Организационная структура военизированной охраны Карлага

Советская пенитенциарная система, главную и неотъемлемую часть которой составлял ГУЛАГ, служила исключительно интересам тоталитарного государства. В течение многих десятилетий она была фактически полностью исключена из сферы общественного внимания, поскольку вся её де­ятельность протекала в обстановке строгой секретности. Исправительно-трудовые учреждения Казах­стана предстоит серьёзно совершенствовать. Для этого необходимо осмысление нашего страшного исторического опыта. В 1929 г., по указанию Сталина, был подготовлен план по развертыванию сети исправительно- трудовых лагерей в стране. Деятельность ИТЛ регулировалась «Положением об ис-правительно-трудовых лагерях», утвержденным Постановлением СНК СССР от 7 апреля 1930 г. В документе говорилось, что задачей лагерей является охрана общества от особо социально опасных правонарушителей путем изоляции их, соединенной с общественно полезным трудом, и приспособ­лением этих правонарушителей к условиям трудового общежития. Служба военизированной охраны лагерей в предвоенные годы регламентируется «Временной инструкцией о режиме содержания за­ключенных в ИТЛ НКВД СССР».

Порядок службы в военизированной охране Карлага, их строевая подготовка, организация, ком­плектование и снабжение устанавливались по нормам и положениям ГУЛАГа. Общее руководство ВОХРа лагеря возлагалось на начальника Управления Карлага. Ежегодно в каждом отделении Карла-га составлялись штаты ВОХРа соответственно численности лагерного контингента. По существу­ющему положению штаты ВОХРа лагерей до 1939 г. исчислялись из 5 % к лагерному населению, позднее эта норма была повышена до 7 %, а после войны до — 9 % и более1. Следует отметить, что практически никогда штаты ВОХРа ИТЛ, в том числе Карлага, не были укомплектованы полностью. ВОХР Карлага был сформирован по образцу частей Красной Армии и состоял из дивизионов, взво­дов, отделений. Военизированная охрана была дислоцирована на территории лагеря по отделениям, районам, участкам, точкам, фермам. Если в 1931 г. Карлаг имел 14 отделений, 64 участка, то в 1941 г. — 220 отделений, 159 участков, а в 1953 г. — 26 отделений, 192 лагерные точки, 106 животноводчес­ких ферм, 7 огородных и 10 пахотных участков. Заключенные размещены по всей территории Карла-га. Отделения и участки расположены от центра лагеря на расстоянии от 5 до 650 км2. Структура во­енизированной охраны Карлага была довольно громоздкой и во главе со штабом ВОХР имел следу­ющие части: строевая, политическая, материально-технического обеспечения, делопроизводства, фи­нансовая. Для охраны заключенных Карлага были организованы 5 дивизионов в составе трех взводов в Долинском, Сарептском, Бурминском, Коктуринском отделении, на станции Жарык. В каждом ди­визионе существовал один оперативный взвод по борьбе с побегами. В состав взвода входило 4-5 от­делений. Оперативный взвод использовался по несению службы на заставах, для охраны границ лаге­ря, осуществления активного розыска, задержания беглецов3. В перечень должностей военизирован­ной охраны Карлага входили стрелки, заключенные, назначенные на должности начальствующего состава, начальники инструкторов питомников сторожевых собак, надзиратели изоляторов, заведу­ющие штрафными и следственными изоляторами4.

В марте 1939 г. в соответствии с постановлением правительства осуществляется реорганизация системы управления войсками, подчиненными НКВД СССР. Смешанная территориально-кадровая система комплектования войск была заменена кадровой системой. Отказ от территориального поряд­ка комплектования войск привел к повышению качества военно-обученных резервов. Однако до на­чала войны подготовить необходимое количество запасников уже оказалось невозможным. В 1939 г. ГУЛАГ вносит изменения в структуру ВОХРа Карлага, учитывает специфические условия организа­ции и характер службы охраны.

Согласно штатному расписанию дислокация строевых подразделений ВОХРа Карлага была сле­дующая: первый отдельный Долинский дивизион включал 6 взводов — конвойно-оперативный, кара­ульный, комендантский, Долинский, Карабасский и Спасский. Конвойно-оперативный взвод выпол­нял службу особого назначения по охране изолятора, конвоированию отдельных заключенных за пре­делами лагеря. Второй взвод 6-го дивизиона охранял особые объекты, расположенные в с. Долин-ском. Третий взвод 6-го дивизиона использовался для охраны комендантского лагерного пункта со среднегодовым количеством заключенных 3000 человек5. Второй дивизион состоял из пяти взводов: Сарептский, Самарский, Котурский, Эспинский и Оперативный. Третий дивизион включал 4 взвода: Бурминский, Просторненский, Батыкский и Оперативный взводы. Каждый дивизион имел свой штаб: первый отдельный Долинский дивизион в с. Долинка; второй дивизион — в Сарепте, третий — в Бурме; четвертый, отдельный Коктункульский дивизион, — в Коктуме. Кроме того, выделялись от­дельные взводы: Акмолинский, Балхашский, Караджарский, Чурбайнуринский, Тартаульский. Орга­низованные подразделения дивизионов состояли из командиров, политруков, заместителей политру­ков, помощников командиров по количеству взводов, командиров отделений, проводников и вожа­тых служебных собак, стрелков по установленному лимиту6. В 1939 г. некомплект военизированной охраны доходил до 41 %. Личный состав ВОХРа Карлага во всех отношениях приравнивался к граж­данам, состоящим на действительной военной службе.

Существенной характеристикой личного состава ВОХРа Карлага является низкий образователь­ный уровень. Такие работники могли ещё выполнять роль исполнителей указаний «сверху», но не об­ладали теоретическими знаниями, необходимыми для принятия самостоятельного решения. Многие сотрудники имели низкую профподготовку. В 1946 г. низшее образование имели 92,6 % личного сос­тава военизированной стрелковой охраны, 8 % охранников вообще не имели никакого образования. Под низшим образованием понималось, как правило, 1-2 класса начальной школы, высшее образова­ние имели 256 человек из 545 вольнонаёмных кадров Карлага, среднее — 703, незаконченное среднее — 1340, низшее — 3347 работников. Образовательный уровень личного состава военизированной стрелковой охраны ГУЛАГа — офицеров и рядовых в 1954 г. выглядел следующим образом: с выс­шим и неоконченным высшим образованием 0,2 %, со средним — 2,5 %. Надзирательный состав внутренней службы Карлага составлял наименее образованную группу лагерных кадров. В 1954 г. среди них только 2 % имели среднее образование, остальные 98 % — низшее и начальное7. В период становления и укрепления лагерной системы условия службы военизированной охраны в ГУЛАГе были значительно хуже, чем в Красной Армии. Из-за нехватки кадров рядовым охранникам приходи­лось нести вахту в среднем по 13-15 часов в сутки, часто без выходных.

Материальное обеспечение охраны Карлага было недостаточным. В рапортах политработников того времени нередко можно встретить такие выражения: «Охрана одета как Красная гвардия в 1918 г., у солдат обмундирования нет, ходят голые и босые». Для стрелков охраны лагерей и надзира­телей мест заключения, по положению ГУЛАГа, была введена форменная одежда, установленная для рядового состава до 1936г. Форменная одежда была без знаков различия, с красным продольным жгу­том посередине петлиц. В связи с неполным вещдовольствием и низкой культурой личного состава ВОХРа Карлага допускалось ношение разнообразной, смешанной и даже неформенной одежды. Не­однократно в замечаниях комиссии по вопросу о личном составе охраны Карлага отмечалось, что внешний вид стрелков неотработан; стрелками и даже некоторыми лицами комполитсостава не при­нято приветствовать старших по званию согласно Уставу Красной Армии. Особое беспокойство вы­зывало падение дисциплины среди личного состава. Докладывая о дисциплине и политико-мораль­ном состоянии кадров, начальник политотдела М.Е.Горбачев отмечал: «Среди стрелков процветают антиморальные проявления, пьянство, самоубийство. Количество стрелков, имеющих дисциплинар­ные взыскания, колеблется от 24 % до 70 % от всего личного состава военизированной охраны». По результатам плановых проверок в 1940г. в ГУЛАГе наложили дисциплинарные взыскание на 3547 че­ловек, переданы дела к следствию на 2424 человека, осуждены по суду 196 человек. Руководство Карлага принимало строгие меры по отношению к нарушителям существующего порядка. В течение

1950   г. из лагеря было уволено 817 вольнонаёмных работников, из них офицеров — 21, сержантов — 84, рядовых — 305. Причины увольнений: за должностные преступления — 40, в связи с арестом — 31, по служебному несоответствию — 57, за нарушения дисциплины — 36, по материалам спецпро­верки и бывшие судимые — 1028. Бороться с правонарушениями сотрудников охраны было трудно из-за неукомплектованности кадров. При штатной положенности 3.380 служащих охраны Карлага в

1951   г. в наличии были 3070. Некомплект ВОХРа Карлага составил 310 человек и в основном отно­сился к рядовому и сержантскому составу. Нет сомнения, что уволенные и наказанные лагерные слу­жащие составляли лишь небольшой процент от числа тех, кто имел смутные представления о чести и совести.

В сознании тюремно-лагерных служащих прочно укоренилась мысль о том, что осужденные — это практически всегда враги общества и государства, не заслуживающие ни жалости, ни снисхожде­ния. В Карлаге некоторыми работниками допускались несправедливость, даже бесчеловечность. В 1933 г. из ИТЛ ОГПУ Казахстана бежали 45755 заключенных, из них задержаны 28370. За 1933-1938 годы около 18000 заключенных совершили побег из Карлага. Имели место случаи массо­вых отказов заключенных от выхода на работу. Поводом являлись, главным образом, различные на­рушения со стороны работников лагерей существующих порядков: неправильное применение ору­жия, избиение и оскорбление заключенных. От заключенных и их родственников поступали жалобы о нарушении порядка содержания заключенных и злоупотреблениях в Карлаге. Только за 4 месяца

1952   г. в МВД СССР поступило 409 жалоб и заявлений от заключенных Карлага, из которых 20 — о нарушениях режима содержания осужденных и злоупотреблениях, 81 — о плохом медицинском об­служивании, 49 — с ходатайством о досрочном освобождении по болезни, 152 — с просьбой о пере­воде в другие места. В документе МВД СССР по Карлагу отмечается, что в ИТЛ создалась обстанов­ка формального и безответственного отношения к рассмотрению жалоб и заявлений9.

Существующее положение в деле исправления и перевоспитания осужденных складывалось в течение многих десятилетий и, к сожалению, открыто и скрыто несет в себе негативные особенности, которые были присущи всей исправительной системе в период культа личности.

 

Список литературы

  1. ГУЛАГ: его строители, обитатели и герои. / Под редакцией И.В.Добровольского. - Франкфурт/Майн .-М.: МОПЧ, 1999.-   С . 92.
  2. Шаймуханов Д.А., Шаймуханова С.Д. Карлаг. - Караганда, 1997. - С. 14.
  3. Архив Центра правовой статистики и информатики при прокуратуре Карагандинской области. - Ф. 16. - Д. 151. - Св. 6.-   Л. 28.
  4. Архив ЦПС и И. - Ф. 16. - Д. 46. - Св. 3. - Л. 24.
  5. Архив ЦПС и И. - Ф. 16. - Д. 151. - Св. 6. - Л. 34.
  6. Архив ЦПС и И. - Ф. 16. - Д. 261. - Св. 17. - Л. 19.
  7. ГУЛАГ: его строители, обитатели и герои ... - С. 95.
  8. Шаймуханов Д.А., Шаймуханова С.Д. Указ. раб. - С. 58.
  9. Архив ЦПС и И. - Ф. 16. - Д. 1. - Св. 1. - Л. 126.
Фамилия автора: С.В.Елеуханова
Год: 2004
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика