Национальная интеллигенция начала ХХ века о перспективах государственного устройства Казахстана

Одной из особенностей казахской национальной интеллигенции было то, что она сформирова­лась на стыке взаимодействия и контакта двух социумов — русского и местного традиционного. Большинство представителей национальной интеллигенции получили высшее образование в учебных заведениях России, что наложило отпечаток на формирование их мировоззрения. Другое направление оформилось под влиянием Востока. Это не могло не отразиться на оформлении основных политиче­ских течений в казахской степи начала ХХ в., о чем в свое время писал и А.Букейханов: «В ближай­шем будущем в степи, вероятно, организуются две политические партии, соответственно двум поли­тическим направлениям, складывающимся в киргизской среде. Одно из них может быть названо на­ционально-религиозным, и идеалом его является религиозное единение казахов с другими мусульма­нами. Другое, западническое направление, видит будущее киргизской степи в сознательном претво­рении западной культуры — в самом широком смысле этого слова»1.

По-разному представители этих течений относились, в частности, к вопросу государственного устройства Казахстана, что окончательно оформилось в ходе революционных событий 1917-1920-х годах ХХ в. Так называемые «западники» видели будущее казахов в составе России, но России демо­кратической, свободной от монархической власти. Наиболее ярко взгляды этой части национальной интеллигенции нашли отражение в первом разделе проекта программы партии «Алаш», который на­зывался «Форма государства». Среди авторов этого проекта — А.Букейханов, А.Байтурсынов, М.Дулатов и другие. Говоря о демократической федеративной России, авторы проекта значение фе­дерации видели в «... объединении равных (подчеркнуто нами) государств». В проекте программы говорилось: «В федеративной республике каждое государство будет самостоятельным, но они будут совместно сотрудничать. Каждое из них самоуправляется». Эти тезисы напрямую пересекались с по­ложениями «Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа», принятой на III Всероссий­ском съезде Советов в 1918 г. (ср.: Советская Российская республика учреждается на основе свобод­ного союза свободных наций как федерация советских национальных республик). Авторы проекта предлагали «. парламентскую республику с двухпалатной структурой высшего представительного органа: Учредительное собрание и Государственная Дума»2. Эти положения были внове для того времени не только для казахской степи, но и для Центральной России.

Отношение новой власти к программе партии «Алаш» было однозначным: она была объявлена большевиками буржуазно-националистической. Объяснялось это нежеланием Центра признавать на­личие сильной национальной интеллигенции, способной самостоятельно вырабатывать политические документы, способной управлять политической жизнью в казахской степи, что, естественно, могло лишить партийную большевистскую номенклатуру власти в регионе. Отсюда — яростная борьба большевиков с лидерами партии «Алаш» и последующее их физическое истребление.

Еще один вариант государственного устройства Казахстана после Октября 1917 г. был предло­жен представителем другого направления национальной интеллигенции — Т.Рыскуловым. Это на­правление выросло в ходе революционного движения начала ХХ в., его представители, как правило, не являлись выходцами из зажиточных слоев казахского общества (что, в целом, было характерно для деятелей «Алаш»). Т.Рыскулова можно условно отнести ко второму течению политических сил Ка­захстана, о которых говорил А. Букейханов, условно, поскольку он действительно видел будущее Ка­захстана в составе тюркских народов, тюркских государств, но без религиозной оболочки.

Т. Рыскулов, в отличие от многих других представителей казахской интеллигенции этого време­ни, полностью и сразу принял социалистическую революцию и идеи партии большевиков по созда­нию нового пролетарского государства, и все свои силы направил на их осуществление в Туркестане.

Сам Т.Рыскулов, характеризуя казахскую интеллигенцию накануне и в период Октября 1917 г., писал: «. до революции сформировалось два течения среди казахской интеллигенции. часть ин­теллигенции во главе с Букейхановым примыкает к кадетской партии. другая часть — к панисламским течениям мусульман.»3. Себя он относил к тем представителям мусульманской интеллиген­ции, кто принял идеи социалистической революции и активно их осуществлял на Востоке.

Одним из важных вопросов Т.Рыскулов считал участие народов Востока в осуществлении идеи мировой революции. Исходя из своего понимания решения этого вопроса, Т.Рыскулов вместе с груп­пой единомышленников в 1918-1920-е годы выдвинул план создания «Тюркской Советской респуб­лики». В основе этой идеи была вера в то, что именно Туркестан должен стать отправной точкой рас­пространения пролетарской революции на Восток: «Перед нами стоит ребром упорная борьба с ми­ровыми империалистами, двигающими свои огромные силы на Восток, чтобы задавить начавшееся там национальное освободительное движение, дабы не дать возможности народам Востока сбросить иго капитала. Туркестан должен стать для Востока опытным полем господства трудящихся и тем способствовать развитию революционного движения среди восточных народов. В свою очередь, ре­волюционное движение на Востоке должно оказать решающее влияние на судьбы мировой револю-ции»4. Эта убежденность проистекала из понимания задач любой социальной революции, в том числе и пролетарской: «Каждому коммунисту известно, что социальная революция, где бы она ни зароди­лась, во главу угла своей деятельности ставит не интересы отдельной страны или нации, а преследует интересы всемирного переворота. Национальное и религиозное деление человечества, насилие одной нации над другой и деление на классы могут быть уничтожены только в мировом масштабе. Это — незыблемая основа нашей программы, основа всемирной социальной революции»5.

Другими словами, идею организации «Тюркской республики» Т.Рыскулов обосновывал желани­ем «пробудить здоровое революционное чувство в среде мусульман, которое в форме национально-освободительного движения отозвалось бы и в сопредельных странах Востока»6.

Вопрос о создании «Тюркской республики» был озвучен на мусульманской краевой конференции и нашел поддержку у представителей большинства мусульманских партийных организаций. В резолю­ции 3-й краевой мусульманской конференции «Об автономии и конституции Туркестана» это было вы­ражено следующим образом: «В интересах интернационального объединения трудящихся и угнетен­ных народов, провести путем коммунистической агитации идею уничтожения стремления тюркских народностей делиться по существу и по названию на татар, киргиз, башкиров, узбеков и т.д. и со­ставлять отдельные мелкие республики, а объединить в целях сплоченности и привлечения других тюркских народностей, не входящих в состав РСФСР, вокруг Тюркской советской республики».

Здесь следует отметить, что впервые предложение о необходимости объединения всех тюркских мусульманских народов вокруг идеи мировой пролетарской революции высказывались еще в 1918 г. на первом съезде партии коммунистов-большевиков Туркестанской республики, принявшей Поста­новление «О партийной работе среди мусульманского пролетариата». В нем, в частности, говори­лось: «1. Для привлечения широких мусульманских масс к строительству новой жизни — необходи­мо признание языка местного населения, преобладающего по всей республике, — тюркского — госу­дарственным наряду с русским. 2. Образовать при всех областных, уездных и местных совдепах комиссариаты по национальным делам для самой энергичной агитации и привлечения широких масс к советской работе.»7.

По оценке Г. Сафарова, взгляды рыскуловской группы были сформулированы довольно точно в докладной записке «полномочной делегации Туркестанской республики», ездившей в Москву в июле 1920 г. — «вся работа по поднятию Востока должна идти исключительно через посредство организо­ванных революционных сил мусульманских стран как входящих в состав РСФСР, так и не входящих в последнюю. Только опираясь на их политические и вооруженные силы и посредством их, можно двигаться на Восток.»8.

Тезисы о создании такой республики и об участии мусульман-коммунистов в осуществлении идей мировой революции дебатировались на II Конгрессе Коминтерна в Москве, где присутствовал в качестве члена российской делегации М.Султан-Галиев. Для II Конгресса Коминтерна в июне 1920 г. В. И.Ленин написал «Первоначальный набросок тезисов по национальному и колониальному вопро­сам». 16 июня 1920 г. представители Туркестана Т.Рыскулов и Н.Ходжаев, Киргизии — А.Байтурсы-нов и другие написали свои «Добавления к тезисам т. В.И.Ленина по колониальному и национально­ му вопросам», внеся изменения в 11-й и 12-й пункты и добавив 13-й пункт. Указывая в целом на не­понимание европейскими коммунистами, в том числе и русскими, специфики исторического разви­тия мусульманских народов Востока, отчего проистекает и недоверие к ним, Т.Рыскулов и его сорат­ники писали о том, что «... нельзя освобождать туземную бедноту от кабалы колонистов теми же колонистами или рукою местной власти, опирающейся на колонистов... Посылать чистейшей воды коммунистов Европы, например, в Туркестан, чтобы освобождать туземную бедноту с помощью европейских переселенцев, значит — портить этих коммунистов». По их мнению, действительное привлечение мусульманских народов к революции возможно было только при одном условии: «. если тем кукольным республикам (как выразился однажды секретарь ВЦИК Лутовинов), которые созданы на Востоке России, будут приданы более серьезный характер и значение, если трудящимся туземцам этих республик будет предоставлена возможность проявить свою инициативу в области партийной, хозяйственной и военной организаций»9. Другими словами, единственная просьба, кото­рая звучала в выступлениях мусульманских коммунистов того времени, искренне заинтересованных в успешном развитии революции на Востоке (Т. Рыскулов не был исключением), было предоставле­ние большей свободы, возможности самостоятельно решать насущные проблемы местного населения с учетом специфики их развития. В конечном итоге, — необходимость доверительного отношения к коммунистам мусульманского Востока.

Еще раз проблема создания Тюркской республики обсуждалась в сентябре того же года на I съезде народов Востока в Баку, на котором М.Султан-Галиев не присутствовал, но где его идеи, по словам А. Беннигсена и Ш.Лемерсье-Келькенсе, отстаивали казахский делегат Т.Рыскулов и предста­витель Туркестана Нарбутабеков. На съезде Т.Рыскулов говорил, что нельзя сразу рассчитывать на исключительно коммунистическую революцию на Востоке — первоначально она может принять на­ционалистический и мелкобуржуазный характер, но с необходимостью разовьется в социальное дви­жение. Говоря о необходимости соблюдения последовательности исторического процесса, Т.Рыску-лов обращал внимание на то, что сначала нужно решить вопросы колониального раскрепощения пу­тем сплочения всех демократических сил во главе с пролетариатом и крестьянством, затем — уста­новлением народно-демократического режима и только потом — переход к социализму. По сути, в данном случае Т. Рыскулов озвучил видение перспектив социальной революции на Востоке М. Султан-Галиевым, пытавшимся придать марксистско-ленинским идеям мировой революции «му­сульманское лицо». Рекомендации мусульманских делегатов были отвергнуты руководителями Ко­минтерна — Зиновьевым, Радеком, Бела Куном»10.

Интерес в данном случае представляет то, что несмотря на ярко выраженный прокоммунистиче­ский характер высказываемых соображений о необходимости мировой революции и о возможном участии в ней мусульманских народов Востока, эти идеи были однозначно и категорически отклоне­ны как участниками II Коминтерна, так и лидерами пролетарской революции в России и, прежде все­го, В.И.Лениным. Последний свое отношение к проекту группы Т.Рыскулова о создании «Тюркской республики» высказал следующим образом: «Необходимо, на мой взгляд, проект Т.Рыскулова откло­нить, проект комиссии принять»11 (речь идет о специальной комиссии, которая была создана для вы­несения решения по проекту группы Т.Рыскулова).

Объяснение такому отношению В.И.Ленина к проекту создания «Тюркской республики», кото­рой отводилась роль проводника идеи мировой революции на Востоке, мы видим в следующем: ру­ководство партии большевиков увидело в набирающем силу революционном коммунистическом движении на Востоке реальную угрозу своей власти. Поскольку именно в начале 20-х годов начина­ется процесс превращения партии большевиков в институт власти, то, вполне естественно, появляет­ся стремление к узурпации власти, отказ делить ее с кем бы то ни было. Оформление в 1922-1923 годах так называемой «диктатуры партии» привело и к отказу от идеи мировой революции в том ви­де, в каком ее высказывал В.И.Ленин накануне и в ходе революции 1917 г.: «... мы и начали наше дело (пролетарскую революцию) исключительно в расчете на мировую революцию»12. Вполне по­нятно, что все идеи мусульманских коммунистов, в том числе и Т.Рыскулова, о создании «Тюркской республики», были в русле идеи мировой революции большевиков первых лет революции. Озвучен­ные же к середине 20-х годов, они уже не учитывали изменившихся политических реалий и были ка­тегорически отклонены руководством страны. Как антипартийные и националистические, они были отвергнуты и на Пленуме Киробкома 27 января и 12-14 февраля 1922 г.

Еще раз вопрос о предоставлении регионам большей самостоятельности был поднят Т.Рыску-ловым на ХП съезде РКП(б) в 1923 г., когда, рассматривая взаимоотношения центра и национальных окраин, он предложил план создания в союзном органе национальной палаты, в которой было бы равное представительство всех национальностей на равных началах. Эта идея была поддержана М. Султан-Галиевым, который перед началом работы съезда обратился к мусульманским коммуни­стам со следующим предложением: «. мы должны на предстоящем съезде объединиться с казахами и туркестанцами, чтобы создать общий фронт и защитить наши национальные интересы»13. Эти вы­ступления в последующем послужили основанием для репрессий в отношении как Т.Рыскулова, так и М.Султан-Галиева, ставшего по сути одной из первых жертв И.В.Сталина. 

 

Список литературы

  1. Букейханов А. Избранное. — Алматы, 1992. — С. 77.
  2. Цит. по: Мухтар Қүл-Мүхаммед. «Алаш» бағдарламасы: қиянат пен ақиқат. Программа «Алаш»: фальсификация и дей­ствительность. — Алматы, 2000. — С. 164-166.
  3. Рыскулов Т. Казакстан. — М.; Л., 1927. — С. 46.
  4. Рыскулов Т. Наши задачи в Туркестане; Приветственная речь т. Рыскулова от имени Краймусбюро на III съезде Ком­мунистической партии Туркестана // Т.Р.Рыскулов. Собр. соч. — В 3 т. — Т. 1. — Алматы, 1997. — С. 227, 304.
  5. Рыскулов Т. Национальный вопрос в освещении программы РКП. Доклад на IV Чрезвычайном съезде Компартии Тур­кестана // Т.Р.Рыскулов. Собр. соч. — В 3 т. — Т. 3. — Алматы, 1998. — С. 153.
  6. Цит. по: Гафурова К.А. Борьба за интернациональное сплочение трудящихся Средней Азии и Казахстана. 1917-24. — М., 1972. — С. 103.
  7. Цит. по: Сагадеев А.В. Мирсаит Султан-Галиев и идеология национально-освободительного движения: Научно-аналитич.обзор. — М., 1990. — С. 59.
  8. СафаровГ. Колониальная революция (опыт Туркестана). — М., 1921. — С. 86-87, 110, 114.
  9. Рыскулов Т. Добавления к тезисам тов. В.И.Ленина по национальному и колониальному вопросам // Т.Рыскулов. — Т. 3. — С. 183, 185.
  10. Подробнее об этом см.: Гафурова К.А. Указ. соч.; Сагадеев А.В. Указ.соч.
  11. Ленин В.И. Замечания на проекте решения ЦК о задачах РКП(б) в Туркестане. — С. 435.
  12. Ленин В.И. Полн. собр. соч. — Т. 31. — С. 93; — Т. 42. — С. 1.
  13. Цит. по: Искакова К. IV (секретное) совещание ЦК РКП — начало деформации в советской национальной политике // Мысль. — 2000. — № 11. — С. 70.
Фамилия автора: Л.К.Шотбакова
Год: 2004
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика