Исторические предпосылки межэтнических противоречий на постсоветском пространстве

За многие десятилетия межнационального сожительства народы бывшего Советского Союза в значительной степени перемешались, рассеялись, поселились по разным регионам и республикам. Наряду с компактно проживающими в том или ином регионе национальным большинством появи­лись и национальные меньшинства. Их социальное положение, их права, доступ к материальным и культурным благам существенно отличались от положения национального большинства.

Центральное руководство по отношению к национальным окраинам проводило политику, кото­рую нельзя определить однозначно: оказание им посильной помощи, в первую очередь экономичес­кой и культурной, с одной стороны, и унификация общественной жизни, игнорирование этнической и культурной специфики — с другой. Нельзя обойти молчанием и факты этнического геноцида и мас­совых репрессий по отношению к целым народам: чеченцам, немцам, корейцам, грекам, полякам и другим.

В Советском Союзе не было господствующей нации, ибо им правила номенклатура, воплощав­шая в своей деятельности тоталитарную систему как таковую. Путем насаждения «механического ин­тернационализма» правящая верхушка глушила национальную жизнь. Национальный вопрос был объявлен решенным, что означало на практике сворачивание национальной культуры, для которой осталась только форма при идентичности для всех «национального содержания».

В условиях отсутствия альтернатив люди во многом смирились с этой ситуацией и редко протес­товали против нее. В новых же условиях, рожденных перестройкой, появились возможности для от­крытой и нелицеприятной реакции на сложившуюся ситуацию, и она оказалась неожиданно бурной и негативной. Некогда образованные волюнтаристским способом республики и автономии решили стать действительно суверенными, приобрести реальный статус самостоятельных государственных образований, защитить свой язык и культуру, обеспечить их нормальное развитие. В этих демократи­ческих по сути стремлениях, к сожалению, были и есть перекосы. В частности, это проявилось в стремлении в ряде республик обеспечить приоритетные права коренной нации за счет других наци­ональностей. И это вызвало отрицательную реакцию. Возникла напряженность, в том числе и в отно­шениях, например, между русскими и представителями коренных наций. Русские вдруг почувствова­ли себя национальным меньшинством, по отношению к которому проявлена дискриминация. За годы Советской власти у русских сформировалось ощущение, что их родина — это вся страна, все соци­алистическое отечество — СССР. И именно это ощущение, подкрепленное сознанием своего истин­ного превосходства и роли «старшего брата» в семье советских народов, пришло сегодня в противо­речие с реальным статусом русских в ряде республик, где они ощутили себя не только меньшин­ством, но и меньшинством дискриминируемым. Особенно ярко это можно увидеть в странах Балтии.

Вплоть до начала перестройки о межэтнических противоречиях в СССР публично ничего не го­ворилось. Считалось, что в нем национальный вопрос был окончательно решен. И надо признать, что крупных открытых межнациональных конфликтов не было. На бытовом уровне существовали лишь межнациональные антипатии и трения.

Вместе с тем шел интенсивный процесс русификации нерусских народов.

Все это, однако, не исключало формирования латентных этноконфликтных ситуаций, обуслов­ленных ущербной национальной политикой Советской власти. Провозглашение большевиками при­влекательного, но лукавого для того времени политического лозунга о праве наций на самоопределе­ние повлекло за собой лавинообразный процесс суверенизации территорий. Однако полная реализа­ция этого лозунга была невозможной. Да большевики и не собирались претворять его в жизнь. Исхо­дя из принципа «разделяй и властвуй», они дали формальную самостоятельность в виде национально­го наименования территории лишь «опорным» нациям. Поэтому из более чем 130 национальностей, населявших СССР, около 80 не получили никаких национальных образований. Причем «выдача» го­сударственности осуществлялась странным образом. Эстонцы, например, общее число которых в це­лом по стране, согласно переписи населения 1989 г., составляло 1027 тыс., имели союзную государ­ственность; татары, численность которых более чем в 6 раз превосходит число эстонцев (6649 тыс.) — автономию, а поляки (1126 тыс.) или немцы (2039 тыс.) не имели никаких национальных образова­ний.

Фиктивные федерализация и автономизация страны с четырьмя неравноправными уровнями на­ционально-государственных и национально-административных образований (союзная республика, автономная республика, национальная область, национальный округ) на волюнтаристски нарезанных территориях, на которых исторически проживали и другие народы, заложили под национальный во­прос в СССР мину замедленного действия. К примеру, можно сказать о национальном размежевании административных границ в советских среднеазиатских республиках в 20-годах XX в., что привело к тому, что часть исконно таджикских земель с такими городами, как Бухара и Самарканд, вошли в состав Узбекистана, а часть исконно узбекских территорий вошли в состав Туркменистана и Таджи­кистана, не говоря уже о северо-западных территориях Узбекистана (большая часть Каракалпакстана, северные районы Навоийской области, приграничные районы Сырдарьинской и Ташкентской облас­тей), компактно заселенных этническими казахами, но также из-за неправильно нарезанных в свое время границ оказавшихся в составе другой республики. Последующие волевые изменения границ национальных образований и передача огромных территорий (например, Крыма в 1954 г. Украине, Каракалпакстана в 1936 г. Узбекистану) из одной республики в другую без учета исторических и эт­нических особенностей, депортация целых народов с родных земель и рассеяние их среди других на­циональностей, огромные миграционные потоки, связанные с массовым выселением людей по поли­тическим мотивам, с великими стройками, освоением целины и другими процессами, окончательно перемешали народы СССР.

По переписи 1989 г. одних только русских проживало за пределами РСФСР 25 млн. 290 тыс. че­ловек. К примеру, за пределами РСФСР русские компактно проживали и проживают на Украине, в Казахстане, Узбекистане, Беларуси, Кыргызстане, Латвии, Эстонии и Молдове.

Таким образом, национальная политика, проводимая в многонациональном СССР, сформулиро­ванная еще Лениным с помощью формального принципа «право наций на самоопределение», разру­шила старороссийскую национально-территориальную систему и поставила во главу угла не челове­ка с его неотъемлемыми правами и законными, в том числе национальными, интересами, а отдельные нации, с их особыми правами и особыми национально-властно-территориальными притязаниями, ре­ализуемыми в ущерб другим народам, нередко веками проживающим на той же территории, в ущерб общепризнанным правам человека. Национально-культурная автономия, принятая во всем мире и позволяющая без причинения ущерба другим народам удовлетворять свои национально-культурные потребности в едином общеправовом пространстве, была отвергнута большевиками, скорее всего не случайно, ибо при таком решении вопроса труднее было управлять страной.

При целостности жестко централизованного и фактически унитарного Советского государства межнациональные отношения не вызывали особой тревоги. С одной стороны, человек любой наци­ональности сознавал себя гражданином всего федерального пространства, с другой — партийные и государственные структуры твердо удерживали народы в рамках интернационализма. Даже отдель­ные националистические высказывания некоторых руководителей в союзных и автономных респуб­ликах беспощадно пресекались. Ослабление союзных «обручей» в процессе начавшейся перестройки, гласности и суверенизации национально-территориальных образований обнажили многие пороки коммунистического режима, его национальной политики и актуализировали дремлющие межнаци­ональные трения.

Силой сдерживать межнациональные конфликты было уже невозможно, а опыта самостоятель­ных цивилизованных решений без участия сильного центра у народов не было. Постепенный распад СССР спустил курок обвальным межнациональным конфликтом во многих союзных и автономных образованиях. После легального распада СССР его территория стала зоной этнического бедствия (ар­мяно-азербайджанский, осетино-ингушский, грузино-абхазский, грузино-югоосетинский, кыргызско-узбекский этнические конфликты, также этнический конфликт в Приднестровье между молдаванами и русскоязычным населением, проблема русскоязычного Крыма на Украине, русскоязычного населе­ния в странах Балтии и в подавляющем большинстве бывших союзных республик и т.д.)

Конфликтная ситуация в странах, образованных на территории бывшего СССР, обусловлена многими причинами, давними и сегодняшними, — политическими (централизм и унитаризм власти, репрессирование и завоевание целых народов), экономическими (экономический кризис, безработи­ца, обнищание), социально-психологическими, территориальными и другими. Конфликтная ситуация в большинстве случаев складывается как результирующая составляющая комплекса причин и усло­вий. Конфликт возникает тогда, когда объективно, а нередко и субъективно, межнациональные срав­нения оказываются в чем-то ущемленными, обиженными, обойденными, угнетенными; когда реше­ние многих проблем видится лишь в национальном самоутверждении.

Коммунистическая идеология, опирающаяся на репрессии, удерживала национальные конфлик­ты на уровне единичных проявлений. Ветер свободы, подувший в период перестройки, хотя и пред­полагал перемены к лучшему, но одновременно явился значительным условием межнациональной нестабильности. Поэтому первые проявления демократии, рыночной экономики и суверенизации ста­ли залогом формирования националистических, авантюристических, экстремистских, криминальных и коррумпированных сил. По словам американского политолога Д.Саймса, над которым не довлеют ни коммунистические, ни имперские идеи: «...на смену «империи зла», где основой власти были сила и принуждение, пришли несколько зол: проявление межнациональной ненависти, столкновение ам­биций различных политических элит. Миллионы людей внезапно лишились общности, . столкну­лись с нетерпимостью и экстремизмом. Кровавые войны, сопровождающиеся тысячами жертв, бушу­ют в различных частях Советского Союза».

При углубленном изучении причин некоторых межнациональных конфликтов на территории СССР можно и не найти серьезных национальных обстоятельств. Последние могут лишь окрасить в национальный «цвет» политические, социальные, экономические, территориальные, экологические и иные проблемы. Национализм в этом случае является солидаризирующей составляющей, выполня­ющей функции социального «клея». Последний в сознании конфликтующих сторон может вполне подменить суть проблемы. О ней в какой-то мере могут забыть, но помнить: наши — чужие. В такой психологической атмосфере общепризнанные многовековые законы человеческого общежития под­меняются «национальной справедливостью», а кровавые расправы над чужими становятся священной местью, которая не воспринимается преступной. Поведение одной стороны по закону зеркального от­ражения мгновенно воспроизводится другой. Обе они неумолимо вступают в жестокую схватку меж­ду собой, которая по принципу «воронки» втягивает в себя все более и более широкие массы едино-кровников. В таком круговороте пропадают правые и виноватые, а остаются лишь бедствующие — как с той, так и с другой стороны.

Преступные разборки в стихийных межнациональных столкновениях могут ограничиться массо­выми беспорядками, совершением тяжких преступлений против личности, собственности, обще­ственного порядка, а в политически и идеологически организованных — вылиться в полномасштаб­ные вооруженные столкновения. В них преступления в отношении противоборствующей стороны вершатся с утроенной энергией и с еще большим осознанием своей правоты. Убийства мирных жите­лей, захват заложников, изнасилования, грабежи, поджоги, разбои, разрушения селений, предприятий и учреждений становятся ответными. Под видом священной мести делается все, что приносит вред другой нации. Взаимоуничтожение продолжается до всеобщего умопомешательства. Новые витки на­силия становятся все более жестокими. Они стимулируются только что понесенными жертвами, но­выми обидами и целенаправленной пропагандой, заинтересованной в разжигании конфликта откры­тых и тайных сил, использующих в личных преступных целях механизм нарастания нетерпимости, агрессивности и ненависти.

При возникновении межнационального конфликта внутри одного государства, судя по горькому опыту стран, образованных на территории бывшего СССР, есть два варианта поведения официальных властей. Первый: власти, сохраняя равновесие, остаются над конфликтом, пытаясь допустимыми си­лами и средствами потушить возникший конфликт, как это, например, делалось, хотя и не без оши­бок, российскими властями в конфликте между североосетинами и ингушами. Второй: власти сами втягиваются в конфликт, выступая за сохранение территориальной целостности страны или на сторо­не титульного народа, как это наблюдалось в Азербайджане в конфликте между азербайджанцами и армянами, в Грузии — в конфликте между грузинами и югоосетинами, между грузинами и абхазами, или в Молдове в конфликте молдаван с русскоязычным населением (Молдовы с Приднестровьем). В аналогичные ситуации в конечном счете втягивались и российские власти в Чечне.

В заключение можно сказать следующее, что нерешенность национального вопроса привела к настоящему этническому бедствию, распаду страны, взаимным претензиям, обидам, конфликтам, войнам и т.д. Если в настоящее время не проводить разумной национальной политики руководителям многих постсоветских республик, то вполне возможны еще более тяжелые последствия, вплоть до распада таких государств, как Россия и Грузия и новой перекройки государственных границ между бывшими советскими республиками. 

 

Список литературы

  1. ЛунеевВ.В. Преступность в межнациональных конфликтах // Социологические исследования. - 1995. - № 4. - С. 103-107.
  2. Иванов В.Н. Межнациональная напряженность в национальном аспекте // Социологические исследования. - 1993. -№ 7.
  3. Котанджян Г.С. Этнополитология консенсуса — конфликта. - М.: Луч, 1992.
  4. Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. - М.: Политиздат, 1992.
Фамилия автора: О.Р.Булумбаев
Год: 2004
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика