Психолингвистический эксперимент как средство определения смыслового наполнения концепта

Смысловое содержание концепта зависит от сложившихся в данной лингвокультуре аксиологических представлений и их преломления в индивидуальном сознании. Последнее нередко выявляется методом психолингвистических экспериментов — свободного ассоциативного, направленного ассоциативного и др., которые позволяют сделать срез современных реакций на исследуемый концепт.

Психолингвистический подход к изучению концепта основан на понятиях об ассоциации и ассо­циативном значении слова. А. А.Залевская считает, что понятие ассоциативного подхода сформиро­валось в ходе поисков специфической внутренней структуры слова, глубинной модели связей и от­ношений между речевыми высказываниями, которая складывается у человека через речь и мышле­ние, лежит в основе «когнитивной организации» его многостороннего опыта и может быть обнару­жена через анализ ассоциативных связей слова [1; 164].

Ассоциативные эксперименты относятся к числу давно применяемых и достаточно широко распространенных методов исследования в психолингвистике для изучения психологического, категориального и предметного значения слова, а также в процессе межъязыковых и межкультурных исследований.

Подобная популярность ассоциативного эксперимента объясняется рядом причин. Прежде всего, можно отметить относительно простую технику проведения, не требующую лабораторных условий и специальной аппаратуры, а также возможность вовлечения большого количества испытуемых. Для проведения психолингвистических исследований важна массовость, поскольку при достаточном ко­личестве информантов реакции, полученные в ходе ассоциативного эксперимента, демонстрируют обширную картину связей как семантических, так и формальных, объективно существующих в со­знании носителя языка [2, 3]. Еще одной значимой причиной является специфика работы со словом (изолированность слова-стимула), которая исключает влияние речевого контекста на реакции испы­туемых и позволяет экспериментатору получить достаточно объективные данные о том, «какие именно признаки стимула оказываются наиболее актуальными при его идентификации и вызывают активацию соответствующих связей в лексиконе» [3; 18]. В научной литературе отмечается, что: «Ес­ли нам нужно найти метод, с наибольшей объективностью позволяющий вскрыть «культурную» спе­цифику словарных единиц, вскрыть те побочные, непосредственно не релевантные для обобщения семантические связи, которые имеет данное слово, его семантические «обертоны», — без сомнения, таким методом является ассоциативный эксперимент, а ближайшим источником на этот счет — сло­варь ассоциативных норм» [4; 14].

Первоначально ассоциативные эксперименты ставились зарубежными психологами в целях изучения процессов восприятия, запоминания, обобщения и синтеза, к примеру, в исследованиях К.Юнга, Ч.Осгуда и других. Советскими учеными ассоциативные эксперименты стали использоваться как средство доступа к языковому сознанию, применялись при изучении семантической структуры слов [1, 5, 6 и др.].

Ассоциации, являясь овнешнениями неосознаваемых слоев образов сознания, способны моделировать вербальную память и языковое сознание «усредненного» носителя языка. Они репрезентируют феномен массового сознания носителей определенного языка и оказываются способными убедительно выявлять национально-культурную специфику образов сознания носителей разных лингвокультурных сообществ [7; 83].

Как отмечают З.Д.Попова, И.А.Стернин, исследование языкового сознания предполагает, что в процессе изучения единиц языка и языковых структур выявляется их психологически реальное содержание — в каком реальном, «психологически достоверном» наборе семантических компонентов то или иное значение существует в сознании этноса, хранится в его языковой памяти, в каких отношениях по яркости и актуальности находятся между собой отдельные смысловые компоненты, образующие семантику слова, каковы реальные смысловые связи слов и структур в языковой памяти человека [8; 43]. Мы решили экспериментальным путем выявить наиболее типич­ные ассоциации на концепт «время».

С целью анализа ассоциаций со словами уақыт, время нами был проведен свободный ассоциативный эксперимент с регистрацией цепи ответов, выданных за определенный промежуток времени, или эксперимент с продолжающейся реакцией, в котором приняли участие студенты казахского (60 человек) и русского (60 человек) отделений университетов г.Алматы. Испытуемым предлагалось дать столько реакций (слов) на слово-стимул уақыт/время, сколько они смогут или успеют воспроизвести за пять минут.

Хочется отметить, что достоверность, результативность эксперимента зависит и от методически правильного составления анкеты, которая предусматривает исключение разночтений в формулиров­ках заданий, вопросов, в отборе слов-стимулов и т. п. Анкета должна быть понятной, язык доступным, формулировки заданий не должны осложняться громоздкими научными терминами. Кроме того, ан­кета должна заинтересовать респондента, привлечь его внимание. Для этого можно использовать раз­личные иллюстрации и красочное оформление. Чем проще и понятней анкета, тем больше шансов получить достоверный результат. Одно из обязательных условий: наличие введения, предваряющего само задание, составленное таким образом, чтобы респондент почувствовал свою значимость при проведении эксперимента, проникся его идеей. Человек, участвующий в эксперименте, должен по­нять всю серьезность и необходимость проведения данного исследования. [9; 12].

При этом общая цель была конкретизирована следующим образом: выявить и описать универсальную и национально-культурную специфику восприятия слова-стимула уақыт/время как фрагмента языковой картины мира носителей разных языков, в соответствии с чем в задачи экспери­мента входило:

- определить наиболее частотные реакции на слово-стимул уақыт/время;

- отметить факты совпадения реакций носителей разных — русского и казахского — языковых сознаний;

-    выявить и описать частотные реакции, составляющие ядро концептов уақыт/время;

-  проанализировать наличие последовательно поступающих ассоциаций в ответах респондентов. В ходе эксперимента получены следующие результаты. Стимул «уақыт» (анкеты, заполненные

на казахском языке) вызвал всего 239 реакций, из них:

227 слов: күн (день) — 18; ай (месяц, луна) — 17; жыл (год) — 15; қазір (сейчас) — 15; сағат (ча­сы) — 13; түн (ночь) — 13; жазда (летом) — 12; кеш (вечер) — 12; бүгін (сегодня) — 11; ғасыр (век) — 11; күнтізбе (календарь) — 10; сосын (потом) — 8; өмір (жизнь) — 8; мезгіл (период) — 8; заман (эпоха) — 7; сәрсенбі (среда) — 7; жоқ — 6; анда-санда (иногда) — 6; түнжарым (полночь) — 5; қиын (трудно, трудный) — 4; кәрілік (старость) — 4; жылдам — 3; ертемен (с раннего утра) — 3; мерзім (срок) — 2; кешігу — 2, кемпір (старуха) — 1; немере (внук) — 1; алтын (золото) — 1; күміс (серебро) — 1; ұйқы — 1; өлшелі (измеряемо) — 1, күнде (каждый день) — 1;

5 словосочетаний: тез бол, кешігіп қалма, ертеңгі күн, түстен кейін, студенттік өмір;

7   предложений: Уақыт алтыннан да қымбат. Уақытты үнемдей білу керек. Менің ойыма уақыт түссе мен сабаққа барып, сабақ оқып қайту есіме түседі. Әр жүрген нәрсенің өзінің уақыты бар. Уақыт деген алтын, ол өзіне берілген уақытты дұрыс пайдалану. Уақыт деген ол — сабақ, жүрген жолың, әр нәрсені уақытымен істеген жөн. Уақытсыз күнделікті өмірің қиын.

Стимул «время» (анкеты, заполненные на русском языке) вызвал 326 реакций:

279 слов: часы (16); минута (13); секунда (12); годы (11); быстро (11); жизнь (11); сейчас (10); деньги (10); завтра (10); день (9); сегодня (9); опоздание (8); будущее (8); период (7); летом (7); час (6); спешка (6); века (6); месяцы (6); сутки (6); успех (5); бизнес (4); дела (4); дети (4); дом (4); любовь (4); старость (3); молодость (3); отдых (3); отдыхать (3); ветер (2); знакомые (1); провожде­ние (1); проспал (1); благополучие (1); благотворительность (1); новости (1); передача (1); ожида­ние (1); промежуток (1); стрелки (1); не успеваю (1); скука (1); вечность (1); бесконечность (1); рас­стояние (1); друзья (1); ожидание (1); нетерпение (1); грусть (1); печаль (1); стук (1); встреча (1); об­ласть (1); восприятие (1); ощущение (1); волна (1); прошлое (1); настоящее (1); время (1); сон (1); ле­тит (1); пролетит (1); лечение (1); свободное (1); уделить (1); вставать (1); солнце (1); жизнь (1); чело­век (1); молодой (1); старый (1); снег (1); дождь (1); поезд (1); родные (1); река (1); темп (1); быстро­та (1); пунктуальность (1); пространство (1); циферблат (1); медленно (1); веселье (1); история (1); прогнозирование (1); пятница (1); воскресенье (1); осознание (1); стрелки (1);

26 словосочетаний: времена года (3); хорошее будущее (2); свободное время (2); время рабо­ты (2); время глагола (2); приятное времяпровождение (1); быстро летящие дни (1); временное со­стояние (1); временные неприятности (1); временные проблемы (1); время суток (1); время лечит (1); достижение цели (1); ручные часы (1); хроническая нехватка времени (1); теория Эйнштейна (1); ма­шина времени (1); школьные годы (1); на старости лет (1); дряхлый старик (1);

19 предложений: Это временно (2). Который час (2)? Сколько времени? Время — часы. Время — жизнь. Время течет в будущее, также время — это настоящее, прошлое, будущее. Время — это по­спешность действий. Время прошло. Время — добиться поставленной перед собой цели! И просто жизнь... Это явление, которое мы не можем контролировать. Время невозможно остановить и потро­гать. Всем всегда мало времени. Все сразу не успеешь. «Время бежит», — говорят люди. Думаю о том, что не успею многое сделать, жизнь проходит. Время бесконечно, но не для всех.

Паремии: Делу время, а потехе — час. Время — деньги.

Выделим первые десять наиболее частотных реакций на стимул «уақыт/время» (расположенных от большего к меньшему числу испытуемых). В казахском языковом сознании (стимул «уақыт») это следующие ассоциаты: күн (день) — 18; ай (месяц, луна) — 17; жыл (год) — 15; қазір (сейчас) — 15; сағат (часы) — 13; түн (ночь) — 13; жазда (летом) — 12; кеш (вечер) — 12; бүгін (сегодня) — 11; ғасыр (век) — 11.

8   русском языковом сознании стимул «время» вызвал следующие наиболее частотные ассоциа­ции: часы (16); минута (13); секунда (12); годы (11); быстро (11); жизнь (11); сейчас (10); деньги (10); завтра (10); день (9); сегодня (9) . Вдвое большая частотность реакции «күн/день» носителей казах­ского языка по сравнению с носителями русского языка (18:9) и, следовательно, высокая частотность ее употребления в казахском языке, на наш взгляд, объясняется тем, что у лексемы «күн» два денотата — солнце и день. Поэтому в языковом сознании носителя казахского языка вне контекста актуализируются оба омонима — и күн І («солнце»), и күн ІІ («день).

Как видим, имеются совпадения не только самих реакций на стимул «уақыт/время» у испытуе­мых — носителей казахского языка и испытуемых — носителей русского языка, но и совпадение их частотности (с небольшими погрешностями, выраженными в абсолютных числах). Так, совпадают следующие ассоциаты и почти совпадает их частотность: часы — 13 — у студентов, обучающихся на казахском отделении (КО), 16 — у студентов, обучающихся на русском отделении (РО); год — 15 (КО), 11 (РО); сейчас — 15 (КО), 10 (РО); сегодня — 11 (КО), 9 (РО); день — 18 (КО), 9 (РО). Иначе

говоря, из десяти наиболее частотных реакций на предъявляемый стимул «уақыт/время» у респон­дентов — носителей казахского языка и респондентов — носителей русского языка совпало 5: сагат/часы, жыл/год, қазір/сейчас; бүгін/сегодня, күн/день, что составляет большинство наиболее частотных реакций информантов — носителей казахского и русского языков. Всего же из 326 рус­ских и 239 казахских ассоциаций совпало 105. Это, по нашему мнению, подтверждает тезис об уни­версальности категории времени и представлений о нем в языковом сознании разных этносов, тем более, что названные выше пять совпавших высокочастотных слов-реакций — сагат/часы, жыл/год, қазір/сейчас, бүгін/сегодня, күн/день — входят в список ключевых слов концепта «уақыт/время» и находятся в его ядерной зоне.

Анализ лексем, обозначающих время, позволил выделить наиболее ярко выраженные субконцепты в составе концепта «уақыт/время»: «мерзім/ұзақтық // отрезок времени/ длительность», «жылдамдық//скорость, «жас//возраст». В разрезе субконцептов реакции информантов дают следующую картину.

Субконцепт «мерзім/ұзақтық» представлен в сознании информантов, заполнивших анкеты на казахском языке, следующими реакциями: күн (день) — 18; ай (месяц, луна) — 17; жыл (год) — 15; қазір (сейчас) — 15; сағат (часы) — 13; түн (ночь) — 13; жазда (летом) — 12; кеш (вечер) — 12; бүгін (сегодня) — 11; ғасыр (век) — 11; күнтізбе (календарь) — 10; сосын (потом) — 8; мезгіл (период) — 8; заман (эпоха) — 7; сәрсенбі (среда) — 7; жоқ — 6; анда-санда (иногда) — 6; түнжарым (полночь) — 5; қиын (трудно, трудный) — 4; кәрілік (старость) — 4; жылдам — 3; ертемен (с раннего утра) — 3; мерзім (срок) — 2; кешігу — 2, кемпір (старуха) — 1; немере (внук) — 1; алтын (золото) — 1; күміс (серебро) — 1; ұйқы — 1; өлшеулі (измеряемо) — 1, күнде — 1; ертеңгі күн, түстен кейін, студенттік өмір. Менің ойыма уақыт түссе мен сабаққа барып, сабақ оқып қайту есіме түседі.

Субконцепт «жылдамдық»: жылдам — 3; тез бол; кешігу; кешігіп қалма.

Субконцепт «жас»: өмір (жизнь) — 8; кәрілік (старость) — 4; кемпір (старуха) — 1; немере (внук) — 1.

Субконцепт «отрезок времени / длительность» представлен в сознании информантов, заполнивших анкеты на русском языке, следующими реакциями: часы (16); минута (13); секунда (12); годы (11); быстро (11); жизнь (11); сейчас (10); деньги (10); завтра (10); день (9); сегодня (9); буду­щее (8); период (7); час (6); века (6); месяцы (6); сутки (6); отдых (3); отдыхать (2); новости (1); пере­дача (1); ожидание (1); промежуток (1); стрелки (1); скука (1); вечность (1); бесконечность (1); рас­стояние (1); грусть (1); печаль (1); стук (1); встреча (1); область (1); восприятие (1); ощущение (1); волна (1); прошлое (1); настоящее (1); время (1); сон (1); свободное (1); снег (1); дождь (1); простран­ство (1); циферблат (1); история (1); пятница (1); воскресенье (1); времена года (3); хорошее буду­щее (2); свободное время (2); время работы (2); приятное времяпровождение (1); быстро летящие дни (1); временное состояние (1); временные неприятности (1); временные проблемы (1); время су­ток (1); время лечит (1); достижение цели (1); ручные часы (1); хроническая нехватка времени (1); машина времени (1); школьные годы (1); Это временно (2); Который час? (2); Сколько времени? Вре­мя — часы. Время — жизнь. Время течет в будущее, также время — это настоящее, прошлое, буду­щее. И просто жизнь.   Время бесконечно, но не для всех.

Субконцепт «скорость»: быстро (5); успех (5); бизнес (4); ветер (2); провождение (1); про­спал (1); летит (1); пролетит (1); вставать (1); поезд (1); темп (1); быстрота (1); пунктуальность (1); стрелки (1); не успеваю (1); Время — это поспешность действий; Время прошло; «Время бежит», — говорят люди. Думаю о том, что не успею многое сделать, жизнь проходит.

Субконцепт «возраст»: дети (4); старость (3); молодость (3); ожидание (1); нетерпение (1); лече­ние (1); жизнь (1); человек (1); молодой (1); старый (1); родные (1); река (1); медленно (1); веселье (1);теория Эйнштейна (1); на старости лет (1); дряхлый старик (1); Время невозможно остановить и по­трогать.

Семантический анализ полученных реакций с точки зрения их отнесенности к составляющим понятийную зону субконцептам, выявление степени их частотности в языковом сознании современных казахов и русских дают возможность описания ценностной составляющей концепта «уақыт/время» в казахской и русской концептосферах. Так, если значения «длительности», «отрезка времени» ядерной зоны в казахской картине мира представлены наиболее частотными реакциями күн (день) — 18; ай (месяц, луна) — 17; жыл (год) — 15; қазір (сейчас) — 15; сағат (часы) — 13; түн (ночь) — 13; жазда (летом) — 12; кеш (вечер) — 12; бүгін (сегодня) — 11; ғасыр (век) — 11; күнтізбе (календарь) — 10; сосын (потом) — 8; мезгіл (период) — 8; заман (эпоха) — 7, то в русской картине мира более частотными и, следовательно, значимыми, оказались понятия, выражаемые словами: часы (16); минута (13); секунда (12); годы (11); летом (11); жизнь (11); сейчас (10); завтра (10); день (9); сегодня (9); будущее (8); период (7); час (6); века (6); месяцы (6); сутки (6).

Как видим, в казахском языковом сознании совсем не представлены минута (13); секунда (12); будущее (8), высокочастотные в русском языковом сознании; и 8 раз встретилось сосын («потом»), отсутствующее среди реакций на русском языке. Очевидно, такое соотношение не случайно, поскольку реакции, характеризующие субконцепт «жылдамдық/скорость», распределены так же. Среди реакций на стимул «уақыт» встретилось лишь пять, связанных с понятием «быстро»/«медленно», причем фактически единичных: жылдам (3); тез бол (1); кешігу (1); кешігіп қалма (1); өлшелі (измеряемо); в то время как на стимул «время» (на русском языке) их гораздо больше: быстро (11); успех (5); бизнес (4); ветер (2); летит (1); пролетит (1); поезд (1); темп (1); быстрота (1); пунктуальность (1); стрелки (1); быстро летящие дни; хроническая нехватка време­ни, Который час?, Сколько времени?; Время — часы. Время — деньги.

Представляется интересным то, что респонденты не ограничились однословными реакциями: стимул «уақыт/время» вызвал довольно разнообразные, порой неожиданные ассоциации. Так, в сознании казахов возникли ассоциативные связи «уақыт» — не только «алтын» (золото), но и «күміс» (серебро), и немере (внук). Возможно, сказывается генетически передаваемое ценностное отношение к серебру: прапрабабушки нынешних студенток предпочитали серебряные украшения, а понятие «внук» может репрезентировать сильные межпоколенные связи в казахской семье, когда представители трех поколений: дедушки-бабушки, родители и внуки, как правило, живут под одной крышей.

Кроме того, в анкетах немало высказываний о ценности времени, его скоротечности и необратимости: 1) «Уақыт алтыннан да қымбат», 2) «Уақытты үнемдей білу керек», 3)«Менің ойыма уақыт түссе мен сабаққа барып, сабақ оқып қайту есіме түседі», 4)«Әр жүрген нәрсенің өзінің уақыты бар», 5)«Уақыт деген алтын, ол өзіне берілген уақытты дұрыс пайдалыну керек», 6)«Уақыт деген ол — сабақ», 7)«Жүрген жолың, әр нәрсені уақытымен істеген жөн», 8)«Уақытсыз күнделікті өмірің қиын». Эти реакции наводят на мысль о том, что объективно происходящие перемены в окружающем нас, быстро меняющемся мире приводят к изменениям и в нашем сознании. Время, еще десять лет назад в казахском языковом сознании представлявшееся как «более стабиль­ное, растяжимое, длительное» [10], сегодня в умах современных казахов приравнивается по ценности золоту (№ 1, 5), серебру, поэтому любое дело нужно выполнять своевременно (№ 4, 7), рационально использовать время (№ 2), извлекать из него уроки (№ 6).

Не менее красноречивы реакции респондентов, заполнивших анкеты на русском языке: «Время — это поспешность действий» (1); «Время прошло» (2); «Время бежит», — говорят люди (3). Ду­маю о том, что не успею многое сделать, жизнь проходит (4); «Время — жизнь» (5), Время течет в будущее, также время — это настоящее, прошлое, будущее.(б) И просто жизнь...» (7). В четырех из семи приведенных высказываний (№ № 2, 3, 4, 6) отмечается динамизм и необратимость времени, в двух (№ № 5, 7) — время рассматривается как жизнь. Ассоциация времени с жизнью приводится и на уровне отдельной лексемы, присутствует и в анкетах респондентов-казахов.

Эти данные коррелируют с выводами ассоциативного эксперимента, проведенного С. В. Дмитрюком, о том, что «в сознании современного русского время, в силу устойчивости распро­страненного выражения, измеряется деньгами*, его нет или мало. У казахов понятие времени связано с его «протяженностью», «течением» [9], в то же время наблюдаются изменения в восприятии време­ни казахским языковым сознанием. В нем усматривается отношение ко времени как к ценности, ко­торую нужно беречь («алтын», «күміс», «өмір») и которой нужно разумно пользоваться («дұрыс пайдалыну керек», «сабақ»).

Универсальность времени проявилась в том, что в картине мира и казахов и русских значимыми являются: сагат/часы, жыл/год, қазір/сейчас, бүгін/сегодня, күн/день, которые входят в группу ключевых слов анализируемого концепта. Кроме того, смысловой анализ слов-ассоциатов, представленных в анкетах на казахском и русском языках, выявил три группы значений, актуализируемых стимулом «уақыт/время»: а) «мерзім/ұзақтық // отрезок времени/ длительность» (их подавляющее большинство), б) «жылдамдық//скорость» и в) «жас//возраст», выделяемых в качестве субконцептов исследуемого концепта «уақыт/время».

Как видим, языковые выражения с обозначением времени называют не только отрезок, промежу­ток, длительность времени как физической сущности, но и содержат в себе оценочный компонент, а именно показывают современное отношение субъекта ко времени: сегодня время конституируется как ценный ресурс и для него характерно чрезвычайное ускорение.

Таким образом, ассоциативное поле, по мнению психолингвистов, является отображением (в форме вербального овнешнения) языкового сознания носителя языка, поэтому его анализ предоставляет возможность получить доступ непосредственно к способам хранения образов языково­го сознания представителей разных лингвокультур. 

Список литературы

1      Залевская А.А. Введение в психолингвистику. — М.: Изд. РГГУ, 1999. — 382 с.

2      ЛеонтьевА.А. Язык, речь, речевая деятельность. — М.: Просвещение, 1969. — 214 с.

3      Ершова Т.А. Русско-немецкие ассоциативные портреты (опыт интерпретации): Дис. ... канд. филол. наук. — М.,1998. — 149 с.

4      Сикевич З.В. Социологический эксперимент. — СПб.: Изд. Санкт-Петербургского ун-та, 2000. — 370 с.

5      Тарасов Е. Ф. К построению теории межкультурного общения // Языковое сознание. Формирование и функциониро­вание. — М.: ИЯ РАН, 2000. — С. 30-35.

6      Сорокин Ю.А. Антропоцентризм vs антропофилия: доводы в пользу второго понятия // Язык, сознание, коммуника­ция. — Вып. 4. — М., 1998. — С. 5-14.

7      Дмитрюк Н.В. Свободный ассоциативный эксперимент как способ доступа к исследованию языкового сознания / Материалы Третьей междунар. науч.-практ. конф. «Слово в языке и речи», посвященной памяти д-ра филол. наук, проф. О.А.Султаньяева // Вестн. Кокшетауского гос. ун-та им. Ш.Уалиханова. Серия «Филологическая». — № 3—1. — Кокшетау, 2011. — C. 81-86.

8      Попова З.Д., Стернин И.А. Очерки по когнитивной лингвистике. — Воронеж: Истоки, 2001. — 192 с.

9      Дмитрюк С.В. Образ времени в сознании носителей русской, казахской и английской культур: Дис. ... канд. филол. наук. — М., 2001. — 193 с.

10   Боев Е.П. Идея времени в тексте // Годишник на Софийския университета. — Т. XIV, 2. — София, 1970. — С. 71-79.

Фамилия автора: Ф.Т.Саметова
Год: 2011
Город: Караганда
Категория: Филология
Яндекс.Метрика