Сопоставительная мотивология: теория и методы

Становление современных сопоставительных исследований в области лексической мотивации происходило как с зарождением теории явления мотивации слов, так и с интенсивным развитием сопоставительных исследований в мировой и казахстанской лингвистике на всех уровнях языка.

О сложности исследуемого явления свидетельствует факт расхождения в понимании лексической мотивированности между ономасиологами, представляющими мотивированность как связь между словами в момент их наименования (Н.Д.Арутюнова, И.С.Торопцев, А.А.Уфимцева и др.), семасиологами, для которых мотивированность — причинная связь между звуком и смыслом, звучанием и значением слова (Ю.Д.Апресян, В.Г.Гак, Ю.Н.Караулов и др.), и мотивологами, рассматривающими мотивированность как взаимообусловленность связи значения и звучания слова на основе соотносительности его с языковой и неязыковой действительностью (О.И.Блинова, Н. Д.Голев, В. Т.Наумов, Н.Г.Нестерова и др.). Новые перспективы в изучении явления мотивации слов открываются при сопоставительном исследовании, поскольку сопоставление, в отличие от одностороннего описания, позволяет выявить его общие, универсальные черты и обнаружить индивидуальные для каждого языка характеристики.

Появление сопоставительного аспекта мотивологии было подготовлено научными трудами по сопоставительной лексикологии И.В.Арнольд, В.Г.Гак, М.Д.Степановой, А.Е.Супруна и других, а также рядом сопоставительных работ семасиологического и ономасиологического характера. Так, законченная концепция сопоставительной семасиологии на материале русского и литовского языков изложена А.М.Гудавичюсом (1985, 1989), считающим, что сопоставительное изучение семантики лексических единиц вскрывает особенности отражения действительности в языке и способствует решению таких проблем, как соотношение мышления и языка, культуры и языка. Развитию мотивационно-сопоставительной концепции способствовало появление научных работ по сопоставительной ономасиологии, представленной работами М.М.Гинатуллина (1973), рассматривающего принципы, способы и средства номинации в русском и английском языках на материале названий птиц, В. К. Павела (1983), сопоставившего наименования птиц, грибов, растений и цветообозначений в диалектах молдавского языка, С.Г.Шафикова (1993, 1996), проанализировавшего структурно-семантические параметры русской и английской номинации, и др.

О.Е.Блинова называет сопоставительную мотивологию (СМ) дочерним научным направлением, которое «наследует всю систему исходных научных понятий описательной мотивологии: «мотивационное значение, «мотивирующая часть», «формантная часть», «мотиват», «мотиватор», «мотивема» и многие другие» [1; 65].

Методологической и онтологической базой СМ является мотивология описательная, основанная в начале 70-х годов прошлого века. В начале 90-х годов были определены основные научные понятия, методы и принципы мотивационно-сопоставительного анализа, аспекты и единицы сопоставления к разным формам и разным языкам.

Первое систематизированное представление мотивологии как науки о явлении мотивации слов дано в докторской диссертации О.И.Блиновой «Проблемы диалектной лексикологии» (Томск, 1974), где оно рассмотрено наряду с другими лексическими явлениями — явлением формального варьирования слова и явлением синонимии. Основы теории мотивологии заложены в ее монографиии «Явление мотивации слов: лексикологический аспект» (Томск, 1984) как результат разработки важнейших аспектов: онтолого-методологического, функционального, динамического, сопоставительного, лексикографического, источниковедческого. Названные аспекты получили дальнейшее развитие в трудах представителей Томской лингвистической школы: в докторских и кандидатских диссертациях. В их числе работы по сопоставительной мотивологии А.С.Филатовой, И.Е.Козловой, Н.А.Чижик, Л.В.Дубиной и других. В орбиту межъязыкового сопоставления были вовлечены различные языки: английский, французский, немецкий и др. В итоге исследования были определены общность и специфика явления мотивации слов в русском и сопоставляемых с ним языках в онтологическом, динамическом, лингвокультурологическом аспектах.

Изучение различных аспектов мотивологического анализа было связано с поставленными целями и материалом исследования. Так, «сопоставительный аспект, представленный двумя разновидностями, направлен как на выявление особенностей в каждом из рассматриваемых языков, так и на выявление общих и специфических черт в одном языке; функциональный определяет роль функциональных разновидностей языка на материале устной и письменной речи; этнолингвистический аспект изучает способы отражения в них реальной жизни этноса, его материальной и духовной культуры, тематической группы или на рассмотрение «идиоэтнической» специфики явления мотивации слов; социолингвистический аспект проливает свет на особенности отражения явления мотивированности слов в зависимости от социального статуса; психолингвистический выступает как средство экспликации языкового сознания, языковой компетенции; лексикографический аспект направлен на создание мотивационных словарей» [2; 48].

Возникновение мотивологии как нового научного направления в Казахстане связано с научной деятельностью М. Копыленко. В работе «Мотивация как фактор развития языка» им обосновывается положение о разграничении сферы этимологии и мотивологии, так как «этимология вскрывает побудительный фактор, признак, который лег в основу наименования, т.е. мотив, закономерности мотивации, наличие или отсутствие мотивированности, группировка мотивов» [2; 21].

Теоретические вопросы номинации, мотивации и мотивированности, уточнение процедур мотивационно-сопоставительного анализа получили освещение в ряде работ казахстанских ученых (Г.Уюкбаевой, О.Токхожаевой, А.Адиловой, Л.К.Жаналиной, Ж.С.Бейсеновой, Ұ.Б.Әділбаевой, Г.А.Омарбековой, Ф.Исеновой и др.).

В диссертационном исследовании Г.И.Уюкбаевой «Народные наименовании растений (на материале английского, русского и казахского языков») (1982) «ботаническая лексика рассматривается с точки зрения словообразовательной структуры (способы универбации), семантической мотивированности, закономерностей смысловых и формальных связей, применение ономасиологического подхода позволило выявить своебразие мотивации в каждом из рассматриваемых языков» [3; 23]. О.Токхожаева в кандидатской диссертации «Лексика фауны в казахском языке» (1991) затрагивает вопросы мотивированности зоонимической лексики. Путем мотивационного анализа исследователь выделила ряд мотивем, «дифференцируемых на релятивные, объединяющие признаки определенных отношений между различными вещами, и акцидентные, непосредственно отражающие изначальные качества, свойства объекта номинации» [4; 6]. Методологические основы мотивологического анализа в сопоставительном аспекте представлены в работе А. Д. Адиловой «Принципы мотивологического исследования и его аспекты (на материале наименований птиц)» (1996). Словообразовательная мотивация (СМ), как наиболее распространенный тип мотивированности языкового знака, рассматривается Л.К.Жаналиной (1998) в синхронии и диахронии словообразования. При этом отмечается, что СМ может как совпадать с производностью (онтологическая СМ), так и не совпадать (антропометрическая СМ), демонстрируя связь синхронии с диахронией. Выявлению сходств и различий экспликации мотивации зоонозов в национально-культурном контексте коммуникации и универсуме человеческой когниции посвящена работа Ж. С. Бейсеновой «Мотивация эпизоотологических терминов в русском и казахском языках» (1999). Б.Адильбаева в работе «Қазақ тіліндегі өсімдік атауларының уэжділігі» (2002), не разграничивая понятий «уэж» (мотив) и уэжділік (мотивированность) в названиях растений казахского языка, определила фонетические, морфологические, лексико-семантические виды мотивированности. Роль фитонимов, обладающих мотивационными признаками в отражении языковой картины мира показано Г.А.Омарбековой в работе «Неміс жэне қазақ тілдеріндегі фитонимдердің құрылымдық ономасиологиялық зерттеу» (2004). Ф.К.Исеновой в диссертационном исследовании «Зоонимы русского и казахского языков: мотивационная параметризация» (2005) обоснована методика комплексного анализа мотивационных отношений в виде мотивационной параметризации, в качестве фрагмента национальной русской и казахской языковой картины мира. А. Д. Жакуповой в диссертационном исследовании «Сопоставительная мотивология: сущность и направления (на материале славянских языков)» (2009) изложены теоретические основы сопоставления мотивированных (полумотивированных, немотивированных) языковых единиц, осуществлена лексикографическая параметризация мотивированной лексики пяти языков, предпринята попытка онтологии и методологии сопоставительной мотивологии. Иными словами, обозначенные исследования вносят определенный вклад в разработку многих вопросов сопоставительной мотивологии, отражая национальную языковую картину мира.

Методологическую основу сопоставительной мотивологии составляют принципы мотивационно-сопоставительного анализа лексики, основными из которых являются общенаучные принципы (экспланаторность, функционализм, этноцентризм) и мотивологические (системность, синхронность, антропоцентризм). К перечисленным принципам можно добавить и другие принципы, соблюдение которых рекомендует У.Ю.Юсупов:

  • принцип сравнимости, предполагает сбалансированность степеней изученности сопоставляе­мых языков, применением одних и тех же методов при исследовании языковых явлений в отдельно­сти. При сравнении языков может оказаться, что в одном из сопоставляемых языков не существует аналогического элемента. В таких случаях сравниваются разноуровневые эквиваленты единицы, оп­ределяемые с помощью перевода;
  • принцип терминологической адекватности. Прежде чем приступить к сравнению языков, не­обходимо определить термины таким образом, чтобы они адекватно обозначали сравниваемые явле­ния в обоих языках, т. е. следует создать общие для сравниваемых языков дефиниции;
  • принцип достаточной глубины сравнения предполагает выявление всех существенных сходств и различий сравниваемых языковых явлений;
  • принцип учета степени родства и типологической близости сопоставляемых языков налагает ограничение на выбор методов и приемов сравнения. Так, при сравнении близкородственных, а также типологически сходных неродственных языков возможность применения малосистемного подхода расширяется, а при несходных — сужается;
  • принцип учета положительного и отрицательного переноса лингвистических знаний предпо­лагает умелое пользование лингвистическими знаниями о структуре одного языка при исследовании структуры другого;
  • принцип учета функциональных стилей. Привлекаемые к анализу тексты в двух языках долж­ны относиться к одному и тому же жанру;
  • принцип территориальной неограниченности означает, что соседство и отдаленность терри­торий не имеют значения [5; 28-30].

В мотивологических исследованиях в качестве ведущих приемов описательного метода признаны следующие: наблюдение, лингвистический и психолингвистический эксперимет, классификация, интерпретация. Прием лингвистического эксперимента подразумевает беседу с носителем языка, инициирует сбор речевых данных, содержащих лексический материал. Прием психолингвистического эксперимента ориентирован на сбор сведений о том, как воспринимает слова носитель языка, что он о них думает, дает в руки исследователя не только тексты, но и метатексты, содержащие знания языка. В качестве основного метода в сопоставительной мотивологии признан мотивационно-сопоставительный анализ, предполагающий определение не только сходств и разли­чий между ними, но и выявление специфики каждого из рассматриваемых языков.

Сопоставлению могут подвергаться отдельные лексические единицы в аспекте их мотивированности, внутренняя форма слова, тип мотивированности лексических единиц, тип внутренней формы (прозрачная-непрозрачная, метафорическая-неметафорическая, вариантная-невариантная, полная-неполная).

Задачи сопоставительной мотивологии формулируются в зависимости от целей направлений:

1)    проведение психолингвистического эксперимента с целью сбора показаний носителями языка;

2)    проведение структурно-семантического анализа мотивированных лексических единиц для выявления общности и специфики явления мотивации слов в сопоставляемых языках;

3)    лингвокультурологическое описание языковых единиц с целью выявления особенностей мировосприятия и мировидения носителей разных культур;

4)    проведение лексикографической параметризации мотивированной лексики сопоставляемых языков с учетом их словарной систематизации.

Сопоставительное изучение языков ставит вопрос об эталоне сравнения tertium comparationis (исходная база сравнения). В зависимости от характера сравниваемых языковых явлений эталоном может выступить один из сопоставляемых языков; третий язык, под углом зрения которого анализируются лексико-семантические системы сопоставляемых языков; объективная действительность, когда выявляются общие и специфические черты языков, отражающие определенные фрагменты объективной действительности; понятийная (когнитивная) система, выработанная в процессе познания объективной действительности. «Родной язык выступает в качестве языка-эталона тогда, когда признаки явления родного языка покрывают признаки соответствующего явления изучаемого языка, в обратном случае в качестве эталона выступает изучаемый язык. Третий язык берется тогда, когда признаки сопоставляемых явлений частично перекрывают друг друга» [5; 16]. При двухстороннем анализе отсутствует разделение на исходный и сопоставляемый язык, и языковые факты признаются равноправными. При контрастивном анализе происходит разделение на исходный, базовый язык (Я1) и сопоставляемый, язык-цель, или референтный язык (Я2). Э.Д.Сулейменова отмечает, что такой анализ осуществляется в направлении от исходного (родного, первого) языка к языку-цели (иностранному, второму, изучаемому). Основанием для сравнения служит исходный язык, его категории, признаки, свойства. Определение же исходного языка и языка-цели зависит от контингента обучаемых и целей обучения. «Язык-цель при одностороннем подходе описывает средствами исходного языка, который одновременно выступает в двух функциях — как элемент сравнения с описываемыми языком и как средство, форма, план выражения результатов (содержания) этого сравнения» [6; 57]. У.Юсупов считает, что язык-эталон может меняться при сравнении одних и тех же элементов в зависимости от признака, выбираемого для сравнения: «Непостоянность языка-эталона при сопоставительном изучении языков объясняется тем, что, во-первых, никакой естественный язык не обладает всеми признаками других языков, во-вторых, языковые явления многоаспектны и для сравнения каждого аспекта нужен специальный эталон» [5; 16].

Определение теоретических основ мотивологического анализа лексических единиц требует пояснения в отношении разграничения семасиологического и ономасиологического подходов, уточнения терминологического аппарата. Семасиологический подход определяется характером выражаемых языковыми элементами значений (функций), т.е. направлен от «формы к значению». Ономасиологический подход к анализу языковых единиц способствует выявлению таких слов в двух языках, которые используются при обозначении одного и того же объекта, определению специфики каждого из сопоставляемых языков. К.Ж.Айдарбек объясняет это различием круга решаемых вопросов: «Семасиология бағыты уэжділік мэселесін дайын бір тілдік бірліктің басқа сөздермен ерекше қарым-қатынас типтері ретінде қарастырады. Семасиология сөздер арасындағы уэждемелі қатынас типтерінің мэселелерімен айналысады. Ал уэжділік пен ономасиологияны басқа мэселелер байланыстырады. Ономасиология үшін бұл құбылыс ең басты уэжденім ретінде саналады. Уэжденім — тілдік емес бір мазмұнға уэжді тілдік форма жасау процесі. Уэжденім уэждеуіштілікке қарағанда қарама-қарсы бағытта жүзеге асырылады: алдымен, тілдік емес мазмұнның бір белгісі басқа белгілер арасынан  бөлініп  шығады  да  болашақ  атаудың  уэждеуіш  белгісі  ретінде  тілдік лексика семантикалық қабатында құралдар арқылы қалыптасады» [7; 34]. В теории контрастивных исследо­ваний обсуждается вопрос, какое из этих двух направлений — семасиологическое или ономасиоло­гическое — является наиболее «ценным», «истинно сопоставительным». Подобный вопрос лишен научного смысла, так как язык строится на соотношении форм и содержания значений. И сопостави­тельные исследования одинаково важно проводить и в том и в другом направлении. Л.К.Жаналина считает, что «контрастивный анализ представляет собой двухэтапную семасиолого-ономасиологическую процедуру сравнения двух языков, где ономасиологический анализ переходит в область чисто научного описания и прослеживает не движение от объективного мира к языку, а определение того, какие формы предоставляет второй язык для значений, выявленных путем изучения знаков первого языка» [8; 105].

Следует отметить, что большинство исследователей указывают на то, что невозможно разграничение подходов, которые находятся в отношениях дополнительности. В своем исследовании мы опираемся на семасиолого-ономасиологический подход, предполагающий системный анализ лексики, направленный на выявление специфики концептуализации и вербализации названий лекарственных травянистых растений (НЛТР).

Терминологический аппарат теории сопоставительной мотивологии представлен следующей понятийной системой.

Мотивация есть относящийся к прошлому акт отражения признака предмета в его названии средствами языка. Содержание понятия мотивация включает в себя: 1) мотивацию наименования и изучение закономерностей объективного мира (онтологическое свойство мотивации); 2) мотивацию наименования и внутренней формы слова (семантический аспект); 3) мотивацию и ее системные отношения в лексике; 4) мотивацию и процесс коммуникации (функциональный аспект).

Мотивема — термин для обозначения класса гомогенных мотивов. Мотив названия — кокретное воплощение мотивемы. Например, в НЛТР обоих языков общими мотивемами выступают: «место произрастания», «особенности произрастания», «сходство растения или его частей с различными предметами, животными, птицами и др. растениями. Однако мотив в конкретном НЛТР не всегда может совпадать в сопоставляемых языках: «сасықшөп» (вонючая трава) — пустырник и «пустырник» (растущий на пустыре).

В определении мотивированности в современном языкознании существуют различные толкования. Д.Н.Шмелев считает, что «деривационная связанность может быть интерпретирована как мотивированность» [9; 130]. О.И.Блинова под термином мотивированность понимает «структурно-семантическое свойство слова, позволяющее осознать рациональность связи значения и звуковой оболочки слова на основе его лексической и структурной соотнесенности» [10; 15]. Вслед за М. М. Гинатуллиным считаем, что «мотивация есть обязательная ступень предноминативного процесса. Мотивация раскрывается в диахронии, а мотивированность как состояние рассматривается в синхронии» [11; 10]. Таким образом, термин «мотивированность» означает, с одной стороны, отношения между означаемым и означающим в языковом знаке (внутренняя мотивированность), с другой — отношения между знаками (деривационная мотивированность), что объясняет использование знака в качестве наименования чего-либо.

В зависимости от средства мотивировки выделяются следующие типы мотивированности: фонетический, морфологический и семантический. К.Ж.Айдарбек под фонетическим типом мотивированности понимает наличие связи между звучанием слова и его лексическим значением, причем в звуках содержат элементы символизма. О.И.Блинова в словах с морфологическим типом мотивированности различает лексическую мотивированность- «результат мотивации данного слова однокорневой лексической единицей и структурную мотивированность — результат мотивации данного слова одноструктурной лексической единицей» [10; 32,33]. Лексическая мотивированность проявляет себя в отношении с лексическими мотиваторами и реализует в слове признак обозначаемого. В образовании слов с семантическим типом мотивированности участвуют два вида языковой номинации: метафора и метонимия, например: өгейшешек (мать-и-мачеха) — қар кетісімен шығатын көп жылдық өсімдік и өгейшешек — «бір мекемеден, жұмыс орнынан заңсыз жалақы алушы адам». Лопух — лекарственное травянистое растение и лопух — «простофиля».

В содержание нашего исследования включено понятие внутренняя форма слова. «Внутренняя форма слова (ФВС) — морфо-семантическая структура слова, позволяющая объяснить связь его звучания и значения» [10; 26]. Внутренняя форма характеризуется единством мотивационной формы (звуковая оболочка) и мотивационным значением (содержание).

Таким образом, сопоставительная мотивология оформилась в новое направление в современной лингвистике, целью которой является выявление общности и специфики явления мотивации слов одного языка или в разных языках. Объект СМ — мотивация слов в сопоставляемых языках, предмет — общность и специфика явления мотивации слов в сопоставляемых языках в разных аспектах: онтолого-методологическом, описательно-сопоставительном, лексикографическом, функциональном, лингвокультурологическом. 

 

Список литературы

1      Блинова О.И. Сопоставительная мотивология: Итоги и перспективы // Вестн. ТГПУ. Сер. Гуманит. науки (филология). — 2006. — Вып. 5 (56). — С. 65-68.

2      Исенова Ф.К. Зоонимы русского и казахского языков: мотивационная параметризация: Дис. ... канд. филол. наук. — Караганда, 2005. — 157 с.

3      Уюкбаева Г.И. Народные наименования растений (на материале английского, русского и казахского языков): Дис. ... канд. филол. наук. — Алматы, 1983. — 140 с.

4      Токхожаева О. Лексика фауны в казахском языке. Автореф. дис. ... канд. филол. наук. — Алматы, 1991. — 17 с.

5      Юсупов У.Н. Проблемы сопоставительной лингвистики: Автореф. дис. ... д-ра филол. наук. — М., 1983. — 37 с.

6      Сулейменова Э.Д. Казахский и русский языки: Основы контрольной лингвистики. — Алматы, 1996. — 208 с.

7      Айдарбек К.Ж. Уэждену терминдерін жүйелеу жайында // ¥ҒА-ның хабарлары. Тіл, эдебиет сер. — Алматы, 2002.—  № 3. — 34 б.

8      Жаналина Л.Н. Сопоставительное словообразование русского и казахского языков: Учеб. пособие. — Алматы, 1998.—  154 с.

9      ШмелевД.Н. Способы номинации в современном языке. — М.: Наука, 1982. — 296 с.

10   Блинова О.И. Явление мотивации слов: Лексикологический аспект: Учеб. пособие. — Томск: Изд-во Томского ун-та,1984. — 191 с.

11   Гинатуллин М.М. К исследованию мотивации лексических единиц (на материале наименований птиц): Автореф. дис. ... канд. филол. наук. — Алма-Ата, 1973. — С. 9-11.

Фамилия автора: Ж.М.Омашева
Год: 2011
Город: Караганда
Категория: Филология
Яндекс.Метрика