К истории изучения памятников мезоэнеолита Казахстана

Изучение памятников мезоэнеолита на территории Казахстана имеет весьма непродолжитель­ную историю, которая условно делится на два больших периода — с первоначального накопления знаний до организации археологических отрядов по изучению памятников голоценового времени.

Изучение памятников голоценового времени в Казахстане до 70-х годов ХХ в.

Начиная с 50-х годов XIX в., при случайных земляных работах местные жители часто находили изделия из кремня и яшмы. Большое количество находок подобного рода попадало в Семипалатин­ский музей. Впервые изучение каменных артефактов проводилось Туркестанским археологическим кружком (А.П.Белослюдовым, Ф.Н.Педашенко, М.А.Киргофом и П.Е.Назаровым)1. В 1902 г. И.П.Пославский предложил программу по выявлению памятников каменного века, при реализации которой автором были найдены артефакты. На основании полученных материалов он пришел к выво­ду, что они имеют связь с исследованиями доисторической эпохи в Европе и датируются эпохой не­олита.

В ходе работы Туркестанского археологического кружка 11 декабря 1906 г. П.Е.Назаровым был зачитан доклад о результатах работы по побережью Аральского моря: обнаружен кремневый нако­нечник стрелы с острова Николай на Аральском море, а также стоянки и становища каменного века в Тургайской степи2.

Характеризуя дореволюционное изучение памятников, следует отметить энтузиазм исследовате­лей и их первые попытки дать научную оценку полученного материала.

В 1921 г. С.И.Руденко, руководя антропологической экспедицией АН СССР, открыл энеолити-ческую стоянку близ озера Кайран-Коль в Кустанайской области. Это был первый памятник, откры­тый специалистом (а не дилетантом), получившим большой практический опыт в деле изучения пале­олитических памятников на Украине.

При раскопках памятников эпохи поздней бронзы в районе аула Дандыбай М.П.Грязновым была открыта неолитическая стоянка, давшая богатый кремневый инвентарь3. В 30-е годы XX в. на терри­тории Сарыарки работали такие исследователи, как В.А.Селевин, В.А.Валукинский.

Начиная с конца 30-х годов, вела свою работу Хорезмская археолого-этнографическая экспеди­ция под руководством С.П.Толстова. Проводя раскопки в песках Хорезма, исследователи получили значительный кремневый и керамический материал, свидетельствовавший о существовании развитой культуры каменного века. Впоследствии, при исследовании стоянок, она была отнесена к неолиту и получила название кельтеминарской4.

поздним неолитом и сходная с ним (энеолитом) в основных чертах»5. Безусловно, открытие кельте-минарской культуры поставило перед археологами много вопросов, разрешение которых поможет нам понять общую эволюцию племен, населявших территорию Приаральского региона. По этому по­воду С.П.Толстов писал: «Открытие кельтеминарской культуры позволяет поставить вопрос: не явля­лась ли обширная, богато обводненная зона соединенных дельт Амударьи и Сырдарьи важнейшим культурным очагом неолитической и бронзовой эпох, способствовавшим формированию культурной общности племен от Енисея до Днепра и от зоны Узбоя до низовьев Оби»6.

Первые памятники кельтеминарской культуры на территории Казахстана были обнаружены ге­ологами Д.П.Славягиным и Е.Е.Максимовым в Северо-Восточном Приаралье. Позже, в 1945 г. А.А.Формозовым была исследована стоянка саксаульская в Кызыл-Ординской области. Здесь найде­но 13 фрагментов керамики, 6 из которых являлись обломками одного сосуда. Фрагменты сосудов орнаментированы штриховым орнаментом из прямоугольных фигур, изделия из камня единичны и в основном представлены отбойниками и орудиями на отщепах7. При анализе полученных материалов А. А. Формозовым выделены три локальных варианта неолита — семипалатинский, южноуральский и приаральский.

На территории Северного Казахстана в 1954 г. геологами С.М.Мухамедьяровым и Н.М.Влади­мировым был собран подъемный материал с трех стоянок, расположенных у поселка Кобенсай, у озе­ра Селеты-Тенгиз и по берегу реки Жамансу в Кокчетавской области. Кремневый материал представ­лен отщепами, орудиями на отщепах[1]. В этом году исследователем каменного века Казахстана Х. А. Алпысбаевым открыта стоянка Обалы у реки Арбаши-булак. На памятнике найдены два нако­нечника стрел, ряд отщепов, а также был заложен раскоп поквадратно размером 2x2. В ходе раскопок найдены массивные скребла, два топора, наконечники стрел листовидной формы, скребки и ножевид-ные пластины9.

С конца 40-х годов ХХ в. на территории Казахского мелкосопочника начинает свою работу Цен­трально-Казахстанская археологическая экспедиция под руководством А.Х.Маргулана. При исследо­вании памятников эпохи бронзы экспедицией было выявлено несколько сотен неоэнеолитических стоянок. Открытие многочисленных стоянок на территории Сарыарки свидетельствует о существова­нии самобытной неолитической культуры10. Начиная с 1947 г., под руководством С.С.Черникова ра­ботала Восточно-Казахстанская археологическая экспедиция. Были выявлены неолитические памят­ники у села Мало-Красноярка и Усть-Нарыма. Материалы Усть-Нарыма насчитывают до 16 тысяч одних только орудий11. Систематические работы на поселении производились в 1953-1956 годах Коллекция памятника пополнила наши представления о характере индустрии, хозяйстве. В индуст­рии памятника были выделены локальные особенности. Значение этого открытия справедливо отме­чает Л.Я.Крижевская: «Изучение Усть-Нарымского материала имеет огромное значение для пред­ставления о неолите Казахстана»12.

В результате рекогносцировочных работ М.Н.Клапчуком в 1959 г. была обнаружена стратифи­цированная стоянка Караганда 15. При анализе материалов автор предлагает выделить провинцию неолитических памятников с инвентарем на отщепах и назвать ее мелкосопочниковой, так как в ос­новном она занимает территорию мелкосопочника13. Через два года М.Н.Клапчуком обнаружен но­вый памятник в окрестностях Караганды — Зеленая Балка 4. На площади 78 м2 был заложен раскоп, при вскрышных работах был выявлен один культурный слой, залегающий на глубине 0,20-0,65 м от поверхности. На раскопанной площади, кроме множества костей, принадлежавших, по определению Э. А.Вангейма домашним животным, также было собрано 4574 предмета (в среднем по 58 предмета на 1 м). В целом индустрия стоянки носит ярко выраженный отщеповый характер14. На сегодняшний день стоянки Караганда 15 и Зеленая Балка 4 остаются единственными памятниками с культурным слоем на территории Центрального Казахстана.

Характеризуя изучение памятников мезоэнеолита Казахстана до 70-х годов, следует отметить спорадичность исследований, и многие памятники выявились попутно, при изучении памятников других эпох.

Изучение памятников голоценового периода с начала 70-х годов ХХ в. до наших дней

Новый качественный этап в деле изучения памятников мезоэнеолита Казахстана наступает в конце 60-х годов. Прежде всего это связано с организацией специализированных экспедиций. Целью экспедиций явилось систематическое исследование памятников эпохи камня.

На территории Северного Казахстана планомерные исследования проводила Северо-Казахстан-ская археологическая экспедиция. В ходе работ было выявлено и частично исследовано более 200 па­мятников эпохи камня от палеолита до энеолита. Данные, полученные со стоянок, позволили судить о геоморфологических изменениях в регионе и построить палеогеографическую схему. До недавнего времени пластинчатые комплексы (мезолит, неолит) не вычленялись, поскольку культурный слой на большинстве пунктов был незначителен, и ограниченность работ не позволяла проводить планигра-фических наблюдений15. В 1976 г. Петропавловский отряд СКАЭ под руководством В.Ф.Зайберта в целях картографирования памятников эпохи камня проводит разведки на р. Ишим в Целиноградской (Акмолинской) области. Впервые были обследованы озера в долине высохшей р. Камышовка у сов­хоза им. Тельмана Атбасарского района16. При разведочных работах Кокчетавский отряд СКАЭ под руководством В.Ф.Зайберта исследовал памятники каменного века вдоль старицы р. Чаглинка у с. Виноградовка. Всего в ходе работ было открыто несколько десятков стоянок мезонеолита, приуро­ченных к невысоким берегам старицы р. Чаглинка17. Вскрышные работы проводились на стоянке Ви-ноградовка II, было выявлено два культурных горизонта. На основании полученных материалов авто­ром выделено три археологических микрорайона:

  1. Притобольный, в лесном Притоболье в пределах Курганской области;
  2. Виноградовский, по р. Чаглинка;
  3. Тельманский, в верховьях р. Ишим.

Значение новых памятников значительно расширило наши представления о мезоэнеолите Север­ного Казахстана. По этому поводу В.Ф.Зайберт справедливо отмечает: «Впервые в Казахстане появи­лась возможность рассматривать памятники каменного века (мезолит, неолит) не как абстрактные стоянки, а с учетом их функций (место добычи сырья, мастерские по производству заготовок и ору­дий, поселения, стоянки, временные, сезонные месторождения), что отражает довольно сложную хо­зяйственно-экономическую структуру первобытных коллективов»18.

Систематическое исследование Казахстанского Притоболья связано с деятельностью археологи­ческого отряда Кустанайского педагогического института под руководством В.Н.Логвина. В 1975 г., в 4 км к востоку от поселка Евгеньевка Кустанайской области, на развеянной песчаной дюне между озерами Бадлан и Угловое обнаружена одна из самых ранних стоянок голоценового периода, относи­мая В. Н.Логвиным к мезолиту. Для Степного Притоболья это был первый памятник, давший «чис­тый» комплекс, характерный для рассматриваемого периода. При дальнейшей работе были выявлены новые мезолитические стоянки Дузбай и Дачное. Индустрия стоянок носит ярко выраженный плас­тинчатый характер. На стоянке Дачная пластины составляют 60,1 %, культурный слой на памятниках отсутствует. Сравнительный анализ индустрии памятников Казахстанского Притоболья и Южного Урала показал их синхронность19.

Другим исследователем мезоэнеолита являлась Л.А.Чалая. Ею был выявлен ряд стоянок, охваты­вающих разные хронологические рамки (неолит, энеолит). Озерные стоянки Пеньки I, II были откры­ты в середине 70-х годов. Памятники расположены в Павлодарской области, на границе с Омской об­ластью. При раскопках памятников был получен ценный материал, позволяющий судить о флоре ре­гиона. О.В.Матвеева отмечает, что если «в первую половину четвертичного периода климатические условия были аналогичны современным, то, надо полагать, что в соответствии с климатическими ус­ловиями и состав растительности также должен быть близок к современному. Типологически керами­ка стоянки Пеньки I находит общие черты с южными материалами, а также с керамикой Усть-Нары-ма и «кельтеминарской культуры»20. При исследовании бассейна р. Каратургай Л.А.Чалой была обна­ружена стоянка. Индустрия стоянки характеризуется как отщеповая, о чем непосредственным обра­зом свидетельствуют орудия на отщепах21. Другими наиболее исследованными памятниками являют­ся стоянки Иман-Бурлук 1, 2, открытых Л.А.Чалой. Впервые на основании имеющихся данных авто­ром был поставлен вопрос о переходе от присваивающего к производящему типу хозяйства22.

На территории Южного Казахстана Х.А.Алпысбаевым во 2-й половине 70-х годов был открыт ряд мезонеолитических стоянок, а также исследована пещера Караунгур. Результатом формально-ти­пологического анализа индустрии стал вывод, что мезолит-неолитические памятники Южного Казах­стана генетически взаимосвязаны с памятниками Средней Азии23.

С конца 70-х годов продолжались исследования в Северном Казахстане. В 1978 г. В.Н. Логви-ным обнаружена стоянка Соленое озеро I. Культурный слой на памятнике частично разрушен, среди орудий преобладают скребки на отщепах, керамика орнаментирована зубчатым штампом24. В даль­нейшем автором было открыто и исследовано несколько десятков неоэнеолитических памятников — Дузбай 3, 6, Алкау 2, Соленое Озеро 2, Кайнды 1, 4, Маханджар, продолжены исследования на памят­никах Терсек-Карагай, Терсек-Коль, Бестамак, Кумкешу, Кожай и ряде других памятников голоцено-вого периода25. Автором выделены неоэнеолитические культуры — маханджарская, терсекская и сформулирован вопрос о преемственности культур на территории Казахстана. Широкий хронологи­ческий диапазон позволил рассмотреть изменения характера индустрий, что является немаловажным аспектом в рассмотрении проблемы палеотехнологий в Казахстане.

Крупным событием в деле изучения энеолита Казахстана стало открытие В.Ф.Зайбертом энеоли-тического поселения Ботай. Памятник расположен на правом берегу р. Иман-Бурлук, в 5 км южнее разъезда Ботай Володарского района Кокчетавской области. Площадь поселения составляла 120 тыс. м2. На поверхности четко фиксировались контуры 80 жилищ, общая мощность культурного слоя, включая жилищные котловины, достигала 1,5-2,0 м. Найдено около 60 тыс. предметов из кам­ня, глины, кости. На поселении в большом количестве были найдены кости животных, основная мас­са которых, по определению Л.А.Ермоловой, принадлежала лошади. Также были найдены кости би­зона, тура, оленя, лося, волка-собаки, медведя, бобра и т.д. Стационарные раскопки на поселении Бо-тай продолжались и в последующие годы. За это время (5 лет) был найден достаточно информатив­ный материал. Индустрия стоянки носила отщеповый характер. Наличие различного рода орудий, его высокий ассортимент свидетельствовали о многоотраслевом хозяйстве. В ходе раскопок был получен большой остеологический материал — около 25 тыс. костей лошади. При раскопках стало видно, что поселение являлось стационарным и функционировало 300-400 лет. Материалы поселения Ботай поз­волили автору выделить отдельный ботайский культурный тип, распространившийся на большой тер­ритории Северного Казахстана26.

Начиная с 1983 по 1989 годы на территории Центрального Казахстана работала экспедиция Ка­рагандинского государственного университета под руководством А.Ю.Чиндина, в составе которой функционировал археологический отряд по изучению памятников голоценового периода. В ходе по­левых работ автором был открыт и исследован ряд стоянок мезоэнеолита: Домалактас, Акимбек, Донгал, Нарбас, Крещеновка и Гренада. Материалы стоянок свидетельствуют о полном отсутствии геометрических микролитов в мезолите края. В энеолите отмечается отсутствие резцовой техники, укрупнение орудий на отщепах. Безусловно, коллекции стоянок содержат ценную источниковую ба­зу, но при рассмотрении хронологических рамок существования памятников вычленить их из общей группы достаточно трудно. Это объясняется отсутствием культурного слоя, а если он присутствует, то его глубина мала27.

Планомерные исследования Павлодарского Прииртышья на современном этапе связаны с де­ятельностью Павлодарской археологической экспедиции под руководством В.К.Мерца. При раскоп­ках многослойного памятника Щидерты 3 автором был получен достаточно интересный каменный материал, позволивший выделить локальные особенности в технике обработки камня. Немаловажное значение имеют исследования энеолитического погребения, обнаруженного на данном памятнике. Данные краниологического анализа позволяют рассмотреть антропологический тип населения жив­ших в этом регионе людей.

На сегодняшний день отмечаются лишь единичные сведения о находках голоценового времени. С конца 90-х годов работает совместная Российско- Казахстанская археологическая экспедиция под руководством А.П.Деревянко и Ж.К.Таймагамбетова, исследующая палеолитические памятники Цен­тральной Азии. Рассматривая историю изучения голоцена Казахстана, мы можем отметить фрагмен­тарность изучения отдельных регионов (Северный, Восточный и Южный) и неизученность других. В этой связи встает закономерный вопрос, могли ли данные территории контактировать с другими? На наш взгляд, скорее да, и проблема кроется в неисследованности на предмет выявления новых памят­ников мезоэнеолитического времени на территории Сарыарки. Дальнейшие исследование значитель­ным образом расширят наши представления о мезоэнеолите Казахстана. 

Список литературы

  1. Алпысбаев Х.А. Некоторые вопросы изучение памятников каменного века в Казахстане // По следам древних культур Казахстана. - Алма-Ата, 1970. - С. 208.
  2. Там же. - С. 229.
  3. Маргулан А.Х. Некоторые итоги и перспективы археологического изучения Казахстана // Изв. АН КазССР. Сер. археол. - Вып. 1. - Алма-Ата, 1948. - С. 4.
  4. Формозов А.А. Об открытии кельтеминарской культуры в Казахстане // Вестн. КазФАН СССР. - № 2. - Алама-Ата,1945. - С. 8.
  5. Формозов А.А. Новые точки кельтеминарской культуры в Казахстане // Вестн. КазФАН СССР. - № 5. - Алама-Ата,
  6.  Толстов С.П. По древним дельтам Окса и Яксарта. - М., 1962. - С. 158.
  7. ФормозовА.А. Указ. соч. - С. 6-8, 24-25.
  8. Акишев К.А. Памятники старины Северного Казахстана // ТИИАЭ АН КазССР. - Алама-Ата, 1959. - С. 6.
  9. Там же. - С. 7. 
  10. Маргулан А.Х. Сочинения. - Т. I. - Алматы, 1998. - С. 8-20.
  11. Коробкова Г.Ф. Орудия труда и хозяйство неолитических племен Средней Азии // МИА. - Вып. 158. - Л., 1969. -С. 215.
  12. Крижевская Л.Я. Неолит Южного Урала. - Л., 1968. - С. 112.
  13. КлапчукМ.Н. Стоянка Караганда 15 // СА. - № 4. - М., 1970. - С. 154.
  14. Клапчук М.Н. Неолитические стоянки Караганда 15 и Зеленая балка 4 // Бюлл. комиссии по изучению четвертичного периода. - № 36. - М., 1969. - С. 115.
  15. ЗайбертВ.Ф. Некоторые итоги изучения Тельманского микрорайона // ВАУ. - Вып. 15. - Свердловск, 1981. - С. 70.
  16. Зайберт В.Ф. и др. Разведочные работы в Северном Казахстане // АО. - М., 1976. - С. 112.
  17. Зайберт В.Ф и др. Разведочные работы в Северном Казахстане // АО. - М., 1979. - С. 534.
  18. Зайберт В.Ф., Потемкина Т.М. К вопросу о мезолите лесостепной части Тобол-Иртышского междуречья // СА. - № 3. - М., 1981. - С. 71.
  19. Логвин В.Н. Каменный век Казахстанского Притоболья (мезолит-энеолит). - Алма-Ата, 1991. - С. 4.
  20. Чалая Л.А. Озерные стоянки Павлодарской области Пеньки 1, 2 // Поиски и раскопки в Казахстане. - Алма-Ата, 1972. -С. 163.
  21. Чалая Л.А. О культуре микролитов эпохи неолита в бассейне реки Каратургай // Культура древних скотоводов и земле­дельцев Казахстана. - Алма-Ата, 1969. - С. 192.
  22. Чалая Л.А. Поздненеолитический инвентарь и хозяйство стоянки Иман-Бурлук // Археологические исследования в Ка­захстане. - Алма-Ата, 1973. - С. 187-203.
  23. Алпысбаев Х.А. Находки памятников каменного века в хребте Каратау // Археологические исследования на северных склонах Каратау. - Алма-Ата, 1962. - С. 31.
  24. Логвин В.Н. Еще раз об энеолитических стоянках Кустанайской области и их связь с ландшафтом // Особенности есте­ственно-географической среды и исторические процессы в Западной Сибири. - Томск, 1979. - С. 537; он же. Поселе­ние терсекского типа Соленое озеро 1 // СА. - № 1. - М., 1992. - С. 110.
  25. Логвин В.Н. Маханджарская стоянка // Вопросы археологии Центрального и Северного Казахстана. - Караганда, 1989. -С. 20; Калиева С.С, Логвин В.Н. Скотоводы Тургая в третьем тысячелетии до нашей эры. - Кустанай, 1997. - С. 17-40.
  26. Зайберт В.Ф. Энеолит Урало-Иртышского междуречья. - Петропавловск, 1993. - С. 134.
  27. Чиндин А.Ю. Относительная хронология кремневого инвентаря поселения Акимбек // Вопросы археологии Централь­ного и Северного Казахстана. - Караганда, 1989. - С. 12; Чиндин А.Ю. Каменные индустрии племен Центрального Ка­захстана эпохи мезолита-энеолита: Автореф. дис. ... канд. ист. наук. 07.00.06. - М., 1992. - С. 32.



[1] связи с открытием кельтеминарской культуры начали складываться первые научные концеп­ции по истории племен, населявших эту территорию. А.А.Формозовым была высказана мысль, что «кельтеминарская культура — самая ранняя стадия бронзового века азиатской части СССР, предше­ствовавшая андроновской... и современная началу, афанасьевской стадий, сразу последовавшая за

 

Фамилия автора: Д.Б.Тебаев, В.В.Варфоломеев
Год: 2004
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика