Хартли Т.К. Основы права Европейского сообщества. — М., 1998. — 485 с.
  6. Department of Justice and Federal Trade Commission. 1992 // International Business Law Materials. — 1992. — № 1.
Фамилия автора: Карибаева А.Е.
Год: 2011
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика