Сравнительный анализ конституционных ограничений на применение уголовных наказаний в США и в Республике Казахстан

Для Республики Казахстан 2010 год, ознаменованный председательствованием в ОБСЕ, является своего рода вехой, позволяющей подвести определенные итоги существования молодого демократического государства.  В государствах, действительно намеренных соответствовать высоким международным стандартам, права человека в таких ситуациях всегда выдвигаются  на первый план.

Отношение теории и практики к вопросам личности, защите ее прав и законных интересов определяет и характеризует успехи Казахстана в построении правового, гражданского общества.

В сфере действия уголовного национального законодательства можно отметить все более возрастающую роль гуманистических начал, последовательное проведение дифференциации и индивидуализации уголовной ответственности, наказания и его исполнения. При сохранении строгой ответственности за совершение тяжких преступлений, а также в отношении лиц, упорно не желающих встать на путь исправления, осуществляется смягчение уголовной ответственности и освобождение от нее при адекватной ресоциализации лица, совершившего преступление.

Объективная оценка правовых реформ, произведенных в Казахстане в соответствии с Конституцией 1995 года, невозможна в полном объеме без  проведения сравнительного анализа национальной правовой системы с правовыми системами зарубежных стран.

Выбор Конституции США в качестве предмета исследования в данной работе объясняется ее особенностями. «Конституция США 1787 года – самая старая из писаных конституций, действующих в настоящее время, и самая старая из вырабатывавшихся  на национальном уровне» [1, с. 365]. Конституция США является жесткой, т.е. характеризующейся наличием чрезвычайно сложной процедуры  внесения изменений и дополнений. Поправки при этом вносятся не непосредственно в текст документа, а приводятся после него в качестве отдельного перечня поправок. Это позволяет наглядно проследить процесс совершенствования американской конституции. Кроме того, Соединенные Штаты Америки – это страна, активно выступающая за построение демократии, правового общества во всем мире. В рамках обозначенной темы предметом исследования является не общая характеристика правовой системы США, а узкая сфера конституционного закрепления принципов применения уголовных наказаний.

Уголовное право с его множественными запретами и жесткими видами наказания характеризуется негативным, репрессивным началом. Наказание является неизбежным последствием совершения преступления, и строгость применяемой меры должна соответствовать тяжести, степени общественной опасности преступного деяния.

Согласно ст. 38 Уголовного кодекса Республики Казахстан, «наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренном настоящим Кодексом лишении или ограничении прав и свобод этого лица. Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений, как осужденным, так и другими лицами. Наказание не имеет своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства» [2].

Восьмая поправка к Конституции США гласит, что «не должны назначаться жестокие и необычные наказания». Основываясь на этом конституционном предписании, Верховный суд США в 1972 году наложил запрет на применение смертной казни. Решение было мотивировано тем, что высшая мера наказания назначалась в те времена судьями и присяжными избирательно и произвольно. Однако позже соответствующие законы в отдельных штатах были пересмотрены, а усмотрение судей и присяжных в вопросе о назначении смертной казни было ограничено таким образом, чтобы они теперь принимали во внимание отягчающие или смягчающие ответственность обстоятельства, конкретно указанные в законе. В 1976 г. в своем решении Верховный суд постановил, что эти новые законы не нарушают Конституции. Признав, что смертная казнь является «жестоким» наказанием, Верховный суд отказался признать ее «необычным наказанием» - ни в контексте современности, ни в контексте 1791 года, когда была ратифицирована Восьмая поправка к Конституции [3, с.524].

В настоящее время 38 штатов США применяют смертную казнь как самую суровую меру уголовной ответственности.

В Республике Казахстан смертная казнь сохраняет нормативное закрепление, она «устанавливается законом как исключительная мера наказания за террористические преступления, сопряженные с гибелью людей, а также за особо тяжкие преступления, совершенные в военное время, с предоставлением приговоренному права ходатайствовать о помиловании» [4]. При этом в Казахстане с 1 января 2004 г.  действует мораторий на  исполнение смертной казни, срок которого определен следующим образом – «до решения вопроса о ее полной отмене» [5].

На сегодняшний день  исключительная мера наказания в виде смертной казни отменена лишь в 60 странах мира (Нидерланды, Исландия, Норвегия, Португалия, Франция, Австралия, Ангола, Мозамбик и др.). Еще около 30 стран  сохранили смертную казнь в законодательстве, но не применяют ее на практике  в течение 10 и более лет (Чили, Гватемала, Турция, Болгария, Латвия и др.). Наконец, свыше 100 стран мира до сих пор применяют  смертную казнь за различные категории  преступлений [6, с. 825]. В соответствии с перечисленным, если Казахстан относится ко второй группе стран, то США находится в третьей группе. Иначе говоря, ситуация с конституционным регулированием смертной казни в США и в Казахстане носит прямо противоположный характер.

Конституция США не разрешает использование  «жестоких и необычных наказаний», но большинство штатов достаточно широко использует смертную казнь. В Казахстане же Конституция прямо закрепляет виды преступлений, за которые может быть назначена смертная казнь, однако практически этот вид наказания не используется и налицо перспектива его полной отмены.

Конституционные ограничения касаются не только вопросов применения смертной казни. Заслуживают внимания рассмотрения, в частности, вопросы конфискации имущества в качестве уголовно-правового наказания.

В США различают конфискацию «in personam»  (в отношении конкретного лица) и конфискацию «in rem» (в отношении вещи).

Конфискация имущества и средств «in personam» производится в целях покарать их владельца за его прегрешения против уголовного закона и обычно предполагает предоставление государством всевозможных охранных гарантий надлежащих правовых процедур, предоставляемых обвиняемому по уголовному делу.

В отличие от конфискации «in personam» объектом конфискации имущества и средств «in rem» является «виновное» имущество, то есть имущество, которое использовалось при совершении преступления. Такие санкции являются средством правовой защиты, а не карательной мерой, поскольку их цель состоит в простом изъятии «запятнанного» имущества из оборота вне зависимости от характера уголовных санкций, применяемых к обвиняемому [3, с. 526].

В национальном законодательстве Казахстана нет подобного разграничения конфискации. Уголовный кодекс Республики Казахстан гласит: «Конфискация имущества есть принудительное безвозмездное изъятие в собственность государства всего или части имущества, являющегося собственностью осужденного. За совершение коррупционных преступлений конфискации, кроме собственности осужденного, в порядке, установленном законодательством, подлежит также имущество, добытое преступным путем либо приобретенное на средства, добытые преступным путем, переданное осужденным в собственность других лиц» [2, ст. 51].

На наш взгляд, данная норма не вполне отвечает требованиям конституционных норм. Так, статья  26 Конституции РК гласит: «Граждане Республики Казахстан могут иметь в частной собственности любое законно приобретенное имущество».  Пункт 2 этой же статьи утверждает: «Собственность, в том числе право наследования, гарантируется законом».

В соответствии с требованиями Основного Закона необходимо закрепление в уголовном законодательстве нормы о том, что конфискации должно подлежать не любое находящееся в собственности осужденного имущество, а лишь то, которое  явилось орудием, средством или результатом преступных деяний.

Американское законодательство, в данном вопросе, на наш взгляд, предоставляет больший объем гарантий прав лица, подвергаемого уголовному наказанию, поскольку, как правило, всегда ставит вопрос о защите прав «добросовестного владения имуществом».

В целом, сложно сравнивать и оценивать конституционные нормы различных стран, поскольку таковые всегда являются отражением собственных социально-политических, правовых, исторических условий, опыта и обстоятельств, сложившихся в том или ином государстве.

Вместе с тем такая оценка позволяет проанализировать возможные ситуации и варианты правового регулирования, оценить возможность применения того или иного правового опыта во внутригосударственном законодательстве. Все это, в конечном итоге, способствует обогащению и совершенствованию национального казахстанского законодательства.

 

 Список литературы

1. Конституции зарубежных государств: Учеб. пособие. / Сост. В.В. Маклаков. – М.: Волтерс Клувер, 2003. – 624 с.

2. Уголовный кодекс Республики Казахстан от 16 июля 1997 г. (с изм. и доп.). – Алматы: Юрист, 2009. – Ст. 38.

3. Бернам У. Правовая система США. – М.: РИО «Новая юстиция», 2006. – 1216 с.

4. Конституция Республики Казахстан от 30 августа 1995 г. ( с изм. и доп.). – Алматы: Юрист, 2009. – Ст. 15.

5. Указ Президента Республики Казахстан от 17.12.2003 г. № 1251 «О введении в Республике Казахстан моратория на  смертную казнь» // Юридический справочник «Законодательство»: Интернет-ресурс: www. base.kz.

Полный курс уголовного права. / Под ред. А.И. Коробеева. – В 5 т. – Т. 1. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2008. 

Фамилия автора: Ж.А. Кегембаева
Год: 2009
Город: Алматы
Яндекс.Метрика